Падший ангел/моя вредная привычка

Гет
NC-17
В процессе
5
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 17 страниц, 3 части
Описание:
- Бросай эту свою привычку курить, вредно.
- Ты моя вредная привычка. Не брошу.
Он смотрит на неё. Долго. Пытается понять, что она хотела этим сказать. А потом улыбается. Своей фирменной, как когда-то сказала Грейнджер, улыбкой. И зовёт её к себе жестом головы. Она тоже смотрит, и так же думает, что он хотел этим сказать. А потом улыбается и идёт к нему.
Примечания автора:
это очень важная для меня работа, и я надеюсь на обратную связь.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 1 Отзывы 5 В сборник Скачать

Глава 1.

Настройки текста
Гермиона сидела в пустой комнате на кровати. Она изучающе осматривала каждый уголок помещения, чтобы получше его запомнить. Оглядывая стол, с несколькими разбросанными конспектами по трансфигурации она наткнулась на фотографию. Она стояла в углу, одетую в аккуратную рамку. Гриффиндорка всегда стряхивала с неё пыль. Из-за стеклянной рамы на неё смотрели родители. Они улыбались и были счастливы. Гермиона любила ямочки матери, что проявлялись на лице, когда та улыбалась. Ей нравились морщинки отца, и его добрые глаза. Она всматривалась в людей, чтобы запомнить их навсегда. Каждую черту. Каждую морщинку, родинку, она хотела запомнить все. Последние две недели ей было сложно общаться с родителями. Гермиона всё чаще сидела в комнате за конспектами, отмазываясь что нужно подтянуть пару предметов. Так было проще. Конечно, она могла бы побыть с ними, сделать последними воспоминаниями вместе проведенное время, но. Как там говорят? Чем дольше прощаешься, тем больнее отпускать. Только это ничерта не проще. Ей было так же больно. Собравшись с мыслями, она взяла со стола сумку. Сжала палочку в руке крепче, почти до хруста. И тихо открыла дверь. Каждая ступенька была адом на земле. Спускаясь по, как казалось нескончаемой лестнице, она успела тысячу раз подумать о правильности принятого решения. Но других вариантов просто не находилось. Ей просто нужно сказать одно совершенно не сложное заклинание. Кровь пульсировала в голове, и девушка отчетливо слышала удары своего сердца. Руки тряслись, глаза были уже на мокром месте, а ноги продолжали спускаться. Мозг все так же предательски вёл отсчёт. Четыре.три.два. Последняя ступеньки в голову девушки как-будто со своей силой прилетел кусок металла. Хотя лучше бы и так. Она встала позади мирно сидевших родителей и направила свою палочку. " Давай Гермиона, ничего сложного. Просто скажи это и они навсегда забудут о тебе. "  — Обливейт! — одно слово сорвавщееся с губ, казалось роковой ошибкой. Воспоминания тем временем проносились в голове, со скоростью слёз. Не выдержав напряжения, девушка выбежала из дома. Они больше не помнят её. Боль казалась нескончаемой. Было чувство что грудь пробили, и в ней осталась огромная дыра. Такая большая что образовала собой всепоглащающую бездну. То была пустота в её душе, которую было нечем затмить. Просто нечем. Она забыла как дышать, и как жить наверное тоже. Слезы все катились и катились, казалось что вот-вот и точно захлебнется. Странно, но сейчас, казалось, запусти в неё кто-нибудь «Авадой» то дыра внутри сожрет и её, и все что там есть. Пустота. Вот что можно было сказать о ней. Пустота и ничего больше. В глазах не было тех искр, что светились раньше. Лицо стало бледнее полотна, и взглянув на эту девушку со стороны, каждый бы отметил что она выглядит не лучше мертвеца. Слезы высохли, глаза опустели и только немой крик вырывался из груди. Все чего хотелось — выть что есть сил. Но сил хватало только зарыться руками в непослушные волосы и упасть на колени. После войны с Волан-де-Мортом прошло лето, но Хогвартс успели восстановить. Так что Гермиона уже ждала, как обычно опаздывающих друзей на платформе девять и три четверти. Как ни странно именно такие вещи отвлекали Гермиону от своих мыслей. Она просто была рада почувствовать себя ученицей Хогвартса которая просто ждёт своих друзей чтобы поскорей зайти в " Хогвартс-Экспресс» и отправится в школу. И вот наконец уголки губ дрогнули, и увидев двух бегущих мальчишек она расплылась в улыбке. " Вроде уже взрослые, а ведут себя как на первом курсе " — отметила про себя Грейнджер и закатила глаза. — Гермиона! — - Гарри поднял руку в знак приветствия и улыбнулся. — Мы совсем не опоздали. Просто. ну. Мы ждали тебя в другом месте. Думали.встретимся у вокзала! — Да-а! — протянул Уизли. — Точно так все и было! Правду говорит! — Идём, балбесы! — хоть Гермиона и пыталась привязать им ответственность, но ближе к четвертому курсу поняла что ответственность и Поттер с Уизли — вещи несочетаемые. Наконец, усевшись в вагон, Гермиона принялась собирать волосы, которые опять её не слушались. Она аккуратно воткнула заколку в волосы, стараясь уложить их, и перевела взгляд на мальчиков сидевших напротив. Они оживлённо беседовали о чем-то, но девушка не стала вслушиваться. Она не могла не отметить, что за лето и её мальчики стали совсем не мальчиками. Перед ней сидели взрослые мужчины. Но в следующую секунду она буквально подавилась своими мыслями, потому что картина перед глазами не могла не рассмешить. Двое, как она мысленно выразилась — «мужчин» чуть ли не дрались за батончик шоколадки, с карточкой внутри. Она начала громко смеяться, из-за чего поймала на себе два удивленных взгляда.  — Ты считаешь это смешно? — Гарри уставился на неё, будто гриффиндорка только что перешла в Слизерин. — Он хотел забрать у меня мой батончик! — Гарри, это нечестно! У тебя уже была такая карточка! — возмутился Рон, глядя на друга словно они решали кому достанется последний кусок хлеба. — Ты знаешь что я его потерял! — он продолжал сверлить рыжего взглядом. — Так хватит! — крикнула, чтобы привлечь внимание. И снова два испепеляющих взгляда. — Гермиона, не лезь. Это мужские разборки. — Рональд задрал голову, всем видом показывая мол «идут важные переговоры, не мешай». — О-о, ну да, что же это я. — она подняла руки, в жесте " сдаюсь». — Как хотите. Я в этом цирке не чувствую. — Девушка демонстративно встала и вышла из купе. ____________ Кабинет МакГонагалл совсем не изменился. Казалось даже запах остался тот-же. Здесь все еще пахло старыми книгами и корнем Асфоделя. Казалось что стены пропитывали этот запах веками. Но Гермионе от этого становилось спокойнее. Декан её факультета всегда внушала доверие. — Я никогда в Вас не сомневалась Мисс Грейнджер, но все-таки скажу: Принимая роль старосты вы принимаете немалые обязанности. Особенно в это тяжелое для время. Хогвартс изменился. Война прошла, но оставила за собой немалые последствия. И будучи старостой вы должны подавать пример ученикам школы и показ. — её прервал скрип открывающейся двери. — Простите, надеюсь не помешал! — Малфой собственной персоной. — Ну что Вы, мистер Малфой, как раз вовремя! Я переходила к обязанностям старосты школы. Проходите. Гермиона слышала каждый звук, стучащих об пол, наполированных до блеска туфель вошедшего. Судя по звукам он остановился недалеко от её спины, настолько недалеко, что она слышала дыхание слизеринца. — Чтож я надеюсь вы поладите, и покажите своим факультетам что Хогвартс очень дружная школа, где факультеты никогда не враждуют. — на последней фразе она сделала акцент. — Мистер Филч проводит вас в башню старост, а расписание я сообщу Мисс Грейнджер позже. Если бы от напряжения в помещении зависил уровень кислорода, они бы уже задохнулись. Гермиона не могла и пошевелиться, понимая кто стоит за спиной. Она читала что писал «пророк» о ситуации в Мэноре, но даже отдаленно не могла представить что творилось там все лето. Ее до сих пор иногда мучали кошмары, где она видела Беллатрису, и какого было вспоминать лицо Малфоя, смотрящего на эту картину. Он не делал ничего пока эта сумасшедшая пытала Гермиону. Его глаза, наверное навсегда останутся в памяти. Его глаза и смех сумасшедшей девицы на фоне душераздирающих криков девушки. _______________ Когда Филч показал башню Малфой сразу же скрылся в своей комнате, не желая ни минуты больше проводить в обществе грязнокровки. Закрыв дверь с хлопком он осмотрел новую спальную, и сделал вывод что все не так уж и плохо. Расположив вещи он рухнул на кровать и прикрыл глаза стараясь выкинуть мысли и воспоминания из головы. — Курциатос! — - Беллатриса направила палочку на девушку, и та снова принялась орать корчась от боли. Малфой слышал это из другой комнаты, но никак не решался войти. Он знал кто это, даже думать не надо было. Грейнджер. Кто бы сомневался, что эта поганая грязнокровка будет так защищать своих балбесов друзей. Очередной крик, прожигающий дыру в груди слизеринца. " Знала бы ты Грейнджер, как мне хочется выть от криков, которыми пропитался этот дом». Тишина. Она наконец замолчала, и парень облегченно вздохнул. Две секунды и Малфой сам не понял как сорвался с места выбегая из комнаты, с одной лишь мыслью в голове. Нет криков, значит нет её. Так всегда происходило в их доме. Они кричали, казалось целую вечность. Кричали так, что челюсти Драко сжимались до хруста в зубах. А потом секунда. И всё. Конец. Ни криков, ни боли, ничего. Только слёзы катятся на пол из стеклянных, неживых глаз. Они замолкали, но слышать нескончаемую тишину смерти было ещё страшнее. До ломящей боли в груди. Выбежав из комнаты он остановил взгляд на лежащей на полу однокурснице. Остановив свой порыв подойти и помочь, только сильнее сжал скулы, натягивая безразличное выражение лица. Он сдержался. Лишь сочувственно смотря в еле-открытые, замученные глаза. Мол — «мне жаль, но ничем помочь не могу. " Малфой только сильнее сжимал кулаки, отчаянно пытаясь убедить себя стоять на месте и смотреть на умирающую девушку. Заметив его Беллатриса медленными шагами подходила к слизеринцу. Остановившись с двух сантиметрах от лица, она смотрела в его глаза, своими до чертиков сумасшедшими. — Милый Драко! — она так громко и неожиданно выпалила это, что он чуть не подпрыгнул на месте. Малфой выбросил все сожаление из взгляда. Но видимо она не оставила этот жест без внимания. — Эта девчонка мне ничего не рассказывает… Может.мм… у тебя получится разговорить её? — хищно улыбаясь она отошла в сторону, открывая доступ к девушке. Гермиона смотрела на него молящими глазами. И почему она так смотрела на него? Чего ждала? Что он откажется? Но ведь он не мог. Доставая палочку из кармана, он впервые в жизни, наверное, ждал её идиотов друзей. Направляя палочку на однокурсницу трясущейся рукой, он буквально молился чтобы эти идиоты скорее выбрались из темницы. — Ну давай же! Я хочу слышать её крики! — За этим последовал смех, от которого все внутренности сжались. Одними губами он прошептал «прости» смотря прямо в глаза и опустил взгляд. — Курциат… — Экспилиармус! Не успел договорить, как палочка выпала из рук. Облегчённый вздох, чуть не вырвался из груди. В следующую секунду он уже валяется на полу, в последствии «Сектумсемпра». Раны покрыли все его тело, и единственное что оставалось, смотреть на лежащую в другом конце комнаты Грейнджер. Он смотрел ей в глаза, и на лице, кажется проступали слёзы. А она смотрела, как он захлебывался собственной кровью, пока глаза медленно закрывались. Он резко открыл глаза, проводя рукой по лицу, пытаясь стереть воспоминания. Прошло всего три месяца, но так сильно его жизнь не менялась ещё никогда. Это лето стало самым тяжёлым. Всё детство Драко провёл в тени отца. Он хотел получить его одобрение, и всегда подражал Люциусу. В его глазах отец был идеалом. Не только Драко стремился достичь его уважения, это делали абсолютно все. Всю жизнь все вокруг подлизывались к Люциусу. Он никогда не думал какого это выйти из тени отца. С детства это казалось чем-то невозможным. Чем-то неправильным. Но смотреть как человек, внушающий страх всем, к чему прикосался — скрывался от Министерства и боялся каждого шороха, было выше всяких сил. Люциус медленно сходил с ума, и наверное все кончилось бы повешенным телом в собственном кабинете. Да, определённо так бы и случилось, если бы его не казнили. Смотреть на казнь отца — было выше всяких сил. Смотреть на то как Нарцисса медленно сходит с ума — было выше всяких сил. Все это было нескончаемой мукой для Драко. После казни Люциуса министерство вцепило свои когти в Нарциссу. Они приходили каждый день, каждый чертов день допрашивали их, обыскивали дом. Обещали что оставят в покое их семью. Лицемерные мрази. Нагло врали в лицо. Он смотрел на то как его мать медленно убивают, и намеренно сводят с ума, но ничего не делал. Трус. За это Малфой ненавидел себя больше всего. Он дал им свести её с ума. Свою собственную мать. Был слишком занят глупыми мыслями, что не заметил как она страдала. Опять. Опять эти мысли. Резко встал с кровати и ринулся к двери. Не успел сделать шаг через порог, на его пути стояла грязнокровка. — Чего тебе? Уйди с дороги. Гермиона чуть не врезалась в грудь слизеринца. На секунду гриффиндорка растерялась, но тут же отстранилась с резким вдохом. Запах перегара и дождя врезался в ноздри. На секунду она перестала дышать. — Приём Грейнджер! — он щелкнул пальцами перед лицом, возвращая девушку в реальность. — Чего пришла? — Можно и повежливее. — поймала скептичный взгляд. — Я по делу. — Ещё бы ты пришла сюда без причины. — как же он бесил Гермиону. Но сейчас, стоя здесь, так близко, не было сил раздражаться. — Профессор МакГонагалл не успевает составить нам расписание, поэтому поручила это мне. Я хотела спросить. Не успела договорить потому что дверь с грохотом захлопнулась перед носом. Нет, она ошиблась. Он бесил её всегда. Независимо от расстояния, пусть хоть на километр отойдет, это тот же придурок Малфой. Наверное кидать гадости в сторону Гриффиндорцев вошло в его привычку. — Когда напишешь расписание, кинешь его под дверь. Сведëм общение к минимуму. — Малфой! У тебя нет прав, позволять себе такие выходки. Я поставлю расписание так как мне удобно и менять не буду. Не хочешь сотрудничать — твои проблемы. Она ударила ладонью дверь, представляя на её месте Малфоя. Наверное если не куча дел, она бы сломала эту дверь, а потом и голову слизеринца об обломки двери. Но нужно было ещё составить расписание, познакомится со старостами факультетов и составить график дежурств. А это только малая часть списка дел. Посмотрев на часы Грейнджер вышла из башни направляясь на ужин. Там её встретили два тёплых взгляда. На ужине весь Гриффиндор поздравлял девушку с назначением её старстой. Рон как обычно уплетал еду за обе щеки. Сейчас она хотела отдохнуть от всех мыслей в голове, и в особенности от человека, жившего в соседней комнате. Его запах врезался в память, и вызывал смутные чувства у Гермионы. Она не любила дождь, перегар тем более. Но вместе это вызывало какое-то влечение. Конечно, пока девушка не вспоминала кому принадлежал аромат. Ехав в Хогвартс, она была уверенна что станет старостой. И почему-то представляла что её "коллегой" будет человек ответственный, и понимающий. Который будет брать половину обязанностей на себя, как и должно было произойти. Но кажется судьба решила хорошенько посмеятся над волшебницей. И вместо ответственного, надежного ей попался /этот/. Даже мысленно не хотелось произносить его имя. От него на языке оставалось послевкусие. Очень неприятное, к сведению. Как будто проглотил змею, и изо рта так и сочится яд. Но больше всего её смущало что больше половины слизеринцев, включая Малфоя — отсутствовали на ужине. Это сильно напрягало и раздражало. Ужасные мысли лезли в голову, что было совсем не кстати. А если Малфой пригласит своих друзей в башню старост? Нет. К такому она точно не была готова. Жить с одним слизеринцем было испытанием, а если туда будут ходить другие, то она точно сойдет с ума. Вспомнив ухмылку Малфоя она так разозлилась, что стакан в её руке чуть было не треснул. — Гермиона, я согласен . Мы тоже не любим кампот , но я не думаю что стакан в этом виноват. - улыбаясь сказал Гарри. Это вернуло её в реальность, и стакан с грохотом опустился на стол. Из краёв немного пролился яблочный компот. — Очень остроумно, Гарри. Не ожидала. Они с друзьями начали смеятся, её смех был искренним. Она забыла обо всем что мучало её, и вернулась к друзьям. *** Когда грязнокровка ушла Малфой остался в башне один. В животе урчало и он поняла что за целый день ничего не съел. Но на ужин идти желания не возникло. Там будет Грейнджер, а от неё хотелось отдохнуть. От мысли что ему придется делить башню с грязнокровкой все внутренности сворачивались. Внезапно в голову пришла интересная идея. Пока не начался ужин, он рванул, буквально вылетая из комнаты в сторону гостиной слизерина. Уже через десять минут больше половины факультета шли за Малфоем в башню. Рядом с Малфоем шёл Блейз. — Думаешь Грейнджер обрадуется нам? - мулат скривил губы в усмешке, и уставился на Драко. — Надеюсь она сдохнет от возмущения. На самом деле он убеждал себя что просто хотел отдохнуть. Конечно грязнокровка тут не причем. Правда? Нет. Он хотел увидеть её глаза когда та увидеть это шоу. Вот будет весело. Он не знал откуда такое рвение выбесить её, но это и вправду отвлекало. Дойдя до башни блондин произнёс "Чепуха" и портрет открылся. — Проходим дамы и господа. - он зашел внутрь пропуская остальных. Плохое настроение резко сменилось хорошим. Он был в предвкушении. Так и хотелось увидеть глаза грязнокровки, когда та увидит весь этот балаган. Он поймал себя на мысли что весь этот цирк был только для неё . Но тут же отбросил её в сторону. "Конечно нет, мне просто нужно расслабится. " Слизеринцы сидели на диване у камина, и было ощущение что они пришли домой. Наверное это показалось бы кому то наглым, но это же слизерин. Блейз и Паркинсон достали еду, и несколько бутылок огневиски. Куда же без этого, мысленно усмехнулся Малфой. Он все еще хотел есть, так что ждать долго не пришлось. Песни с Забини расположились на диване гостинной, и Малфой пристроился к ним. — И какого это? Жить с грязнокровкой. - Паркинсон откусила кусок яблока, и расположилась на его плече . — Не знаю, мы не видемся. Но она меня уже задолбала. - он выхватил яблоко из рук девушки и сделал следующий кусок. Она тут же вскочила, в попытках отнять фрукт. Малфой вытянул руку, так что девушка не могла дотянуться до плода. — Придурок. - фыркнула она, но в этот раз Забини выхватил яблоко из рук блондина. Он откусил немного смотря на Паркинсон с вызовом. Та сразу подскочила на месте, и бросилась к Блейзу. Но в эту же секунду яблоко фрукт прилетел в руку Малфоя. Она фыркнула от раздрожения, но друзья продолжали смеятся. Драко демонстративно вытянул руку дальше от неё не прекращая смеятся. С вызовом посмотрев на блондина она уселась ему на колени и закусила губу. Такого поворота никто из друзей явно не ожидал. Девушка поëрзала на его коленях, от чего Малфой заметно напрягся. Блейз смотрел на разворачивающуюся перед носом картину, переводя глаза то на Драко, то на Паркинсон. — Паркинсон ты меня удивляешь. - парень и правда был удивлен. Она наклонилась к уху и прошеплата : — Отдай мне это чертово яблоко. — И все ради яблока? Я разочирован. — А ты думал. Больно ты мне нужен. - она фыркнула и вцепилась в него взглядом. — Ладно. - он только пожал плечами и отдал фрукт. Дверь со скрипом открылась и в башню зашла Грейнджер. Пройдясь взглядом по всей комнате на её лице застыл шок. Она секунду стояла в бездействии, но сразу нашла в толпе Малфоя. Который как обычно ухмылялся, и уже ждал её новых обвинений. — Что это такое, Малфой? - она кричала, казалось на весь замок. — Это? Ах, да прости я немного передвинул кресло. Надеюсь ты не против. - он хмыкнул это будто ничего не происходило, но в душе просто ликовал. Именно этот взгляд он хотел увидеть когда затеял все это. — Я не об этом идиот. Что они все здесь делают?! - она оглядела полную гостиную слизеринцев, и отметила что даже самые страшные кошмары не начинались так. Малфой подскочил на месте и подошёл ближе. Между ними оставалось еще метров десять. — Это мои друзья, дура Грейнджер. - слизерин кажется оценил это, в ту же секунду она начали гоготать как ненормальные. — Чтож мне искренне тебя жаль, раз это твои друзья. Но прости что они здесь делают? Тебе не кажется что они здесь немножко лишние? - скрывать свое раздрожение совсем не удавалось. Но поймав несколько озлобленных взглядов, она решила обойтись оскорблениями в сторону только Малфоя. С ним она справится. — Не твое дело кто мои друзья, грязнокровка. - одно слово, словно хлестнуло по рёбрам. — И нет. Думаю что лишняя здесь ты. — Я сейчас же пойду к профессору Снейпу, и тебя снимут с должности старосты Малфой. Ты придурок. Неужели сложно просто взять на себя свои обязанности и не приводить в общую гостинную всякий.. сброд. - она уже не кричала. Даже выговаривала каждое слово, пытаясь донести до недочеловека стоящего рядом смысл всего сказанного. Последние слова само собой услышал только он. Он хотел сказать что-то, но его остановила Паркинсон. Она с сомнением смотрела прямо в глаза. — Может нам правда уйти? Конечно Паркинсон, я же просто так все это начал. — Ну что ты, мы останемся. Уйдет она. - он показал на Гермиону . — Нет Малфой, уходишь ты со своими дружками. - он смотрел на неё с вызовов, ожидая что гриффиндорка сдастся. Но в её глазах плясали такие же огни как у него. И казалось что они простояли бы так до самого утра, не двигаясь с места. Просто смотря друг на друга, и мысленно проклиная. — Ты мерзкий. - бросила, не отводя глаз. Девушка закатила глаза, и пошла по направлению в свою комнату, задевая Малфоя плечом. — Врубай музыку, Блейз. - крикнул он когда Гермиона уже заходила в комнату. После чего последовал характерный хлопок дверью. Её раздражало в нём абсолютно все. Какое право он вообще имеет так делать? Черта с два она будет это терпеть. Пара секунд и рука сжалась на ручке двери. Дыхание было сбито, а в глазах туман. Вспышки гнева были нехарактерны для Гермионы. Гермиона грейнджер - сама спокойность, пример для подражания. Всегда просчитывает ходы наперёд, знает практически всё. И сейчас она явно не подходила своим же стандартам. Ей стоило не малых усилий остановить этот порыв, и делая глубокий вдох она медленными шагами прошла к столу. Трансфигурация - вот что действительно отвлекало. Завтра должен быть зачёт. Конечно она будет готова к нему. Открыв учебник и несколько пергаментов, девушка начала вчитываться в конспект. Посторонние звуки сильно отвлекали, а злость уже во всю кипела. Её становилось так много что в ушах звенело уже вовсе не от музыки, а скорее от бурлящей крови в висках. Книга захлопнулась так же быстро, как волшебница собиралась убить Малфоя. В голове так и мелькали картинки с его оторванной головой, от чего на душе становилось гораздо спокойнее . Решив что его наглость переходит все границы, девушка вспомнила про расписание, которое кстати Малфой скинул на неё. С грохотом книга отправилась на стол. Девушка принялась составлять расписание. — Ну смотри, Малфой. Сам виноват. - в глазах горели огни, и она непроизвольно закусила губу в предвкушении.
Примечания:
первая работа по этому фэндому, и я надеюсь выйдет что-то стоящее.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты