Как рождаются кошмары

Гет
R
Завершён
19
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
2 страницы, 1 часть
Описание:
Природа — машина, природа сильнее человека. Всё в ней разумно и просто. Всё объяснимо. Её законы просты и стабильны. И самый надёжный из них — это время. Циклы, распады, необратимые но повторяющиеся процессы. Оно всегда ставит всё на свои места
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
19 Нравится 2 Отзывы 4 В сборник Скачать

Nec tecum possum vivere, nec sine te

Настройки текста
Примечания:
А я просто насмотрелась на милые арты по этому пейрингу, так что прошу всерьёз не воспринимать. Дурная голова ногам покоя не даёт. В этом случае - рукам.
      Он просыпается оттого, что кровать слишком пустая. Вяло пялится на балдахин, прислушивается к тишине — Чрево всплыло пару ночей назад, снова раззинуло пасть перед очередным враз опустевшим городом, из которого пора бы выжать все соки. Сломать, словно один большой песочный замок. Впустить в трансляцию несколько помех, глуповатую песенку с бряцанием посуды, враз меняющимся изображением корабля. Яств на нем. Фарфоровом лице Леди. Всё остальное сделает паромщик и хозяйка Чрева.       План, уже переросший в быт, как бы не хотелось этого признавать. Тандем, нашедший точку равновесия и застывший на ней намертво.       Тощий приподнимается на локте, несколько секунд осматривает спальню. Вслушивается в звучание часов где-то под полом. Поднимается, берет с прикроватной тумбочки шляпу, пачку сигарет. Накидывает на плечи кимоно, почему-то даже слабо ёжится от холода. Неужели, краешек человечности снова начал выпирать под ребрами? Неужели Плоть хочет, чтобы он повторил Цикл опять? Вернулся в Бледный Город, как Уроборос ухватил себя за хвост?       Природа — машина, природа сильнее человека. Всё в ней разумно и просто. Всё объяснимо. Её законы просты и стабильны. И самый надёжный из них — это время. Циклы, распады, необратимые но повторяющиеся процессы. Оно всегда ставит всё на свои места.*       И Тощий слабо смеётся, понимая, что его место явно не здесь. Сама природа его сущности противится этому месту.       Он находит Леди на лоджии над рестораном. Она даже не шевелится, когда он заходит — лишь крепче поджимает под себя ноги, забивается в угол сильнее, словно загнанный зверь. Обнимает себя руками, смотрит на него — глаза такие же злые, как и раньше. Устало-злые. Как раз под стать мерцанию окурка, плотно сжатого между губ.       Стряхивает пепел прямо на пол, когда Тощий садится рядом. Достает из пачки сигарету, немного пододвигается, пытается закурить от её. Всматривается в лицо неприкрыто жадно — хозяйка Чрева чуть ли не впервые без маски. Глупая такая, злой ребенок, как фарфоровая куколка Учительницы.       Трогает её щеку. Гладит — нежно, осторожно ведет пальцами по скуле, задевает краешек глаза. Леди закрывает глаза, болезненно морщится, словно он этим касанием задел больной нерв. Опускате голову ему на плечо. Тощий прижимает её к себе крепче, гладит по волосам, что рассыпались по спине черной волной, в тон тем, что рассекает небольшой островок на макушке Чрева.       Не спрашивает.       Этот кошмар он выучил уже наизусть — много зеркал. Много света. Фигурка в желтом дождевике. Убить. Уничтожить. Свернуть шею, подать Гостям с яблоком во рту и медовым соусом. Поглотить самой. Не дать подобраться слишком близко, чтобы не запустить очередной оборот.       Весь мир сошелся на них колом. Нависает дамокловым мечом, щекочет острием спину. Хочет разорвать воцарившуюся стабильность, чтобы напомнить им о том, кем они были раньше. Личиной человека. Не-человеком. Даже без баланса на этом тонком лезвии между силой и настоящей человечностью.       Тощий тушит окурок о запястье. Вынимает второй изо рта Леди, тушит так же — даже не морщится от боли, отдавшейся в пястье. Опускает голову ей на колени, болезненно хмурится, слушает, как в ушах тикают ходики — совсем близко. По спине бегут мурашки, когда она гладит его по волосам, осторожно сняв шляпу. Водит пальцем по ушной раковине.       Кошмары всегда цикличны, как стрелка метронома. Подбираются, цепкими пальцами хватают за душу, и тут же уходят, стоит только тронуть рукой. И они подчиняются этому закону — покорно, без лишнего ропота и возражений.       Но даже в этом символе бесконечности находится точка соприкосновения. И они возымели наглость воспользоваться этим правом.       Тощий слабо смеется, словно слепой водит пальцами по телу Леди, словно старается заново изучить каждый её изгиб. Она сидит неподвижно — лишь смотрит вперед незрячим, голодным взглядом. И лишь на секунду касается его костяшек пальцами, когда его рука останавливается на её животе.       Кошмары цикличны. Как и вся человеческая природа. И в том месте, где что-то убывает, обязательно должно что-то прибыть.       Их общий кошмар начнется с рассветом, когда он снова очнется у разбитого телевизора глубоко в лесу. А она выйдет на балкон поприветствовать новых Гостей, ведь их идея должна жить.       И ничто не сможет им на сей раз помешать.
Примечания:
* Природа — машина, природа сильнее человека. Всё в ней разумно и просто. Всё объяснимо. Её законы просты и стабильны. И самый надёжный из них — это время. Циклы, распады, необратимые но повторяющиеся процессы. Оно всегда ставит всё на свои места. (С) - Жилец, Knock-knock.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты