Спаси меня

Слэш
NC-17
Завершён
420
автор
Размер:
169 страниц, 17 частей
Описание:
Всё шло своим чередом, пока не наступил этот переломный момент, изменивший судьбы их обоих. Он застыл на месте, когда человек посмотрел на него, удивлённо выронив:
— Кто ты?
// AU, где Итадори Юджи — ангел-хранитель Годжо Сатору.
Примечания автора:
Некоторые метки могут быть не указаны, дабы избежать спойлеры к работе.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
420 Нравится 210 Отзывы 111 В сборник Скачать

13 часть

Настройки текста
Резкий порыв ветра привёл его в чувства, открыл слишком тяжёлые веки. Перед глазами встало звездное небо, полумесяц и грозные тучи, желающие скрыть всё небо. Тело отзывалось лёгким напряжением, покалыванием в некоторых местах, но боли, на удивление, не было. Ангел растерянно сел, трогая свою грудь. Верхней части его одежды не было, зато была засохшая кровь. Раны не было и дыры тоже. Получилось выжить? Итадори удивлён, честно, очень удивлён. Когда бы ему так везло ещё, в последнее время его только неприятности и преследуют. Но он смог регенерировать и чувствует себя сейчас так хорошо, как никогда прежде. Он ощущает потоки необычной силы, льющейся в нем, но она не кажется чужеродной, наоборот, будто всегда и принадлежала ему. Юджи встал, на пробу присев пару раз. Ноги двигаются, ничего не сломано, не вывихнуто. Он просто в отличнейшем состоянии! Глупая улыбка расползлась на всё лицо, Итадори резко расправил свои крылья, взмывая вверх. Так легко, он так легко взлетел! Не чувствует ни тяжести, ни неприятных чувств, всё как раньше, может, даже лучше. Он не знал, стоит ли благодарить за это Сукуну. Всё же сделал он это, конечно же, не из благородства, которого у него точно нет. Итадори слышал, что он иногда говорил какие-то странности. Всё это очень подозрительно, Юджи казалось, что он что-то упускает, что-то очень важное... Это пугало и заставляло тревожиться, но сейчас ангел совершенно не хотел об этом думать. Он полон сил, но вместе с тем и очень устал — парадокс. Юджи взлетел ещё выше, преодолевая облака. Небо разбросило своё полотно, любезно предоставляя себя. Итадори вздохнул полной грудью, закрыв глаза. Так безмятежно, что он забывает абсолютно о всех проблемах. Сейчас он хочет лишь летать и быть свободным. От всех обязательств небес, от заморочек хранителя, от этой жизни. Но его ждут. Юджи посмотрел вниз, где-то там его человек. И уже не просто его, как хранителя. Тут другое... Итадори не сможет его бросить или оставить. Сам не сможет без него. Без его голоса, смеха, без тёплых глаз, в которых хочется раствориться, без объятий, без нежных поцелуев. Ангел коснулся своих губ, вспоминая это чувство. Хочется ещё. Больше, больше Сатору. Его Сатору. Итадори не сдержал ещё одну глупую улыбку, увеличил свою скорость, чтобы поскорее оказаться дома. Осталось совсем немного, вот, он уже видел нужное здание. Облегченно выдохнув, Юджи подлетел к окну, которое ведёт в комнату Сатору. В голове ангела проскользнула мысль, что человек спит, но нет, там горел тусклый свет, а сам Годжо сидел на кровати и что-то читал. Итадори аккуратно постучал, надеясь не напугать Сатору, но тот всё равно вздрогнул. Оглянулся на окно и в одночасье застыл, не веря своим глазам. После небольшого ступора подпрыгнул с кровати, подбегая к окну и отворяя его. — Юджи! — Сатору, — он влетел в его объятия, опускаясь на пол. — Так долго... не виделись. Я очень скучал, — шептал Годжо, сжимая ангела в объятиях, пытаясь согреть, ведь тело его было неимоверно холодным. — Я тоже, я очень соскучился, — Итадори утыкался в чужое плечо, вдыхал запах, от которого уже успел отвыкнуть. — Я люблю тебя, Сатору. — Чего это ты так резко... ничего не случилось? Годжо, хоть и с улыбкой, но видно, обеспокоено отстранился, только сейчас заметил, что почти вся грудь Итадори покрыта коркой крови. Волнение в глазах отобразилось сильнее, только открыл рот, чтобы задать тысячу вопросов. — Я, нет... это так странно? Я просто очень тебя люблю, — голос стал чуть тише, Итадори вдруг подумал, что действительно повёл себя странно. Но ангел заметил, что лицо Годжо покрылось густой краской, которую он пытался скрыть, отвернувшись. Итадори вытянул голову, чтобы взглянуть на это получше. Почему-то стало весело, будто он в чем-то победил. — Ух, какой же ты обольститель, ангелок, — прошипел Сатору, чувствуя, что переполнен тёплыми чувствами к парню. — Я тоже очень тебя люблю, — опустился за поцелуем, который не получил, так как Итадори резко отстранился, будто вспомнил о чем-то. — Э? — Мне нужно в душ. Я грязный, сам видишь, — поторопился объяснить Юджи, тем не менее думая ещё и о том, что не так давно он глотал кровь Сукуны, мало ли, как это отразится на его человеке. — Так ты расскажешь, что случилось? — Нечего рассказывать. Я получил силу, как и планировал. Это всё, что нужно знать. Итадори, как можно быстрее ушёл, успев захватить с собой одежду. Годжо остался стоять на месте, не очень довольный ответом ангела. Никогда ничего не рассказывает, такой скрытный. Явно ведь произошло ещё что-то. Сатору устало вздохнул, опустившись на кровать. Обязательно спросит подробности, но не сегодня, сегодня хотелось бы просто расслабиться. Ангел вернулся довольно скоро, выйдя опять же в одних штанах, майку, видимо, надевать не захотел. Подошел к Годжо, который сразу же потянулся руками к его талии, перехватывая и прижимая к себе. Он дышал теперь в живот ангела, смотря на него снизу вверх. — Теперь можно поцеловать? — Можно. Итадори опустился, Сатору сразу припал к его губам, жадно их сминая, показывая этим, как же он этого хотел. Юджи принимал это желание, отвечал чуть менее активно, но так же искренне. Было не очень удобно, шея затекла. Итадори снова выпрямился, начал поглаживать волосы Сатору, который прижался щекой к его торсу, крепко обнимая. — Сатору, пора спать. — Да, ты прав... — всё равно не отстранялся, сидел с закрытыми глазами. — Ложись, я сейчас приду. Годжо пришлось отлипнуть от ангела, чтобы сходить в ванную, а Итадори послушно лёг, укрываясь одеялом. Его вдруг пронзило чувство одиночества и отстранённости. Он смотрел в потолок расфокусированным взглядом. И в его сознании всплывал вопрос: что же будет с ним без Сатору? Размышления прервал Годжо, который, как только залез в кровать, так сразу прижался к парню за объятиями. Итадори тоже это нужно было сейчас, поэтому он обхватил плечи Сатору посильнее.

***

Сатору крайне недовольно смотрел на Итадори, прижимая его руки к кровати и нависая над ним. А Юджи всё отводил взгляд и молчал. Да сколько можно! — Юджи, ты так и не рассказал, что случилось, — гнул своё Годжо, пытаясь выбить из Итадори историю о том, чем он занимался последний месяц. — Да нечего рассказывать. Главное, что всё хорошо, — упрямо отвечал ангел, дёрнув руками. — Юджи, ну, это просто невозможно, ты!.. Сатору не смог договорить, потому что его вдруг нагло заткнули поцелуем. Он удивлённо распахнул глаза, растерявшись, в следствие чего расслабил руки, из которых сразу вырвались. Итадори одним ловким движением оказался сверху. — Это ещё что такое? — усмехнулся Годжо. Из его головы моментально вылетело абсолютно всё. Ангел первый раз показывает такой напор со своей стороны. Причём очень наглый, так, точно, он заткнул его! Годжо возмущённо посмотрел на Итадори. — Эй, если ты думаешь, что так меня отвлёк, то ты глубоко ошибаешься, Юджи! Сатору попытался подняться, но его прижали обратно к кровати. И снова поцеловали. Итадори начал поглаживать его плечи, чуть сжимая их. Годжо расслабился и сам не заметил, как уже начал отвечать на поцелуй. — Ты чего добиваешься? — оскалился в улыбке, с прищуром смотря на парня. — Да ничего, — пожал плечами ангел, так и продолжив сидеть на чужих бёдрах. — Да-да, конечно, — вздохнул, прикрыв глаза. — Ладно, если ты так не хочешь рассказывать мне... Сделаешь это, когда будешь готов. Юджи опустился, благодарно чмокнув Сатору в губы, но тот не позволил ему отстраниться и опрокинул на кровать, как и было сначала, нависнув над ним. Годжо целовал даже слишком требовательно, держал за подбородок, чтобы Итадори не смог отвернуться. — Что ты делаешь?.. — Юджи вбирал в себя воздух, которого стало безумно не хватать. — Я? Ха, а кто это всё начал? — ухмыльнулся, целуя парня куда-то ниже подбородка. Юджи молчал, когда Сатору начал исследовать его шею. И довольно-таки настойчиво, раньше он так неосторожно не действовал... Либо Годжо над ним сейчас издевается, то бишь мстит за те поцелуи, либо настроен серьёзно. Не выдержал этих пустых рассуждений, решив узнать напрямую: — Ты хочешь заняться сексом? Годжо остановился, удивленно вскинув голову. Сердце загрохотало в ушах, он сглотнул. Да, он сейчас приставал к нему, но даже не думал... Нет, ладно, конечно думал, но был уверен, что ангел не захочет, а уж особенно не будет упоминать это. — Юджи, боже, какой ты у меня прямолинейный, — выронил Годжо, тяжко выдыхая. — Я поторопился? Мне просто показалось, что ты... — Да-да! Не надо тут только меня извращенцем выставлять, — поторопился прервать ангела, взглянув на него. Они неловко замолчали. Итадори подумал, что всё-таки поторопился; Сатору думал, что парень точно не ошибся. — А ты... не против? — аккуратно спросил Годжо, подняв голову, чтобы взглянуть в лицо Итадори и сразу уследить какие-то изменения. — Нет, всё хорошо. Это ведь с тобой, — Юджи коснулся чужой щеки, провёл большим пальцем. — Ты, должно быть, никогда не занимался этим? Тут уж я точно у тебя самый первый? — со слишком довольным видом усмехнулся Сатору. — Не занимался. Но знание теории у меня отличное, — Итадори вдруг нажал на плечи Годжо, опять же откинув его на кровать, чтобы тот лежал на спине. — И я быстро учусь. Сатору послушно лёг. Ему стало крайне интересно, а ангелок сейчас был похож на соблазнительного демоненка. От таких мыслей Годжо выдавил из себя смешок. Внимательно смотрел на Итадори, ожидая, что тут будет делать, но тот смотрел так же на него, хотя видно было, что о чем-то думал. — Я знаю все твои слабые места. — Ты же сказал, что не смотрел, — ухмыльнулся Сатору, моментально переварив слова парня в голове. — Случайно вышло, — невинно улыбнулся Итадори, коснувшись боков Годжо, чтобы приподнять его футболку. — Можно? — Тебе всё можно, милый. Сатору игриво подмигнул, поддерживая рвение ангела. Хотя и непроизвольно напрягся, когда его футболку медленно подняли к шее. Некое любопытство загорелось в нем вкупе с нетерпением. Что же Итадори будет сейчас делать? Юджи внимательно смотрел на мерно вздымающуюся грудь, он был в небольших сомнениях, но опустился к телу Годжо, оставив первый короткий поцелуй. Получилось еле ощутимо, будто он и не коснулся губами тёплой кожи. Задерживаться на груди Итадори не стал, ведь первое слабое место Сатору — бёдра. Губы легли на слегка выпирающую из-под домашних штанов кость, Годжо вздрогнул, приподняв голову. Ангел, конечно, предупредил, что знает слабые места, но как-то всё равно неожиданно. Сжал одеяло в руке, когда Итадори немного опустил его штаны, чтобы целовать теперь внутреннюю сторону бедра. Так невесомо, что дарило щекотливые ощущения Годжо. Юджи уже не стал спрашивать разрешения, чтобы стянуть чужие штаны, ему ведь разрешили делать всё. Поэтому вещица уже была отложена в сторону, и Сатору остался в одном нижнем белье, никак этому не смутившийся. Итадори вновь опустился к бёдрам мужчины, царапнув их, когда провёл по резинке боксёров. Укусил чувствительный участок кожи прямо через ткань, услышав судорожный вздох и мычание сверху. — Вот черт... Это говорило о том, что он идёт в правильном направлении. Юджи опустился ниже, глядя на приподнявшегося на локтях Сатору исподлобья. Годжо казалось, что глаза ангела сверкали даже в этой наполненной светом комнате. Вырвался нервный смешок, когда Итадори взял его ногу, предельно нежно оглаживая. Всё в нем замерло, когда парень поцеловал его ступню. Второе слабое место Годжо. Итадори прищурился, неожиданно оставил укус, тут же вылизывая его. Сатору прикусил губу, дико смотря на это зрелище. Его возбуждало больше даже не ощущения, а то, как всё это выглядит. Безумие. Ангел, с его красивейшими крыльями за спиной — это величественное существо сейчас целует его ноги. — Твою ж, реально всё знаешь, Юджи, — упал обратно на кровать, пряча лицо в сгибе локтя. Сатору выгибался в спине, когда Итадори слишком сильно кусал. Когда облизывал пальцы, не стесняясь брать их в рот. Дыхание сперло, внизу живота, казалось, завязался такой ком, что ни в жизнь не распутаешь. Давит, очень давит. Годжо снова взглянул на ангела, с трудом приподнявшись. Потянулся рукой к его телу, решительно настроенный на ответные ласки. Огладил плечи Итадори, чуть их сжимая, опустился ниже, когда Юджи немного приподнялся для удобства самого Годжо. Пока Итадори припал к его шее, взгляд Годжо сразу покосился вниз к паху парня. Провёл рукой вдоль всего торса Юджи, ненавязчиво опуская руку на то самое место, слегка сжав. Годжо замер. На него прямо сейчас будто ледяная волна нахлынула. Мерзко на душе, дискомфорт чувствовался на кончике языка и постепенно разливался по всему телу, сбивая весь прежний настрой. У Итадори даже не встал. Сатору надавил на его плечи, отодвинув от себя. — Юджи, ты заставляешь себя? — голос серьёзный, может, с небольшой обидой, которую чувствовал сейчас Годжо. — Нет... — растерянно ответил Итадори, потерев свои губы. Он сделал что-то не так? — Честно, Юджи, я не обижусь. Это нормально, если ты не хочешь или не можешь. — Я хочу и могу, — упрямо вторил Итадори, нахмурившись. Он не понимал, в чем проблема. Разве он не делал всё правильно? Так ведь люди делают. — Ты просто делаешь, как по инструкции, — Годжо сел нормально, взявшись за ладони ангела. — Мне, конечно, было приятно. Но вот совсем не приятно, что ты от этого ничего не чувствуешь. Итадори замолчал, не зная, что ответить. Видимо, того, чего он делал — мало. Он начал перебирать в голове варианты того, что ему сейчас нужно ответить или сделать, но Годжо остановил всё это целомудренным поцелуем. Юджи готов был поклясться, что почувствовал неприятный вкус горечи на чужих губах, поэтому стушевался ещё больше. — Давай попробуем по-другому? Скажешь, если тебе не нравится или некомфортно. Или наоборот, — Сатору легонько улыбнулся, соприкоснувшись своим лбом о лоб Юджи. — Ляг на живот. Итадори немного замешкался, но выполнил просьбу, устроившись на животе в небольшом напряжении, подложил под голову руки. Сатору тоже немного помедлил, но потом положил руку на спину Юджи. Огладил её, сосредоточив своё внимание на так интересующих его крыльях. Годжо осторожно коснулся основания одного из крыльев, провёл пальцами, немного надавливая. Реакция последовала незамедлительно, Итадори волнительно шелохнулся, а крыло неожиданно расправилось, ударив удивленного Сатору. — П-прости... — голос Юджи дрожал. — Эт-то моё чувствительное место. Годжо, ещё не до конца пришедший в себя от такого поворота, растянулся в ехидной улыбке, граничащей с выраженным на лице облегчением, аккуратно отодвинув от себя крыло. Так вот, где была чувствительная зона, обещал же себе, что найдёт. В принципе, логично. Сатору на пробу надавил на место между лопаток, откуда вырастали крылья. Юджи выгнулся, беспомощно замычав в подушку, сильно зажмурив глаза. Непривычно, странно, горячо. Итадори не мог сосредоточиться ни на одном из ощущений, все они разом свалились на него, смешавшись в непонятную кашу. — Тебе нравится? — прошептал Годжо на покрасневшее ухо ангела, продолжая надавливать на спину и, на всякий случай, придерживать крыло. Юджи ответил не сразу, сначала несдержанно простонал, схватившись за одеяло, будто искал в нем спасение. — Д-да... — Ох, твой стон, я рад, что услышал его, — не переставал говорить Сатору, целуя и покусывая ухо парня. Глаза Итадори заслезились от переизбытка чувств, он громко всхлипнул на ещё один выкрутас Годжо с его крылом. Если от наслаждения умереть возможно, то Юджи определённо это сейчас сделает. Слишком сильные и совершенно новые ощущения для него. Годжо, крайне довольный собой и ситуацией в целом, опустился, чтобы коснуться спины и крыльев уже губами. Итадори, как только почувствовал влажный язык, волнительно дернулся, насторожившись. А уже через минуту приятной ласки, просто метался по кровати, надеясь, что эта сладостная пытка скоро закончится. — Сатору-у, хватит... — умоляюще протянул Юджи в очередном стоне. Годжо ухмыльнулся, но послушно отстранился, считая, что он отлично проделал свою работу, особенно если видеть все эти красные отметины. Он помог перевернуться ангелу на спину, резко выдохнул, когда увидел его покрасневшее лицо, мутный взгляд и слюну, застывшую на подбородке. Выглядит... даже слишком хорошо. Сатору довольно резко вошёл в рот Итадори своим языком. Поцелуй становился неосторожным, грязным и таким страстным, они синхронно замычали, почувствовав новый выброс адреналина. — Давай посмотрим, что ещё у тебя чувствительное, — заманчиво предложил Годжо, ведя кончиком носа от ключиц до груди парня. Юджи взволнованно выдохнул. Господи, он серьезно не выдержит, если то, что было пару минут назад, повторится. Кто же знал, что всё это настолько сводит с ума. Теперь понятно, почему людям это так нравится. Ангелы просто не понимают, что теряют, Итадори готов написать эссе с объяснением и доказательствами, что такое упускать, ну, никак нельзя! Сатору провёл языком по розовому соску, слабо прикусив его, с другим он игрался рукой, перекатывая между пальцами, оттягивая. Годжо охнул, пошатнувшись, когда его вдруг взяли в захват сильных ног и прижали к себе. Он еле успел подставить руки, чтобы не впечататься носом в грудь Итадори. — Юджи, — легонько похлопал по его бедру, после пригладив. Схватился ангел действительно сильно, вероятно, этого даже не осознав. У Сатору горло пересохло от того, что его затвердевший член сейчас упирался прямо в промежность парня и у ангела точно такая же реакция, через ткань штанов виднеется выпирающий бугорок. — Извини, — Итадори наконец расслабил ноги, опустив их на кровать, виновато улыбнулся. — Просто это... — Хорошо, да? — закончил за него Годжо, снова дотронувшись до ещё влажных сосков. — Так, что голову сносит. — А-ага... — дрожание в голосе уже стало привычным, особенно когда смотришь в эти потемневшие глаза, выражающие похоть и желание. Сатору улыбнулся на подтверждение ангела, его рука юркнула к его штанам, ухватившись за возбуждение через жесткую ткань. Итадори, который только положил руки на плечи Годжо, сжал их, напряжённо смотря вниз. Сатору отвлёкся от груди парня, начал стягивать мешающие в данный момент штаны. Итадори не противился, только приподнялся, чтобы помочь. Годжо снял сразу и нижнее белье, решив не медлить, отбросил на пол. Сразу коснулся члена, ведя вверх-вниз и наблюдая за реакцией ангела, которая была довольно-таки открытой. — Мы дойдём до конца? — голос немного сорвался, прозвучав чересчур тихо и хрипло, но Юджи наверняка расслышал. Итадори-то услышал, но голова отказывалась работать, так что ему понадобилось время, чтобы понять смысл слов. Когда Юджи заторможенно кивнул, Сатору показалось, что его лёгкие лопнули от того, насколько сильно он втянул в себя воздух. — Хорошо, я сейчас. Подожди. Годжо перед уходом чмокнул ангела в губы, поднялся с кровати, запутавшись в перевороченном одеяле, раздраженно откинул его. Ещё и по пути до ванной чуть не споткнулся об штаны, ранее выброшенные. Слишком торопился, но как тут сдерживаться. Рылся в шкафчике, попутно ругаясь под нос на самого себя за то, что ничего у него толком нет. А если и есть, то где-то очень-очень далеко, ведь последний его раз был довольно давно, особенно в его же квартире. Победно улыбнулся, когда отыскал один несчастный презерватив и баночку со смазкой клубничного вкуса, которой осталось буквально немножко на дне. Быстрым шагом направился обратно в комнату, с предвкушением осмотрев раскинувшегося на кровати Итадори. Он так очаровательно выглядит с этими взлохмаченными кудряшками, покрасневшим лицом, блестящими от слюны губами. Хотелось смотреть вечно, запечатлеть эту картину и бережно хранить. Проскользнула мысль сожаления о том, что ангел не отображается на фотографиях. Годжо подобрался к Юджи, который, как завидел его, податливо раздвинул ноги в стороны, открывая Сатору слишком сексуальный вид, еще лучше прежнего. — Ха, хоть сделай вид, что смущаешься, — губы дрогнули в похотливой улыбке, глаза метнулись вниз, руки лежали на коленях парня, поглаживая их. — Нужно? — Итадори, немного оклемавшийся за то время, пока Годжо не было, с издевательской улыбкой усмехнулся. — А мне казалось, что тебе такое нравится, Сатору. — Вот же ж, засранец, — Годжо оскалился, резко сунул руки под ноги ангела и двинулся, колени парня уткнулись в кровать у самого его лица. — Ох, какая прекрасная растяжка. Итадори в возмущении подавился воздухом, чувствуя давление и от своих собственных ног и от тела Сатору вдобавок. Больно-то не было от таких гимнастических трюков, у него и правда хорошая растяжка, но почему-то именно сейчас стало неловко. Может, потому что Годжо упирался своим возбуждением прямо ему в задницу? Ещё и в такой позе. Юджи отвернул голову, поджав губы. Сатору незамедлительно обратил на это внимание, опускаясь к покрасневшему уху, урча на него: — Ммм, всё же смутился, малыш... Лизнул ушную раковину, а потом прикусил мочку, насладившись встревоженным вздохом парня. Годжо наконец отпустил его ноги, развёл их в стороны, облизнувшись. — Нравится клубника? — вскользь спросил, собирая пальцем холодную массу. — Не знаю... Я не ел, — Итадори наблюдал за этим, ничего удивительного для него и всё-таки он почему-то напрягся. — Ой, точно. А хочешь попробовать? Годжо поднёс испачканный палец ко рту ангела, тот скептично глянул на мужчину. Сатору засмеялся, собравшись убрать свою руку, но Итадори перехватил её. Юджи не совсем уверенно облизнул палец, после вбирая его в рот, посасывая, доходя до самой ладони. Взгляд из-под опущенных ресниц покосился на Годжо, который жадно наблюдал за всем этим, боясь упустить какую-то хотя бы малейшую деталь. Пальцы то у него довольно длинные, а Юджи взял их в рот полностью и так чертовски пошло причмокивал сейчас. — Не вкусно, — вынес вердикт ангел, когда убрал от себя руку, за которой потянулась ниточка слюны. — А выглядело вкусно, — до сих пор немного шокированный выразил своё мнение Сатору. — Тебе... нормально, это... пальцы длинные, а ты... Мысли как-то разом улетучились из головы, слова крутились вокруг, да связаться воедино никак не хотели, так что получилась какая-то непонятная мешанина. Он нахмурился на самого себя. Итадори же изогнул бровь, сомневаясь правильно ли понял Сатору. — Ты имеешь в виду, что у меня должен быть дискомфорт от этого? — когда увидел нерешительный кивок, продолжил. — У меня нет рвотного рефлекса. Нет, серьёзно, Сатору сегодня скончается. Всё, покупайте гроб, у него остановилось сердце. В его широко раскрытых глазах уже можно было заметить какие-то мелькающие фигуры, будто он продумывал сценарий к чему-то. На самом деле, понятно к чему. — О чем ты там уже думаешь, — Юджи наигранно возмутился, легонько хлопнув Годжо по плечу. — Ну, когда-нибудь ведь можно... — вырвался из своих прекрасных фантазий в не менее прекрасную реальность. — Хм-м, — Итадори уставился в потолок, будто усиленно думал сейчас над самым важным вопросом в жизни. — Да, когда-нибудь можно. Годжо безумно уставился на него, фантазии приобрели более яркие краски. Кажется, он возбудился ещё сильнее, хотя это должно быть невозможным. Нетерпеливо обмазал пальцы в смазке, придвинул Итадори ближе к себе. — Я начинаю? — уточнил, сжимая бедра ангела. Юджи кивнул, немного поерзал, постаравшись расслабиться. Первый палец входил с натугой. Итадори морщился, чувствуя себя странно от того, что внутри него находилось что-то постороннее. Поцелуи Сатору и ненавязчивые поглаживания отвлекали, вроде должны были успокоить. Но всё же это не слишком помогало уменьшить дискомфорт и боль. Совсем уж неприятно, Итадори надеялся, что потом будет лучше. Второй палец протиснулся так же тяжело, Сатору тихо выругался, услышав шипение со стороны ангела, остановился, но пальцы не вытащил. Поднялся к лицу Юджи, целуя в щеку и дрожащие ресницы. — Может, не будем? — спокойно спросил Годжо, оставив ещё один поцелуй у виска. — Нет-нет, всё нормально, — выдавил из себя Итадори, сжимая челюсть и тут же разжимая. — Просто помедленнее, пожалуйста... — Говори, если что-то не так. Я сразу остановлюсь, — прошептал Сатору, потеревшись носом о горячую шею парня. Юджи промычал в знак согласия и перенёс руки на плечи Годжо, сильно сжимая их, когда пальцы мужчины вновь пришли в движение. Итадори зажмурил глаза, абстрагируясь от всех ощущений. И не такое ведь испытывал, было намного больнее, но всё-таки неприятно. Когда вошёл третий палец, боль начала совсем немного утихать, хоть и дискомфорт ещё не пропал. Он просто старался сосредоточиться на более приятных моментах, а именно на нежных ласках Годжо, который искренне хотел подарить ангелу только хорошие и приятные ощущения. Итадори почти плавился под всеми этими многочисленными поцелуями и покусываниями. Наконец Сатору закончил, несколькими движениями стянул с себя бельё, откидывая его на край кровати. Член от возбуждения пульсировал, Годжо быстро расправился с упаковкой для презерватива, раскатал его по стволу, тот в нетерпении дернулся, когда оказался уже у растянутого входа. Годжо взялся за руку Итадори, переплетая их пальцы в крепком замке. — Я сейчас войду, ты готов? — Сатору поцеловал тыльную сторону ладони ангела. — Да, — хотя он не уверен, что готов, в самом деле, размеры у Годжо немаленькие, даже страшно становилось. Сатору вошёл совсем чуть-чуть, буквально головка только и протиснулась, далее уже было тяжеловато. Он шумно просипел через плотно сжатые зубы, так же сильно его сейчас сжимали внутри, не давая продвинуться дальше. Итадори и сам почти не дышал, напряжение достигло пика, он понимал, что надо расслабить мышцы, но не мог. — Хей, солнышко... — от такого вдруг нежного тона Юджи вздрогнул, раскрыв глаза и уставившись на Годжо, преимущественно в его глаза. Его взгляд был таким... он будто смотрел на самое дорогое сокровище, что есть в его жизни. Итадори покраснел. — Всё хорошо, я подожду, — Годжо погладил большем пальцем ладонь парня, их руки до сих пор сцеплены вместе. — Люблю тебя. Ты такой красивый, — он снова начал заваливать ангела поцелуями в самые разные места. — Очаровательный, просто прекрасный. Итадори краснел всё сильнее, чувствуя, что уши и шея просто сгорают. Такого количества комплиментов в свою сторону он ещё не слышал никогда. До чего же приятно, сердце трепещет. Незаметно для Юджи, Сатору двинулся, входя уже наполовину. Двигаться значительно легче от того, что Итадори наконец успокоился, так что в скором времени он принял Годжо уже полностью. Сатору что-то прошептал, Итадори не разобрал что, его уши будто заложило. Годжо застыл, привыкая и в особенности давая привыкнуть Юджи. Хотя и хотелось уже начать и как можно быстрее, сильнее, но стоит потерпеть, чтобы не приносить боли своему любимому. Хотелось наоборот доставить ему только наслаждение. — Сатору, — Итадори дёрнул мужчину за руку, вырывая из раздумий. — Можешь двигаться. Повторять дважды Годжо не надо, он медленно вытащил член, после осторожно войдя на всю длину, больше практически не чувствуя каких-то проблем с проникновением. До сих пор туговато, но уж не так, как было в начале. Итадори выгнулся в спине, когда Сатору начал медленно двигаться туда-сюда. Ощущения непередаваемые, его будто каждый раз задевали по какому-то чувствительному узелку, всё больше его развязывая, чтобы потом все эти чувства разом вылились на него. — Ха, Сатору, Сатору... — имя само собой вырывалось с губ, будто это только слово он и знал, но оно так идеально сейчас подходило, лишь это хотелось шептать или наоборот выкрикивать, прерывая собственные стоны. Годжо громко простонал с утробным рычанием, когда ангел начал подмахивать бёдрами в такт ему. Движения начали быть беспорядочными, быстрыми, пошлый звук шлепков отскакивал от стен, врезаясь в уши. Сатору вдруг замедлился, начав входить развязнее, затягивая моменты. — Ты просто не представляешь, как горячо внутри тебя, как чертовски туго, Юджи, — проговорил Годжо между резкими вздохами. — Господи, как хорошо. Тебе хорошо, Юджи? Тебе нравится, как я трахаю тебя? Он снова ускорился, выбивая из ангела последний воздух и слова, застывшие на кончике языка. С незлой издёвкой ухмыльнулся, сжав пальцы на бёдрах парня до белых следов. — Ну же, малыш, нравится, как я вхожу в тебя? — не отставал Сатору, прекрасно понимая, как тяжело сейчас говорить Итадори. — Блять, Сатору... — только и смог выкрикнуть Юджи, снова не сдержав стона. — Ах, не положено сквернословить ангелочку! — неправдоподобно удивленно проронил Годжо, после хмыкнув. — Нехороший мальчик. Для Итадори это было уже слишком. Это прозвище как-то по-особенному ударило в голову, заставив до боли прикусить губу и в удовольствии замычать. Он никогда не признает, что ему это понравилось, но Сатору всё видит, перед ним ангел сейчас, как открытая книга. — Ангелам и трахаться не положено, — стал довольно резок в выражениях Юджи. — Но один наглый человек решил... ха, посягнуть на святое!.. — Ну, запретный плод всегда сладок, — промурчал Годжо, сделав довольно резкое движение и зачем-то застыв. Итадори недовольно нахмурился, ударив Сатору пяткой. Годжо звонко засмеялся, решив больше не дразнить ангела, просто продолжил. И самому хотелось бы почувствовать долгожданный оргазм. Юджи вновь обвил бедра Сатору ногами, но теперь уже рассчитывал силу. Тело начало мелко дрожать, предвещая новый всплеск эмоций. Он тихо всхлипнул, чувствуя, что подходит к пределу, краем уха уловил довольные стоны Сатору. Итадори с вскриком приподнялся, сжавшись, когда Годжо начал входить слишком быстро. Ещё чуть-чуть, совсем немножко и он не выдержит. Юджи схватился за спину мужчины, ногти проехались по нежной коже, оставляя красные полосы. Сатору прошипел, почувствовав жжение на спине, но это совсем не больно, только больше сводит с ума. Он коснулся члена парня, проведя по нему пару раз, этого хватило, чтобы довести Итадори. Он кончил себе на живот, моментально расслабляясь и опуская руки на кровать. Грудь часто приподнималась, пока Годжо опустился к его шее, сильно её кусая. От того, что ангел не слабо его сжал, Сатору хватило только ещё на парочку решительных движений, и он излился практически следом за Юджи. Вытащил свой член сразу же, как только пришёл в себя, завязывая презерватив и кинув его на пол. Своей же футболкой вытер грязный торс ангела и выкинул её туда же. Годжо виновато огладил след от укуса на шее Итадори, хотя ему определённо нравилось, как это выглядело. Юджи лежал без сил, вообще не шевелился и делать этого заметно не хотел, только приоткрыл глаза, поглядывая на копошащегося Сатору. Тот подполз ближе. — Ты в порядке? — рука Годжо скользнула к торсу ангела, чтобы огладить его. — Угу, — лениво отозвался Итадори, энергия медленно возвращалась назад. — Ну, и как тебе первый раз? — задал вопрос с довольнейшей улыбкой. — Боюсь, я не найду цензурных слов, чтобы описать это... — прошептал Юджи, хмурясь. — В хорошем смысле. — Конечно, а как иначе, — чмокнул в щеку и встал с кровати. — Я приготовлю ванну. Полежим вместе? Итадори согласно промычал, кивая. Когда Годжо ушёл, лежал ещё пару минут, после всё же поднявшись, чтобы сесть. В пояснице немного неприятно тянуло, но было терпимо. Пошёл в сторону ванной, встретившись с Сатору, который, видимо, шёл в комнату, чтобы позвать его. Итадори первым лёг в горячую воду, так, чтобы крылья были за пределами ванной. Годжо опустился между его ног, роняя голову на плечо ангела, пришлось немножко опуститься для этого. Юджи коснулся губами затылка Сатору. — Ммм, так хорошо, — прошептал Годжо с закрытыми глазами, почти растворяясь в воде и объятиях Итадори. Повернул голову, чтобы легонько поцеловать Юджи в губы. — Люблю тебя, моё сокровище, — тихо усмехнулся, когда увидел румянец на щеках ангела. Итадори что-то пробурчал, сжал талию Годжо сильнее, спрятав своё красное лицо в его плече. Хотелось бы, чтобы так хорошо было всегда. Только он и Сатору. И больше Юджи ничего не нужно.
Примечания:
Ну что, дорогие мои, мы сегодня хорни
( ̄▽ ̄;)
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты