Летние моды

Слэш
PG-13
В процессе
42
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 73 страницы, 11 частей
Описание:
У меня начинает возникать ощущение, что наша встреча предрешена небесами, бог Е, иначе как бы ты меня нашел.
Посвящение:
Для Puhospinka
Примечания автора:
АУ к техническим реалиям "Славы". Не закончено. Не бечено.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
42 Нравится 6 Отзывы 8 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
«Смотри», — ссылка от Мучэн пришла в середине жаркой августовской ночи. И чего ей не спалось? – «Красиво. Жаль, что вряд ли введут». Е Сю кликнул – и перед ним открылся пост на вейбо. На гифках медленно вращалось оружие из «Славы», точнее – летние модификации к нему, согласно заголовку. Было красиво и забавно – например, меч превратился в огромный запотевший стаканчик с холодной газировкой, в которой подпрыгивали синие желейные шарики. Стаканчик исходил ледяным паром, а рукоять-«трубочка» сыпала голубыми искрами. Моды Е Сю никогда особенно не интересовали: никакой практической пользы от них не было, видел изменения только тот, кто кидал файлы к себе в папку «Славы», а про-игрокам и вообще в клубах это было строжайше запрещено. Да и в целом не одобрялось, хотя иногда разработчики вводили особенно удачные варианты в игру официально. Е Сю задумчиво пролистал вейбо автора мода. Со вкусом, в отличии от многих «коллег» у него было неплохо – детальные, тщательные прорисовки, никакой пошлятины и глупостей. Обновлялся блог редко, пару раз в сезон. Хэллоуинские топоры с печальными призраками и осенняя серия, в которой оружие окружали падающие красные и золотые листья, пользовались особенной популярностью. В ответ на призывы обновляться почаще автор неизменно извинялся и отвечал, что работа не позволяет. Впрочем, личные заказы автор все-таки иногда брал. Такие картинки были перекрыты узорчатой печатью, и Е Сю невольно залюбовался пистолетами, на которых медленно крутились шестеренки и горело бледное пламя; посохом, за которым по ветру летели вороны. Что-то в интонациях автора, в манере строить предложения было знакомым. Настолько, что Е Сю вернулся к посту со мечом-«стаканчиком» и написал в комментариях: «А почему для зонта нет?» И добавил курящий смайл. Ответ последовал моментально: «У меня начинает возникать ощущение, что наша встреча предрешена небесами, бог Е, иначе как бы ты меня нашел…» Комментарий исчез раньше, чем Е Сю успел на него ответить. А новый выглядел иначе: «К сожалению, у меня нет твинка с таким оружием, чтобы протестировать, как будет выглядеть в игре. Напишите мне в личку?» Е Сю улыбнулся, выбивая сигарету из пачки. Закурил, и кликнул на иконку личного сообщения. «Малыш Поток?» «Здравствуй, бог Е». «Не знал, что ты еще и рисуешь, хехе. Сделаешь зонтик старому богу Е?» Боюань молчал несколько минут. «С радостью. Это интересно, но тебе придется мне помочь, потому что протестировать модель мне действительно не на чем, бог Е. Но я думал, что ты не интересуешься модами. Они ведь бесполезны в игре, верно?» Судя по интонации, вот теперь Боюань пытался просчитать, что Е Сю задумал. Это было забавно. И знакомо – Е Сю всегда буквально видел, как в голове Боюаня туда-сюда мечутся мысли. «Да. Мне просто интересно, расслабься, малыш Поток. А ты можешь нарисовать вообще что угодно?» «Не совсем. То, на что внутри самой «Славы» можно найти текстуры или детали, и модифицировать цвет, фактуру, или… Словом, сигарету не сделаю. Хотя... вот смотри». Боюань прислал картинку: на ней было стеклянное копье, внутри которого плескалась вода и медленно поднимались от кончика уменьшенные лотосы с одного из озер «Славы». «Тут должны быть еще рыбы, но я не могу вспомнить, где были белые». «В начальной локации», — Е Сю сам не заметил, как втянулся в беседу. – «Сейчас посмотрю и скажу точно». Время шло. Боюань кидал ему медленно меняющееся копье, и в конце концов Е Сю обнаружил, что в пачке – пусто, спина – ноет, а заканчивать разговор – не хочется. Он никогда не сомневался в том, что Боюань любил «Славу». Но то, с каким увлечением и жаром Боюань рассказывал о сборе деталей, фактур, из которых создавались моды, вызывали отклик в Е Сю: пусть даже конечный результат не имел никаких полезных функций. Боюаню слишком подходила эта нежная, Е Сю бы даже сказал – девчачья, но язык не повернулся, — любовь к внешней красоте «Славы». «Вот», — Боюань скинул архив, и Е Сю с интересом сунулся в папку. Там были какие-то файлы и инструкция. – «Это тебе, бог Е. У тебя наверняка есть боевой маг». Не согласиться с ним Е Сю не мог – боевой маг среди твинков действительно был. Пришлось выполнить инструкцию – кто ее писал, господи, зачем так сложно? – и сунуть карту аккаунта в считыватель. Копье мягко светилось. Лотосы вспыхивали внутри него и гасли, покачивалась вода. При атаке лотосы появлялись вокруг копья – буквально на миг, дрожали, исчезая. Это было красиво. «Мне?» — уточнил Е Сю. – «А зонтик?» «В смысле, спасибо», — добавил он следом. – «Круто. Мне очень нравится». С комплиментами у Е Сю было сложно. А сейчас слов просто не хватало. «Это хорошо, бог Е», — Е Сю показалось, что Боюань улыбается. – «С зонтиком я попробую что-нибудь придумать вечером. Ты будешь онлайн?» Е Сю бросил взгляд на часы. Пять утра. Ничего себе они поговорили. «Да». «Тогда до встречи. Дашь мне свой номер QQ, будет удобнее?» Уже засыпая, Е Сю увидел, как в QQ добавился новый контакт с голубой аватаркой. Во сне вокруг Боюаня плавали лотосы и рыбы, а Е Сю смотрел на это и не мог отвести взгляд. Е Сю проснулся с чувством предвкушения и любопытства. Оно бодрило, покалывало в кончиках пальцев. Боюань, сам того не зная, сделал ему один из лучших подарков, рассказав о чем-то, связанном со “Славой”, что Е Сю еще не знал досконально. Погода испортилась, за окнами квартиры медленно моросил дождь. Влага висела в воздухе, но настроения это не портило. Е Сю бродил по квартире, от чайника к компьютерам, запуская “Славу” на каждом: теперь у него было по персонажу на всех крупных локализациях. Пришлось повозиться, чтобы обойти блокировки и зарегистрироваться, но у Е Сю был официальный повод удовлетворять свой интерес — сборная готовилась ко второму международному чемпионату. Сигареты нашлись на кухне. Здесь же на столе выстроились ряды пластиковых стаканчиков с лапшой, и коробка с кормом попугая, оставшегося от предыдущих жильцов. Большой белый ара жил в клетке на балконе, и, как утверждала Мучэн, уже мог сам водить группы в данжи. Когда встал вопрос, где жить, в Пекине или в Ханчжоу, Е Сю выбрал Ханчжоу. Идти отсюда до “Счастья” было пять минут, до ближайшего магазина — три, а за углом было несколько уличных лотков с горячей едой. Правда, Е Сю выходил за ней редко. Чат сборной не замолкал, пять компьютеров и ноутбук он не выключал в принципе — не было смысла. Количество информации, документов, программ, тренировок, которые должны были быть готовы к ноябрю, иногда почти сводили Е Сю с ума. В такие моменты он ложился поперек кровати тут же, в единственной просторной комнате, и курил, глядя, как в проеме балконной двери покачивается “музыка ветра”. Боюань и его маленькое хобби оказались глотком свежего воздуха. Е Сю проверил QQ — Боюань был онлайн, но молчал, наверняка работал. Да и у Е Сю было изрядно дел, но любопытство все равно покалывало изнутри, искрилось. Е Сю опустился в кресло и, не выдержав, притянул ноутбук к себе, открывая вейбо. Через пять часов он вынырнул на поверхность из запойного чтения и серфинга, обнаружив рядом полную пепельницу. В горле пересохло, как проходил данжи и отвечал в чатах, Е Сю не запомнил — так увлекся. Тех, кто занимался модификациями в “Славе”, было, мягко говоря, немало. Но, как и везде, большая часть увиденного Е Сю не впечатлила. А некоторые вещи он предпочел бы вообще никогда не видеть, хотя ханжой себя никогда не считал. Зато Е Сю изрядно повеселился, представляя себе Наветренную формацию или Проблемного дождя в голубой пижаме-медведе, в которую популярная модификация превращала и броню, и плащ. Модификации существовали — и создавались, — для изрядной части основного обвеса классов, оружия и аксессуаров. Изменения в файлах позволяли хозяину аватара видеть вместо ожерелья — бант или шарф, вместо кожаных лат — смокинг, а вместо посоха с черепом — веселенький пиздец с кошачьей лапой в розовых цветах. Некоторые моды Е Сю узнал сразу, они были официально введены в “Славу” — во внутриигровой магазин или ивентные награды. Глядя на переливающееся и бликующее в солнечном свете копье с лотосами внутри, Е Сю признал, что у Боюаня получалось как минимум не хуже. “А почему ты не участвовал в конкурсе, малыш Поток?” — Е Сю скинул Боюаню ссылку на один из официальных ивентов от разработчиков “Славы”. Сложно было не понимать, что таким образом разработчики пытались одновременно наладить контакт с этой частью игрового сообщества — и взять его под контроль, но, насколько Е Сю понимал, Боюань неписаные, и тем более, официальные правила “Славы” не нарушал. Не пытался лезть куда-то, кроме визуальной части. Играл честно. Ответ Боюаня Е Сю удивил. “А зачем, бог Е?” Е Сю скопировал сообщение Мучэн и отправил его Боюаню. Выжидательно помолчал. “Но это был осенний конкурс, бог Е. Я не успевал”, — следом за краснеющим смайликом напечатал Боюань. Е Сю помолчал еще. Он почти видел, как Боюань хмурится. “Не был уверен, что осенние призраки достаточно качественные. Там нет ничего сложного. К тому же, как-то несерьезно эксперту “Синего ручья” таким заниматься, нет?” “Не вижу ничего дурного в твоей любви к стеклянным копьям и рыбкам, малыш Поток”, — Е Сю закурил, глядя в окошко QQ. — “Был бы расширенный редактор, ты бы мог делать все тоже самое официально”. “Вряд ли это возможно, бог Е. Я освобожусь через пару часов, если ты не передумал насчет зонта”. Зонт. Е Сю усмехнулся, еще раз пролистав вейбо Боюаня. Он ведь сам говорил, что зонт — это сложно. Чаты на экранах вспыхивали сообщениями. Пора было возвращаться к делам, к “Славе”. Но Е Сю не оставляла мысль о том, что ему бы хотелось, чтобы Боюань выиграл. Он ведь так любил “Славу”. “И не надейся. Будешь делать зонт”, — добавив к сообщению курящий смайл, ответил Е Сю. — “Если бы ты не был в “Ручье”, участвовал бы в конкурсе?” Боюань молчал долго-долго. Так, что Е Сю успел решить, что его отвлекли, и сам загрузился в данж на корейской локализации. Прочитать ответ ему удалось только через полтора часа. “Я был бы в “Счастье”, бог Е”. Время шло, а Е Сю все смотрел и смотрел на экран. Слова не шли: что отвечать на хорошее и личное, он никогда не знал. Треш-толк, стеб, разговоры по делу — что угодно, сколько угодно, а тут — ну, что Е Сю мог ответить? Что ему бы этого действительно хотелось? Это, кстати, было правдой. “От конкурса тебя бы это все равно не спасло, малыш Поток. В “Счастье” не разбрасываются талантами, хехе”. Попугай протяжно заскрипел на балконе. Первое время этот звук заставлял Е Сю вздрагивать, а потом он привык и даже привязался как-то, решив, что при очередном переезде заберет безымянную птицу с собой. Кому-то другому, возможно, голос попугая бы мешал. Е Сю был равнодушен к посторонним звукам, не отвлекался на них, и сомневался, что в его доме появится еще кто-то. “Ты же не можешь быть всегда один”, — как-то сказала ему Мучэн. Е Сю тогда пожал плечами. Он никогда не был один. У него всегда были друзья и “Слава”, семья — даже когда они не поддерживали общение. С остальным не складывалось. В основном, потому, что Е Сю не чувствовал в этом никакой особой потребности. “Я не сомневаюсь, бог Е”, — Боюань прислал смеющийся смайлик. Е Сю мысленно выдохнул — слегка неловкий момент они, кажется, проехали. Боюань всегда умел вот это, странное — понять, что на самом деле имел в виду Е Сю, и отреагировать не на слова, на интонацию, даже когда они еще ни разу не слышали голоса друг друга. “Еще два данжа и я весь твой, — добавил Боюань. — Если планы на вечер не изменились”. “Ты такой вежливый, что мне даже страшно, что ты собираешься делать с моим бедным старым зонтиком. — Е Сю подумал, что было бы неплохо поесть. Но это можно было сделать и позже. — Уже второй раз переспрашиваешь”. “Ничего неприличного. Начнем с самого зонта, наверное. Ты решил, какой хочешь внешний вид?” “На твое усмотрение”, — а вот теперь Е Сю стало еще интереснее. Что выберет Боюань? Иногда Е Сю хотелось посмотреть его глазами. Не только на себя, на все вокруг. Увидеть, как переключается режим “спокойствие/гнев”, как изнутри выглядят реакции Боюаня. Как он видит мир. Е Сю открыл вейбо — взгляд опять остановился на осенних листьях, летающих вокруг оружия. К вечеру голова разболелась. Вэньчжоу с Цзэси, Синьцзэ, Ронфей и Ло Цзи вместе взятые даже в худшие дни вместе не дотягивали по своему эффекту до формуляров и требований к оформлению документации от министерства спорта. Е Сю открывал файл за файлом и закрывал с мыслью, что время еще есть. Завтра. Или послезавтра. К концу месяца — обязательно. Е Сю то и дело возвращался к мечу, красные кленовые листья вокруг которого медленно падали вниз и взлетали снова. По лезвию бежали искры. Е Сю даже сходил в локацию, откуда эти листья взял Боюань, и постоял там, прикидывая, что он видел. “Бог Е?” — Боюань появился, когда Е Сю неохотно ковырялся палочками в лапше. Вроде бы, есть и хотелось, и нет. “Я здесь”. “Включишь мне свой экран, когда закинешь файл к себе? Так будет проще”. Попугай точил клюв об клетку. Звук получался впечатляющий. Днем в данже корейский танк аж подпрыгнул и чуть не пропустил атаку босса. Е Сю распаковал новый архив от Боюаня, закурил и с интересом посмотрел на экран, заходя в “Славу”. Зонт искрился золотым. Текстура кое-где съезжала, подергивалась, анимации глючили, но Е Сю все равно не мог отвести взгляд. Ровное, мягкое сияние солнца, пока без узоров, было красивым само по себе. И грело. А потом он выбрал режим видеозвонка, показ экрана — и в маленьком окошке справа возник Боюань. Лохматый, в белой футболке, укутанный по пояс в одеяло. Под одной рукой у него был планшет на стопке книг, в другой — картонная коробка с лапшой и воткнутыми в нее палочками. Рядом с подушкой стояла чашка. — Привет, бог Е, — Боюань улыбнулся. — Золотой зонт? — Е Сю затянулся, рассматривая Боюаня. — Ты переоцениваешь мое бесстыдство. — Ты, наверное, хотел сказать — недооцениваю? — Боюань засмеялся, а потом скинул Е Сю еще один файл. — Будет вот так. Но не сразу. Слишком много граней, надо повозиться. Открыв картинку, Е Сю долго рассматривал нарисованный от руки Зонт Тысячи Вероятностей. Сияние ушло вглубь, под бронированные пластины цвета темного золота. На пластинах, и на самом зонте резвились лисы, охотились за птицами, слетающими прочь с граней, прятались среди бледно-золотых листьев папоротника. — Нравится? — спросил Боюань так тихо, что Е Сю не сразу понял — это не его мысли, это голос из динамиков ноутбука. И кивнул. Слов снова не находилось. — Тогда осталось так и сделать, — когда Боюань улыбался, у него на щеках появлялись ямочки. Открытие было интересное. — А еще варианты есть? — любопытно спросил Е Сю. Боюань замялся. Потянулся к палочкам, потом вернул руку на мышь, прятавшуюся в складках одеяла. Вторая картинка оказалась куда проще. Черная матовая гладь на гранях зонта иногда вспыхивала бликами, которые казались знакомыми. Е Сю прищурился, пытаясь поймать образ. А потом понял. Это было отражение — мониторов со “Славой” на экране, ночных огней за окнами. А искры, которые сыпались с зонта, больше всего напоминали искры от затушенной сигареты. Боюань смотрел на него, — в камеру, и видел, конечно, Мрачного Лорда на экране Е Сю, а все равно казалось, что на него самого, — и хмурился, забыв про свою лапшу. — Вряд ли такие текстуры есть, — пояснил он. Е Сю потянулся за сигаретами. — Жаль, — в горле пересохло. Боюань кивнул. — Начнем с первого. Потом подумаем. Боюань кидал Е Сю файл за файлом. Покусывал губу, сердито вздыхал, просил покрутиться на месте, поднять зонт, раскрыть. Потом снова зарывался в планшет, и челка падала ему на глаза. Е Сю отвечал в чатах, поворачиваясь с ноутбуком на коленях между компьютерами. За окном начинался бледный дождливый рассвет. — Бог Е? — Боюань сладко зевнул, откладывая планшет в сторону. Металлические пластины перестали пытаться сбежать с зонта. — Пойдем спать? Утром напишу. — Да, — Е Сю пытался понять, что хочет от него глава одной из гильдий европейской локализации. Непривычные символы плясали перед глазами. — Бог Е, — Боюань хмыкнул на экране. — Пойдем. Засыпал Е Сю с ощущением, что он не один. В каком-то новом смысле. Через несколько дней Е Сю знал расписание Боюаня наизусть. Е Сю просыпался позже Боюаня и находил в QQ пожелание доброго утра. Днем они практически не разговаривали, занятые каждый своими делами. Но ближе к полуночи — иногда раньше, иногда позже, — Боюань писал ему. А потом звонил. Зрелище закутанного в одеяло Боюаня с планшетом и нехитрым ужином стало почти привычным. Е Сю знал, сколько времени нужно, чтобы сходить среди ночи на кухню “Синего Дождя” за чаем. Знал, что ближе к утру Боюань начинает сонно сползать по подушке и залипать над планшетом. Работа над зонтом была монотонной и неспешной: пластина за пластиной покрывались мелким узором, который Боюань тщательно подгонял. И отвечал упрямым вздохом, когда Е Сю говорил, что все отлично. Сегодня Е Сю устал. Дни, когда он ощущал себя вымотанным до предела, случались редко. Ощущение полной бесполезности всех усилий — и того реже. Но документация по сборной сводила его с ума. Е Сю с легкостью мог объяснить, что нужно сборной, по какому принципу он выбирает игроков. Что нужно для тренировок. Зачем ему доступ к тренировочным программам всех клубов. Когда, почему и как нужно начинать тренировки сборной. Но министерство спорта засыпало его таким количеством писем, что момент, когда Е Сю открывал утром почтовый ящик, стал самым неприятным за весь день. — Бог Е? — Боюань вопросительно смотрел на него с экрана. Е Сю моргнул, понимая, что в очередной раз застыл над отчетом из множества колонок: они погружали его в сонную одурь и вызывали головную боль. А главное, Е Сю не мог понять одного — на кой черт все это нужно и почему нельзя вместо “особенностей рабочего места” и “критериев оценки успешности тренировки” выражаться нормальным человеческим языком. И не задавать ему идиотских вопросов. — Извини, малыш Поток. Уверен, что во всех десяти судилищах Преисподней заставляют заполнять долбаные таблицы, планы и отчетные сводки на будущий сезон. Но за что мне это при жизни, я так и не понял. Е Сю откинулся в кресле, закуривая. Глаза резало и жгло, пустой желудок неприятно скручивало. Идея сперва закончить со всем, что ему прислали за последние три дня, а потом поесть, была так себе. Боюань приподнял бровь, заморгал. Улыбнулся, откладывая в сторону планшет. Е Сю был уверен — сейчас Боюань спросит, неужели бог “Славы” умеет не все? И ошибся. — Давай я сделаю. — предложил Боюань. — А ты пока сходишь за сигаретами и проветришься. Попугай забил крыльями в темноте, заскрипел. Е Сю подумал, что было бы неплохо и ему купить корма. — Сейчас перешлю, — Е Сю поискал в себе угрызения совести. Не нашел, и скинул Боюаню все, что имело пометку “срочно”. — Спасибо. — Ты шел за сигаретами, бог Е. Боюань раскрылся, вылезая из одеяла в маленьком квадратике видео-чата. Е Сю понаблюдал, как он возится, садится ровнее, отодвигая планшет и открывая документы. Белые блики сменили разноцветные от редактора изображений. На улице было душно, влажно и пахло яблоками. Все лучше, чем дневной смог, который в последние дни августа не сносило ветром вообще. Е Сю успел порадоваться, что в квартире был кондиционер, иначе при таком количестве компьютеров он бы давно сварился. Мысли свернули к приглашению в гильдию на одной из европейских локализаций. Лидер гильдии, Снежная Молния, оказался упорным: не только добавил Е Сю в друзья, и кидал приглашение в данжи, стоило только войти в игру, но и ухитрился выработать некий язык общения, не вызывавший у них обоих головной боли при попытках понять друг друга — в основном из смайлов, внутриигровых ссылок и координат, многозначительного хмыканья в голосе. Было бы неплохо там покрутиться. Еще бы понимать, что говорят. С корейцами было проще, но их подозрительность Е Сю раздражала. А от японской церемонности — укачивало, хотя манера игры у них была интересная. И все равно ему нравилось. “Слава” везде оставалась “Славой”, и все же отличия были, хотя Е Сю не всегда пытался их искать. Просто играл, потому что любил это — и никакие языковые барьеры не мешали понять тех, кто разделял его чувства. Представив себе громилу-чернокнижника из гильдии Снежной молнии в том моде, добавляющем к плащу кокетливое лиловое боа, Е Сю мысленно поржал. Иногда он скидывал Боюаню самые развеселые моды, которые находил на вейбо, только для того, чтобы посмотреть на выражение его лица — смущенное и веселое. У дома Е Сю обнаружил, что пакеты с едой оттягивают руки, а из самого большого торчит блок сигарет и коробка с кормом для попугая. Как перед обновлением или запойным прохождением на рекорд. Рассовав коробки по пустым полкам в холодильнике, где обычно обитала только бутылка с водой, Е Сю прошел на балкон. Сунул в зубы сигарету, попугаю — горсть корма, увернулся от меткого удара клювом, и вернулся в комнату. Заглянул в почту и охуел. — Блядь. Боюань отправлял каждый документ отдельным письмом. С выделенным текстом для пересылки дальше. Все было заполнено, да еще появились какие-то новые таблицы. Последнее письмо называлось “словарь”, и в нем знакомые термины из “Славы” расшифровывались слов на 5-10 каждое, длинно и зубодробительно. — Это что? — очумело поинтересовался Е Сю. Боюань посмотрел на него с экрана и отвел со лба челку. — Это мы со старшим Чунем составляли, бог Е. Просто пишешь как привык, а потом вставляешь нужную расшифровку. И чем больше ты требуешь ненужной информации в ответ, тем выше шанс, что от тебя отстанут. Боюань улыбнулся. И полез куда-то за пределы видимости камеры, так что Е Сю сперва видел только бок и загорелую кожу под задравшейся футболкой, а потом вообще только вытянутую вверх для баланса руку. Вернувшись, Боюань захрустел рисовыми чипсами так аппетитно, что Е Сю вспомнил, за чем ходил в магазин. — Сейчас приду, — пробормотал Е Сю. Лапша с креветками еще не успела остыть. В голове крутилось, что надо было все-таки переманить Боюаня в “Счастье”. И что нужно сказать “спасибо”, хотя оно казалось каким-то нелепым, учитывая, насколько заебался сам Е Сю. — Смотри, бог Е, — Боюань потыкал рисовым кружочком в экран, сглаживая неловкость. — Еще можно просто скидывать одним то, что уже писал другим. Пусть между собой разбираются. И вообще, обращайся. Я помогу. — Спасибо, — Е Сю почувствовал, как отпускает напряжение висящего над ним дела. И заодно — как начинать клонить в сон от еды. — А зонт? — Зонт же для нас с тобой. Ради удовольствия. Какое удовольствие, когда отчеты? — Боюань зевнул и потянулся. — К нам пожарные ходили, как на работу… И всякие комиссии тоже. Ничего, отстали. Е Сю посмотрел на даты. На Боюаня. И вкрадчиво поинтересовался. — Ты уже начал делать мод на осенний конкурс? Боюань с преувеличенным интересом посмотрел куда-то за пределы экрана, только чипсы в пальцах похрустывали. — Может, спать пойдем? — Обязательно, — Е Сю ухмыльнулся, отставляя опустевшую коробку из-под лапши. — Но все-таки? — Не могу придумать, — сознался Боюань со вздохом, принимаясь уже знакомо складывать у кровати планшет, мышь, книги, убирать чашку. — Хочется что-то классическое, но… — Хочется — делай, — Е Сю наблюдал за тем, как Боюань укладывается, и выключал один компьютер за другим. — Мой зонт в твоем распоряжении, малыш Поток. — Договорились, бог Е, — Боюань зевнул снова. — Утром пришли мне ответы на письма, хорошо? В эту ночь Е Сю снились алые ленты, колокольчики — и снова Боюань.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты