Чума

Слэш
R
Завершён
13
автор
Lich Queen бета
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Средневековье. Пятидесятые года четырнадцатого века. Англия. AU, где Ниган - гробовщик, а Карл - принц.
Примечания автора:
Напоминаю, что четырнадцатый век принес много бед Европе. В фанфике высветлена именно чума. Не стоит забывать, что тогдашние лекари даже представить себе не могли, что причиной были обычные грызуны - мохнатые мешки с костями, а также крысиные блохи.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
13 Нравится 2 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Светает. Утренний туман покрывает надгробья, из окна дома гробовщика можно рассмотреть лишь кованный забор, а за ним услышать доносящиеся звуки: разговоры людей, занимающихся захоронением, их ругательства и звяканье падающих одна за другой на твердую землю лопат. Рядом с его домом находится и небольшое одноэтажное здание, над массивным контрфорсом свисает металлическая вывеска с надписью «Мастерская». Гробовщик вытирает испарину, появившуюся на лбу от тяжелой работы. Снимает перчатки, растирает ладони, выравнивает спину и чувствует, как сказывается на нем длительное занятие, затем задерживает дыхание на несколько секунд, и шумно выдыхает, пытаясь привести мысли в прядок. Он откладывает инструменты, выкованные из стали, в сторону, и впервые за несколько часов позволяет себе сесть. Его мастерская словно уменьшилась в размерах с тех пор, как гробы заполнили в ней почти все пространство. Последние несколько десятков ящиков получились неидеальными, неровными, со скудно обработанными краями и наспех вырезанными крышками, что ровным счетом выводило из себя, но нужно было торопиться, на весь город мастеров, как он, всего четверо, и даже они не справятся с таким количеством необходимых коробок для мертвых тел. Плевать, все равно на похороны никто не придет, приказом Короля было закапывать тела по несколько единиц в каждом, а на ритуалы погребения допускалось ограниченное количество живых: он — гробовщик — и несколько копателей могил. Теперь даже плакальщицам запрещено провожать умерших, а вчера мертвых носили поминутно, и они прижимались друг к другу, теснясь в глубокой яме. Дом гробовщика находится недалеко от кладбища, и только сейчас он понимает, что живет в самом безопасном месте города: смерть стоит повсюду, заболевшие заражают здоровых, и ни единая душа не желает оказаться здесь, обходит это место десятой дорогой. Гробовщик не спит, видит кошмары о том, что город Цитадель скоро станет похож на пустующий соседний поселок. Смерть в его сознании приобретает образ жнеца, отбирающего души у беспомощных обреченных тел, покрывшихся черными наростами на шее, и он начинает видеть его в каждом темном предмете. Наросты эти вскрывают и прижигают, как единственный способ выздоровления, потому у людей, которым удалось избежать гибели, хорошо заметны шрамы — своего рода отпечаток, оставленный болезнью. Многие семьи оставляют трупы в своих домах, теперь даже священники брезгуют приходить и отпевать мертвых, запираясь в церкви. Могильщикам и гробовщикам платят хорошие деньги за то, чтобы те выносили тела из домов и хоронили. Спустя час Ниган слышит стук в дверь, а за ним приглушенный голос: — За ночь еще дюжина смертей. Он распахивает дверь, и в тот же миг его обдает запахом настоек, а перед ним появляется чумной доктор. Его маска, напоминающая клюв птицы, служит для хранения в ней трав, перекрывающих зловонья, что стоят на улицах. Пока мрак окончательно не рассеется, улицу на рассвете освещают несколько факелов, закрепленных в металлических чашах на каменных стенах зданий. Ниган уже замечает телегу, что будит скрипом колес всю округу, оповещая о множестве утрат. Тела небрежно сложены, конечности свисают по бокам, а запах разложения стоит невыносимый, и становится гробовщику интересно, можно ли теперь заразиться от трупов? … Дневной свет заливает банкетный зал теплыми красками, проходя через окна, возвышающиеся до потолка. Зайдя в огромных размеров помещение, Ниган не чувствует холода каменных плит, он замечает широкий камин из красного кирпича, аккуратно встроенный в стену лучшими мастерами, который украшают фигуры стоящих на массивных лапах львов. Стол из темного дерева протягивается аж до противоположной стены, он больше не заставлен множеством серебренной посуды, полной еды, за ним больше не восседают гости Королевства. В центре зала одиноко трапезничают Король и Королева. За́мок опустел. Высокая дубовая дверь закрывается, и в пустоте, не наполненной разговорами и смехом, тихий звук кажется грохотом, привлекая внимание. Ниган ступает по некогда роскошному замку, смотрит уверенно, вызывающе, с нотками пренебрежения и высокомерия. — Желали меня видеть, Ваше величество? — протягивает последние слова, не кланяется, напротив, выгибает спину и всем видом показывает отвержение. — Мы предполагали увидеть тебя сегодня утром, — звонко произносит Королева, протирая губы тканевой салфеткой. Конечно же, такая непунктуальность задевает ее чувства, Ниган показывает неуважение и совершенно того не стыдится. Впрочем, манеры берут свое, и она, как ни в чем не бывало, переходит к сути. — Ты здесь, потому что твои умения нам очень скоро пригодятся, — она опускает взгляд на стол, затем смотрит мужу в глаза и глубоко вдыхает, — к сожалению. — Ваше величество, я рассчитываю на пригоршню серебренных еще за прошедшую неделю, — Ниган растягивает губы в ухмылке, справедливо замечая, что его непрекращающаяся грубая работа должна быть оплачена по достоинству, — за свой труд. — Разумеется, мы заплатим тебе, но сперва должны пережить эпидемию, — мужчина поднимается с места и подходит к гробовщику, останавливает взгляд на грязных морщинистых ладонях и кривит лицо так, будто Ниган принес в его дом смерть. Ниган же сводит брови, на переносице образовывается едва заметная морщина, и реакция эта настолько неуловима, что могла остаться незамеченной, находись Король не настолько близко, но даже эта деталь от него не ускользает. — Королевство теряет людей, ты должен проявить понимание, — успокаивающие слова и протянутая к плечу ладонь не действуют, и Ниган обходит мужчину, повернув к нему голову, словно лев, готовый вступить в схватку. — Вы обязаны мне плату. — Я ничем тебе не обязан, — уверенно и твердо смотрит и позволяет себе говорить все что угодно. — И что сделает высокопоставленный господин? — Ниган прищуривает глаза, подходит к статуе девы и забирает из ее рук золотой подсвечник. — Закроет меня в темнице и будет сооружать гробы из дерьма и палок? Я беру это как символ моего пота и крови, моих отработанных дней. Король остается на прежнем месте, Ниган замечает, как тот опускает глаза, расслабляет плечи и больше не держит ровную величественную осанку. По нему становится заметно, что он прячет глубокие переживания, и гробовщик делает вполне логичный вывод — беспокоится и не может смириться с тем, что вот-вот потеряет корону. Ниган бросает взгляд на Королеву: та, закрыв лицо ладонями, тихо рыдает. Он разворачивается и ступает прочь, но в последний момент жалостливый голос зовет его: — Принц умирает! — и слова эти откликаются в нем тяжелой, горькой болью, словно он падает и разбивается, словно переживает болезненную реальность не меньше родителей. Руки начанают дрожать, и липкое тяжелое чувство падает куда-то в желудок. Он резко оборачивается, ставит подсвечник на ближайший подоконник и хватает Короля за грудки. — Как ты мог это допустить? — Ниган шипит тому прямо в лицо, напрочь забывая о вежливом обращении. — Как это случилось?! Вблизи слышится металлический лязг, подоспевшая охрана вскидывает мечи, но Король поднимает руку в мирном жесте, и они отходят. На какое-то время мужчина забывает о своем господстве, понимая, что ничем не отличается от простых смертных крестьян, теряющих детей; осознавая, что перед болезнью равны все, и она не щадит никого. Выхода он не видел. У войн были примитивные причины: человеческое невежество, жадность, но черная болезнь зависела далеко не от человеческих факторов. И если бы только он мог знать причину, если бы доктора, на коих плечах сейчас держится все Королевство, хотя бы догадывались, как недуг приходит и распространяется, он многое бы сделал. Поговаривают, чуму разбрасывает ветер со всеми зловоньями, витающими по улицам. Как горько ему признавать, что смерть протягивает свою костлявую руку к его любимому сыну, единственному наследнику. Король смотрит глазами, покрасневшими от попыток сдержать слезы и говорит так тихо, будто боится, что своими словами ранит жену: — Сделай для нашего мальчика гроб из лучшего дерева, украсив его золотом, и пусть он уйдет красиво. Ниган выпрямляется, откидывает голову и смотрит на своего владыку сверху вниз, уголки его глаз приобретают заостренную форму и он не может отвести гневного взгляда от мужчины напротив. Он должен был сделать все, чтобы болезнь не сгубила этого прекрасного мальчика с добрыми карими глазами, в которых было столько сил и уверенности. Ниган вспоминает, как еще совсем недавно видел мальчишку с мастером по владению мечом, как хорошо тот себя чувствовал. Почему же он был так неосторожен? — Вы уже похоронили его?! — он силой откидывает от себя Короля и проходит вперед, где за столом, сгорбившись, наплевав на этикет и все правила хорошего тона, горюет Королева. — Как вы можете так рано прощаться с ним? Проклятье! — он хватает первый предмет, попавшийся под руку и швыряет его куда-то в стену. Создается характерный звук удара метала о камень и эхо, что мигом распространяется по помещению. Бедствие настигло такого юного и славного мальчика. Ниган не может поверить, не принимает того, что скоро посетит плачевные похороны. Ниган представляет, как через несколько дней в таверне будет заливать в себя по несколько кружек эля, и хотя он терпеть не может алкогольное пойло, считает его мерзким напитком, сводящим человека с ума, выжигающим разум, а людей, потребляющих его по собственной воле — дурачьем, будет пить, потому что не знает другого способа, как мог бы на пару часов отключиться, забыть, кто он есть, сколько смертей видел за день, каковы его мысли и, дьявол бы его побрал, забыть мальчишку. Он надеется, что оставит воспоминания о нем в эле. — Мы приглашаем тебя в покои Карла, чтобы снять замеры его тела. После этих слов кулак Нигана превращается в ладонь. Он поднимается по высоким ступеням на два этажа выше, проходит по коридору и рассматривает картины на стене, портреты прежних правителей, представляя их былое величие, а когда останавливается у самой двери, вслушивается в происходящее за ней, но отвечает ему только тишина. Он боится, что кожа его принца уже приобрела серый безжизненный цвет, ужас разом заполняет все его мысли. Он поворачивает ручку, уходит в свой страх, но мысли его прерывает юношеский голос: — Ниган? Зачем Вы здесь? — и в голосе его он слышит прошедший май, спокойствие и такую потерянную любовь к жизни, что самому становится тяжело, могильной плитой накрывает слабость, и нет больше ни единой причины надевать маску, притворяться, будто все равно, будто для него ничего не имеет значения, нет оснований лгать, когда напротив стоит мальчишка и взгляд его кричит «Не знаю, как, но помоги мне!» Обращенный к нему вопрос мигом вгоняет Нигана в ступор, он понимает, что не может ответить правду, но и не ожидает, что хозяин замка возьмет эту ношу на себя. И лгать он ненавидит, поэтому не договаривает, трепетно относясь к тому, что горькая правда, которая бы открыла его родителей с другой стороны, может разбить Карлу сердце: — Милорд, я здесь, чтобы исполнить просьбу Ваших родителей, — Ниган преклоняет колено. — Как Вы себя чувствуете?  — Говорят, мы не настолько больны, насколько не высказаны, — Карл подходит к окну, свет ложится на его лицо, и только теперь мужчина замечает, что кожа мальчика имеет здоровый цвет. Он отмечает, что, судя по манере речи и положению тела, обыкновенной возможности самостоятельно держаться на ногах, принц здоров. Он — гробовщик — видел столько умерших, и все их зараженные тела были схожи друг с другом, почти как одинаковые. С Карлом было не так, он потерял лишь блеск в глазах, а веки опустились. Ниган поднимается и становится рядом, смотрит из окна на широкие поля, окружившие замок. Он думает о том, что происходит за окном его дома, и приходит в восторг от того, что хотя бы у его принца всегда есть возможность посмотреть на такие просторы. Гробовщик переводит на него взгляд, и мальчик резко опускает глаза, от чего-то смущается, старается не смотреть на своего гостя, но помнит о манерах, правилах приличия. — Я не болен черной смертью, хотя мои родители в этом убеждены. Ах, если бы только меня стали слушать. — Милорд, поведайте мне о своем несчастье. И, казалось бы, это всего лишь вежливость, просьба объясниться, но Ниган вкладывает в нее мольбу поделиться с ним тем, чего он не сказал родным матери и отцу. Он так надеется, что юный принц найдет в себе силы и желание рассказать обо всем лично ему, он готов пройти сквозь все его тревоги вместе с ним, только бы он открылся, только бы Карл стал говорить. — Я могу доверять Вам, Ниган? — Сюда может проникнуть лишь ветер. — Плоть гниет и отваливается от костей. — Карл поворачивает голову к окну. — Посмотрите на эти просторы, без людей они превратятся в заболоченные земли, а над ними останется возвышаться одинокий замок. И хотя к Нигану пришло облегчение от ясности, что Карл здоров, не менее болезненно стало потому, что принц страдает от чрезмерной опеки родителей и томится в за́мке. Мысли, что посещают голову Карла, вполне оправданы, он сам заметил, что на фоне других заболеваний, нынешнее выделяется особенно четко, а доктора разводят руками — лекарства или сыворотки не существует. Карл смотрит в его глаза и видит сострадание. Наконец, хотя бы один человек разглядел в нем кого-то кроме умирающего наследника. Ничем не примечательный, казалось бы, гробовщик, увидел в нем человека, чахнущего от тоски. В этот момент мозг стал заложником чувств. Отец запер Карла в замке, дабы тот не стал жертвой заболевания, чем навредил его ментальному здоровью. — Ниган, можно мне Вас обнять? Тот кивает: — Если Вам это нужно, милорд. Поддавшись секундному порыву, принц прижимается к нему всем телом, падает в его объятия, обвивает руками его талию, и сердце гробовщика начинает бесконечное падение в бездну. Он знает, что Карл нашел место в жизни, и оно было где-то между горечью о потерях и ожиданием собственной смерти. Карл чувствует кольцо рук на своих плечах и может сказать наверняка — это очень крепкие объятья, каких он не ощущал никогда в жизни, от чего он хочет довериться Нигану, но все тревога не покидает, ведь один остался вопрос. А зачем это самому Нигану? Мальчишка благодарит его за понимание, поддержку, но затем, спрятав лицо в его темном одеянии мужчины, спрашивает: — Что Вам моя печаль? Еще вот-вот, и Карл заблудится в собственных мыслях, одинокий, не имеющий возможность получить помощь, которой так не достает. Он прижимается к Нигану, стискивает пальцами его тканевую накидку. С некоторыми мыслями одному не справиться, они преследуют словно волки в темных лесах, окружающих замок с юга. И вот, появляется тот луч света, что дарит надежду на понимание, Карл будто оживает, обещает себе не поддаваться тоске, ведь есть рядом тот, кто поможет со всем справиться. Он смотрит Нигану в глаза, читает там спокойствие, что передается ему самому. Но мужчина не представляет, что ответить юному принцу, будущему носителю короны. Что он — гробовщик — может дать представителю царского рода? Он не заслуживает даже стоять с ним рядом, и не смеет разрешать юноше к себе прикасаться, ведь, как минимум, он нарушает закон. Чернь не должна касаться аристократов. Ниган пересек некую черту, совершил непростительную ошибку, но мог ли он его оттолкнуть? Принца, который встретился с непониманием родителей, и которому здесь и сейчас нужна помощь. Он видит, что Карла терзают мысли, и по тому заметно, как тяжело это ощущается, только бы найти ответ, почему он пришел сюда и утешает его. — Я здесь по приказу Ваших родителей, милорд, но я вижу, что Вы в порядке. Сказал прямо, как отрезал. И слова эти режут его собственное сердце без ножа, причиняя боль. А у самого сердце колотится и разрывается. На секунду он замечает, как Карл отстраняется, делает шаг назад, но быстро берет себя в руки и становится ровно, помнит об этикете. Ниган собирает все силы в себе, чтобы развернуться и покинуть покои. Когда дверь за ним закрывается, он дает себе право и возможность осмыслить сказанное, позволяет эмоциям взять верх, затем ощущает, как его берет дрожь. У него был шанс сблизиться с Карлом, а он своими же руками все разрушил, не дал себе ни шанса. Ниган спускается по ступеням, чтобы вернуться в зал и поговорить с королем и королевой. Призрачные объятия на своем теле он ощущает до сих пор. Ниган держит волю в кулаке, хотя поганые мысли, кажется, теперь всегда будут преследовать его. Он делает глубокий вдох и обещает себе не сойти с ума от горя. Он не верит, что может спасти мальчишку.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты