Благие намерения?

Гет
NC-17
Заморожен
34
автор
akindofmagic гамма
Размер:
11 страниц, 2 части
Описание:
— Вот видишь, Гермиона вполне спокойная в обычной жизни, — Поттер махнул рукой в сторону Гермионы, хотя тоже был озадачен ее тихим поведением, — Может, найдете общий язык вне министерства.
— Да, конечно, Поттер. Или тебя вызовут сюда арестовать одного из нас, — Малфой сел на свое сидение и тяжело вздыхал. Мерлин знает, чего ему стоило все эти годы быть рядом с этой феминисткой и упертой дурой. Поттер отчасти тоже, знал.
— Напитки появятся через две минуты, а я хочу побыть с Джинни без детей.
Посвящение:
Эта работа про ожидания и реальность, про влияние окружения на отношения людей иногда нежелательное, про потерю свободы в разных ее формах.
Современные отношения к ценностям и основам семьи для людей, которые пожили вдоволь для себя, это тяжёлое испытание.
Примечания автора:
Работа написана в рамках "Дракотура". Третий этап.
Присоединиться и повлиять на развитие Дракотура можно по ссылке https://t.me/dracotur
Музыка в тексте поможет вам окунуться в ощущения героев. Треки подбирались специально и изучая перевод.
Все герои совершеннолетние.
Я не ставлю основных меток по финалу, чтобы вы могли читать и наблюдать в неведении.
Арты и музыка к частям:
1 - https://vk.com/teylonysfantasy?w=wall-202893471_30%2Fall
там же второй вариант обложки)
2 - https://vk.com/teylonysfantasy?w=wall-202893471_37%2Fall
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
34 Нравится 15 Отзывы 24 В сборник Скачать

Чужими руками

Настройки текста
Примечания:
Это одна из новых работ, первая глава по заданию третьего этапа Дракотура.
Желаю приятного чтения.
Арты
https://vk.com/albums-202893471?z=photo-202893471_457239086%2Fphotos-202893471
Музыка настроения Chained To The Rhythm - Katy Perry feat. Skip Marley
      Пятнадцать лет. Ровно столько прошло с окончания школы. Июльский зной встречал их на платформе 9 и ¾. Хогвартс-Экспресс, такой родной и далекий, ждал своих бывших студентов на годовщину. Впрочем, он уже возил или собирался возить детей кого-то из выпускников. Но не ее, пока. Грейнджер была одинока, бешеный ритм жизни уносил ее годы, как и немногочисленных кавалеров, которых не впечатлила трудоголик-карьеристка. Хотя сейчас Гермиону это не волновало. Ей было откровенно все равно на все. Даже на то, что Поттер посадил их в одно купе с Малфоем друг против друга, так как остальные заняты семейными парами.       Драко пытался возмутиться и сообщил, что ему хватает Грейнджер на совещаниях в министерстве, а сидеть четыре часа вместе они не смогут. Она слышала обрывки фраз, доносящихся, словно из-под толщи воды, до ее сознания.       — Успокойтесь. Я обещаю молчать, — Гермиона закрыла рот на воображаемый замок и выкинула ключ в окно, хихикая. — Я все равно буду спать.       — Вот видишь, Гермиона вполне спокойная в обычной жизни, — Поттер махнул рукой в сторону Гермионы, хотя тоже был озадачен ее тихим поведением. — Может, найдете общий язык вне министерства.       — Да, конечно, Поттер. Или тебя вызовут сюда арестовать одного из нас. — Малфой сел на свое сидение и тяжело вздыхал. Мерлин знает, чего ему стоило все эти годы быть рядом с этой феминисткой и упертой дурой. Поттер отчасти тоже знал.       — Напитки появятся через две минуты, а я хочу побыть с Джинни без детей.       Поттер похлопал Малфоя по плечу и подмигнул, указывая в сторону подруги.       Гарри покинул купе, запечатывая выход в заранее безопасном помещении, чтобы эти двое не поубивали друг друга и поговорили, когда смогут.       — Осталось просто ждать, — с этими словами он сел в соседнее купе к Джинни, Полумне и Блейзу.       Малфой смотрел на Грейнджер. Он не видел ее месяц — она наконец-то ушла в отпуск за три года. Посвежела и немного пополнела, видимо, без суеты и при наличии нормальной еды. Это ей шло, как и более женственные формы и платье вместо офисной стандартной тройки — пиджак, юбка карандаш и блузка по горло.       На столике появились вода и лимонад, печенье и шоколадные лягушки. Грейнджер и Малфой молчали. Им было так легче — игнорировать друг друга в повседневной жизни. Малфой как джентльмен разлил по стаканам лимонад и пододвинул к ней напиток.       — Здесь жарко, Грейнджер.       — Да, спасибо.       Грейнджер кивнула и пригубила напиток, смотря вдаль на мелькающий пейзаж, больше ничего не отвечая. Как будто Драко здесь и нет.       Малфою стало обидно и грустно от этого вечного игнорирования его персоны. Как бы он ни пытался раньше меняться, проявлять свои лучшие качества, Грейнджер это было все равно не нужно. Просто коллеги, просто не друзья и не враги, просто люди с разными жизненными принципами и целями.       Он пил третий стакан, наливая ей второй. Жажда была неутолимой, и он принялся пить воду. Грейнджер расстегнула верхнюю пуговицу платья, капелька пота стекла в ложбинку груди. Малфой облизнулся, сглотнул слюну, ощущая растущее возбуждение и поднимающийся под столом стояк. Озарение настигло Драко сразу.       — Дракл, чертов Поттер.       Малфой метнулся к двери, дергая ручку, посылая алохомора, редукто, бомбарду — безрезультатно. Подтверждение его опасений налицо: их запер долбаный избранный, пытающийся спасти мир, в который его не звали. Драко собирал остатки самоконтроля, чтобы выдержать испытание. Если он сорвется, у Грейнджер нет шансов. Он хотел ее слишком долго, а она физически уступала ему в силе. И Грейнджер допивала второй стакан чудесного лимонада, смотря на тщетные попытки Малфоя выбраться, не реагируя.       — Не шевелись, Грейнджер. Прошу.       — Малфой, я и не собираюсь.       — Я попробую поставить преграду между нами, похоже, глава аврората имеет худшее чувство юмора из пока еще живых. — Малфой сделал зигзагообразное движение палочкой и перечеркнул пространство.       Теперь Малфой сидел около двери, а Грейнджер у окна. Проблема была в том, что разрушить этот сгусток энергии могли оба. Поэтому он швырнул палочку в ее сторону под сидение, это его задержит, идеально, если остановит.       — Делай что хочешь, Малфой, — она наконец ответила неторопливо, попивая лимонад.       — Салазар, не пей ты эту лимонную подставу дальше. Поттер подлил нам жидкую похоть, видно, шрам все-таки задел его мозг. А делать что хочу, ну знаешь, ты невыносима. Я сейчас на грани сделать с тобой все, что давно хотел. Перед глазами так и плывут картинки твоих столкновений со мной. Мерлин, как же я хотел, чтобы ты носила юбку чуть короче, а твои движения за рассыпанными вещами давали мне больше материала для фантазий.       Малфой снял пиджак, положил его на возвышающийся бугор в штанах.       — Насколько я помню, у вас чистокровных один вариант — нагнуть и запереть женщину дома, и что там собирать-то, если все уберут эльфы?       — Грейнджер, ради всего святого, что в тебе есть, постарайся не язвить. Нагнуть тебя, спасибо, Солнышко, ты прямо-таки облегчаешь мне задачу.       Сердце Малфоя гнало кровь по артериям и венам, стучало набатом в груди. Долбаная ситуация. Долбаный стояк, который болезненно ныл, пытаясь прорваться наружу. Долбаный Поттер. Долбаная Грейнджер, которая расстегивала платье до середины груди и, Салазар, поглаживала себя. Ее пальцы скользили по загорелой коже с родинками, очерчивая шею, ключицы, грудь, вторая рука без зазрения совести полезла по бедру под юбку, оголяя желанную плоть бедер и открывая взору бежевые трусики.       — Грейнджер, Салазар мне свидетель, ты серьезно? Будешь мастурбировать при мне?!       — Я делаю то, что хочу. Попробуй тоже сам себя удовлетворить, может, нам полегчает.       Грейнджер откинулась назад и прикрыла глаза, Малфой слышал и видел ее влажные манипуляции между ног.       Драко зарычал, стуча затылком о стену. Ему пришлось сжать член и вытащить ремень, первое вызвало боль, второе ослабило давление, не вызывая дополнительной стимуляции.       Он выдыхал сквозь зубы, шипел, смотря на часто дышащую Грейнджер с краснеющими щеками и влажной тканью белья, за которой скрывалась ее рука. Не смотреть был не в силах — это чистое воплощение его фантазий.       — Это не сработает, Грейнджер. Надо или переждать, или трахнуть кого-то. Меня этой дрянью пытаются напоить на каждом светском рауте, чтобы я женился. Только из поезда аппарировать нельзя. Черт.       Малфой ударил кулаком в стену.       — Да? Не знала. Но я помню про твои благородные принципы, до свадьбы секс со мной тебя не устроил семью годами ранее. А так как мы не меняемся, мне не о чем волноваться.       Драко чувствовал ее обиду через года. Да, он хотел привязать ее к себе, а не просто переспать. Гермиона была важна для него, он хотел другие отношения, а не на ее условиях — получить секс без обязательств, для удовлетворения своих физических желаний у Малфоя и так были возможности.       Восемь лет назад она ушла от Уизли, о чем судачило все министерство из-за скандала. Рыжий придурок устроил в ее кабинете разнос, потому что Грейнджер заночевала на работе и не пришла готовить ужин. Уизли сказал, что она хреновая хозяйка и точно не станет заботливой матерью, и ее стряпня еще хуже, чем в бегах. Впрочем, Гермиона ответила не менее резко, что она не его мамочка, чтобы собирать его вещи по всему дому и кормить с ложки, не официантка, для обслуживания выпивкой, и не служанка, чтобы отдраивать квартиру до блеска.       Малфой подождал четыре месяца, потом пытался привлечь ее внимание и намекнуть на свое расположение, но на той вечеринке окончательно убедился, Грейнджер не нужна была семья. Ей хватило неудачных отношений, чтобы чувствовать отвращение от мыслей о создании ячейки общества. А переспать с Гермионой на ее условиях, нет — это Драко не устраивало.       — Грейнджер, не испытывай мое терпение, убери руки от своей промежности и сиди ровно. Запас прочности на исходе, и если ты будешь продолжать, меня мои принципы не удержат.       Грейнджер открыла глаза, посмотрела на него улыбаясь. Раздвинула ноги шире. Достала пальцы, растягивая и демонстрируя смазку. Погрузила их в рот облизывая. Она отодвинула трусики в сторону и проникла в себя, неотрывно смотря ему в глаза, сжигая внутри Малфоя последние нити сдержанности.       — Это всего лишь физиология, Малфой. Просто желание секса, соития или траха, — Гермиона говорила горячо и медленно, взмахом палочки убирая преграду между ними. — У тебя всегда будет барьер перед подобным, зачем прибегать к магии? Хотел бы, сделал это еще тогда.       Драко был разочарован и зол. Грейнджер просчиталась — Малфой рванул к ней, поднимая ее с сидения, разворачивая и нагибая Гермиону над столом. Он вдавил ее грудь в прохладную поверхность, прижимаясь уже выпущенным на свободу членом к ее юбке.       — Все так же уверена в своих словах? Хочешь быть оттраханной как сучка, Грейнджер?       — Ты этого не сделаешь, Малфой, — Грейнджер тупо улыбалась, не отбиваясь. Просто лежала перед ним, потираясь ягодицами о стояк, пришпорив его гнев и жажду оказаться в ней. — Даже, если у тебя осталось согласие с того вечера.       Драко задрал ее юбку, спустил белье и вошел, остервенело вдалбливаясь в уже текущую вагину Гермионы. Волосы Грейнджер оказались намотанными на его кулак, придавливая ее ребра в стол. Правая рука мяла женскую ягодицу, оставляя следы. Грейнджер пыхтела, стонала и подмахивала, не выказывая сопротивления, не замечая царапающую ее задницу пряжку ремня. Драко имел ее грубо, он просто перегорел, добравшись до желаемого. Грейнджер была восхитительно обволакивающей его член, наверно несколько месяцев без секса, готовой, влажной, обжигающе горячей и податливой. Головка члена упиралась в шейку матки. Это сносило уже слетевшую крышу Драко, стимулировало его эрекцию до беспамятства.       — Боже, как классно, Господи. — Гермиона билась в оргазме, пуская слюни на стол.       Малфой кончал в нее, натягивая за талию и чувствуя желанную эйфорию легкости. Драко свалился на Грейнджер, приводя дыхание в норму.       Мысли тоже возвращались на место под уходящий огонь похоти. Он только что взял ее. Мерлин, ну за что! Драко придавил ее, дыша в шею. А из глаз Гермионы текли слезы, она не рыдала, и это ускорило отрезвление рассудка Малфоя. Он встал, надевая на нее белье и поправляя подол платья. Потом застегнул брюки и ремень, отошел на шаг, раздумывая, что сказать.       Грейнджер не вставала со стола, только приподнялась на локтях и пила воду из стакана Малфоя.       — Подай мне мою палочку, Малфой.       Он сделал, что она просила. Это было меньшее, что он мог после произошедшего.       — Если хочешь меня проклясть или убить, я не буду сопротивляться. Но ты сама не оставила мне выбора.       Грейнджер взмахнула палочкой, вызывая патронуса выдру:       — Луиза, мой заказ не нужен сегодня, как ты и хотела, все произошло естественно, — голос был ровный, а слезы так и текли.       Грейнджер отложила палочку и уперлась головой в стол.       — Ты так и будешь лежать на столе, давай я тебя усажу на сиденье, — Малфой хотел потянуть ее за руку, но она отмахнулась.       — Мне нельзя двигаться, Малфой. Иначе еще один полугодовой бюджет будет слит в небытие. Господи, ты ведь мне теперь проходу не дашь, когда я забеременею.       — Я сделаю, что ты попросишь, только не плачь. Пойду и найду зелье от нежелательной беременности, как только нас отсюда выпустят.       — Мерлин, ты ничего не понимаешь. Оно не поможет. Я под конской дозой фертильности, гормонов, релаксантов и умиротворяющего. Год назад из-за проблем в министерстве и вечной беготни я не смогла удачно забеременеть. Моя подруга из Франции полгода готовила меня, заставила взять отпуск и принять все, что затормаживает мозг и не дает напрягаться. Я сегодня должна была лечь ногами кверху и ввести сперму анонимного донора, чтобы получить своего ребенка, только свою семью. Боже.       — Ты шутишь?       — В воде зелье, Малфой. Наши бывшие друзья — кретины. Спорю, на твое годовое жалование, что Блейзы подлили в воду сыворотку правды, чтобы мы ещё и поболтали, они так сенсации добывают уже много лет. Мне и без зелья похоти под действием фертильности хочется секса, как самке в течку. Здесь ты в точку — как сучке. Поэтому я под умиротворяющим, чтобы не кидаться на мужчин. А похоть не оставила нам ни единого шанса, ты не особо и виноват.       — Грейнджер…       Малфой не договорил, он долбил дверь купе, взламывал и сыпал проклятиями.       — Успокойся, просто успокойся. Не хочу, чтобы меня застали в таком виде.       — Ты ведь понимаешь, что это будет и мой ребенок, Грейнджер?       — Я уже предполагаю наши замечательные таскания по судам и заголовки в газетах, Малфой. Надеюсь, ты в здравом уме, чтобы начать разборки после родов.        Грейнджер перекатилась на полку через полчаса и затихла. Драко молчал. Когда через два часа, послышался щелчок замка в двери, разбивая напряженную тишину в их камере пыток, Малфой двинулся на выход.       — Оставь их в живых, Малфой, через пару недель я сама хочу выпотрошить из них дурь.       — Хорошо, я запру тебя, Грейнджер. Потом дойдем до Хогвартса вместе.       — О, не волнуйся, я не убегу. Мне это тоже нельзя, ни трансгрессии, ни портов, ни каминов. Да и странно будет, если я уйду с мероприятия не появившись.       Гермиона махнула ему на выход, и он ушел, все равно запирая дверь.       Малфой ворвался в купе Поттера, почти вышибая с петель дверь, и накладывая заглушающее — скандала раньше времени он не хотел.       — Поттер! Вы долбаные идиоты. Придурки, каких даже соплохвостам скормить щедрость.       — Остынь, Драко, — Забини улыбался.       — Нет, Блейз. Вы олухи, — он указывал на всех сидящих в купе, — навсегда раскалили мою спокойную жизнь, и охладили наши с Грейнджер мертвые отношения до нуля, Мерлин.       — Малфой, успокойся, мы просто хотели дать вам поговорить, и не только. Ты ей сказал, что еще до меня пытался вызвать Добби, чтобы Гермиону не пытали?       — Знаешь, Поттер, как-то к слову не пришлось. Грейнджер, дракл тебя побери, реально не в адеквате. Вам надо было общаться с вашей подругой. В ней еще до ваших тупых игр в сводников был такой коктейль зелий, что я буду гореть в аду всю жизнь. Она собиралась забеременеть сегодня, без мужчины, Поттер. Мне бы было плевать, я и дальше смог жить, не тревожа иллюзорный мирок Гермионы. А теперь, вы будете обязаны выступать в мою защиту потому, что, черт вас побрал, я стану отцом нашего с ней ребенка. И Грейнджер уже описала мне ее реальность в будущем и суды. А я не тот мужчина, кто бросит своего наследника или наследницу, не говоря уже о матери моего ребенка. Если выживите, через несколько недель Грейнджер сама вас отчитает или убьет. Раньше мы наводили шум на планерках, теперь вы развязали войну между нами на всю магическую Англию.       Малфой вылетел из купе. Он стоял перед дверью к Грейнджер, и не знал, не знал, что ему делать. Три часа назад его жизнь закончилась, а впереди ждали скорее всего скандалы и падение в пропасть разрушенных ожиданий их обоих. Малфою придется подавить и подчинить себе Грейнджер, иного выхода у него нет, больше не было.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты