a little motivation

Слэш
Перевод
NC-17
Завершён
86
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/30822200?view_adult=true
Размер:
13 страниц, 1 часть
Описание:
Джисон и Минхо просыпаются в телах друг друга и решают извлечь из этого максимум пользы.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
86 Нравится 1 Отзывы 17 В сборник Скачать

a little motivation

Настройки текста
Никогда за миллион лет Джисон не ожидал оказаться здесь, внутри тела своего бойфренда. Нет, он определенно был в теле своего парня— больше раз, чем может сосчитать. Но это первый раз, когда он был в своем теле. Более чем одним способом. Ну, это тоже не совсем так, если считать, сколько раз Минхо был набит с обоих концов, член глубоко в заднице и костяшки пальцев во рту. Или наоборот. Но теперь он внутри тела Минхо. Как будто действительно внутри него. Как Чумовая пятница в воскресенье. Ладно, дело в том, что каким-то образом Джисон и Минхо поменялись телами. Когда Хан открыл глаза, он прижимался к своей же груди, и это было более чем ужасно. Он думал, что спит, но Минхо проснулся в результате его панической ругани, и, пощипав себя и друг друга несколько раз, они согласились, что это, на самом деле, их чертова реальность. Первоначальное изумление и унижение пришли и ушли, но все же. Это не то, что происходит каждый день. Или вообще никогда.Поэтому понятно, что они все еще немного контужены, даже сейчас, спустя почти час после пробуждения. — О Боже, — бормочет Минхо, но это голос Джисона, в котором слова слетают с его губ. — Моя карьера разрушена. — Ты думаешь, я лишу тебя работы? — Джисон задыхается, изображая обиду. Он знает, что так, черт возьми, и будет. — Я прекрасно могу преподавать танцы! Минхо усмехается. — Да, и я могу написать хит топ-40. — Я могу просто написать для тебя, — указывает младший. — Итак моя карьера — это прекрасно, но нам нужно беспокоиться о тебе. — Мне от этого легче, — невозмутимо произносит он. — Я просто шучу, детка, — хихикает Джисон. — Мы разберемся, если до этого дойдет, — он инстинктивно наклоняется, чтобы поцеловать возлюбленного, прежде чем остановиться, пораженный собственным лицом, смотрящим на него. Минхо отдергивает голову, широко раскрыв глаза. — Что? — Хан смеется. — Я не могу тебя поцеловать? — Нет, — говорит он. — Я не хочу целовать себя. — Ты серьезно? — Джисон надувает губы. — Ли Минхо, ты самый сексуальный мужчина, которого я когда-либо видел. Это исходит от меня после того, как я буквально положил глаз на себя только что. — старший закатывает глаза с неохотной улыбкой, щеки покрываются румянцем. — И ты не можешь даже поцеловать себя? Ты сошел с ума. — Это странно, — хнычет Минхо. — У тебя никогда не было гребаной фантазии о клонах? Влажный сон? Что-нибудь? — практически умоляет Джисон. Он хотел бы сказать, что удивлен тем, как отчаянно ему хочется дурачиться, пока они в таком состоянии, но это не так, ни в малейшей степени. — Фу, — стонет Минхо. — Ладно. Поцелуй меня, идиот. Младший налетает и захватывает его губы, прежде чем тот сможет передумать. С закрытыми глазами легче притвориться, что его красивый парень встречает его настойчивые губы в своем собственном теле, а не в теле Джисона. Насколько же он, по общему признанию, погружен в мысль о поцелуе (или о том, чтобы сделать с собой что-то другое), мысль о поцелуе с настоящим Минхо приносит ему утешение, закрепляет его беспокойный ум в бурных водах такой нелепой ситуации. — Это было так плохо? — спрашивает Джисон, отстраняясь. — Да, и я могу написать топ-40 хитов. — Наверное, нет, — бормочет Минхо, чувствуя, как его щеки пылают.  — Просто… нужно немного привыкнуть, — усмехается Хан, подарив тому быстрый поцелуй — Ты хочешь… — Джисон прикусывает губу, проводя рукой по торсу старшего. — Я имею в виду, пока мы… — Ты хочешь трахнуть себя, не так ли? — ухмыляется Хо. — Ну… Да… — Хан издает смешок, притягивая того ближе за узкие бедра. — Я просто подумал… Не знаю… Мы действительно не должны этого делать, если тебе это не нравится. — А что нам еще делать? — Минхо ухмыляется, обвивая руками шею парня — Я имею в виду, что не каждый день ты меняешься телами со своим любовником и узнаешь из первых рук, что сводит его с ума. Это, конечно же, пускает толчок возбуждения через всё тело Джисона, потому что, черт возьми, Хо знает свое тело лучше, чем он сам, и возможность того, что он будет еще лучше разбирать Джисона по частям, заставляет его голову кружиться. Не говоря уже о том, что первая мысль Минхо была использовать его, чтобы заставить Джисона чувствовать себя хорошо, и этот факт заставляет его сердце трепетать. Боже, Хан любит его. Джи нравится думать, что он и сам чертовски хорошо знает тело Минхо, разглядев каждый его дюйм больше, чем может сосчитать. У них отличная сексуальная жизнь, и мысль о том, что это может помочь им узнать еще больше друг друга, что это может сделать занятия любовью еще лучше? Прихоть Джисона дурачиться превращается в полноценную потребность. — Я люблю тебя, — говорит ему Джисон, крадя еще один поцелуй. Старший улыбается, что-то напевая себе под нос. — Позволь мне сначала покормить детей, — бормочет Минхо, выскользнув из его рук и спрыгивает с кровати. Хан неохотно отпускает его и смотрит, как его собственное тело ползет к кухне. Вот как он выглядит со спины? Тьфу. Джисон некоторое время вертит большими пальцами, прежде чем подумать, что, черт возьми, я делаю? И, вскочив с кровати, встал перед зеркалом, все еще немного напуганный лицом Хо, смотрящим на него. Но, черт возьми, он счастливчик, думает Джи, оглядывая фигуру Минхо, одетого только в нижнее белье. Джи скользит руками по груди, пальцы касаются сосков Минхо, мягкий вздох слетает с его губ. Боже. По крайней мере, Джисон знает, что Хо не притворяется, насколько он чертовски чувствителен (не то, чтобы он когда-либо подозревал его в этом). Он проводит рукой по своему мягкому животу, покусывая нижнюю губу между зубами, и просовывает пальцы под пояс нижнего белья Минхо. Внезапная мысль приходит ему в голову прежде, чем его руки достигают члена, и Джисон не в силах сопротивляться импульсу сделать самое уродливое лицо, которое он может изобразить в зеркале. Он недоволен результатами; конечно, его парень не способен выглядеть по-настоящему уродливым, но это достаточно забавно. Младший, по-видимому, делает глупые лица и хихикает над собой достаточно долго, чтобы Минхо закончил кормить кошек и вернулся, собственный голос Джисона поразил его, когда он снова вошел. — Блять, серьезно? Ты такой извращенец. — Минхо осторожно подходит к нему сзади, обхватывает руками за талию с недоверчивой ухмылкой, рассматривая их в зеркале через плече. — Боже, это так чертовски странно. — Я знаю, но… — Джи прикусывает губу при виде этого зрелища. Он никогда не был слишком сосредоточен на их разнице в росте; он часто ловит себя на том, что хочет быть выше Минхо, и ботинки на толстой подошве, которые он носит почти на каждой прогулке, которые делают его ростом с Хо или выше, могут подтвердить это. Но теперь, когда он технически имеет преимущество перед своим парнем, он не может не похвастаться. Не только ростом, но и силой. О, черт. — Можно я тебя трахну? — в отчаянии спрашивает Джисон, поворачиваясь к Минхо с широко раскрытыми глазами. Его собственные выпученые глаза удивленно моргают, когда цепляется за его бицепсы. Он задумчиво сжимает их, довольный твердостью мышц. Неудивительно, что Минхо так любит их лапать. — Это твое тело. — указывает Минхо. — Хорошо. Могу ли я использовать твое тело, чтобы трахнуть себя, а заодно и тебя? Например, духовно? — Джисон устало закатывает глаза. — Да, — хихикает Минхо, — ты можешь трахнуть меня. Духовно. Джисон ухмыляется, наклоняясь, чтобы поймать Минхо (его собственне?) губы в поцелуе. Каким бы захватывающим ни было это странное развитие событий, он снова находит утешение в глубине своих век. Его собственные губы не могут сравниться с губами Минхо, но на данный момент его воображения достаточно. Он скользит руками вниз по узкой талии Хо, обхватывая зад через спортивные штаны. Минхо мычит, углубляя поцелуй, скользя руками по спине Джисона, ногти нежно царапают кожу, посылая мурашки по его спине. — Вверх, — бормочет Джисон в рот Минхо, слегка наклоняясь, чтобы схватить его за бедра, чувствуя головокружение от того, как легко он может поднять свое собственное тело, как будто он весит не больше перышка. Он достаточно натренировался, чтобы проделать это с Минхо и в своем собственном теле, но это далеко не так просто; Минхо такой сильный. Джисон может просто сойти с ума от власти. (Хотя он предпочел бы немного напрячься, чтобы поднять своего парня в своем собственном теле, погрузив кончики пальцев в эти идеальные, гибкие бедра, чтобы легко поднять свое собственное стройное тело в любой день.) — Это так несправедливо, — хнычет Джисон, убирая одну руку и обнаруживая, что он все еще в состоянии поддерживать свой вес. — Это мог бы быть ты, если бы чаще ходил со мной в зал, — поет Минхо. — Да, да, — отмахивается Джисон, хотя мысленно делает пометку сделать именно это. Он снова целует Минхо и несет его к кровати, где нежно кладет его на спину, нависая над ним, все еще нежно целуя. Он проводит руками по бокам Минхо и запускает их в спортивные штаны, которые надел только вчера, смеясь в ответ на поцелуй, когда до него снова доходит, насколько все это безумно. — Что? — Минхо улыбается ему, когда он направляет свою руку, чтобы обхватить неуклонно твердеющий член через ткань нижнего белья. — Передумал? — Ни в коем случае, — отрицает Джисон, нежно сжимая и ухмыляясь, когда Минхо шипит. — Это просто… странно. — Они говорили это уже бесчисленное количество раз, но это не делает все менее правдивым. — Мы могли бы попытаться сделать это нормальным? — предлагает Минхо, сдерживая смех. — И как, черт возьми, мы это сделаем? — Ты притворяешься мной, а я-тобой. — Ты предлагаешь нам сыграть ролевую игру прямо сейчас? Как друг друга? — Хихикает Джисон. — Давай, — смеется Минхо, обхватывая ногами талию Джи. — Это будет забавно. — Ладно, —Джисон прочищает горло, направляя своего внутреннего (или внешнего, на самом деле) Минхо. — У меня самый сексуальный парень на свете. Он гений, и член у него огромный, и… — Я знал, что ты это сделаешь. Ты меня так раздражаешь. — стонет Минхо, хлопая себя по плечу.  — Baaabyyy~, -Минхо ноет, откинув голову, ему нужно лишь мгновение, чтобы понять, что он дразнит в своем собственном теле. — Когда будет готов ужин? Я умираю с голоду. И к тому же возбужден. Джисон задыхается в игривой обиде. У него наверняка есть способ отомстить. — Джисони~и, — хнычет Джи, прижимаясь бедрами к шее Минхо, -ты закончил работать? Я ждал весь день. Всего один поцелуй? Джисун наблюдает, как смущение Минхо проявляется в широко раскрытых глазах и розовых оттенках на его собственном лице, но он, конечно, не пытается опровергнуть впечатление Джи. Это было бы бесполезным усилием. — Не сейчас, детка, — отвечает Минхо. — У меня запланирована уборка, которую я должен быстро сделать, пока ты не наорешь меня или не уберешь его сам. — Эй, мне стало лучше! — скулит Джисон. — Я только вчера нашел обертку на полу возле дивана, — говорит Минхо. — Это было не мое. — Ах да? Опять Дори? — Ага, — торжественно кивает Джисон. — Проклятый кот все время лезет в мой ящик с вкусняшками. — Как бы то ни было, я победил. Ты первым сдался. — Минхо усмехается, закатывая глаза.  — Я не знал, что это соревнование. — Так оно и было. — У меня на уме еще одно, — многозначительно говорит Джисон, лениво прижимаясь бедрами к бедрам Минхо. — Мм? Что это может быть? — Хо ухмыляется, обвивая шею младшего. — Один, чтобы посмотреть, сколько раз мы сможем заставить друг друга кончить сегодня. — Ты в деле, — объявляет Минхо, немедленно протягивая руку, чтобы слегка ущипнуть его за соски. Джисон задыхается, бедра ударяются о бедра старшего. Решил, что пойдет прямо на свои слабые места. — Ублюдок. — Он давит на Минхо сильнее, опускаясь к его горлу для сладкой мести. Минхо тихо стонет, и что-то в том, что он слышит свои собственные стоны, посылает толчок вниз к члену Джисона — ну, технически, Минхо. Джи продолжает раскачиваться на нем, покрывая его шею отметинами, которые заставляют Минхо задыхаться и извиваться под ним. Тем временем, его руки пробегают по волосам младшего, тот закатывает глаза почти обратно в череп от этого ощущения. Неудивительно, что Минхо так нравится быть в роли домашнего кота. Однако Минхо в конце концов теряет терпение, трения их твердых членов ему уже недостаточно, и он начинает плаксиво скулить: — Я хочу потрогать себя, — выдыхает он. Джисон отстраняется, чтобы посмотреть на него, на красные пятна на его шее и верхней части груди, на румянец обжигающий лицо и звёзды в его глазах, уже выглядящих чертовски прелестно. А потом он переваривает слова. Ха. Может быть, Минхо больше погружен в себя, чем думал Сони. — Я думал, что трахну тебя, — надулся он. — Нет, я имел в виду… — стонет Минхо. — Фу, это сбивает с толку. Я хочу потрогать твою задницу. Своими пальцами. — Он наклоняется и для убедительности похлопывает себя по заднице — ой, в которой сейчас обитает. — Но кроме того, я трахну тебя, когда мы закончим. — Ну да, надеюсь, — говорит Джисон. — Тебе нужно знать, как хороша твоя задница. — Минхо краснеет, а младший усмехается, облизывая губы. — Короче… смазка. Он соскальзывает с кровати, чтобы взять любимую бутылку с их тумбочки, в то время как Минхо раздевается и бросает одежду на пол (в истинной джисоновской моде), надеясь, что этого будет достаточно для всего, что они хотят сделать сегодня, и вручает ее Минхо. Тот рассеянно берет ее у него, взгляд прикован к кое-чему другому — член Джи, когда он лениво качает его. — Развлекаешься? — Хан хихикает. -Я чертовски люблю твой член, — отвечает он. — Я знаю, детка.-Джисон фыркает, несмотря на румянец, который поднимается по его шее от похвалы.  Джисон облизывает губы, чувствуя тепло внизу живота, при виде того, как тот медленно гладит себя.  — Ты дашь мне представление? Минхо смотрит на него, приподняв бровь и ухмыляясь. Он капает смазкой на пальцы и ложится на бок лицом к подушкам, закусив губу. Он приподнимается на локте, другая рука опускается ниже, чтобы обвести смазанный палец вокруг своего обода. Джисон сглатывает, сердце колотится в предвкушении, когда он садится спиной к изголовью кровати в полуметре от него. Наблюдает за Минхо, затаив дыхание. Сначала Хо опускает внутрь средний палец, морщась от такого вторжения. Он держит зрительный контакт все время, до тех пор, пока не проскальзывает второй палец, глаза трепещут, когда он осторожно начинает двигать ими. Джисон больше не может сопротивляться, протягивая руку, чтобы погладить себя, прежде чем освободить член из нижнего белья Минхо. Он бесстыдно восхищается им на мгновение — член Минхо идеален, и даже лучше, когда он обвивает его милыми маленькими пальчиками Минхо и гладит, испуская дрожащий вздох при контакте. Когда он снова поднимает взгляд на звук мягкого стона, Минхо уже три костяшки глубоко в его заднице, раскачиваясь на пальцах, и , черт возьми, Джисон почти уверен, что у него уже был такой влажный сон, как этот. А может, и два. — Дерьмо, — шепчет Джисон, поглаживая себя немного сильнее. Минхо улыбается, нижняя губа зажата между зубами (опять же, в истинной джисоновской манере), прежде чем выражение лица нарушается стоном и отработанным давлением на простату. Джисон не знает, каково это-смотреть, как он кончает, даже если он знает, что на самом деле это не он, но это заставляет что-то горячее пузыриться в его сердцевине, и его разум сходит с ума от желания. . Приятно осознавать, что зацикленность Минхо на руках Джисона выходит за пределы его тела. Он не уверен, делает ли Минхо это больше для пользы Джисона или для себя в данный момент, наблюдая, как тот пускает слюни и стонет вокруг его пальцев, другая рука все еще усердно работает над растяжкой, касаясь его простаты, если то, как его бедра дергаются, является каким-либо признаком. — Детка, — нетерпеливо скулит Джисон. Минхо пристально смотрит на него прищуренными глазами и вытаскивает пальцы изо рта, струйка слюны соединяет их с губами.  — Тебе не нравится шоу? — Конечно, — говорит Джисон, — но я хочу трахнуть тебя. — Ты хочешь трахнуть себя, — поправляет Минхо. Младший закатывает глаза.  — Это все еще ты! Ты не хочешь, чтобы тебя трахнули? — Да , но… — Он зажмурился. — Фу. — «Фу» что? — Не предвкушаю, как буду парить над собой, — ворчит Минхо — Не волнуйся, у меня другие планы, — говорит Джисон озорной ухмылкой. Он спрыгивает с кровати, толкает Минхо на бок и садится на него верхом. Минхо закрывает лицо рукой, уши покраснели, смущенный зрелищем, когда Джи прижимается к нему. — Да ладно тебе, — смеется младший. — Ты хочешь, чтобы я снял повязку? Минхо тяжело выдыхает, опуская руку на матрас.  — Нет, все в порядке. Это просто неловко. Джисон хихикает, умиляется и наклоняется, чтобы чмокнуть его в губы.  — Ты даже не представляешь, насколько сексуальный. Это привилегия быть трахнутым своим членом — Лицо Минхо краснеет от этого, поэтому Джисон продолжает: — Разве ты не хочешь знать, как хорошо мне с тобой? — Ладно, ладно, я понял, хватит, — хнычет Минхо. — Что это за «другие планы»? — спросил он. — Лучше не жди, что я буду ездить на тебе с этими палочными ногами… — эй! — Джисон тычет его под ребра, место, которое, как он знает, очень щекотно, и ухмыляется, когда Минхо визжит и извивается. — Меня это возбуждает, вот увидишь. Минхо бросает на него недоверчивый взгляд, который Джисон тут же вытирает с лица рукой, обхватившей его член, и затягивает того в поцелуй. Он дразняще подталкивает свой член к заднице Минхо, но в нерешительности отстраняется. — Это слишком странно для тебя? — спрашивает Джисон. — Потому что я буду совершенно счастлив просто сидеть здесь и смотреть, как ты сосешь мои пальцы, пока не кончишь, если ты этого хочешь. Или если ты хочешь использовать повязку на глазах, я действительно не возражаю… — Джисонии, — перебивает Минхо, нежно улыбаясь, — все в порядке. Я в порядке, правда. Это смущает, но ты знаешь, как это обычно бывает. — Джисон кивает, усмехаясь. Верно. Минхо действительно часто выходит из себя от смущения, хотя ничего такого серьезного… но Джисон доверяет Минхо, чтобы тот сказал ему, если его что-то не устраивает; у него нет причин полагать, что Хо действительно не согласен со всем этим. — Кроме того, — продолжает Минхо, — возможно, это пробудит во мне какую-нибудь чертову фантазию о клонах. — О, будет, — настаивает Джисон, смеясь и снова наклоняясь для поцелуя. — Но тебе будет хреново, когда мы вернемся в наши собственные тела после того, как ты получишь удовольствие трахнуть себя. — Может быть, тебе это и не понравится, — говорит Минхо. — Ни за что! — Джисон задыхается. — Не пойми меня неправильно—это весело, и я чертовски сексуальн. — Он проводит рукой по своему подтянутому животу, чтобы доказать свою правоту, затем с нежностью смотрит на себя—на тело Минхо. — Но я уже скучаю по тебе. Минхо расплывается в улыбке, и Джисон задается вопросом, не та ли это улыбка, которую старший всегда так любил на нем. — Я здесь, — говорит он, обнимая Джи за шею, — так возьми меня. — С радостью, — говорит тот, сияя и снова прижимаясь губами к губам Минхо. -Презерватив? — бормочет он. Минхо качает головой, поэтому Джисон соскальзывает на пол и легко подтягивает бедра Минхо к краю кровати, улыбаясь, когда тот задыхается. Джисон поднимает его и подсовывает под копчик подушку, прежде чем схватить смазку и вылить ее на ладонь, согревая. Минхо заставляет себя смотреть с розовыми щеками, а Джисон шевелит бровями, преувеличенно поджимая нижнюю губу. — Просто вставь его, — стонет Минхо. — Жаждешь твоего большого сочного члена? — Пожалуйста, никогда, черт возьми, больше не называй мой член сочным. Джисон смеется, но в конце концов смягчается, направляясь к дырочке Минхо. Он слишком нетерпелив, чтобы дразнить сейчас, поэтому он откладывает это на потом и просто идет на это, проталкивая свой кончик через тугое кольцо мышц. Минхо ворчит на вторжение, и Джисон тянется, чтобы провести рукой по его волосам. — Хорошо, детка? — он проверяет. — Да, давай. — Хорошо. — Он упирается в бедра Минхо и толкает дальше, неуверенно выдыхая. — Черт, я тугой. — Ага, — Минхо хрипло смеется. — Так вот почему ты так любишь быть снизу? — Джисон не может не поддразнивать. — Потому что моя задница чувствует себя слишком хорошо? — Боже, заткнись… Ах. Позже я покажу тебе, почему мне так нравится твой член в моей заднице. — Минхо со смехом откидывает голову назад, и младший, воспользовавшись этим, снова наклоняется к чувствительной коже, чтобы оставить пару красных отметин. Нервы Джисона гудят, а член дергается от обещания. — А пока просто трахни себя уже. — Ok, babyy, — вздыхает Джисон, проталкиваясь вперед и заставляя Минхо ахнуть. Он чуть не сгибается пополам от ощущения Минхо, сжимающегося вокруг него, от того, насколько чувствительно его тело. Черт, у него, должно быть, железная воля, когда он трахает Джисона, потому что дерьмо. Он проводит влажные дорожки поцелуев вниз по шее Минхо, пока он приспосабливается, получая намек, когда Минхо закатывает свои бедра в него. Джисон выходит и толкается назад, создавая медленный ритм с идеальными бедрами Минхо. Может быть, он должен начать ходить на уроки танцев старшего в свободное время (и свое собственное тело), размышляет Джи. — Обхвати меня ногами за талию, — шепчет Джи. Когда Минхо повинуется, он просовывает руки под поясницу и поднимает. Минхо понимает идею, крепко обнимая того за шею, когда тот снова поднимается на руки, задыхаясь. — О, черт, — шипит Минхо, когда Джи опускает руки к его заднице, поднимая и опуская его на свой член. - Джисони, твою мать. — Да? — выдыхает Джисон, отстраняясь, чтобы посмотреть на Минхо. Его глаза зажмурены от удовольствия, или, возможно, более вероятно, в отчаянной попытке представить, каково было бы Джи трахать его так в их собственных телах. Или, может быть, Джисон проецирует, потому что он уверен, что думает об этом. Это, вероятно, справедливо и для Минхо; он никогда не пытается скрыть, как безумно возбужден мускулами Джисона или как ему нравится, когда его грубо держат и удерживают, несмотря на то, что он легко может одолеть Джисона, если захочет. Им удалось что-то вроде этого, когда младший однажды прижал Минхо к стене, ненадолго и едва-едва, но легкость, с которой он может использовать силу Минхо, чтобы подпрыгнуть на его члене- это совсем другое. — Мне так хорошо, детка, — бездумно хвалит его Джисон, тоже закрывая глаза. — Теперь ты себя хвалишь? — Минхо задыхается от смеха. — Кто-то же должен! Минхо хихикает, убирая руку с шеи Джисона, чтобы скользнуть вниз и коснуться его соска, заставляя младшего вскрикнуть. — Мм, мне так хорошо, — говорит Минхо с дразнящей мелодичностью в голосе. — Ты уже влюбился в себя? — спрашивает Джисон, замедляясь, чтобы дать мышцам передышку. — Все еще только ты, — говорит Минхо, наклоняя голову для поцелуя. — Хотя я определенно вижу в этом призыв. — Так я и думал, — ухмыляется младший, застигая Минхо врасплох и снова насаживая его на свой член. Хо сладострастно стонет, снова закрывая глаза, когда он кладет руки на плечи Джисона и поворачивает бедра навстречу каждому толчку. Пока Минхо работает над тем, чтобы удержаться и трахнуть себя, Джисон просовывает руку между ними и обхватывает член старшего. Хо хнычет от неожиданного контакта, когда Джис большими пальцами слегка нажимает на головку. — О Боже, Джисони, черт…- Он двигает бедрами быстрее, отчаянные стоны слетают с его губ. Джи убирает руку со своего члена, чтобы снова схватить Минхо за задницу и лучше направлять его толчки, одна рука вонзается в мягкую плоть, в то время как другая резко шлепает его по заднице, что, как и следовало ожидать, делает Минхо сильным. — Еще, еще, — умоляет Минхо, — сильнее. — Джисон с радостью подчиняется ему, даже когда его мышцы начинают болеть, доведенные до грани отчаянием Хо и звуком их стонов, смешивающихся между ними. В конце концов Джисон уступает ожогу мышц и делает шаг вперед, чтобы опустить Минхо обратно на матрас. Старший немедленно тянется к нему, и Джисон хихикает над его нуждой, тянется вверх, чтобы поцеловать его, одновременно толкая до упора, Мин стонет ему в рот. Он хватает запястья Минхо и прижимает их к матрасу над головой, с легкостью удерживая их, когда старший борется с захватом только для того, чтобы почувствовать, как его собственная сила используется против него. Его глаза плотно закрыты, когда он корчится под Джисоном.  — Близко, — выдыхает он. Джисон скользит свободной рукой вверх по торсу Минхо, по пути касаясь его сосков, и кладет ее на горло, пустая угроза помочь тому. При предательском знаке того, что стоны Минхо усиливаются, Джи прикладывает лишь малейшее давление, и старший издает сдавленный стон, его освобождение окрашивает его живот и грудь. И, ладно, Джисон солгал бы, если бы сказал, что наблюдение оргазма собственного тела, его загорелая кожа блестела от пота, лицо исказилось от удовольствия, грудь вздымалась, не помогало ему в геометрической прогрессии. Он берет лодыжки Минхо, сцепленные за спиной, как разрешение остаться внутри него, руки двигаются, чтобы схватить его бедра и врезаться в них еще несколько раз, прежде чем он увидит звезды, оргазм сильно ударяет его. — Черт, — выдыхает он, проливаясь внутрь Минхо и наваливаясь на него. — О Боже, — бормочет Минхо, и Джи устало поднимает голову, чтобы посмотреть на него. -Так вот как я выгляжу, когда кончаю? — Ох, заткнись, — стонет младший, издавая недоверчивый смешок. — Ты на самом деле сумасшедший, если после этого тебя хоть немного не тянет к себе. Минхо некоторое время молчит, проводя рукой по волосам Джисона.  — Может быть, немного. — Все дело в мышцах, не так ли? — Все дело в мышцах. — Хочешь сходить в спортзал, когда мы вернемся в наши собственные тела? — Джисон хихикает, утыкаясь носом в шею Минхо.  *** — Может быть, нам стоит остаться здесь еще немного, — задумчиво произносит Минхо. — Я действительно могу заставить тебя тренироваться. Может быть, даже исправишь свой хреновый график сна. — Удачи тебе, — усмехается Джисон. -Я собираюсь выйти, приготовься. — Минхо опускает руку вниз, готовясь, но не без того, чтобы не издать легкий скулеж. — О? Теперь тебе нравится твой член? — Никогда не говорил, что мне не нравится мой член, — бормочет он. — Правильно. — Джисон качает головой и осторожно выходит. Он хватает салфетку, прежде чем рухнуть на кровать рядом с Минхо, осторожно вытирая беспорядок на его торсе.  — Завтрак, а потом еще один раунд? — нахально предлагает он. — Конечно. Что ты готовишь, раз ты в теле шеф-повара? — Все, что хочешь, лишь бы я надел твой милый кошачий фартук. — Хорошо, — вздыхает Минхо. — Яичницу с беконом? — Ты понял, детка. — Джисон украдкой быстро целует ее и просто смотрит на Минхо—его собственное лицо -на мгновение. — Все равно странно. — Да, определенно. — Но Минхо все равно притягивает его к себе для еще одного поцелуя, напевает, как будто ему все мало, потому что, когда дело доходит до этого, странные обстоятельства вообще, они все еще Минхо и Джисон. Остальная часть их дня заполнена сексом, едой, сексом в душе, сном, большим количеством секса, перерывом, чтобы поиграть с кошками, немного больше секса, больше еды и быть слишком измученным, чтобы двигаться. Минхо в конце концов показывает Джисону, как хорошо его член чувствует себя в заднице, Джисон показывает Минхо, как хорошо его губы чувствуют себя на его члене (и, возможно, поэтично вощит над своим собственным членом), Минхо показывает Джисону, как хорошо его язык чувствует себя в заднице, и многое, многое другое. К концу дня они настолько истощены, что теряют сознание почти в тот момент, когда их головы касаются подушек, а рука Джисон перекинута через Минхо. *** Когда Джисон просыпается утром, он думает, что все это был сон. То есть до тех пор, пока он не осмелится пошевелить мускулом и все его тело не закричит в знак протеста. Нет, это определенно произошло. Он с трудом открывает глаза, щурясь от утреннего света, пробивающегося сквозь занавески. Его рука обнимает теплое тело, но он не совсем уверен, чье это. Когда его глаза привыкают, он видит голову с шоколадно-каштановыми локонами, а не свои собственные черные волосы, он видит идеальный нос с милой родинкой, красивые, длинные ресницы и розовые губы, очень пухлые от сна. Смех пузырится в его груди, и он не может удержаться, чтобы не потревожить мирный сон Минхо, встряхнув его. Хо кряхтит и стонет, пытаясь натянуть одеяло на голову. — Минхо, — поет Джисон, пытаясь стянуть с него одеяло. — Минхо, детка, дай мне тебя увидеть. Минхо медленно стягивает одеяло, его лицо очаровательно сморщено в замешательстве, а голос тяжел от сна.  — Джисони? Младший хватает его лицо и целует каждый дюйм, до которого может дотянуться. — Я скучал по тебе, — говорит он между поцелуями. — Я люблю тебя. — Вчера мы буквально весь день занимались сексом, — бормочет Минхо. — Это было реально, верно? — Каким-то образом, — подтверждает Джи. — Но это совсем другое! Теперь ты — это ты. Твоя карьера спасена. Я снова поцелую твое прекрасное лицо. Минхо одаривает его сонной улыбкой.  — Ты уверен, что не будешь слишком скучать по траханью себя? Может быть, мы сможем умолять Вселенную вернуть нас обратно. — Стой, — стонет Джисон. — Ты тот, кто мне нужен. Твое тело, твоя душа. — Я просто шучу, Ромео, — хихикает Минхо, нежно целуя его. — Я люблю тебя и рад, что ты вернулся. Мы можем вернуться ко сну? Я думаю, ты сломал мое тело. — И мой тоже, — говорит Джисон, зевая. — Но да, спать. Минхо в последний раз чмокает его в губы, прежде чем откинуться на подушку, удовлетворенно напевая. Джисон не знает, в какой момент он перестает любовно любоваться лицом своего парня и снова засыпает, но он точно знает, что любит его и чувствует себя ближе к нему, чем когда-либо. Он может продолжать трахать своего клона в своих снах или не трахать вообще, какая разница. Минхо — это все, что ему нужно. (…И, возможно, продление его истекшего членства в спортзале, но он может беспокоиться об этом позже.)
Примечания:
))

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Stray Kids"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты