парижский синдром

Слэш
PG-13
Завершён
66
автор
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
магия бесполезна в мире, где ты считаешь копейки на кассе // сборник драбблов по русреалу, где у них остался глаз бога
Посвящение:
табаки;
Примечания автора:
если вы меня спросите, откуда в этой вселенной глаз бога, то я скажу вам — это неважно. он просто есть. только у них. и это совершенно нормально. поэтому ау. потому что я люблю шутить с сеттингом миров.

я люблю русреал настолько, что уже живу в нём. поэтому они тоже.

>**будет пополняться**
как историями, так и пейрингами.

в моей голове это связанные тонкой нитью драбблы, но их можно читать как отдельные друг от друга.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
66 Нравится 9 Отзывы 6 В сборник Скачать

разговоры; кейа/дилюк.

Настройки текста
кухонный кран подтекает. кейа смотрит на него десятую минуту, умостившись на колченогой табуретке под подоконником. острые колени упираются в грудь, острый взгляд упирается в капающую воду — иногда его клинит на очевидных вещах, и это не самая лучшая примета. — починить надо, — говорит дилюк, заканчивая намазывать хлеб маслом. дилюк наблюдает за этим перформансом с самого его начала. дилюк делает себе уже третий бутерброд подряд, вместо того, чтобы доесть суп из холодильника — джинн будет этим недовольна, но это будет вечером, а сейчас — кейа и его гляделки с кухонной фурнитурой. — надо, — отвечает кейа, не отводя взгляд. на этом замолкают. дилюк выбирает между обычным сыром и плавленным. выбирает плавленный, шуршит упаковкой и поднимается с места, чтобы сразу выкинуть в мусорку — оставлять за собой не имеет привычки, в отличии от кейи, после которого — фантики и пустые коробки из под молока в холодильнике; ругаться с ним нет никакого смысла, это врождённое. третий не такой уж и вкусный. голодный энтузиазм замолкает, поэтому дилюк жуёт медленно, подпирая щёку и ставя в голове ставки: когда это закончится. — тебе не надоело? — спрашивает дилюк, когда заканчивается бутерброд. — что именно? — пялиться на кран. он может и течёт от того, что ты на него так смотришь. — очень смешно, — кейа в недовольстве морщит лицо. дилюк коротко смеётся и поднимается убирать продукты в холодильник. когда дилюк встаёт напротив раковины, чтобы помыть нож и завалявшиеся на дне тарелки, кейа за его спиной тяжело вздыхает и сваливается с табуретки на пыльный пол — ноги затекли. — как давно мы мыли полы? — интересуется он, кособоко поднимаясь и опираясь в итоге на подоконник. — с прошлой взбучки джинн. — это за неделю оно так? — кейа удивляется искренне. — откуда только эта пыль. — с космоса прилетает, — дилюк говорит без задней мысли, намыливая средством для мытья чашку; кейа оборачивается через плечо и вглядывается в небо сквозь открытую форточку. возле его локтей на подоконнике лук в пластиковых стаканчиках прорастает по весне. кейа думает, что с таким же успехом они могли бы выращивать траву и жить припеваючи, но вслух этого не сообщает — от греха подальше. их трёхкомнатная квартира похожа на ботанический сад, потому что джинн с лизой с годами начало нравиться что-то выращивать. недавно к ним присоединился дилюк, и кейа чувствует, будто его не посвящают в какое-то тайное общество — зелень по углам, бесспорно, выглядит неплохо, но восторга не вызывает. дилюк раскладывает посуду по местам и возвращается обратно за стол. — познал дзен? — спрашивает он у кейи, и кейа держится, чтобы не послать его нахуй. кран продолжает капать. кейа делает несколько широких шагов и просто замораживает его. на кухне наконец-то повисает тишина. — ну и зачем? — дилюк сидит вполоборота и смотрит не удивлённо, а осуждающе. — он меня раздражал, — почти беспомощно оправдывается кейа, указывая на кран рукой. — не легче было просто перекрыть воду? кейа смотрит на него потерянным взглядом — все это время так можно было сделать, а ты мне говоришь об этом только сейчас. кейа чувствует себя преданным — всем этим блядским миром. кейа садится теперь на второй нормальный стул, потому что та маленькая табуреточка больше не вызывает в нём положительных чувств. он пьёт остывший и невкусный чай, который заваривал для себя дилюк. дилюк смотрит за ним насмешливо-жалостливо, и кейе хочется плеснуть в него этим самым чаем. — не делай такой взгляд. дилюк наигранно-удивлённо поднимает брови. — какой? — будто я какой-то немощный котёнок. дилюк смеётся, не решаясь прокомментировать. в скором времени должна вернуться джинн. настенные часы с кукушкой показывают половину восьмого. к лету в это время ещё светло, на дворовой площадке бегают дети под чутким присмотром родителей из таких же продуваемых окон. кейа допивает чай, горчащий на языке, и оставляет чашку на столе, дилюк закатывает глаза — до мойки три шага, сколько можно, в самом деле. они сидят каждый в своих мыслях, пока дилюк молча не поднимается. кейа смотрит со слабым интересом. дилюк берёт небольшую кастрюльку в цветочек, старую и пережившую много квартир, и уходит в коридор. в ванной коротко звучит вода, дилюк возвращается с полной кастрюлей. — ты же мог… — начинает кейа, но вспоминает про замороженный кран на кухне и замолкает. — вот именно. дилюк ставит кастрюлю на плиту. кейа думает, что вода закипает только от одного его взгляда. — ты не мог мне подогреть чай? — почти обиженно спрашивает он. — ты не просил. и он всё равно был бы невкусный. кейа тяжело вздыхает. дилюк смеётся. заново заваренный чай они пьют уже на балконе, из цветастых кружек с сколотыми краями, потому что других нет и надо бы купить парочку новых, не так уж дорого они стоят. конец весны тёплый и приятный, кейа ловит лицом ветер, пока дилюк сидит на непонятном ящике, лежащим на балконе с самого заезда в квартиру. что в нём — никто не знает и пока не нашлось добровольца, готового туда заглянуть. поэтому ящик обзавёлся своим собственным одеялом, которое слишком колючее, чтобы под ним спать, но очень даже удобное, чтобы на нём сидеть — и мягко, и тепло. кейа закуривает и опирается о железное перило спиной. дилюк смотрит на него, откинувшись на стену и потягивая чай. — снова скажешь, что я как-то на тебя смотрю? — дилюк спрашивает сам, потому что по выражению лица кейи всё понятно. — ну да. мог бы взгляд и попроще сделать. — а мне так нравится. кейа цокает и затягивается. он курит медленно и половина сигареты зачастую просто тлеет, поэтому за раз у него может уйти по несколько — очень расточительное использование пачки; кейю не переделать. — что ещё тебе нравится? — ты. дилюк отвечает спокойно, с обыденным для себя выражением лица, расслаблено постукивая пальцами по краю чашки. кейа давится дымом и кашляет, согнувшись. выпрямившись, он смотрит то в сторону, то запрокинув голову — в небо, но не на дилюка. дилюка забавляет такая реакция, он самодовольно смотрит на слишком сосредоточенное лицо кейи в дыму и отворачиваться не собирается. с кейей всегда так — наивно и просто, с краснеющими ушами и поджатыми губами, с бегающим взглядом. небо начинает краснеть закатом и это завораживающе красиво. кейа оборачивается, вглядываясь в огненные полоски и думает, что волосы у дилюка горят всё равно в сто раз ярче. он тушит сигарету об импровизированную пепельницу в виде банки из под кофе и наблюдает за небом блестящим взглядом. — привет, мальчики. джинн возникает на балконе тихо. она уставшая, но лицо у неё, как всегда — доброе и спокойное. — как твой день? — спрашивает кейа, обернувшись. — позже расскажу. там пакеты в прихожей, иди разбери. кейа кивает и ретируется стремительными шагами. дилюк, улыбаясь ему вслед, двигается в сторону, чтобы джинн могла сесть рядом — и застать остатки пятнистого ярким заката.
Примечания:
сердечная просьба чиркануть пару слов в комментарии
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты