Дорога к счастью

Джен
PG-13
Завершён
6
автор
Размер:
38 страниц, 4 части
Описание:
Отец Робин погибает в аварии, после этого они с матерью отдаляются друг от друга, и юная Робин уходит в отрыв. Зелина не знает, что с этим делать, и после очередного привода Робин в участок, она обращается за помощью к своему старому другу.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 2 Отзывы 3 В сборник Скачать

Осознание

Настройки текста
      Утро принесло в комнату запах блинчиков и свежесмолотого кофе; выбравшись из тёплой постели, Робин направилась в ванную, чтобы немного освежиться под душем, а затем присела за стол, рядом с Алисой, которая торопилась на работу. Киллиан поставил перед ней тарелку с завтраком, кофе Робин налила себе сама. Устроившись за столом, Киллиан бросил взгляд на девушек, он надеялся, что приезд Робин взбодрит Алису, но надежды не оправдались. Девушки сидели за столом, даже не смотря друг на друга, Киллиан нахмурился.       Вчера они болтали и были счастливы, а сейчас, словно не замечают друг друга. Когда они успели поссориться?       Робин молча доедала свой завтрак, вчерашний ночной разговор открыл слишком много ран, и сейчас Робин пыталась взять себя в руки, чтобы снова не дать эмоциям волю.       — С сегодняшнего дня ты выходишь на работу, — прервал тишину Киллиан, уловив взгляд Робин и дождавшись её кивка, хотя в какой-то момент детектив заметил в зелёных глазах ту же скорбь, что и в день приезда. Киллиан решил отложить этот разговор на вечер. — Бель поможет тебе устроиться, а я буду забирать тебя после смены. И никаких гулянок по ночам.       Робин усмехнулась, допивая кофе, а затем подняла на Роджерса спокойный взгляд, словно все эмоции в нём смыло слезами, которые проливала вчера ночью, в её объятьях, Алиса.       — Как скажете, — низкий голос ровной волной прошёлся по дому.       Алиса даже отвлеклась от завтрака и забыла про работу, этот тон напугал её. Алиса поняла, если бы Робин сейчас кричала, протестовала, проявила свой темперамент, но она была на удивление спокойна. И Джонс это не нравилось. После вчерашнего разговора, они, безусловно, вернули доверие друг к другу. Но Алиса боялась, что все эти болезненные воспоминания начнут пожирать Робин изнутри, а она продолжит их копить, никому не рассказывая. Это могло дорого стоить Робин, и потому Джонс решила обговорить это с ней; она не надеялась на откровенность, но хотела дать понять, что всё видит. И Робин не сможет её прогнать. Теперь, чтобы ни случилось, Алиса будет рядом и всегда поддержит подругу. С этими мыслями Алиса поднялась из-за стола, улыбнувшись Робин и обняв её.       — Я зайду за тобой в обед, — утвердительно произнесла Алису, целуя Робин в щёку и отходя. А затем поцеловала отца и, попрощавшись, покинула дом.       — Удачного дня, милая, — с улыбкой попрощался Киллиан.       Робин напряглась. Алиса обладала способность вытягивать из неё всё, что она пыталась скрыть на протяжении долгих лет, от окружающих и матери. И чем не хотела делиться. Но выбора ей, явно никто не оставлял, потому поднявшись из-за стола, она в ожидании смотрела на Роджерса.       — Я подвезу тебя, Бель не будет сильно ругаться из-за опоздания, и всё же старайся с ней не ссориться.       Робин улыбнулась и покинула дом, Киллиан вышел следом и уже через пару минут они ехали по улицам города.       Ведя машину, Киллиан периодически бросал взгляд на молчаливую Робин, которая методично рассматривала пейзаж за окном, заодно знакомясь с достопримечательностями города и его жителями. Она напоминала свою маму. Киллиан с улыбкой вспоминал их бурную молодость, хотя с рождением дочери и ему, и Зелине пришлось угомонить свой подростковый темперамент и думать об их будущем.       — Смотря на тебя, я вспоминаю Зелину в молодости. Вы похожи, пусть внешне ты и пошла в отца, но характер и поведение у тебя от матери, можешь не сомневаться.       Робин оторвалась от созерцания городских построек, и непонимающе взглянула на Киллиана.       — Неужели мы можем быть, чем-то похожи? В таком случае, она бы лучше меня понимала, — обижено выплюнула Робин, переводя взгляд на приборную панель и отстукивая стопой незамысловатый ритм.       — Не суди её строго, растить ребёнка в одиночку очень непросто. Она лишь пыталась сделать всё, чтобы ты росла счастливой, и ни в чём не нуждалась.       — А в итоге, она упустила самое важное, — печально заметила Робин.       Киллиан тяжело вздохнул, с Робин и правда было сложно общаться, а уж доказать ей правду, когда та лежала на поверхности, и вовсе не возможно. Но может у Алисы выйдет лучше, с ней Робин выглядела более открытой. Киллиан припоминал, как они с Зелиной поднимали на уши весь район, поздними вечерами спасаясь от полиции за гаражами и в темноте глухих закоулков. Мать Зелины его ненавидела. Ведь после их прогулок Зелина возвращалась с синяками, ссадинами, или просто под лёгким шафе. Потому, когда за Зелиной стал ухаживать Локсли, она тут же толкнула дочку под венец. И Киллиану пришлось отступить. А вскоре он узнал о рождении Робин, и был искренне рад за женщину, да и у него самого подрастала Алиса, ради которой он был готов, даже забыть о своей подростковой любви. В конце концов, он смог стать негласной частью её жизни, особенно после развода.       Шевроле камаро плавно остановилась перед одноэтажным зданием, а на скамейке уже сидели утренние посетители ветеринарной клиники. Робин покинула машину, направляясь ко входу и в последний момент оглядываясь на Киллиана.       — Заеду вечером, не подведи меня. И не забудь позвонить, если что, — с улыбкой отозвался Киллиан и, надавив на газ, поехал в участок.       Робин перевела взгляд на ожидающих посетителей. Маленький мальчик, с белым кроликом на коленях, гладил своего питомца, а рядом сидела женщина с раскормленным рыжим котом, который изредка зевал. Робин услышала шаги позади и отошла в сторону.       — Всем доброе утро, — радостный тон заставил Робин резко обернуться.       К зданию подошла невысокая женщина, чьи густые каштановые волосы рассыпались по плечам. А голубые глаза выражали доброжелательность и радость. Кремовый шерстяной плащ завязывался поясом, а невысокие чёрные туфли отстукивали по асфальту.       — А ты, кажется, Робин, — обратившись к девушке, заметила незнакомка, хотя Робин уже догадывалась кто перед ней.       — Верно. А вы значит Бель? — попытавшись выдавить на лице улыбку, спокойно поинтересовалась Робин.       — Именно. Киллиан говорил, что тебе требуется должность. Обещал, что проблем ты не доставишь, надеюсь, тебе понравится.       Открывая дверь, Бель приветливо улыбнулась пациентам, пропуская их внутрь. А после всех зашла и Робин. Взглянув на свободную стойку с не разобранными счетами и прочей бумажной волокитой, Миллс поморщилась и сложила руки на груди.       — Мне нужно всё это перебрать?       — Не только, — проводив одного из пациентов в кабинет, заметила Бель, после чего обратилась к женщине, — подождите меня, я скоро подойду, — а затем развернулась к Робин. — Ты будешь отвечать на звонки, если кто-то захочет вызвать меня на дом. А также принимать оплату. Ну и разумеется, следить, чтобы в счетах и графиках был полный порядок. Моя постоянная секретарь мисс Рейндл ушла в отпуск, поэтому мне нужна помощь. Справишься?       Робин ещё раз взглянула на стол, а после устроилась на жёстком стуле.       — Как будто у меня есть выбор, — тихим обречённым тоном ответила Робин, перебирая разные бумаги и раскладывая ручки и карандаши по местам. Она взглянула на количество ящиков в столе, и боялась даже смотреть, какой бардак там.       А он не шутил, говоря, что у меня не будет времени на ерунду и прогулки по ночам.

***

      Время обеда подошло незаметно, когда Робин, в очередной раз, подняла глаза на входную дверь, то увидела Бель, которая накидывал на плечи куртку.       — Обеденный перерыв уже начался, у тебя есть полтора часа, можешь погулять по городу, покушать в кафетерии, или съездить домой и просто отдохнуть.       Робин лишь кивнула и улыбнулась, искренне и открыто, так как она улыбалась лишь Алисе, но Бель смогла расположить её к себе, хотя и была мало знакома. Робин потянулась и поднялась из-за стола, складывая бумаги стопкой и закидывая ручку в стакан. А в следующий момент дверь открылась, и Робин увидела довольное лицо Алисы, которое буквально говорило: Делай что хочешь, но ты идёшь со мной. Робин просто не могла отказаться.       Покинув клинику, Робин обняла подругу, застывая так буквально на пол минуты, а после переплела пальцы и улыбнулась.       — Ну, так куда мы идём? — заинтересовано спросила Робин, разглядывая бледно-голубую куртку Алисы.       Алиса очень соскучилась по Робин, ей хотелось проводить с подругой больше времени, и заодно узнавать её заново. Ведь глупо было отрицать, Робин сильно изменилась.       — В один хороший ресторанчик. Не сомневаюсь, ты оценишь.       Протянув руку в сторону Робин и почувствовав тёплые пальцы, Алиса повела подругу за собой.       Уютное кафе встретило девушек запахом жареной картошки и свежего кофе. Робин осмотрелась вокруг, небольшое помещение, заставленное столами так, чтобы между можно было спокойно пройти, на каждом квадратном столике лежало меню, а также стояли по шесть баночек с приправами и соусами. Белые кружки и прозрачные стаканы располагались вверх тормашками разделяя места. Столовые приборы лежали с правой стороны на тканевой салфетке. Вентилятор чуть шумел и практически не влиял на температуру в помещении. Квадратные старые окна добавляли света, а обшитая деревом стена удерживала на себе две головы убитых животных.       — Нравится?       — Даже не знаю. А ты уверена, что мы сможем здесь спокойно поесть, — уловив неприятные взгляды двух сидящих у окна мужчин, поинтересовалась Робин.       — Не переживай, они не сунутся ко мне, а тебя я не позволю тронуть, — серьёзно заметила Алиса, проследив за взволнованным взглядом Робин, и про себя отмечая, что чутьё у Миллс есть. — Не бойся, — взяв руку подруги в свою, уверенно сказала Алиса, — Я позабочусь, чтобы ты вернулась на работу в целости и сохранности.       Робин спокойно расположилась за столиком, беря в руки меню и смотря на цены, и только сейчас до Робин дошло: мама дала ей в дорогу всё, кроме карманных денег.       — Но у меня же нет денег. Мама пожадничала, — недовольно промямлила Робин, погружаясь в меню.       — Твою маму можно понять, не переживай, я всё оплачу. В конце концов, я же тебя пригласила.       — Но… — Робин умолкла, заметив упрямый взгляд Алисы. — Хорошо, но после первой же зарплаты я всё отдам.       — Вот и договорились, — улыбнулась Алиса, быстро пробегаюсь глазами по блюдам. — Как думаешь, отец скоро позвонит твоей маме, чтобы пригласить в гости?       Робин рассматривала блюда, парочка ей даже приглянулась, пока не последовал вопрос и она не подняла недоумённый взгляд на Алису.       — Не слишком рано, если и позвонит, то не раньше, чем через две недели. К тому же, она может отказаться. В кои-то веки, ей не нужно беспокоиться обо мне, да и я порядком устала от её беспокойств. Хотя и понимаю, их причина — я.       Алиса отложила меню, она уже всё выбрала, а Робин явно хотела чем-то поделиться.       — Но ведь ты осознаёшь проблему, и да, я знаю о причинах, но нельзя вечно жить прошлым, пусть и счастливым. А нести его горький груз в сердце тем более. Робин, ты не одна. Я готова выслушать тебя и помочь.       Робин молча сверлила взглядом баночки с соусами, а после коротко кивнула Алисе и постучала пальцами по меню.       — Я выбрала.       Алиса поджала губы и кивнула официанту, они назвали заказы и отдали меню, ожидая.       До конца обеда они просидели в тишине, Робин изредка бросала взгляд в сторону тех мужчин, и её мнение не изменилось, их взгляды по-прежнему вызывали лёгкий холодок на коже. Но когда обед закончился, Алиса поднялась из-за стола и, расплатившись по счёту, взяла Робин под локоть, о чём-то весело рассказывая и пытаясь приободрить девушку, пока они не ушли достаточно далеко и Робин не ощутила себя в безопасности. Алиса придержала её за руку.       — Не переживай, если что-то случится я всегда буду рядом. Тебе достаточно, только позвонить, до вечера, Робин, — поцеловав подругу в щёку, Алиса скрылась за поворотом, направляясь к одному из зданий и оставляя Робин краснеть посреди улицы.       Холодный ветер прошёлся по горящим щекам, вызывая на губах улыбку. Настроение вдруг стало лучше.

***

      Бель покинула кабинет, закрывая его на ключ, а затем подходя к столу и тормоша усталую Робин за плечо. Она была очень благодарна Киллиану, да, поначалу Робин немного тушевалась и косячила, но к концу дня вполне справлялась со своей работой. И Бель не сомневалась, что Миллс быстро привыкнет.       — До завтра, Робин — мягко обратилась Бель.       Разлепив глаза, Робин осмотрелась вокруг, обнаружив за окном поздний вечер, а после взглянула на, более-менее разобранные бумаги и довольно улыбнулась.       — Да, до завтра, — вежливо ответила Робин, накидывая на плечи чёрное пальто, которое весело на спинке стула.       Достав мобильный, Робин набрала номер Киллиана, который не поменялся за столько лет, чему девушка сильно удивилась.       Теперь понятно, как мама смогла так быстро организовать эту поездку, — усмехнулась Робин, нажимая вызов и ожидая ответа.       Через пол часа перед клиникой затормозил чёрный шевроле камаро, гудок заставил Робин поторопиться. Попрощавшись с Бель, Робин устроилась на переднем сиденье и улыбнулась Киллиану.       — Как прошёл первый день? Надеюсь, ты не сильно скучала.       Робин пожала плечами:       — Ничего необычного, животные милые, хозяева немного странные, а ещё Бель иногда принимает людей. Но ведь она ветеринар? У неё есть лицензия, чтобы помогать людям?       Киллиан недоверчиво взглянул на Робин, а затем усмехнулся:       — Хулиганку волнует закон? Робин, запомни на всю оставшуюся жизнь. Помощь — это не преступление. Я знаю Бель уже очень давно, и поверь на слово, она хороший врач и прекрасный человек. Будет лучше, если и ты примешь это как данность, и будешь молчать. Договорились? — приподнял бровь Киллиан, выжидающе смотря на девушку.       Робин прислонилась лбом к стеклу, слушая его речь.       — Я поняла. Буду молчать.       Киллиан облегчённо выдохнул, а затем достал из бардачка несколько купюр.       — Твой аванс, зарплату ты получишь ещё не скоро, но я очень надеюсь, что ты не станешь тратить эти деньги на ерунду, — серьёзно отозвался Киллиан, когда они остановились на светофоре. — Ты согласна?       Робин удивлённо взглянула на детектива, а после и на деньги. Она просто не понимала. Если мама ему звонила, значит она много чего успела рассказать о поведении дочери, и тем не понятнее выглядело для Робин такое доверие, со стороны Киллиана. Однако она кивнула на его слова, и забрала деньги. Она помнила о том, что за ней должок перед Алисой, но решила подкопить до зарплаты и отдать целиком. Алиса, мысли о ней вызывали улыбку, Робин и не помнила, когда в последний раз искренне радовалось чему-либо. Хотя, она радовалась приходам матери, когда сидела в участке. Но это было совсем другое.       — Как скажете.       Всю дорогу до дома Киллиан расспрашивал Робин о её рабочем дне, с улыбкой слушая, как Алиса забрала Робин на обед и познакомила с городком. Он знал, что от Алисы сложно уйти, особенно, когда его дочь просит о чём-то. А улыбка, что отражалась в зелёных искрящихся глазах Робин, заставляла Киллиана радоваться. Он был уверен, уже через неделю Робин станет легче, и возможно, она даже позвонит матери и пригласит её сюда. Киллиан уже очень давно не виделся с Зелиной, с тех самых пор, как переехал из-за работы. Если бы не Алиса, он бы отказался от повышения и никуда не поехал, но просмотрев тихий городок и узнав о нём побольше, согласился, понимая, что Алисе там будет намного лучше, чем в шумном мегаполисе. Он слышал, как Робин часто защищала Алису перед одноклассниками, которые всячески пытались задевать его девочку, из-за того, что порой она пребывала в своих мыслях, да и не сильно стремилась общаться с окружающими. Киллиан видел в этом мудрость, а не заболевание, как ему пытались навязывать некоторые педагоги. Зелина всегда тепло относилась к Алисе и часто помогала ей с уроками по домоводству, а заодно рассказывала много разных забавных историй связанных с Робин, а Киллиан в это время, играл с Робин в мяч, во дворе дома. Это было счастливое время, даже несмотря на некоторые казусы и недопонимания, Киллиан чувствовал, что они одна семья.       Алиса вернулась на пару часов раньше обычного, и засела за учёбу, но уже через пол часа спустилась вниз, готовить ужин к приходу Робин и отца. Алиса уже и забыла, когда последний раз они отцом ужинали не вдвоём. Прошло столько лет, но он даже не пытался искать встреч с другими женщинами, но и Алиса не горела желанием заводить отношения. Хотя к ней и проявляли внимание, но Джонс не видела в этих юношах тех качеств, которые бы привлекли её. Сколько бы раз они не хвастались своим доходом, или своими планами, Алиса лишь зевала со скуки на всех свиданиях, с нетерпение дожидаясь их окончания. Последний такой ухажёр, ещё долго увязывался за ней, пока она не пожаловалась отцу, доходчиво объяснив причины, и через пару дней преследования прекратились.       Курица жарилась на сковородке, в обрамление из картошки и лука, запах быстро наполнил небольшую кухню, и Алиса достала тарелки, а когда она уже села за стол, со своей порцией, дверь открылась и на пороге показались усталые Робин и Киллиан. Алиса отложила вилку в сторону и, поднявшись, побежала к ним, обнимая по очереди и целуя обоих. На Робин она повисела чуть дольше, от чего Миллс улыбнулась, похлопав подругу по спине.       — С возвращением, садитесь за стол, у меня всё готово. Только руки помыть не забудьте.       — Как скажешь, мамочка, — пошутила Робин, после чего увернулась от испачканного полотенца, которым Алиса швырнула в неё.       Киллиан лишь мирно поднял руки и удалился в сторону ванны.       Алиса улыбнулась, смеясь над шуткой Робин и радуясь, что у девушки хорошее настроение, значит их обеденный разговор смог помочь. Разложив ужин на тарелки, Алиса вытерла руки и уже хотела окликнуть задерживающихся домочадцев, как почувствовала над ухом тёплое дыхание. А после стул был отодвинут назад, и Алиса с благодарностью обернулась на Робин.       — Спасибо.       — Не за что, ты же всё это готовила, — с улыбкой откликнулась Робин, целуя Алису в щёку, прежде чем устроится за столом.       — Мне несложно.       — Согласен с Робин, без тебя, мы бы уже давно легли спать голодными, — поддержал настрой Киллиан, подмигнув дочери и принимаясь за свою порцию.       — Я бы этого не допустила.       — За это мы тебя и любим, — уверенно ответила Робин, подцепляя на вилку картошку.       Киллиан согласно кивнул, набивая рот картошкой и довольно жмурясь.       — Очень вкусно, спасибо большое, милая.       Робин тоже быстро наворачивала ужин.       — Даже мама так вкусно не готовит.       — Ты лукавишь, твоя мама и учила меня готовить. Это её блюдо, — с улыбкой заметила Алиса, толкая Робин в плечо.       — Может быть чуть лучше, но все равно лучше, — гнула свою линию Робин, раздирая курицу, пропитанную специями и жиром с гарнира.       Робин кушала и чувствовала себя в уютной тёплой компании, за обедами с матерью они, только лишний раз трепали друг другу нервы, а здесь Миллс ощущала поддержку и заботу. Киллиан с Алисой смеялись, подключая к обсуждению и Робин. Алиса подкладывала добавку и рассказывала о забавных случаях на работе. Киллиан рассказывал о раскрытых преступлениях, убийства он умело обходил стороной, чтобы не вызывать отвращения за столом. Однако, как бы уютно Робин не чувствовала себя здесь, она ощущала острую необходимость побыть наедине с собой, и желательно на воздухе, как уже давно привыкла. Потому вежливо сославшись на переедание, Робин ушла к себе, заходя в комнату и убегая через окно, ловко спрыгивая по дереву и направляясь в сторону парка.       Алиса убрала посуду и, пожелав отцу спокойной ночи, решила проведать Робин и поинтересоваться, как она себя чувствует и не нужна ли помощь. Но обнаружила лишь не расправленную кровать и распахнутое окно, из которого комнату продувал холодный вечерний воздух. Тяжело вздохнув, Алиса пошла к себе, собрав необходимые вещи и оставляя в обеих кроватях обманку для отца, в виде объёмных одеял, под которыми лежали старые игрушки. А сама спустилась вниз через окно, в спальне Робин, и включила мобильник. Утренние объятья с Робин были не совсем дружеским жестом, она повесила на плащ девушки маячок, который как-то одолжила у одного из сотрудников отца. На экране высветилась красная точка, и Алиса поспешила к парку.

***

      Вечерний ветер обдувал, позволяя не думать о проблемах, отпустить их и просто наслаждаться прогулкой в одиночестве. Сейчас Робин не хотела бы никого встретить, она чувствовала необходимость в уединении, необходимость переварить все свои страдания в одиночку и никого в них не впутывать. Алиса надеялась вывести её на откровенный разговор, но не вышло. Робин до сих пор не готова была обнажать перед Джонс свою душу; возможно, будь мама рядом, она бы могла поплакать у неё на плече, забыв обо всех своих поступках, забыв о её недовольстве, просто поплакать. Но Зелина была за много тысяч километров отсюда, и навряд ли собиралась навестить дочь до конца месяца.       Робин остановилась под ярким фонарём, отбрасывая длинную тёмную тень в сторону собравшейся компании, чей громкий смех и пошлые словечки не вызывали доверия. Пустые бутылки из-под пива и чего покрепче окружали их с трёх сторон, они едва ли не задевали их ногами. Резкий запах горького и дешёвого табака заставлял Робин поморщиться. Она могла бы выпить, но к курению испытывала резкое отвращение. Несколько раз друзья пытались ей предлагать, и всякий раз Робин отворачивалась, либо просто отходила подальше, лишь бы не дышать этим дымом. Папа никогда не курил, и маму Робин никогда не видела с сигаретой. Хотя Миллс подозревала, что после её закидонов, Зелина вполне могла начать курить. Иногда она чувствовала едва заметный запах сигарет, но он терялся за ярким цветочным ароматом духов, и Робин не заостряла на этом внимание.       Она уже хотела пойти дальше, и как можно дальше от этой компашки, когда грубоватый голос одного из парней ударил по ушам.       — Эй, ты, я никогда раньше тебя не видел. Может, представишься? — нахальный тон и взгляд заставил Робин напрячься.       — С тобой я бы даже стоять рядом не стала! — резко выбросила Робин, с ярым презрением в голосе. После чего быстрым шагом направилась в сторону выхода.       Однако захмелевшему парню такой тон не понравился. Догнав Робин, он резко схватил её за воротник, тормозя и разворачивая лицом к себе.       — А ну-ка повтори, я тебя не устраиваю, ну так у нас тут выбора предостаточно, — тон и мерзкая ухмылочка вызывала тошноту и отвращение. А когда парень перевёл взгляд на свою компанию, и те двинулись в их сторону, Робин стало страшно. — Уверен, тебе понравится, — хватая Робин за руки и сжимая, насмешливо пробасил парень. А остальные уже окружили их, смыкая кольцо. Их было около шести человек, но все они явно что-то приняли. Робин была готова закричать и позвать на помощь, но она понимала, что в такое позднее время в парке навряд ли кто-то будет гулять. Робин попыталась вывернуться и услышала, как мобильный выпал из кармана и отлетел в сторону.       Робин была уже готова заплакать, когда услышала чьи-то шаги, а затем один из компании уже лежал с вывернутым плечом, а второй получил промеж ног, третий скривился на асфальте, держась за лицо и пытаясь прочистить глаза.       — Отпусти её, через пять минут здесь будет мой отец, и вы все сядете. Не сомневайтесь, родители вам не помогут, — громкий голос нарушил ночную тишину.       Робин пыталась разглядеть своего спасителя, но парень, что удерживал её, закрывал весь обзор. Однако этот голос Робин узнала сразу.       — Алиса, — облегчение отразилось не только в голосе, но и на лице Робин.       — Алиса Джонс? Ты дочь детектива. Отпусти её, Алекс, я не хочу в тюрьму, этот Роджерс никогда не идёт ни на какие сделки. Ему бесполезно давать взятки. Я ухожу.       Робин почувствовала, как её отпустили и осела на землю, наконец-то выдыхая и давая волю слезам. Остальные медленно поднялись на ноги и побежали прочь. Алиса убрала баллончик в карман, подобрала мобильник и присела перед Робин, аккуратно прикасаясь к её лицу. Блестящие от слёз зелёные глаза заставили сердце Алисы сжаться. Притянув подругу к себе, она осела на асфальт, поглаживая Робин по волосам, спине и шепча:       — Всё хорошо, тебя больше никто не тронет, не бойся. Тебе повезло, что я решила проверить, спишь ты или нет, и смогла найти тебя. Не бойся, насчёт отца это просто байка, они всегда его боятся. Он не знает, думает мы спим как примерные девочки в своих кроватях. Но нам стоит поторопиться.       Робин немного успокоилась, хотя страх всё ещё заставлял её сердце биться сильнее. Она вцепилась в Алису, слушая тихий шёпот и молча радуясь, что Алиса проницательна, и не побоялась пойти за ней в одиночку.       — Я не знала, что ты умеешь драться. Спасибо, Алиса. И прости за это, я больше не уйду без предупреждения, — виноватым тоном произнесла Робин, отводя взгляд в сторону.       Алиса расслаблено выдохнула, слушая Робин и целуя её в макушку.       — А кто сказал, что я тебя куда-то отпущу в одиночку. Пойдём, нам пора возвращаться, — мягко ответила Алиса, поднимая Робин на ноги.       — Но ведь, окно… — вспомнила Робин, удерживая Алису за руку.       Алиса улыбнулась, крепче обнимая подругу.       — Я оставила его открытым, не волнуйся. Поспим в твоей спальне, папа не удивится. Больше не пугай меня так, отец бы не простил себе, случись с тобой что. И я тоже, — в конце фразы голос стал серьёзнее и тише. Робин почувствовала ещё большую вину. Алиса переживала за неё, не побоялась прийти на помощь, а она просто сбежала, не попросила о помощи, не попыталась даже рассказать, сбежала. Но видя подбадривающий взгляд подруги, Робин улыбнулась.       — Он просто боится моей мамы, — попыталась разрядить обстановку Робин, обнимая Алису за плечи. — Спасибо, что спасла меня.       Они поспешили домой. Робин подсадила Алису на дерево, оттолкнувшись от ствола и зацепившись за широкую ветку, залезла наверх. Алиса перебралась в спальню и протянула подруге руку, уберегая её от падения. Когда операция «ночная прогулка» успешно завершилась, девушки быстро скинули с себя верхнюю одежду, забираясь под одеяло и притворяясь спящими. Примерно через пол часа Киллиан открыл дверь спальни, обнаруживая, что девушки уснули вместе. Поправив одеяло и поцеловав их в лоб, он с улыбкой удалился к себе. Робин сжала руку Алисы во сне, не отпуская её из объятий.

***

      Вернувшись домой, после насыщенного выходного дня, Зелина устало прилегла на диван, она была очень довольна. Пакеты с новой одеждой стояли в коридоре, магазины отняли много сил, но Зелина смогла восстановиться в кафетерии, где на неё обратили внимание несколько мужчин, одному она даже оставила свой номер. Правда и не рассчитывала на что-то серьёзное. Уже очень давно она не позволяла себе такого разгула. Робин отнимала слишком много сил и времени, и Зелина понимала, что дочка просто очень скучает по отцу, и ей больно.       Приняв ванну, Зелина немного посмотрела телевизор, а затем нашла на полке альбом, в котором хранились фотографии Робин с отцом, когда она была ещё маленькой. Да, они с Робином довольно быстро разошлись, после рождения дочери, но Локсли всегда находил время, чтобы помочь своей семье. И Зелина была ему благодарна. Хотя и внимание Киллиана её радовало не меньше. В первую встречу Киллиан и Робин даже сцепились. Локсли был недоволен, что посторонний мужчина проводит время с его дочерью и околачивается возле его бывшей жены, пусть он и не имел больше никаких прав. Однако Зелина быстро их разняла. А после парочки походов в ближайший бар, Киллиан и Локсли стали неразлучными друзьями.       Пролистав альбом до конца, Зелина убрала его на полку и направилась в комнату Робин. Как бы она не устала от бесконечных выходок дочери, но Зелина не могла отрицать, она скучала по ней, куда сильнее, чем предполагала изначально. Телефон лежал на тумбочке, Зелина вязла его с собой, на случай звонка от Киллиана, но ничто не мешало ей позвонить первой, однако всякий раз Зелина отталкивала эту мысль. Случись что, она бы уже знала. Да и прошло не так много времени, чтобы беспокоиться. И все равно, Зелина хотела бы услышать от самой Робин, что у неё всё хорошо и она счастлива. С момента отъезда дочери, Зелина не трогала ничего в её комнате, лишь протирала пыль по вечерам. Плакаты с рок-группами занимали половину стены, небольшой стол был завален изрисованными листками, Робин отдыхала, рисуя в тишине, и Зелина старалась ей не мешать. В одном из ящиков лежал дневник, в котором дочь расписывала свои эмоции. Зелина никогда не пыталась смотреть в него, хотя возможно нашла бы там многие ответы. Но и без дневника, Зелина знала причину. И потому, планировала отвезти Робин на кладбище, когда та вернётся домой. Она был уверена, Робин успокоится, побывав на могиле отца и смирившись с его смертью. Ей станет легче.       Взглянув на позднее время, Зелина решила налить себе небольшой бокал белого вина, и через полчаса заснула в комнате Робин, обнимая одну из подушек.

***

      С того случая прошло две недели. И в свой выходной девушки решили погулять по городу, магазинов как в столице тут не было, поэтому Робин скучала, даже несмотря на шутки Алисы. С друзьями она всегда болталась по торговому центру или магазинам, из которых частенько что-нибудь воровала. Когда девушки вернулись домой хмурыми, Киллиан согласился вывезти их на озеро. Объятья и благодарности не заставили себя ждать, и на следующее утро Киллиан арендовал небольшую лодку, и вся семья поехала на озеро. Поначалу Робин было слегка не комфортно в лодке, она вцеплялась руками в бортики, когда судно сильно раскачивалась, особенно, когда ветер усиливался, но видя уверенный взгляд Киллиан и чувствуя объятья Алисы, Робин успокаивалась и любовалась местными пейзажами.       Выточенные серые камни притаились на берегу между тонкими, но высокими деревьями, что так выделялись на фоне гор, позади. Вся эта картинка отражалась в лазурной ряби озера, что ловила лучи солнца на ясном голубом небосклоне, переливаясь и слепя. Вода в озере была чистой и прозрачной настолько, что Робин могла увидеть плывущих под лодкой рыб. Алиса взяла со дна лодки отцовский спиннинг, готовя наживку и забрасывая его за край. Робин отодвинулась назад, давая Алисе больше пространства. Но когда Джонс резко потянуло к воде, Робин обхватила её за талию, не давая искупаться, и заодно закидывая в лодку пойманную рыбку. Она барахталась на дне, пока Киллиан не достал из рюкзака контейнер с бутербродами, отдав их девушкам, и поместил в неё рыбку, наполнив ёмкость водой.       — Это наш ужин. Молодец, Алиса, ты умничка, — тепло отозвался Роджерс, поднимая улов и улыбаясь.       — Больше ну пугай меня так, — прошептала Робин на ухо Алисе, по-прежнему обнимая её за талию и упираясь спиной в острый край лодки.       — Постараюсь, — улыбнулась Алиса, роняя из рук удочку и откидывая голову на плечо Робин.       После этого улова Киллиан поплыл обратно к берегу, и домой они ехали уставшие, но довольные. Девушки уснули на заднем сиденье, пока Киллиан неспешно вёл машину. А приехав домой, разбудил их и занялся ужином, пока Алиса с Робин разбежались по комнатам. А когда девушки спустились на запах жаренной рыбки, Киллиан накрыл стол и вышел на улицу. Вечерний воздух приятно оседал в лёгких. Достав из кармана мобильный, Киллиан набрал Зелину, присаживаясь на крыльце и рассматривая зажигающиеся окна в домах напротив. Спустя несколько минут гудки сменились приветливым знакомым голосом.       — Здравствуй, Киллиан, в последнее время ты частенько звонишь.       — Разве я огорчил тебя своими новостями?       — Нет, я рада, что ты звонишь. Учитывая, что ты позвонил, Робин снова можно поздравить. Знаешь, я не ошиблась, когда отправила её к тебе. Даже не представляю, что делала бы сама.       — Друзья для того и нужны. Робин молодец, она уже привыкла к своей работе и стала, куда общительнее. Алиса ей очень помогает, и я приглядываю за ними, по мере сил. Но ты сама понимаешь, попробуй, уследи за подростками.       — Это верно. Я вот не смогла.       — Но ты поступила верно, и сейчас у Робин есть шанс. Правда, я частенько слышу, проходя мимо её спальни, как она говорит о том, что скучает по тебе. Ей хочется, чтобы ты была рядом. Уверен, ей это только поможет. Может быть ты найдёшь время? Я встречу тебя, если надо, отпрошусь со службы, Зелина, пожалуйста.       — Я подумаю.       Гудки заставили Киллиана вздохнуть и отключить телефон.       Зелина отложила мобильный и взглянула на фотографию Робин, когда той было десять. Она стояла с улыбкой, держа в руках мяч. Зелина взяла фотографию в руки и провела пальцами по стеклу. Она не понимала, почему же её девочка так быстро выросла, не понимала, как из невинного ребёнка она превратилась в жестокого подростка, готового отстаивать свои принципы, ценой собственного здоровья. Но слова Киллиана сильно удивили её. При ней Робин всегда закрывалась и не хотела общаться, особенно если речь заходила об отце; Зелина понимала, эту рану ничто не закроет, но от того, что Робин скрывает свою боль, легче ей не станет. Поставив фотографию на место, она пошла в спальню, доставая чемодан и скидывая в него все нужные вещи. Больше она не бросит своего ребёнка.

***

      Когда рабочий день закончился, Робин по привычке потянулась и, приведя стол в порядок, покинула поликлинику. Ветер запутался в волосах, раскидывая их по плечам; укутавшись в тёплое пальто с высоким воротником, Робин быстро шагала по тротуару. Сегодня Киллиан не смог её забрать, из-за работы, его завалили новыми делами, и он собирался просидеть в них до ночи. Робин понимала его, ведь мама тоже частенько любила задерживаться допоздна, несмотря на то, что Робин часто просила её поужинать вместе. Но такие ужины удавались лишь в выходные; к которым обе подходили не в лучшем настроении и с обидами друг на друга. Потому, за долгожданным совместным ужином стояла гробовая тишина, которая рано или поздно заканчивалась, под напором эмоций.       Робин скучала по матери, и всякий раз порывалась ей позвонить; лёжа в постели и пытаясь уснуть, она вспоминала о детстве, в котором мама, хоть и была строгой, но оставалась рядом. Но всякий раз рука замирала, и Робин откладывала телефон. Она не знала, что сказать, да и зачем отвлекать Зелину от работы, она и так, наконец освободилась от обязанности переживать за Робин, и не бегать каждую неделю в участок.       Порыв холодного ветра заставил Робин придержать волосы, и взглянуть на другую сторону улицу. У кафе, в котором они с Алисой обедали на прошлой неделе, стоял какой-то парень и девушка, тёмно-синий капюшон скрывал её лицо, но Робин словно потянуло в ту сторону. Замерев на месте, она продолжала наблюдать, пока порыв ветра не сорвал капюшон, и она не увидела Алису. Парень напротив пытался приблизиться, и что-то говорил, Робин не слышала, но чувствовала, как сжимаются руки и сердце бьётся быстрее, а когда парень слишком сильно приблизился к Алисе, тут Робин, словно сорвало. Резкими шагами она пересекла улицу, зелёные глаза горели ненавистью к этому незнакомцу, а скулы напряглись. Но по пути Робин заметила недовольство Джонс и остудила сой пыл; по началу Робин хотела ему врезать, но подходя ближе и понимая, что Алиса и без того на взводе, не захотела пугать её ещё сильнее. К тому же, Робин помнила про должок. Подойдя к парочке, Робин мило улыбнулась незнакомцу, а затем притянула Алису к себе за талию.       — Привет, милая, познакомишь нас? — невинно улыбаясь, Робин решила сыграть роль.       — Так ты… — парень явно не ожидал такого поворота.       Алиса застыла на несколько секунд, но почувствовав тёплую руку, расслабилась и прижалась к Робин.       — Да, прости, это моя девушка — Робин Миллс, а ты так и не назвал своё имя.       — Я помню тебя с пятого класса, мы учились вместе, до выпуска. Как ты могла забыть?       Робин взглянула на Алису, когда та отрицательно покачала головой, и крепче обняла её, целуя в висок.       — Слушай, нехорошо приставать к чужим девушкам, — бросив холодный взгляд на парня, заметила Робин.       Но когда тот сжал кулаки, Робин решила продемонстрировать. Притянув к себе, не ожидавшую такого поворота Алису, она поцеловала её, не отпуская и даже слабо удерживая за талию, краем глаза наблюдая, как парнишка смачно плюнул в сторону и, кидаясь последними словами в их адрес, направился прочь, убрав руки в карманы.       Алиса отстранилась, чувствуя жар на щеках и удивлённо смотря на Робин.       — Что это было?       Робин отстранилась и почесала затылок.       — Мне нужно было стоять и смотреть, как он к тебе пристаёт? — приподняв бровь усмехнулась Робин.       — Нет, но неужели тебе не безразлично?       — За мной был должок, я его вернула. Только и всего.       — Но совсем необязательно было...       — Лучше бы я врезала ему? — вопросительно приподняла бровь Робин, улыбаясь. — Пойдём прогуляемся, я не думаю, что Киллиан будет сильно переживать. После всего случившегося, нам стоит проветриться.       Алиса покачала головой, беря Робин под руку и неспешно шагая вперёд. Про себя она думала, что Робин просто приревновала, и эта мысль грела Алисе сердце, ведь и ей было небезразлично на тех гадёнышей, что хотели поразвлечься с её подругой. Она понимала, Робин красивая, не важно, как она одевается, неважно как она себя ведёт, она всегда будет привлекать внимание и взгляды большинства парней и мужчин, они неизменно выделят Робин из толпы. И от этого понимая Алисе хотелось всегда быть рядом. Хотелось самой обнимать Робин, хотелось чувствовать её губы на своих, хотелось видеть этот ревнивый взгляд, ведь Робин была готова прибить того парня, но сдержалась в последний момент. Алиса это уловила, заметив Робин, когда та просто наблюдала со стороны. Как бы Алиса не пыталась отрицать, ей было очень приятно, что Робин готова защищать её, хоть она об этом и не просила.       Лампы разбавляли поздний вечер за окном, придавая гостиной уют; сидя на сером диване, Киллиан притоптывал ногой, его взгляд смотрел на живое пламя камина, что переливалось в голубых глазах. На лбу залегла морщина, а губы были поджаты. Хотя Киллиан сказал, что работы много, он нашёл способ отложить часть на завтра, в конце концов, он давал Зелине обещание: присматривать за её дочерью. А ночью, даже в их тихом городке, может быть очень опасно для юной девушки. Потому он решил забрать Робин. Однако, когда он подъехал к поликлинике, та уже была закрыта. Но какой же шок испытал Киллиан, когда, придя домой, не обнаружил в нём ни дочери, ни Робин. Он быстро кинул клич в участок, поднимая друзей на уши; проехался на машине по району и заглянул на работу к Алисе, затем пробежался по парку, но и там никого не нашёл. Раздражённый и напуганный он вернулся домой, пытаясь дозвониться до дочери, но мерзкий электронный голос сообщал, что телефон отключён. Киллиан решил остаться дома и дождаться звонка от коллег, если вдруг они что-нибудь узнают. Где-то за книгами, в высоком стеллаже, у Киллиана была припрятана бутылка виски, и чем дольше он ждал, в тишине гостиной, тем сильнее ему хотелось налить себе стаканчик, чтобы хоть немного успокоиться и не думать о плохом.       Но в следующий миг входная дверь открылась и на пороге показались две улыбающиеся девушки.       — Привет, пап, прости, что так поздно. Просто мы хотели немного подышать.       — Где вы были? Я, я... — Киллиан буквально потерял дар речи от возмущения и негодования.       — Алиса не виновата, просто некоторые не умеют принимать отказ, — уклончиво ответила Робин, выискивая в холодильнике ужин.       Но Киллиана это, только ещё сильнее взволновало.       — Уже слишком поздно, чтобы вы гуляли по городу в одиночку. Не надейтесь, что кто-нибудь прибежит спасать вас от маньяка. С завтрашнего дня вы возвращаетесь домой не позднее девяти, не важно выходной или будний день. Вы меня слышите? — сурово произнёс Киллиан, поднимаясь с дивана и обнимая дочь. — Я не прощу себе, если с тобой что-то случится, милая, а Зелина оторвёт мне голову, если что-то случится с Робин.       Алиса подмигнула Робин, которая наконец нашла в холодильнике свой ужин.       — Мы были очень осторожны, папа. Тебе не о чем переживать, — целуя отца в щёку и крепко прижимаясь к его плечу, ответила Алиса.       — Я всегда буду за вас переживать. И за тебя, и за Робин.       — И за Зелину, — как бы невзначай врезалась в их диалог Робин, наливая себе чай.       Алиса отстранилась, садясь рядом с Робин и крадя у неё один из бутербродов, на что Миллс проводила её возмущённым взглядом, набив рот едой. Мычание единственное, что услышала Алиса, устраиваясь на диване. Киллиан посмеялся про себя и пошёл наверх.       Робин же осталась с Алисой, расположившись на диване она обняла подругу за плечи, серьёзно смотря в голубые глаза.       — Если я ещё раз увижу рядом с тобой какого-нибудь парня, то ему не поздоровится.       Алиса приподняла бровь, улыбаясь.       — Не переживай, я и сама пытаюсь их избегать, но не всегда выходит, — на последних словах в голосе Алисы послышалась тоска. И Робин это уловила, прижимая подругу к своему плечу, и поглаживая по голове.       — Но теперь я никого к тебе не подпущу. Обещаю. Они могут довольствоваться, только разговорами, на большее пусть даже не надеются, — улыбаясь, полушутливо заметила Робин.       — Ты хочешь присвоить меня себе?       — Я хочу защищать тебя, обнимать, и наверстать всё то, что мы упустили в прошлом. Ты дорога мне, Алиса, и я больше не хочу с тобой расставаться.       — Если ты говоришь правду, то поделись со мной своими переживаниями, ты же мучаешься. Я знаю, что ты пытаешься казаться весёлой и радостной, но на самом деле тебе больно. Расскажи мне, пожалуйста, Робин.       Миллс взглянула на Алису, отстраняясь и сжимая её руки в своих. Слова давались непросто, периодически Робин делала паузы, потому что эмоции брали верх и грозились вылиться в слезы. К концу Алиса и сама была готова заплакать, но держалась ради Робин. Они немного посидели в гостиной, а затем погасили свет и поднялись наверх. Робин хотела пойти в свою спальню, но Алиса сжала её ладонь и не отпустила, пока они не оказались на одной кровати. Лунный свет скользил по двум силуэтам. Они лежали напротив друг друга, переплетая руки и не говоря ни слова. Им было достаточно друг друга. Алиса чувствовала, что взгляд Робин потеплел, а напряжение постепенно уходило. Алисе не хотелось бросать Робин после обеда, особенно, когда Джонс поняла, какую рану Робин пытается скрывать за своей улыбкой. Алиса поцеловала Робин в лоб, обнимая её за талию и прижимаясь ближе. Робин, в свою очередь, обняла Алису и уткнулась носом в её висок. Этой ночью никому из них не снились кошмары.

***

      Самолёт поднялся в воздух, а Зелина вспоминала о том, когда она в последний летала куда-то в одиночку. И ответ пришёл быстро — никогда. Вцепившись в подлокотники, Зелина закрыла глаза, пока самолёт не выровнялся и не прекратил так сильно трястись. После этого за иллюминатором показались горящие в закате облака, а Зелина откинулась назад, выдыхая. Робин всегда умела вывести её из себя. В первый раз, когда прибежала из школы с фингалом под глазом, а на вопрос: что случилось? Ответила, что не позволит всяким гадёнышам обижать свою подругу. Алиса очень сильно пошла в своего отца, умный озорной взгляд напоминал Зелине об их юности, а умение Алисы успокоить Робин, когда та слишком увлекалась, Зелина просто обожала.       Киллиан же всегда был рядом и поддерживал, помогая справляться со многим, особенно после внезапной смерти Локсли, но вскоре ему пришлось уехать и Зелина снова осталась одна. Робин отбилась от рук, а Зелина забыла о покое. И тем приятнее было услышать согласие Киллиана, после стольких лет он всё ещё не забыл их крепкой дружбы. Хотя, можно ли было назвать их отношения дружбой, Зелина видела, что Киллиан всегда хотел занять место Робина, а решение её матери нарушило его планы. Но похоже, от судьбы не убежишь. Да и с Локсли их жизнь почти сразу не заладилась; к дочери он относился очень трепетно, но с Зелиной постоянно цапался, и это отражалось на их браке. В конце концов, Локсли погиб, когда их уже ничто не связывало, кроме Робин. Узнав о его смерти, Зелина долго откладывала разговор с дочерью. Но, в конце концов ей пришлось найти нужные слова. Её реакцию Зелина помнила до сих пор: всегда улыбающаяся и весёлая, Робин в один момент побледнела, Зелина даже побоялась, что Робин может потерять сознание, в конце концов отец, не смотря на редкое присутствие в её жизни, был ей всё же очень дорог. Слёзы успокоили Зелину, лучше выплакаться, чем копить всё в себе. Но после той ночи Робин изменилась. Зелина заметила это не сразу, но получив первый звонок из участка, убедилась окончательно — Робин не отпустила. По ночам Зелина слышала, как Робин стряхивала одеяло с кровати и металась в кошмарах, очень часто она выкрикивала имя отца. Зелина чувствовала, как теряет связь с дочерью, они в один момент стали чужими, и возможно, будь у Зелины время, она бы нашла слова и пробилась бы через ту стену, которую Робин возвела вокруг своего сердца. Но этого времени не находилось. А Робин менялась с каждым днём. Но похоже, теперь, пришло время исправлять свои ошибки, и Зелина готова была даже стерпеть упрёки дочери, лишь бы восстановить их прежние отношения и помочь залечить эту рану.
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты