"We are eternal. Мы вечные"

Гет
NC-17
В процессе
48
автор
Puchkina бета
Размер:
планируется Макси, написано 1228 страниц, 46 частей
Описание:
Мы живем в мире полном разнообразия, где расовое разделение потеряло весь смысл. Имеет значение только кем ты родился. Грозным альфой, нежной омегой, простым бетой или стал частью лисьего рода. Мир волков всегда вёл войну с лисами. Что будет, если жестокий альфа из Мангецу столкнётся с хрупкой лисой, поцелованной самой Смертью?
Посвящение:
Посвящается Анне. Моему настоящему другу, моему соулмейту, которой я безмерно благодарна и пылаю вселенской любовью. Ты часть меня. Спасибо, что веришь, вдохновляешь и подталкиваешь вперед. Без тебя не было бы ничего, без тебя я бы так и не решилась.
Хочу сказать отдельное спасибо Лии Мовадин за её работу "Мертворожденное", где меня вдохновил образ Рю Китано.
Примечания автора:
Метки будут добавляться по мере написания работы.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
48 Нравится 96 Отзывы 32 В сборник Скачать

Глава 1. Moonchild.

Настройки текста
Примечания:
Трэк первой главы https://soundcloud.com/bangtan/moonchild?in=user-128665103/sets/we-are-eternal

Глава 1. Moonchild.

Мы родились в лунном свете,

Это не фантазия и не выдумка.

      Пак Чимин - альфа чистейшей крови, рождённый от брака кицунэ и оборотня, брака продлившегося без малого счастливых полтора столетия, пока этот серый мир не был благословлен появлением на свет крошечного альфы, которому самой судьбой предопределено своей красотой затмить самые прекрасные звезды во Вселенной.       Пак Чимин сам стал звездой и сияет так ярко, что свет его красоты и обаяния пленяет сердца каждого, кто встретится на его пути, каждого кто посмотрит на него, услышит его голос или станет особенным в своём роде и удостоится улыбки кристально чистого альфы-оборотня. Не важно кто ты: альфа, омега или бета, у тебя нет шансов устоять.       Нежный мальчик с лицом ангельской красоты и томным взглядом, сложенный аккуратно и изящно, он купается в лучах мировой славы и получает самое лучшее от жизни, отдавая взамен силу своего голоса и, выученные наизусть, страстные взгляды в объективы камер.       "Вы счастливы, господин Пак Чимин?" - частый вопрос на очередном интервью.       "Да, я счастлив!" - не задумываясь, отвечает звезда.       Счастлив ли Пак Чимин на самом деле? Альфа не может ответить даже сам себе. У него есть всё, о чём можно только мечтать. У него есть деньги, чтобы купить весь мир, его лицо - причина крупных скандалов всемирно известных модных домов между собой за контракт с ним, миллионы омег видят только его в своих влажных снах, обклеивают плакатами Пак Чимина стены комнатушек от пола до самого потолка, бьют татуировки с признаниями в любви и каждый божий день перед сном молятся на коленях, чтобы стать в один из счастливейших дней жизни госпожой Пак. Бедные беты плачут в сторонке, лишённые запаха и красоты омег, надеются хотя бы на ночь со своим кумиром или увидеть его издалека.       Счастлив ли Чимин, владея всем этим? Не совсем. Он любит своё дело и наслаждается, но самая главная его мечта - семья. Альфа хочет семью, такую же, как та, в которой он родился. Он бы хотел для себя кицунэ, какой была его мать. Пак Чимин мечтал стать таким же счастливчиком, как его отец, и обладать таким сокровищем, как своя истинная кицунэ.       Кицунэ - идеальный воспроизводитель для оборотней. Только они способны своими уникальными генами очистить волчью кровь от примесей, скапливающихся веками. Слабость и мягкотелость омег, примитивность и серость бет - всё это расщепляется на пустоту и исчезает, оставляя сильные гены альфы. На свет рождается идеальный альфа, сильный и выносливый, наделённый неземной красотой кицунэ и особенным, запоминающимся запахом. О таком потомстве мечтает каждый альфа, но кицунэ крайне сложно заполучить.       В те моменты, когда Пак Чимин уносился в своих мыслях в прошлое, он вспоминал слова отца и счастье в его карих глазах, когда тот смотрел на мать.       "Сын мой, я искренне желаю тебе испытать такое же счастье в жизни, которое выпало на мою долю. Я желаю тебе познать любовь кицунэ. Эта любовь даёт ощутить всю полноту жизни и никогда не предаст. Кицунэ не нарушают обещаний и верны тебе до конца. Но их нужно заслужить, а сделать это не просто. Взамен ты должен отдать своё сердце и всего себя. Чимин~и, я верю, что в эту жизнь родится и твоя кицунэ, или она уже родилась."       Кицунэ живут вечность. Его мать прожила на этом свете четыреста восемьдесят три года прежде, чем встретила отца. Да, Чимину хотелось бы так же. Он никогда не видел ни одну лисицу, кроме матери и тёти, но много слышал о них. Они так хорошо скрываются. Когда-нибудь Пак Чимин обязательно найдёт свою. Когда - нибудь.       Альфа стоял перед высоким зеркалом от пола до потолка в посеребренной резной раме, опершись аккуратными, короткими ладонями и оставляя следы. Чимин запрокинул голову, закрыв глаза от удовольствия, он часто облизывал пухлые губы и сдавленно постанывал. Очаровательная омега с соблазнительной фигурой сидела перед ним на коленях, помогая расслабиться и снять напряжение. У Чимина только закончился мировой тур с кучей концертов, и он, черт возьми, в заслуженном отпуске, будет расслабляться бесконечно.      Чимин схватил омегу за волосы, ускорился, сделал несколько быстрых и глубоких толчков и кончил в её рот со сладким стоном. - Оставь его чистым, крошка, я не должен запачкать брюки. - сказал он мягко, промурчав, словно кот.       Послушная омега жадно обсасывала крепкий член и с громким чмоком выпустила его из горячего плена своего рта. Альфа несколько секунд осматривал себя, довольно заправил брюки, властно глядя на омегу. - Хорошая девочка. Можешь идти. Я благодарен тебе, что помогла мне расслабиться. Это было одним из самых лучших моментов в моей жизни. - Чимин врал с легкой улыбкой и холодным теплом в фальшивых серо-голубых глазах. Он мягко, едва уловимо, коснулся губами гладкого лба омеги и нежно провел большим пальцем по щеке.       Самое посредственное, что может быть, прекрасный альфа забудет эту девушку уже через десять минут и вряд ли узнает в толпе.       А наивная омега светится от счастья, сглатывая всё то, что осталось у неё на языке после того, как мировая звезда достиг разрядки. Она одернула юбку униформы отеля, поправила причёску и, наполненная счастливыми мечтами, старательно раскачивая бёдрами, направилась к выходу.       Чимин укладывал персиковые волосы привычными движениями, чтобы вновь придать им аккуратный вид, но в отражении зеркала заметил, как в дверях омега столкнулась с Намджуном. Альфа расплылся в широкой улыбке, которая превратила его глаза в узкие щёлочки, как признак того, что он искренне рад.       Намджун, как истинный джентельмен, учтиво пропустил девушку с дружелюбной улыбкой и очаровательными ямочками на щеках и вошел в номер молодого альфы. - Намджун-хён! - приветствовал Чимин старшего, широко размахивая мускулистыми руками. - Это что, старший менеджер с ресепшена? - спросил Намджун, указав себе за плечо большим пальцем. - Не знаю, наверно. - Чимин пожал плечами и поспешил наполнить два бокала виски со льдом, как и любил альфа Ким Намджун. - И как она здесь оказалась? Не справился с пультом управления от кондиционера? - иронично заметил старший. Он снял серый пиджак и несколько раз покрутился вокруг, чтобы найти место, где бы повесить костюм. Везде, где останавливался Пак Чимин, в рекордно короткие сроки наводился сказочный бардак. Словно все его многочисленные чемоданы и сумки взрывались ярким фейерверком разноцветной ткани и множества прибамбасов, которыми Намджун пользовался редко или не пользовался вовсе. Что взять с этого юнца? Мировая капризная звезда. В конце концов, старший скинул со стула уже пустой чемодан и аккуратно повесил свой дорогущий пиджак на спинку, смахнув невидимые пылинки. - Хотел поблагодарить за то, что она организовала мне такой прекрасный номер. - самодовольно оправдался Чимин, он легко коснулся краешком своего бокала бокала Намджуна. - За мой отпуск? - За твой отпуск! Ага, я заметил, как твоя благодарность подсыхает у неё на подбородке. - Намджун сделал уверенный глоток и даже не поморщился, подержал немного золотистого напитка во рту, смакуя любимый вкус, наслаждался им и наконец позволил виски проникнуть в сильный организм с приятным теплом, разливающимся по телу.       Чимин словам старшего самодовольно улыбнулся. - Все в силе? Я поеду с тобой на эту вечеринку? - уточнил младший, дернув красивыми темными бровями. - Это сложно назвать вечеринкой в твоём понимании, малыш. Соберутся важные шишки, будут зубоскалиться друг на друга и давиться внутри себя желчью от зависти по крутым тачкам, украшениям и шмоткам. Отмечается пять лет со дня основания крупной международной компании одной из шишек Сеула. Некий Юн ЁнДже. Может, слышал?              Чимин позвенел льдинками внутри стакана, рассматривая мелкие трещинки на них. - Он не спонсирует агентство, которое меня продвигает? - Вот, да, именно он. - подтвердил Намджун. - А у тебя с ним что за дела? - У меня? - Намджун закурил коричневую дорогую сигару, выпуская терпкий дым к потолку. - Общие дела а политике, он собирается выдвинуть свою кандидатуру на выборах в следующем году, а я что-то вроде проводника, чтобы подсказать ему что и как лучше сделать. Ну и... в других областях у нас дела. Через его строительную фирму я отмываю много нелегальной прибыли, оставаясь кристально чистым. Понимаешь?       Чимин едва уловимо кивнул. Конечно, он понимает. У него самого осталась империя клана Пак после смерти родителей. Только он всё откладывает и откладывает тот момент, когда займёт своё место вожака во главе семейного бизнеса. Занимаясь делами семьи Пак, нельзя оставаться на сцене.       А Ким Намджун? Чимин внимательно рассматривал своего давнего друга. Ким другой. Его матерью была обычная омега, а отец статусный альфа крупнейшей империи Ким. Намджун давным-давно у руля и заправляет всем сам. Ему положено, он даже выглядит, как вожак. Высокий и широкоплечий, всегда в классических костюмах, которые чертовски ему идут и преподносят его самого ещё более влиятельным. У Намджуна нет той утонченной и порочной красоты Чимина. У него по-азиатски узкие глаза, чем-то похожие на драконьи, не зря Намджун выбрал своим символом дракона. Генотип оборотней на столько разнообразен, что все стереотипы о классических темных глазах и черных волосах у азиатов давным давно канул в лету, и Ким явное тому подтверждение. У Чимина карие глаза, и он постоянно пользуется цветными линзами, чтобы сделать их светлее. Намджуну этого никогда не требовалось. Он родился с глазами светлого, стального оттенка и смуглой кожей, доставшейся ему от матери, и серебристо лунной шевелюрой своего отца. Ему даже запах от природы достался статусный и настоящий мужской, восточно-древесный аромат с горчинкой и привкусом бергамота на языке. Альфа обладал невероятным интеллектом и проницательностью, он больше молчал, но если ему приходилось говорить, то отвечал наполнено и ни капли не сомневался в своих словах, настоящий ценитель искусства и дорогих часов, для которых выделил в гардеробной целый стеллаж. С близкими друзьями Намджун был проще и мог расслабиться, но не терял возможности поучить уму разуму и прочесть нотацию.       Намджун заметил внимательный взгляд своего младшего. Он зажал сигарету губами и раздражённо, уже в третий раз, оттянул пальцем воротник белоснежной рубашки. - Чимин~а, ты чего меня так разглядываешь? - спросил он. - Соскучился? Надо открыть окно! Это невыносимо! Сигареты, да ещё и персики эти твои!      Намджун так резко и сильно дёрнул створку окна, что та с противным треском просто отвалилась, и так и осталась в руке старшего. У альф-оборотней силы полно, но обычно у Намджуна получается её контролировать, а тут неудобно получилось.       Чимин разразился самым заливистым смехом, упав на колени. Разрушитель Намджун! Был у статусного альфы один изъян, он ломал большую часть вещей, к которым прикасался без должной сосредоточенности. - Твою мать! - выругался Намджун и аккуратно прислонил отвалившуюся створку к стене.       В комнату тут же ворвался свежий воздух, унося с собой запах сигарет, и, смешавшиеся ароматы дерева и персиков. - Намджун-хён! Боже! Мне так тебя не хватало! Ты чего такой нервный? Ногой дрыгаешь, окна ломаешь. Никак время гона подходит, а? - Пак Чимин поднялся на ноги, стряхнув с белых брюк прилипшие от ковра волоски.       Ким Намджун возмущенно вскинул брови, сжал кулак в кармане брюк, а пальцами с зажатой сигарой начал указывать в сторону младшего оборотня. - Пак Чимин! - возмутился Намджун. - Как твой старший, я поделюсь с тобой одной вещью и ты запомни раз и навсегда! Никогда! Никогда, слышишь? Никогда не смей говорить со старшими, а особенно сильно старшими альфами, о таких вещах, наподобие гона! Со своими одногодками, типа Тэхена, пожалуйста, хоть проводите его вместе, можешь у Чонгука спрашивать, если попадешь под хорошее расположение духа. Но тем, кто старше тебя, даже не смей задавать этот вопрос, понял?              Чимин нахмурился и скривил рот. - Зануда! Ну ты же свой, зачем заморачиваться, Намджун-хён? - Я старше. - пояснил Ким, делая затяжку. - Напомни-ка, сколько тебе лет? - спросил Пак. - И снова вопрос весьма идиотский и некорректный. - И всё же, Намджун-хён. - настаивал младший.       Ким посмотрел куда то вверх, видимо, сам не запомнил сколько ему, подсчитывал. - Семьдесят три полных, через полмесяца семьдесят четыре.       Чимин присвистнул. Сколько бы ни было лет Намджуну, на вид ему намного меньше. - А ты хорошо сохранился! Я бы больше тридцати тебе не дал. - Так много? Я выгляжу моложе! - возмутился Намджун, выкинул окурок в окно и стал рассматривать своё гладкое лицо в зеркале. - У тебя морщинка на лбу. - уточнил Пак Чимин и приложил к телу несколько рубашек.       Ким сосредоточился на тоненькой, длинной морщинке, протянувшейся вдоль лба. Он часто вскидывал брови, поэтому она и появилась. Нужно ей заняться, как будет время. - А тебе, Чимин~а? Двадцать восемь? Как и Тэхену? - Да. Как думаешь, белую или черную? - спросил Пак про рубашки. - Долго ещё собираешься на сцене прыгать? Пусть ты выглядишь лет на двадцать, но годы проходят. Ты не стареешь, всё время мир тебя обожать не станет. А семья ждёт. - Намджун молча кивнул на белую рубашку. - Сколько не откладывай, а придётся взяться за дело и стать вожаком.       Чимин нервными движениями пальцев застегнул пуговицы на рубашке и нахмурился. Каждый раз, как они видятся, Ким заводит эту тему. - Я возьмусь за дела семьи, как придёт мой час, когда популярность начнёт спадать, я уйду со сцены и стану строить свою империю. - оправдывался Чимин. - Ты сам-то сильно торопился взяться за империю Ким? А твои братья?       Ким Намджун свёл брови и зажмурился, как от головной боли. - Не сравнивай. Я не должен был быть вообще вожаком своего клана. Ты и я, это не одно и то же. Меня заставили обстоятельства. - Прости, Намджун-хён. - искренне извинился Чимин, положив руку на плечо друга. - Для меня это трудный вопрос. Я пока не готов.       Намджун кивнул и следил за тем, как младший альфа копается в шкатулке с кучей стальных колец. У Чимина маленькие мужские ладони и короткие пальцы, чуть пухловатые у основания, он всегда носит много колец в надежде, что пальцы станут тоньше и длиннее.       Чимин примерял то одно, то другое, а сам всё думал о старшем. - Ты давно встал у руля?       Ким Намджун задумался. - Больше двадцати лет.Чимин~и. Давай не будем, ты прав, это трудный вопрос. И для меня тоже.       Намджун снова отошёл к окну, по привычке засунул руки в карманы и стал следить за тем, как над персиковым закатом показался неполный диск луны. Ещё несколько дней и она нальётся, станет идеально круглой, будет освещать своим холодным светом весь город, и каждый волк в округе почувствует на себе её силу. - Луна... - задумчиво проговорил Намджун. - А? - Чимин копался среди колец, даже не повернув головы. - Ещё несколько дней и настанет полнолуние. Ты не чувствуешь разве? Мы оборотни - Дети Луны. Обречены всякий раз испытывать на себе её влияние. - Да, чувствую, но стараюсь не обращать внимания. Из-за этого ты такой нервный?       Намджун лишь медленно кивнул, слов не нужно. Когда Луна станет полной, каждый волк будет взвинчен. Уходят десятилетия, чтобы научиться себя контролировать. Через несколько дней у кого-то произойдёт первое превращение, ломающее все кости разом и срывающее кожу, превращение, которое никогда не забывается. И так будет повторяться каждый раз, пока ты не научишься контролю.       Чем позже происходит первое превращение, тем лучше и легче. Ты уже много знаешь, ты уже готов, ты уже видел, как это происходит. Так было у Намджуна и его братьев, о них заботились старшие. О СокДжине позаботился отец, о Намджуне позаботился СокДжин, а сам Намджун оберегал малыша Тэхена.       Но встречались такие случаи, как Чимин и Чонгук. Случаи первого превращения, о которых даже больно говорить, когда оборотень превращается в ещё будучи совсем ребенком. Чимину было всего шесть, а с Чонгуком это произошло через несколько лет, ему едва исполнилось пять.       Луна - мать волков. За силу и долгую жизнь, за скорость и красоту она предоставляет свой счёт, по которому ты расплачиваешься веками. - Где ТэТэ? Он приедет? - вырвал его из раздумий младший. Пак наконец-то выбрал кольца и закрыл шкатулку с громким хлопком. - Нет, ты же знаешь их отношения с Чонгуком, они друг друга на дух не переносят. Я отправил Тэхена в другую страну по семейным делам.       Чимин скорчился. С Тэхеном они не виделись уже давным давно, и он скучал. А их национальные распри с Чон Чонгуком мешали всем и походили на жестокую междоусобицу. - Понятно. Намджун-хён, почему всё так сложно? - спросил Чимин, надев на шею черную цепочку с подвеской логотипа Chanel, отделанной мелкими черными камнями и блестевшей в свете искусственных ламп тысячами огней. - Never mind? А, Чимин~и? - усмехнулся Намджун. - Хороший выбор. Вот тебе и ответ. - Заметил? Я тоже доволен, получилось, как я и хотел. - Пак приподнял рубашку и повернулся к зеркалу правым боком. На ребрах, поперек тела красовалась тату с фразой "Never mind" - "Не бери в голову", аккуратно и заботливо выведенная рукой татуировщика остроконечным и задуманно-небрежным шрифтом.       Молодой альфа заправил рубашку и надел сверху белоснежный пиджак. - Ты сегодня такой белоснежный. - заметил Намджун. - Если там будут папарацции, я должен выделяться, первые полосы в газетах мне не помешают. - младший оборотень пальцем аккуратно подкрасил губы персиковым бальзамом. - Там будут папарацции. Когда я предупредил, что ты придёшь, то все так взволновались, засуетились, омеги и беты накупили нарядов, а все журналы тут же были оповещены. Мне даже отдельное приглашение для тебя прислали. - старший альфа вытащил из пиджака цветной прямоугольник приглашения.       Чимин довольно заулыбался. - Перед тобой мировая популярность в чистом виде и повсеместные любовь и уважение, мой друг. - развёл руки в стороны Чимин. - Ты весь такой персиковый. И запах персиков, и волосы покрасил в персиковый, и губы подкрашиваешь в персиковый. Для чистокровного альфы - оборотня не солидно, Чимин. - Намджун снова надел пиджак и стал всматриваться в потрясающий закат, раскинувшийся за рекой Ханган. - Хён, а тебе идут подтяжки. - заметил Чимин. - На мне бы убого смотрелись.             Намджун оттянул лямки черных подтяжек с легким шлепком. - Возраст, Чимин. С возрастом ты становишься солидным и тебе идёт всё. - Поэтому ты уши несколько недель назад проколол? Мне казалось, что с возрастом стремление носить цацки проходит. - подколол Пак. - Я проколол тогда же, когда и Тэхен. Хотел быть ближе к нему, показать, что не отстал от времени, что могу взглянуть на мир его глазами, даже в такой мелочи. Отношения у нас так себе. Ну ты знаешь. - горько сказал Намджун.       Чимин знал. У Тэхена со старшим братом всё было действительно слишком напряжённо. Намджун старался заставить младшего заниматься семейным бизнесом, но ТэТэ гнул своё, упирался руками и ногами, утверждая, что не хочет и не будет,что ему не интересно и его призвание в другом. - Всё наладится, Намджун-хён. - мягко попытался успокоить его Чимин. - А мои волосы и подкрашенные губы это шоу бизнес, хён. Я люблю персиковый, такие потрясающие персиковые закаты только в Корее. Где бы я ни был, в какой бы стране, я никогда не видел таких красивых закатов, как здесь, дома. - с грустью и восторгом заметил Чимин, купаясь в отблесках последних персиковых лучей.              Он выключил освещение, чтобы насладиться в полной мере каждым мгновением. Персиковое небо окрасило сам Сеул и воды в реке самой нежностью. - Ты только Чонгуку не говори, что в Корее самые красивые закаты, он парень корейской крови, но преданный Японии. Если попадёшь не в настроение, то он взорвёт твой следующий самолёт и самый красивый закат уже станет закатом твоей жизни. - покосился на него Намджун.       Чимин прыснул со смеху. Да, Чон может такое устроить, лучше молчать. - Зачем ты тут остановился? У тебя разве нет квартиры? Или мог остановиться у кого-то из нас. Чонгук звал к себе? - спросил Намджун. - Звал, но я отказался. Знаешь, эта его любовь к порядку и японской церемонности, и всему японскому. Я сдохну с голоду, пока мне подадут еду по всем японским традициям, японскую еду. А я хочу корейской еды. Мои чемоданы разберут быстрее, чем я переступлю порог его дома, и я потом ничего не смогу найти, и приветствуют меня с противным и важным "Добро пожаловать в дом Таро Оками". - передразнил Чимин пискляво. - Свою квартиру я продал, а комплекс, в котором хочу жить, ещё не готов. - Тогда давай ко мне. - предложил Намджун.- Ты всё ещё делишь этаж пентхауса с ТэТэ? - уточнил Чимин.       Старший оборотень кивнул. За Тэхеном нужен глаз да глаз. - Тогда, я точно откажусь. Если мы постоянно будем с ТэТэ близко друг к другу, то я сопьюсь к концу отпуска и попаду в такое количество скандалов, что мои юристы долго это будут разгребать, меня не отмыть! Мне нужно беречь репутацию, а Ким Тэхен - находка для скандальных новостей. Прости, Намджун-хён. - извинился Чимин, надевая часы. - Ты прав. Идем, Чимин~а, нам пора. - Пошли, а наш господин Таро Оками? Ждет внизу? - уточнил Чимин. - Чонгук сказал, что поедет отдельно. Я переживаю, что этот волчонок выкинет что-нибудь. Обычно, он не ведет дела сам лично в Корее, присылает своих людей, а тут собственной персоной. Я боюсь, Чимин, что он создаст проблемы. - поделился переживаниями Намджун. - Не беспокойся, он не глупый. Жестокий, порой вспыльчивый, если вообще не повезёт, жутко мстительный, изощрённый, но не глупый. Кстати, он будет одинокий альфа, как и мы? - Не знаю, у него на всякий случай всегда есть сопровождение. - Правда? Вот везучий! Надеюсь, что встречу свою кицунэ сегодня. - мечтательно проговорил Чимин, притормозив у лифта, и улыбнулся. - Их сложно отыскать даже если искать специально, практически невозможно распознать, чертовки мастера маскировки, а ты хочешь, чтобы одна из них сама пришла и заявила, что она кицунэ? - иронично заметил Намджун. - А почему нет? Я хочу любви кицунэ. - надул губы Чимин. - Почему я не могу получить это? - Кстати, о кицунэ. Я видел Юнги на днях.       Пак Чимин шумно набрал воздуха в лёгкие и поджал пухлые губы. Его аккуратный пальчик, унизанный кольцами упрямо и решительно оттопырился в сторону старшего. - Я надеюсь, что в гробу? - спросил он с ненавистью, пока лифт с лёгким звучанием уносил двух альф на первый этаж. - Да нет, прекрасно поживает на Hannam The Hill в своих люксовых апартаментах, интересовался тобой. - Намджун спокойный и деловой, даже не обращал внимания на гнев младшего волчонка. Он никак не реагировал даже тогда, когда глаза Чимина под линзами стали желтыми, зубы под пухлыми губами заострились, а ногти прекратились в звериные когти. - Дыши, Чимин, дыши. Тебе нужно успокоиться. Ты не можешь выйти из лифта в таком виде. - Намджун нажал на кнопку экстренной остановки.       Лифт, мягко дёрнувшись, остановился. Чимин вдыхал носом и выдыхал ртом. Намджун был прав, полнолуние близится, а они дети Луны, контролировать себя сложно в это время. - Чимин~а, что нельзя скрыть? Чимин~а, какие три вещи никогда нельзя утаить? Давай, вспоминай! - отвлекал Намджун.       Чимин морщился, напрягался, еле подавляя утробный рык, поднимающийся из легких, его когти нагрягались, оставляя длинные царапины на металлической стене. Ким Намджун крепче сжал плечо младшего, если Чимин надавит, то когти войдут в металл, как в мягкий пластилин. - Чьи мы дети, Чимин? - строго спросил Намджун. - Луны. - прорычал тот. - Чей свет отражает Луна? - Солнце. - Что всегда рано или поздно становится явным? - Правда! - выдохнул Пак. - Повтори всё вместе! Какие три вещи нельзя скрыть?       Чимин сосредоточился на фразе, а не на горле Мин Юнги, которое хочется разорвать, и которое ему мерещится в собственных когтях. - Три вещи... Три вещи нельзя скрыть... Солнце, Луну, Правду. - прерывисто сказал Чимин знакомую мантру, которой научился у Намджуна. - Повторяй это раз за разом и дыши, альфа! - приказал Ким Намджун.       Чимин зажмурился. "Три вещи нельзя скрыть: Солнце, Луну, Правду". Постепенно когти втягивались, а удлинившиеся волчьи клыки, становились человеческими зубами, на вспоротых губах засыхала кровь. - Продолжай. - уже спокойнее сказал Намджун и нажал кнопку, лифт вновь тронулся. - Не будем о делах. Отдохнём сегодня, малыш.       Когда двери лифта с привычным звуком раскрылись, Чимин почти успокоился. Он привычным движением откинул волосы и голову назад, задрав аккуратный, тонкий нос, поправил белоснежный пиджак, убедившись, что кровь из ран на губах его не испачкала, и вышел из лифта. Лёгким шагом, с хмурой физиономией и ещё желтыми глазами под серо-голубыми линзами, он прошествовал мимо ресепшена, где стояла омега, с которой он развлекался всего час назад. - Господин Пак... - начала омега мягким голосом, альфа зыркнул на неё злым взглядом и прошел мимо, испуская вокруг ауру такой звериной ярости, что его аромат персиков становился горьким. - Господин Пак немного не в духе. У него в номере створка окна отвалилась, едва к ней притронулись. Это его очень сильно расстроило. - поспешил Намджун отвлечь омегу для её же блага, растягивая слово "очень".       Округлив красивые глазки и губки, девушка замерла в изумлении. - Какой кошмар! Я приношу извинения от имени всего руководства. - сбивчиво извинилась омега. - Придумайте что-нибудь, пока нас не будет, а то он совсем озвереет. Спасибо. - попросил Ким и вышел из здания вслед за Паком.       Чимин стоял перед черным лимузином Намджуна, шептал успокаивающую мантру и смотрел на неполный диск Луны. - Ты как? - поинтересовался Намджун.       Чимин ответил не сразу, стирая салфеткой засохшую на губах кровь. - Ты прав. - Я во многом прав, Чимин, в чём именно на этот раз? - Ты прав, Намджун-хён, не будем о делах. Ты прав, давай повеселимся. - Садись, волчонок. - усмехнулся Намджун и легко коснулся плеча молодого альфы. - Ты прав... Мы оборотни - мы Дети Луны. - вздохнул Чимин.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты