Stay

Слэш
PG-13
Завершён
4
Пэйринг и персонажи:
Размер:
10 страниц, 4 части
Описание:
Серим, Хёнджун и их отношения.
>'Cause you're everything I need
Примечания автора:
Сборник по канону, который может будет пополняться, а может и нет. Части названы ориентировочным таймлайном происходящих событий. Если будут какие-то сильные несостыковки с реалом, разрешаю в меня тыкать.
(эти дети сломали меня целиком и полностью)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

июнь 2020

Настройки текста
Хёнджуна не воспринимают всерьёз. Вот так просто – для всех окружающих он лишь милый малыш с солнечной улыбкой, иногда даже выигрывающий звание главного макне у реального макне, Сонмина. И это не может не бесить. Хёнджун зубы сжимает и тренируется до изнеможения, до полного онемения тела, только чтобы на следующий день кто-нибудь из хёнов сказал ему, что он миленький, когда танцует. Вот так, да. М-и-л-е-н-ь-к-и-й. И хотя никто никогда не принижал его танцевальных навыков, уважая хотя бы за это, но получить хоть раз серьёзную похвалу от этих хёнов – это уже почти несбыточная мечта. Он считает, что уже давно вырос из того эмоционального подростка, который не мог сдержать слёз из-за любой неудачи. Ему не стыдно за свою эмоциональность, никогда не было. Как и не стыдно за тот образ, что в большинстве случаев видят фанаты. Ему нравится быть милашкой на камеру, вызывая умиление у всех вокруг – он не делает этого специально, просто так получается. Но ему не нравится, что его экранный образ полностью затмевает его настоящего. Очень серьёзного, вообще-то, Сон Хёнджуна, который разбиться в лепёшку готов, чтобы только не стать обузой для своих одногруппников. Кто бы что ни говорил, он не был милым двадцать четыре на семь. Но когда он от усталости во время тренировки ошибается, всё, что слышит: – Ничего страшного, милашка, – и рычать хочется. Он никогда не скрывал, что иногда может и взорваться – его эмоциональность выражалась и так, горящим пламенем чувств. Поэтому однажды он не выдерживает. Он бесконечно устал и ещё более бесконечно обижен на то, что в нём не видят его самого. – Да пошли вы нафиг со своим милашкой, – шипит он на очередную попытку одногруппников потискать его за щёки. Шипит тихо, но зло. Устало и, возможно, немного обречённо. Отталкивает руку Убина, обходит недоумённого Вонджина стороной и пулей вылетает из тренировочной комнаты. Ему очень нужно остыть. Холодная вода немного проясняет мозги, накрывая запоздалым чувством вины. В конце концов, хёны не со зла – и да, они всё ещё его хёны. То, что позволяет с собой Вонджин, не обязательно позволит тот же Убин. Или, скажем, Серим. – Вот ты где, – стоит о нём подумать, Серим тут же оказывается рядом. Он каким-то непостижимым образом всегда чувствует состояние Хёнджуна, пытается тот его скрыть или нет. И Хёнджун был бы ему благодарен, если бы Серим не был предводителем движения: «а давайте звать Джуни милашкой всегда-всегда». – Джун-а, если тебе нужен перерыв... – Мне не нужен «перерыв», – резко передразнивает он и тут же жалеет, опуская голову. – Прости, хён. – Хёнджун, скажи мне, что случилось? – в голосе Серима искреннее волнение, и злость на весь мир уходит постепенно как-то сама собой. Только у лидера получается так – успокаивать одним своим присутствием. С ним у Хёнджуна самые, наверное, неопределённые отношения. Они близки как никто другой, но чем больше дней проходит с официального объединения их в одну группу, тем сложнее понимать, кто же всё-таки он для Серима. Любимый донсен? Лучший друг? Или всё-таки что-то за пределами этих категорий? – Неужели я для вас не больше, чем просто милашка? – обида всё же прорывается наружу, и Хёнджуну впервые за последние полгода хочется натурально расплакаться в голос от того, как всё глупо получается. Он не хотел об этом говорить, хотел, чтобы хёны поняли сами, и всё-таки. Он в общем туалете в здании их компании говорит с человеком, с которым, на самом деле, меньше всего хотел говорить об этом. Потому что до дрожи в усталых конечностях страшно услышать ответ. Страшно услышать какие-то отговорки и фальшивые заверения, что это не так. Страшно вновь почувствовать себя не более, чем бесполезным ребёнком, который не может ничего, кроме как быть милым. – Джун-а... – Сериму нравится звать его по имени, Хёнджун давно это знает, но такие интонации он, наверное, за всё время знакомства слышит впервые. Такая растерянность и недоумение, что невыступившие слёзы резко высыхают. Шокировать лидера – да у Хёнджуна открылся новый талант, можно самого себя поздравить. – Ты серьёзно? Нет, ты... Чёрт, Джуни. – Я не чёрт, – это вырывается как-то само, и спустя одно длинное неловкое мгновение Хёнджун смеётся вслед за Серимом. Он бы мог сказать сейчас: «не забивай себе голову, это не важно». Но на самом деле – важно, более чем. – Ты не чёрт, ты ангел, – Серим подходит ближе, растрёпывая мокрую от воды чёлку Хёнджуна, и тому не хочется отталкивать его руку. Возможно, потому что в этом жесте нет ничего такого, что обычно Хёнджуна бесит. Только нежность и странная заботливость. – Джуни, мы все тебя очень любим и уважаем. И ты для нас точно не просто милашка, ты очень важная часть группы. Ты талантливый, заботливый и ответственный. И порой излишне трудолюбивый. Не думай, что этого никто не замечает. – Ну, возможно, хён замечает, – тихо произносит Хёнджун, растроганный искренними словами. Возможно, он действительно немного глупый, что за своим раздражением не замечал того, о чём говорит Серим. Но, возможно, эта действительность существует только для него. Не зря же именно он лидер. Ему положено замечать больше, чем кому-либо ещё. – Я всё вижу. И твою ненавязчивую заботу, и твои ночные побеги из общежития на тренировки. Но вот твоих самых важных эмоций я даже не заметил. Мне жаль, – Хёнджун качает головой. У Серима и без него проблем много, и последнее, чего он хотел, добавлять ему новых. – Это мне жаль, я не должен был поднимать эту тему, – Хёнджун успокаивается уже совсем, и больше всего ему хочется уже закончить этот разговор, вернуться на тренировку, извиниться перед всеми и забыть это всё как страшный сон. Он столько времени терпел это относительно спокойно, вот что ему стоило потерпеть ещё немного?.. – Наоборот. Тебе стоило поговорить со мной об этом раньше, – он вздыхает. – Ты мне доверяешь, Джуни? – Конечно, – отвечает он без сомнений. Он Сериму жизнь свою доверить готов, и всё-таки, пожалуй, его сокровенные эмоции оказались для него тем, чем он был не готов делиться даже с одним из самых важных людей. – Но... в общем, хён, давай просто вернёмся? Ребята, наверное, волнуются. Серим явно хочет сказать что-то ещё, но в итоге соглашается. Он пропускает Хёнджуна вперёд, и тот чувствует чужие руки на своей талии. – Хён? – Хёнджун останавливается в дверях, вопросительно глядя на Серима, но тот только улыбается и предлагает идти дальше. – Вообще-то, так не очень удобно ходить. Ему его собственное ворчание самому кажется слишком чересчур милашным, и он бы не удивился, если бы Серим сейчас в очередной раз сказал, какой Хёнджун милый, но вместо этого тот прижимается ближе и в шею горячо произносит: – А ты постарайся. Потому что я не хочу тебя отпускать, – Серим дразнится, и Хёнджуна мурашками прошибает от воспоминаний. Их единственный поцелуй, почти полгода назад, о котором он старается думать как можно реже. По большей части от страха и неуверенности, что понял всё не так. Серим всегда казался таким невозмутимым – или несерьёзным – рядом с Хёнджуном, что и надежда постепенно растаяла. – Раз уж у нас сегодня день откровений. – Не смешно, – вздыхает Хёнджун, но всё-таки пытается продолжить путь, надеясь, что Сериму придётся так или иначе его отпустить. Но как бы не так. Одна рука так и остаётся на талии Хёнджуна. – Боишься, что я сбегу? – Ты не сбежишь, – и Хёнджуну почти больно от уверенности в голосе Серима. Он просто не знает, что ему на это сказать. – Ты никогда не сбегаешь от сложностей. Стоит им только зайти в зал для практики, к ним тут же подбегают взволнованные Убин и Чонмо. Вонджин о чём-то разговаривает с Алленом, но они замолкают тоже и смотрят в сторону входа. – Ты в порядке, Хёнджун? – Чонмо немного похож интонациями на хёнджунову мать, и тот не может удержаться от того, чтобы фыркнуть. – Со мной всё хорошо, хён, – он смотрит на Чонмо, затем на Убина и в итоге останавливает взгляд на Сериме. Он молча просит, чтобы тот его уже отпустил, но Серим игнорирует немую просьбу, поэтому Хёнджун вновь смотрит на старших, в том числе на подошедшего Вонджина. – Я прошу прощения за ту сцену. Это было... – Нам так жаль, – перебивает его Убин, и Хёнджун захлопывает рот, так и не договорив. – Просто ты такой очаровательный, что сложно удержаться. Но если тебе неприятно, мы больше не будем, правда! Вонджин и Чонмо синхронно кивают, Аллен за их спиной смотрит на это всё как гордый родитель – самый чудесный хён из всех, по мнению всей макне-лайн. – Просто... не так часто, хорошо? – просит он тихо, сдаваясь. Кажется, катастрофа откладывается. А быть откровенным иногда – это даже приятно. – Вот и отлично, – Серим широко улыбается и, никого не смущаясь, целует Хёнджуна в висок. И тот моментально краснеет, словно его краской облили. Он привык к тактильности Серима, но в отсутствии камер или кого-либо из стаффа, в окружении только лишь одногруппников, это кажется куда более интимно, чем он мог ожидать. – Раз мы со всем разобрались, предлагаю вернуться к репетиции, чтобы потом наши тренера не настучали нам по нашим симпатичным головушкам. Атмосфера вновь превращается в доброжелательный и довольный всем балаган, и Хёнджуну очень хочется сказать Сериму одну вещь. – Спасибо, хён, – он трёт свои щёки, надеясь, что краснота спадёт побыстрее, но Серим смотрит так, что покраснеть хочется ещё сильнее. Что ж, возможно, Хёнджун вырос ещё не настолько, как ему хотелось бы. В конце концов, ему ещё несколько месяцев до совершеннолетия. – Не за что, – улыбается Серим. – И я вот думаю, нам нужно ввести правило разговаривать друг с другом чаще, чем раз в полгода. Хёнджун фыркает, а затем решается. Он же не зря хочет показать старшим, что вырос. Что он серьёзный и ответственный человек, на которого можно положиться. И которому можно доверять. – В таком случае, я думаю, вечером нам стоит поговорить о том, что было полгода назад, – Хёнджун отворачивается от Серима и даже не позволяет себе снова на него посмотреть, когда удаляется в сторону зовущего его без остановки уже секунд тридцать Вонджина. Но так и тянется улыбаться, потому что шокировать Серима дважды за день – это его новый рекорд. А ещё потому, что в груди вновь теплится надежда, что тот поцелуй полугодовалой давности – это не случайность, вызванная излишне эмоциональным моментом. И в лучшем из лучших случаев, уже через пару часов они с Серимом смогут его повторить.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты