You raise me up

Слэш
R
Завершён
4
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Слишком неожиданно я сделал что-то еще по Клонам. На этот раз это Бакуры, Ями Бакура/ Рё Бакура.
Если кратко - я захотел, чтобы они пережили операцию на глазах, а потом запели. Вот что получилось.
Посвящение:
На этот раз это для Ezard. Потому что человечек хотел)
Примечания автора:
Очень слабый и явно некорректный перевод песни "You raise me up".
А вообще на это меня вдохновило выступление Ламы на проекте "Маска" на НТВ. Ага, я внезапный динозаврик, раз такое смотрю. По мне, так этот номер был самым прекрасным!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 2 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Это весьма странное ощущение. Слышать все как раньше, различать температуру как раньше, чувствовать кончиками пальцев как раньше. Но ничего не видеть, потому что больше нечем. Не видеть глазами то, что видел раньше и на что смотрел чаще всего. Поганый мир, людей вокруг, которые и делали его таким грязным, и прекрасные глаза одного обладателя слишком белоснежных волос.       Как же интересно все же получилось.       — Вернись в свою кровать, придурок.       Сидящий рядом с койкой своего клона парень вздрогнул, причем даже как-то заметно для уже слепого.       — Я… Задремал.       — Мне-то что, — фыркнул клон и отвернулся, несмотря на то, что ни он, ни «хозяин» пока ничего не видели. Или последний уже мог, но пока промолчал об этом.       — А мне скоро снимут повязку, — словно прочитав мысли, заговорил Рё. Игнорировать недовольство клона уже вошло в такую прочную привычку, что парень этого даже не замечал.       — Потерпишь с поздравительным танцем? – а клон не унимался в язвительных речах, стараясь хоть как-то ранить этого… этого… человека.       Рё только покачал головой. Клон всегда был таким. Ему уже столько раз доставалось за подобное отношение не только к собственному хозяину, но и к остальным людям, но это его словно ни капли не учило. Клону было плевать. На что или на кого? Кто его знает. Но Рё правда пытался узнать, чтобы хоть как-то радовать этого гада.       Клон повернул голову обратно. Ему не нужно было видеть, чтобы догадаться, что человек загрустил или надул губы от собственного бессилия. Ну вот было б с чего грустить. Подобное поведение неимоверно бесило, и клон было поднял руку для шлепка или удара, однако вовремя опомнился. Если он не видел, это не значило, что в палате никого кроме них нет. А зная «любящего» отца Рё, можно было догадаться, что парочка охранников или здесь, или неподалеку. Как говорил сам Бакура-младший, отец его любил. А клон пытался верить, пусть и не показывал вида.       — Ударишь? – вдруг спросил Рё, чем правда удивил клона.       — А ты этого хочешь? – клон довольно быстро забрал инициативу в разговоре.       — Ну, если тебе легче станет.       — Мне станет легче, когда ты перестанешь ныть, — снова фыркнул клон, но опустил руку к себе на колени.       Обладатель белоснежных волос замолк, из-за чего клон напрягся. Обычно в такие моменты этот человек мог выдать что-нибудь немыслимое, контролировать его получалось плохо, несмотря на попытки клона это сделать.       — Только попробуй, — почти прорычал клон, когда ощутил поползновение в свою сторону, сжимая одеяло рукой. Рё замер, практически усевшись рядом с ним на койку. Сейчас они оба ничего не видели, у обоих на головах были повязки, но вот только… Когда парню снимут повязку, он будет смотреть на мир глазами своего клона. Теми глазами, в которые он сам хотел смотреть всегда.       — Попробую, — тихо прошептал Бакура и подполз достаточно близко.       — Засранец, — так же шепотом выругался клон, не желая признавать, что деваться ему некуда, и уже чувствуя горячее дыхание парня. Маленький демон в ангельском обличии. Наверное, этот образ останется перед вырезанными глазами навсегда. Те глаза, которых из-за прогрессирующей болезни лишился Рё, были намного прекраснее всего остального мира. Они захватывали клона с головой, обезоруживая в самые неподходящие моменты. Именно они и приводили к мысли, что перед вами ангел во плоти. Другие люди, не только живущий с ним клон, часто говорили об этом младшему Бакуре.       — Хозяин… — с легкой насмешкой позвал клон, чтобы позлить их обоих.       — Не язви, — осторожно отозвался Рё и все же коснулся губами чуть холодной щеки клона. Если б он рискнул на более откровенные действия, мог бы получить по ребрам. Но несмотря на внешние раздражение, клон не хотел бы ранить человека – все-таки тот после операции, тем более такой сложной, что реабилитация проходит уже несколько месяцев практически безвылазно.       — Кое-кто сильно осмелел.       — Учусь, — Рё широко улыбнулся, все больше и больше наслаждаясь подобной близостью с клоном.       — Даже интересно, у кого, — фыркнул клон и опять поднял руку в попытке схватить хозяина хотя бы за плечо. И у него это даже удалось. — Иди в свою палату.       — Мне там скучно, — выдал парень в ответ на то, что клон начал его снова прогонять. А после так вообще бухнулся на клона, причем достаточно нагло.       — Ты страх потерял? – слышно рыкнул тот, но поймал этого гаденыша. Наверное, на автомате. – Встань с меня. Быстро.       Рё больше ничего не сказал и даже устроился поспать. Вот засранец.       — Эй… — еще раз попробовал клон, однако опять ничего не произошло.       Клон машинально закрыл глаза, только потом вспоминая, что в принципе это бесполезно. Бывали моменты, когда он думал, что темнота пройдет, стоит снять эту чертову повязку и открыть глаза. Как будто все это время он просто сидел с закрытыми. Но осознание каждый раз било в голову тупым предметом и отдавалось в висках. Бесило даже не то, что клон больше не увидит чертов мир; больше бесило то, что он никогда не увидит те прекрасные глаза хозяина. И неизвестно, каково будет человеку с его глазами.       Клон погладил белоснежные волосы. Наверное, это одна из немногих возможностей вот так просто касаться этого глупого чуда. Больше тревожить Бакуру клон не стал. Этот человек многое пережил, чего уж греха таить. Практически все время он держался за свое любимое увлечение – пение. Клону было сложно понять подобное, наверное, в силу своего положения в этом обществе. А у самого Рё было куда больше возможностей для осуществления своих желаний. Хотя, может, оно и к лучшему? Ведь в дополнение к прекрасным глазам у парня был и отличный голос.       — Хочешь, я спою тебе? – вдруг вслух спросил Бакура, напугав клона куда сильнее. Он мысли читает или что? Как у него это получается?       — Ты дурак? – серьезно спросил клон и даже шлепнул его по спине. – Убить меня захотел?       — Извини.       Клон рыкнул и едва не треснул хозяина куда сильнее.       — Ты ж спал. С чего вдруг заговорил?       — Так мне спеть?       — Только не ту песню, — клон поднял голову к потолку. Гаденыш с ангельским лицом. Научился же правда!       — Которую? – сначала Рё не понял, про какую именно песню говорил его клон. — Аа, ту самую? А почему?       Клон мог поклясться, что в тот момент Бакура хитро улыбался.       — Она же тебе нравится, — снова заговорил Рё и даже начал подготавливаться к пению, усевшись на клоне.       — Ненавижу ее, — бросил клон, чтобы хоть как-то успокоить это чудо. И фраза действительно остудила пыл парня. Почему он это сказал? Рё же видел, что это совершенно не так.       — И вообще. Нечего палить песню перед выступлением, — буркнул следом клон, перебивая все мысли человека, и убрал руку с его плеча. Не хватало еще, чтобы он воспользовался этой слабостью. Очередной, черт бы его побрал!       — А, точно! – Бакура едва не подпрыгнул на клоне.       — Совсем кукухой поехал, хозяин.       — Ты же едешь со мной! – радостно выпалил парень, снова проигнорировав едкое замечание.       — Куда? – его радости клон не понял.       — На выступление, куда же еще, - Рё мысленно заметил, что тот уставился на него, несмотря на бинты на глазах.       — Нахрена? Что я там увижу?       — А… — у Рё был аргумент, но он пропал, когда человек услышал и понял смысл слов клона. – Ну… Ты ведь обязан…       — Тогда вопрос снят, — клон резко оборвал его на полуслове, которое парень еще и нашел с трудом. – Так когда у вас выход, уважаемый хозяин?       Бакура смотрел на клона и хотел, правда хотел сказать что-нибудь еще. Что-нибудь такое, чтобы тот замолчал и просто согласился с ним. Чтобы не язвил, а просто обнимал, без вот этих вот болезненных речей.       — Вечером.       — Хааа… Надо же как быстро. А повязка?       — Врачи сказали, что посреди дня должны снять… Мы и так сомневались до последнего, — почти оправдываясь, начал Рё, все еще не зная, что толком говорить.       Клон с удовольствием треснул бы этого гаденыша за подобное поведение. Но раз они сейчас в такой теме «хозяин—раб», то играть нужно соответствующе.       — Все на ваше усмотрение, хозяин.       Слова, сказанные клоном в таком тоне – слишком без эмоционально, — пугали Рё, иной раз до дрожи в коленях. Пусть этот невоспитанный клон ругается, пусть огрызается, пусть! Но только не ведет себя как покорная овечка. Бакура видел таких, они же неживые! А это не его клон, нет, он живой!       — Я тогда… Вечером зайду.       Клон молча кивнул, не стараясь даже угадать, в правильном ли направлении он это сделал, и дождался, когда парень с него слез. Человек каждый раз надеется, что разговор с клоном пройдет лучше, спокойнее, но из раза в раз ошибается, у него ничего не получается. Конечно, это тревожило Бакуру, но как изменить ситуацию – он не знал.       После операции клон еще ни разу не покидал больницу. Чисто теоретически он понимал, что ему потребуется время, чтобы начать нормально ориентироваться в доме. Если, конечно, старший Бакура решит, что клон еще нужен его сыну. Про адаптацию на улице пока даже мыслей не было. Хотя его хозяин мог начать таскаться с ним как с «ребенком» — такое сравнение первым пришло на ум. А зная характер Рё, все могло выйти именно так.       Как сейчас, например. Клон слишком отчетливо услышал голос хозяина, который вдруг начал командовать кем-то еще. И те люди быстро привели брыкающегося до последнего клона в порядок. Судя по личным ощущениям, его переодели, переобули в обувь, больше похожую на уличную, и даже причесали. Но что-то ему подсказывало, что его волосы никому не поддались.       — И зачем я туда еду? – поинтересовался клон, когда они сели в машину и тронулись с места. Опять же. Глаза его подводили, нихрена не видя и отсутствуя вовсе, а остальные органы чувств после такой утраты начали работать куда лучше. Да и не отупел же он после операции? Вроде нет.       — Тебе что сейчас хочется услышать? – неожиданно с легкой наглостью спросил Рё, устроившись на сидении довольно близко. Опять.       — Например, бред в стиле «Но я же боюсь сцены», — фыркнул клон, чтобы оставить за собой право последнего слова.       Бакура же замолк, потому что его клон был в чем-то прав. Это будет второе выступление парня перед довольно большой аудиторией, и естественно, что он еще волновался. А этот… В который раз смог прочитать его как открытую книгу, наверное, сам того не подозревая.       — Ты ведь обязан сопровождать меня, — вместо всего прочего сказал Рё, опять затыкая клону рот.       Он ведь тоже не глупый. Прекрасно видел, как менялся в лице клон, стоило им завести подобную тему — тему взаимоотношений. Не тех, что построились у них, а тех, которые должны были построиться между ними. Когда что-то такое поднималось, клон язвил пуще прежнего, часто подыгрывая и изображая простую куклу, какими обычно и хотели видеть клонов рядом со своими хозяевами. Рё беспокоился по этому поводу, обижаясь и на него, и на себя, только со временем смирившись и научившись отражать это поведение клона или приглушать хотя бы. То выражение лица, которым одаривал его клон, когда внезапно проигрывал в словесных перепалках, на самом деле дорогого стоило, и Бакура даже получал от этого небольшое удовольствие.       Незрячий клон на словах про обязанности скривился, не желая больше ничего говорить. Знать бы еще, что ответить.       Раз машина остановилась и послышались хлопки дверей – они приехали в нужное место. Раз вокруг было слишком шумно, словно все люди города собрались именно сюда – концерт вот-вот начнется. И раз клона поставили куда-то к стенке – Рё тоже начал готовится к своему выходу. Даже интересно, не опоздали ли они.       Клон усмехнулся. Глубоко внутри души он хотел, чтобы этот малыш выступил и выступил блестяще, хотя он и не очень-то в этом сомневался. Все-таки что что, а петь парень умел. А тут такая прекрасная возможность снова показать себя. Деталей клон не помнил, но это было что-то вроде конкурса талантов, кажется. Правда, если это был действительно конкурс, то насчет приза за первое место Рё ничего не говорил. Если бы сказал – клон бы запомнил.       Почти сразу клон понял, что они находились в небольшом помещении, и здесь, кажется, было много людей. Словно гримерка была на всех и сразу. Ну, благодаря этому факту клон хотя бы может слиться со стенкой и толпой, если до самого конца его никто не сдвинет с места.       Однако у кого-то возникли другие планы. В какой-то момент его неожиданно взяли за руку и потащили. Клон едва не растерялся от такой прыти, но и сказать ничего не мог – он же не имел права. Вон сколько слухов было, стоило одному несчастному клону пискнуть в сторону человека. Человек, который его тащил, на удивление молчал, только иногда отвечал на вопросы прохожих «да» или «нет». Да что происходит? Клон дернулся, когда услышал подозрительно много шума, словно они подошли к какому-то важному месту. Но человек как будто не почувствовал этой попытки. Он довел клона до нужного места, вручил что-то в руки и ушел, судя по звукам. Охреневая от происходящего, клон принялся ощупывать предмет в руках, и к своему ужасу понял, что это микрофон. С какого перепуга? Зачем? Как он к нему попал?       Слишком неожиданно его снова поймали за руку и провели на несколько шагов вперед.       — Да подождите, — наконец, попытался брыкаться вслух клон и дернулся от того, кто его держал. Тот человек только объявил о выходе следующего участника, как будто вообще пропустил мимо ушей его слова. Сердце клона пропустило удар, из-за чего он чуть не выпустил из рук микрофон. Да как он сюда попал? Разве выступать должен не человек? Они там слепые что ли вообще? Какого черта он оказался на сцене вместо Рё?!       Потом мысленной ругани был прерван аплодисментами, которые по идее должны были подбадривать, а так же звук шагов ведущего. После них клон понял, что его оставили на сцене одного. Надо уйти. Уйти! Клон сжал микрофон в руках, пока окончательно не растерялся от произошедшего, и уже сделал пару шагов назад, думая, что привели его именно оттуда.       Однако начавшаяся музыка заставила его ошарашенно замереть на месте и буквально уставиться в ту темноту, которая стояла перед несуществующими глазами. Это же… Это… Его любимая песня, песня Рё.       — You raise me up, — прошептал клон. Вот черт. Это же та самая песня, которая нравилась клону именно в исполнении Бакуры. Почему все получилось именно так?! Рё ее столько раз пел, столько репетировал, что клон сам выучил и слова, и когда и где надо начинать.       Повинуясь внезапным порывам, он запел, сразу же попав в нужные ноты. Совершенно забыв, где находился и почему хотел уйти; забыл, что вокруг много людей, даже не клонов. Всего за несколько секунд это все стало неважно. Клон пел не для них, а для хозяина. Эта песня очень прочно засела в душе того, кого по факту просто использовали в личных целях. Просто как вещь, как инструмент. Но пел он не поэтому, а потому, что его дурак так не считал и всем видом это показывал. Снова и снова репетируя именно эту песню, Рё пытался это донести до язвительного клона, раз за разом, принимая на себя все его острые слова и поступки. Клон видел все это, не мог не видеть, и именно поэтому…       Дойдя до припева, клон собрал все свои силы. Он хотел вложил в эти строчки, именно в них довольно много себя. Словно потом все эти слова просто не поймут.       По тому, что музыку ускорилась, клон сразу понял, что песня будет укороченной. Такой маневр часто применяли, когда участников слишком много. Он запел припев снова и не сразу понял, что его поддержали из-за кулис.       — Ты держишь меня, поэтому я могу идти дальше.       Зал заметно оживился, кажется, даже начиная подпевать.       — Ты поднимаешь меня, чтобы я шла в бурном потоке.       Клона неожиданно взяли за руку, но он сразу понял, чья эта мягкая и теплая рука, и сжал ее в ответ. Это Рё, это его Рё.       — Я сильная, когда на твоих плечах.       Бакура довольно быстро перестал контролировать эмоции. Да и как тут все это удержать, когда клон не убежал, хотя мог бы; когда он не испугался и ответил ему этой песней. Его же песней!       — Ты делаешь меня сильнее, чем я могла бы быть! – эти строки… Именно эти строки они посвятили друг другу, не сговариваясь, здесь и сейчас. Других для них уже и не существовало.       — Ты делаешь меня сильнее, чем я могла бы быть… — вместе с ними медленно стихла и музыка. Едва она замолчала, зал буквально взорвался аплодисментами и криками. Никто, никто в зале не остался равнодушными к этому выступлению, хотя, конечно, вопросы оставались.       Рё не смотрел в зал, уставившись прямо на клона и плакал от накрывшего его счастья. Тот услышал или почувствовал это и притянул его к себе.       — И чего ты ревешь, глупый?       — Я… Ты… Я… — парень просто не мог собраться с мыслями. Это было так прекрасно! Один он бы не смог лучше!       — Отведи меня отсюда, — усмехнулся клон, отдавший Рё свои глаза. Показывать на людях что-то еще? Ни за что!

You raise me up

You raise me up, so I can stand on mountains / Ты держишь меня, поэтому я могу идти дальше. You raise me up, to walk on stormy seas / Ты поднимаешь меня, чтобы я шла в бурном потоке. I am strong, when I am on your shoulders / Я сильная, когда на твоих плечах. You raise me up, to more than I can be / Ты делаешь меня сильнее, чем я могла бы быть!

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Yu-Gi-Oh!"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты