Дорога к счастью

Джен
PG-13
Завершён
6
автор
Размер:
38 страниц, 4 части
Описание:
Отец Робин погибает в аварии, после этого они с матерью отдаляются друг от друга, и юная Робин уходит в отрыв. Зелина не знает, что с этим делать, и после очередного привода Робин в участок, она обращается за помощью к своему старому другу.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 2 Отзывы 3 В сборник Скачать

Терпению конец

Настройки текста
      Решётка, что закрывается с тяжёлым скрежетом за спиной, обыденность, которая уже давно перестала удивлять. Очередной привод, остаётся только подождать, когда же мама вырвется со смены, чтобы забрать свою непутёвую дочурку домой. Робин, знают все здешние работники. Она частенько попадает сюда, едва ли не каждую неделю, и смиренно ждёт своего освобождения.       — Прошлого раза тебе не хватило? — с укором поинтересовался темноволосый мужчина, лет тридцати, что заполнял бумажки, когда его старую знакомую вновь заключили под стражу. — Пожалей свою мать, ей и так несладко после смерти Робина.       — А мне, можно подумать, легче, — присев на скамейку и сложив руки в замок, с недовольством ответила Робин.       — Ты ещё молодая, а уже столько приводов, когда-нибудь ты доиграешься и никакой закон тебе не поможет, — с укором покачал головой полицейский, складывая отработанные документы стопкой и беря новые.       Он уже давно знал эту девочку. До смерти отца, Робин была другой, отлично училась, не хулиганила, старалась находить радость во всём. Но всё меняется, изменилась и Робин.       — Кретина, забравшего жизнь моего отца в ту ночь, закон не сильно волновал, — глухо парировала Робин, сжимая пальцы в замке. — Вылетел на встречку по темноте, а папа даже не успел понять, что происходит, как уже было поздно, — впиваясь ногтями в кожу и пытаясь задушить в себе слёзы, прошептала Робин.       Офицер хотел, как-то успокоить девушку, дать понять, что её действия не выход и не заглушат боль, как дверь вновь отворилась и на пороге показалась высокая женщина, её медные густые волосы были убраны в высокий хвост, открывая бледное вытянутое лицо и, словно погасшие, уже потерявшие всякую надежду и желание к жизни, зелёные глаза. Лёгкие морщины залегли под глазами, от переживаний, которые доставляла ей Робин своими бесконечными выходками. Бросив взгляд на дочь, женщина лишь прикрыла глаза, глубоко вдыхая и подходя к полицейскому, что-то с ним обговаривая, затем она подошла к камере, чтобы поближе рассмотреть своего нашкодившего, в очередной раз, ребёнка. Зелина понимала причину, но поведение Робин переходило уже все границы. Заметив наконец-то мать, Робин поднялась и подошла к решётке, смотря на своего надсмотрщика ожидающим взглядом. Однако, когда мужчина поднялся, чтобы достать ключи и выпустить Робин, Зелина его остановила.       — Простите, но я не стану забирать её, — холодный тон матери напугал Робин, это случилось впервые. Впервые в жизни, Зелина не стала забирать её домой.       Женщина легко считала этот испуг и, развернувшись к выходу, бросила на прощанье:       — Пусть посидит до завтра, а после я приму другие меры, — взгляд и тон давали понять серьёзность её намерений. И что в этот раз, Робин будет ночевать здесь, в участке.       Звук резко закрывшейся двери нарушил тишину, и в этот момент Робин окончательно убедилась, мать больше не простит ей ничего. Миллс-младшей стало немного страшно, никогда, прежде, с ней так не поступали, но, безусловно, в этот раз она и сама перешла черту.       Тяжёлый вздох и зарывшиеся в волосы пальцы, мысли, словно бы бились в голове. Робин хотелось плакать, кричать, вскочить и начать пинать всё, что попадётся на глаза. Выплеснуть свой страх, и никому не показывать его. Ей и правда страшно, всё пошло совсем не так, как она привыкла. Робин никогда даже не думала, что мама позволит ей остаться ночевать в участке; от того слова, что Зелина бросила перед уходом, давили ещё сильнее. Какие меры она примет? Чем это всё закончится?       Прикрыв глаза, Робин улеглась на скамейке, подложив руки под голову и согнув одну ногу в колене. Серый потолок потрескавшийся в нескольких местах, обшарпанные, а где-то и пробитые стены, и слабые лучи заходящего солнца, что освящали камеру и слепили, при попытке открыть глаза. Вскоре всё померкло, и ночная прохлада заполнила камеру, заставляя Робин сжаться в клубочек и безмолвно лить слёзы, отвернувшись к стенке. Испытания, для неё, лишь начинались.       Зелина шагала по ночным улицам, её мысли возвращались к дочери, которую она бросила там, и нельзя сказать, что Зелине было легко, оставить Робин в участке до завтрашнего утра. Вовсе нет. Поднимаясь к своей квартире, Зелина едва не выронила ключ и с трудом открыла дверь, нервы давали знать о себе. Очередная потасовка, в которой замешана её Робин. Зелина каждый раз переживала, что её могут покалечить, не дай бог убить, или даже… В прочем, каким-то чудом, Робин до сих пор отделывалась лишь небольшими синяками, и единожды рассечённой бровью. Более серьёзных последствий, от заварушек, в которые девушка так любила влезать, слава богу не проявлялось. Зато Зелина испытывала самый настоящий ужас. Её моральное состояние оставляло, более серьёзные следы, чем синяки, которые дочь приносила на себе. Аптечка постоянно была под рукой, ведь Робин приучила быть готовой к латанию ран, в любое время дня и ночи. Сбросив ключи на тумбочку и переодевшись, Зелина направилась в ванную, чтобы смыть все нервы и окончательно принять решение. С завтрашнего дня всё должно измениться, иначе ситуация дойдёт до своего апогея и расплатой, в итоге, станет искалеченная жизнь Робин.       Скрежет двери заставил поднять голову, в дверном проёме стоял тот самый охранник, с пледом и подушкой в руках. Робин, спросонок, не совсем понимала, что вообще происходит, но мягкий свет фонарика помог сориентироваться, и поднявшись на ноги, Робин забрала свой ночной комплект.       — Даже не предполагаю, почему Зелина оставила тебя здесь, но завтра утром, ты снова будешь дома, так что спи спокойно. В твою камеру никого не закроют, не бойся, — с серьёзным, но и сочувствующим лицом, шёпотом произнёс офицер, закрывая камеру и возвращаясь к своему столу.       Робин взбила подушку и накрылась шерстяным колючим одеялом, но теперь она, по крайне мере, перестала мёрзнуть. Она ничего не сказала мужчине, но была благодарна, ведь он всегда заботился о ней.       Её первый привод в участок прошёл не слишком гладко. Робин заводили вместе с каким-то пьяницей, сажали их в разные камеры, но привели одновременно. Проходя мимо девушки, наглый старик стал цепляться за её куртку, охранники тут же скрутили его, и первым, кто попытался успокоить ребёнка, стал именно он. Погладив Робин по голове, офицер оставил её рядом с собой, пока старика не закрыли, а после дал девочке попить чай и попросил у служащих не закрывать её в камере, чтобы не пугать ещё сильнее. До прихода матери Робин сидела на соседнем стуле, рядом с офицером, и что-то рисовала на свободной бумаге. Зелина была в шоке, забирая двенадцатилетнюю дочь из участка. Мелкая кража в магазине, но в связи с возрастом и только лишь первым нарушением, девочку отпустили домой.       Робин вспоминала взгляд мамы, наполненные страхом и неверием зелёные глаза, в тот день Зелина ничего не сказала дочери, только один этот шокировано-испуганный взгляд Робин хранила в памяти до сих пор. Однако, стоило ей покинуть дом, и вернуться в компанию своих друзей, как всё тут же забывалось и начиналось по новой. Робин так хотела быть значимой, ведь ей всегда казалось, что отец ценил её, куда больше, чем мама. И после его смерти, стала искать одобрения от кого-то ещё. В компании с этими ребятами она чувствовала себя дома, она чувствовала себя частью семьи, что всегда поможет ей. Но сегодня они бросили её, когда случилась облава, и Робин пришлось отдуваться самой. И несмотря на то, что её уже не первый раз бросали на произвол судьбы, Робин не могла покончить с этим общением, именно оно давало ей силы не сойти с ума, после трагичной смерти Локсли.       Зелина подняла голову и кинула взгляд на часы, поздний вечер и горящие огни города за окном, свидетельствовали, что женщина вырубилась как минимум на час. Разговор со старым другом прошёл легче, чем ожидалось, и теперь появилась возможность для реабилитации Робин, ведь он согласился забрать девушку к себе, на месяц. Зелина с улыбкой вспоминала удивлением в его голосе, её звонка явно не ждали; прошло столько лет, но они по-прежнему имеют общие темы для разговора, ведь прежде, чем обрисовать Роджерсу ситуацию, они проболтали обо всём, что касалось их прошлого, и немного вспомнили о настоящем. И вот, когда Зелина завела разговор о дочери, Роджерс с пониманием воспринял ситуацию, в которой та оказалась, и согласился помочь; к тому же, его дочь сможет составить Робин отличную компанию и, возможно, даже поможет в её перевоспитании. Зелина рассмеялась, при упоминании Алисы, ведь она так давно не виделась с ней. Она расспрашивала Роджерса, как та поживает, и мужчина охотно рассказывал обо всём, начиная от поступления в колледж искусств, заканчивая недавней подработкой репортёром в газете и получением повышения. В конце концов, они проболтали так довольно долго, и лишь закончив этот разговор, Зелина вновь окунулась в суровую реальность, которая выжигала её изнутри; помог лишь пришедший незаметно сон. Но вот и он закончился, а впереди была ещё куча дел, ведь уже утром необходимо забрать Робин из участка, собрать, объяснить ей ситуацию и, как-то заставить её, принять новую жизнь. Ведь упрямство дочери всегда ставило их отношения под удар. Протерев глаза, что не желали открываться, Зелина направилась на кухню. Она поспит, с удовольствием отоспится, но только, когда будет уверена в будущем своего единственного и самого любимого ребёнка, которого очень боится потерять.
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты