Младший сменяет старшего, но не учитывает всех нюансов

Слэш
NC-17
Завершён
17
автор
Ayliten бета
Размер:
17 страниц, 2 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
17 Нравится 3 Отзывы 0 В сборник Скачать

Чемпионат по бесстыдству

Настройки текста
Тан Хао терпеть не мог болота. На экране колыхалось бесконечное темно-зеленое море камыша, над которым летали стрекозы, над головой Покорителя демонов смыкали кроны скрюченные белесые деревья с густой бледной листвой, все оплетенные ядовитым плющом. На плюще разевали голодные рты белые хищные цветы. Деревянные тропинки, проложенные на карте, узкие и скользкие, поросшие бурым мхом,были еще хуже кочек и руин, там и тут торчащих из топкой глубины болота, подернутого ряской: оступился и все. Идеальное место для грязной игры. - Карты приличнее у тебя не нашлось? – спросил Тан Хао, прикидывая, где может прятаться Линь. Выходило, что где угодно – в дальней части карты, например, виднелись развалины старинного замкового комплекса, наполовину ушедшие в болото и населенные злыми духами. В прошлый раз Линь его там и утопил. - Мне показалось, что тебе будет интересно здесь закончить. Но, если хочешь, мы можем сменить карту, - голос Линя звучал так спокойно, что у Тан Хао зачесалось под черепом. Болота его бесили, еще больше – то, что Линь допускал, будто Тан Хао может спасовать перед какой-то там картой, набором гребаных камышовых пикселей. Он огляделся, подпрыгнул и залез на ветку ближайшего дерева. В этот раз победа будет за Тан Хао. - Остаемся здесь. - В конце концов, не так часто Линь соглашался с ним поиграть. Стоило воспользоваться возможностью. Новичкам Линь уделял гораздо больше внимания, и Тан Хао это раздражало. Да, Линь работал на «Тиранию», но подготовка сборной Китая для международного чемпионата – важнее! Не всей сборной. И не официально, а по просьбе Е Сю. На этом моменте Тан Хао все время начинал скрипеть зубами. Наверное, если бы не Е Сю, Линь вообще не стал бы с Тан Хао возиться после предыдущего раза. Как и зачем спросить такую херню у самого Линя, Тан Хао так и не придумал, а потому вопросов не задавал. Помирились, и ладненько, даже извиняться не пришлось. Хотя вообще-то стоило и даже, наверное, хотелось, но как начать и нужно ли закапываться в прошедшее, Тан Хао тоже понятия не имел. С Линем было сложно, потому что просто. Они созванивались один-два раза в неделю, чаще всего по вечерам. И переписывались про матчи регулярного сезона. И после каждого разговора, а иногда и после переписки в QQ, Тан Хао шел дрочить. - Мне здесь нравится, - сказал Линь в наушниках. Тан Хао был почти уверен, что тот примостил задницу персонажа на обваливающейся крыше главного дворцового здания. В прошлый раз он именно там Тан Хао и дожидался, пока тот, матерясь, пробирался через болото. Еще и в прятки с ним играл. Сейчас Тан Хао лез по деревьям. Чувствовал он себя при этом нихрена не героем древности, а человеком, в очередной раз пострадавшим от коварства старших, слабеющих, но от этого еще только более изобретательных в своих кознях игроков. Тан Хао был уверен, что его поколение – лучшее. Но со временем начал подозревать, что старшие были лучшими дольше и нагло этим пользовались. А некоторые, типа мелкого из «Тирании», вообще охуели и вовсю применяли грязные секреты наставников. - Тоже хочешь грязных секретов? – посмеялся Линь, когда Тан Хао поделился с ним возмущением. Сун Циин как будто выпал из самого страшного кошмара, умный, быстрый, наглый и не в «Воющем ветре». На него Тан Хао и жаловался. А еще на Цзялэ. Собирался, по крайней мере, но подавился воздухом и всеми теми грязными секретами, которые пришли ему в голову. Ни один не имел ни малейшего отношения к «Славе», и, наверное, ни об одном из них Линь даже не догадывался. - Я тебя научу, - пообещал Линь тем временем. – При встрече. Вспоминая этот разговор, Тан Хао едва не грохнулся с дерева. Далеко впереди показались развалины дворца. Да, что-то в этом было – камыши, стрекозы, огромные кувшинки на затянутых светло-зеленой ряской прогалинах озер и уходящие в топь древние строения. - А ничего тут вид, - пробормотал Тан Хао в микрофон. - И на тебя тоже, - отозвался Линь. Да блядь! Тан Хао огляделся. Он стоял в развилке ветвей, лихорадочно прикидывая, откуда его могло быть видно. Издалека – вряд ли, кроны деревьев слишком плотные. Значит, Линь внизу. Тан Хао аккуратно сдвинулся так, чтобы его прикрывал ствол дерева, уцепился за ветку и высунул голову, глядя вниз. Внизу были коряги, переплетающиеся между собой, несколько огромных кустов папоротника, сходящихся в арку над деревянной тропинкой, окошко мутной темной воды среди ряски. Тропинка качнулась, и Тан Хао мысленно взвыл от восторга – нашел! Атака размолотила деревянный настил тропинки в пух и прах, но жизнь персонажа Линя не уменьшилась и на долю процента. Что за херня? - Красиво двигаешься, - град атак заставил дерево под Тан Хао затрястись, а его самого – мечтать укусить себя за задницу. Персонаж Линя вылетел из-под воды, из того самого окошка, где не было ряски, одним прыжком, и теперь двигался от кочки к кочке. Очень хотелось заорать, что так нечестно, но в словаре Линя такого слова не было вообще. - В реале тоже, - и совести. Зато Тан Хао умел навязывать ближний бой и сокращать дистанцию. Он прыгнул на те самые, присмотренные коряги, балансируя на них, и погнался за Линем. - Я выучу, блядь, все твои грязные приемы. - Не все из них для Арены, малыш Хао, - от доброжелательного голоса Линя в паху становилось жарко. – Их тебе тоже показать? - Я же сказал – все! Линь становился его идеей фикс. Тан Хао понял это, когда притопил его персонажа в болоте и едва не стек из кресла нахер, услышав: - Молодец. Я был в тебе уверен. - Ты всем так говоришь, - буркнул Тан Хао, жадно припадая к чашке с водой. Во рту пересохло. - Ты особенный. Доброй ночи, - Линь отключился, оставив Тан Хао с победой – и со стояком, о котором Линь не имел ни малейшего понятия. Или имел. Или что это сейчас было? Отдельным роскошным бонусом для игроков сборной был доступ к максимальному количеству записей старых матчей с озвучкой. Сунь Сян из них не вылезал, а иногда даже резал гифки и кидал в чат с комментариями. Нихуя не так, как японцы, играл Линь в третьем сезоне – вот что понял Тан Хао через пару часов. Хотелось подрочить, поорать, а еще – переместиться во времени и выйти против Линя. Может, тогда к его трэш-толку у Тан Хао сейчас была бы устойчивость. Линь уже тогда был мягкий, как вода, и такой же неуловимый. А соперников дразнил так, что даже мертвый принял бы это за флирт. Тан Хао моргнул и переключил окна. Посмотрел на QQ. Кажется, он был хуже, чем мертвый. И вообще, Линь не мог с ним флиртовать, Линь же старый. Наверное. «Ты спишь?» - написал Тан Хао. По-хорошему, надо было бы еще в тренажерку спуститься. Или лучше подрочить. Или и то, и другое, в любом порядке, но если подрочит, потом точно вырубится, а их всех пиар-менеджер предупреждал, что нужно быть в хорошей форме. Тан Хао хотел быть лучше всех в сборной – желательно, во всех смыслах. И самым красивым тоже. Хотя, по-честному, красивее, чем Цзэкай, наверное, не получится. «Читаю», - Линь прислал фотографию. На названии статьи на разворот сфокусироваться получилось не с первого раза. Руки у Линя были небольшие, но с длинными пальцами, на запястье болтался какой-то потертый кожаный браслет – несколько черных полосок. И Тан Хао залип, жадно рассматривая кисть. «А тебе зачем?» - статья была про сюжеты в мморпг-играх. То есть, про то, что Тан Хао всю жизнь проматывал. «Интересно». Ну и как тут спросить – ты со мной флиртуешь? Мне показалось? Ты вообще считаешь меня красивым? Если нет, как тебе объяснить, что ты ошибаешься? «Ты приедешь на сборы», - написал Тан Хао. «Вообще, не думал об этом, но ты умеешь быть очень убедительным», - Линь прислал смеющийся смайлик. А Тан Хао подумал, что лучше подрочить, чем тренажерка. Он еще покажет Линю, насколько убедительным может быть. *** Пиар-менеджер сборной в вопросах убедительности сделала его одной левой. «Косплей! Блядь, косплей на Покорителя демонов! А голой жопой мне им не посверкать, блядь?» - Тан Хао нажал на кнопку «отправить» и возмущенно уставился в пространство. «Тебе пойдет». «Что пойдет, блядь». «Голая жопа, конечно, тоже. Но я говорил про косплей Покорителя демонов». Тан Хао зажмурился покрепче. В голове гудело, и причина была – сколько бы он себе ни говорил обратного, - в Лине, а не в погоде, выебанности и затраханности после матча, сложной жизни капитана «Воющего ветра». Флиртовал с ним Линь или нет, но у Тан Хао ехала крыша. От мягкого голоса, такой же – терпеливой, мягкой, открытой - улыбки, взгляда за стеклами очков. Очки были ненастоящие, но Линю шли. Вот пидорас. Тан Хао не собирался в него влюбляться. А значит, ему нужно было разобраться с Линем до того, как он окончательно ебанется и начнет совершать подвиги во имя любви, как некоторые. «Приедешь, покажу. Мне даже сережку, блядь, дали, чтобы приклеить!» «Понравилось?» Пока Тан Хао думал, что ответить такого, чтобы Линь понял, что нет – нет, идея косплея Тан Хао не нравится, он вообще сам по себе красивый! – Линь дописал: «Мне приятно, что ты не стал менять внешность Покорителя демонов. Это значит, что вкусы у нас совпадают». В персонажах? В мужиках? В одежде? Тан Хао прекрасно помнил, как всегда одевался Линь. В аксессуарах? Вообще-то, персонажи, которых создавал Тан Хао, были попроще Покорителя демонов, но он бы в жизни в этом не сознался. И Линь был не то чтобы просто в его вкусе – наверное, - Линь был в его голове. «Ты издеваешься, что ли?» «Разве прилично старшему издеваться над младшим?» За последнее время Тан Хао начал понимать Сунь Сяна слишком хорошо. «Увидимся на сборах. В косплее». Пусть теперь Линь мучается. Тан Хао тяжело вздохнул и побился затылком о подголовник. Желание впечатлить Линя застилало горизонт. Потребность разобраться, что, блядь, происходит, – тоже. *** Хитрожопый Е Сю рассовал половине старичья – молодняк сборной, а половине – свою бумажную работу, так понял Тан Хао. Некоторым, кто побезотказнее, досталось и то, и другое. Или это Тан Хао сам был виноват? - Не мог тебе отказать в возможности позаниматься еще с твоим любимым старшим. Бить лидера сборной было нельзя. А как хотелось. Немного утешало то, что Сунь Сяну, например, не отказали в возможности протирать Арену под чутким руководством Е Сю и Хань Вэньцина одновременно, а Чжан Цзялэ, говорят, вообще кидал в Е Сю тяжелые предметы еще до того, как Тан Хао пришел в про. И даже Фан Жую досталось немного У Сюэфена – он потом ныл три недели и просил еще. Откуда Е Сю достал этот раритет, никто в сборной не знал: У Сюэфен ушел в отставку после третьего сезона и канул в неизвестность. Говорили, что он тренировал одну из европейских команд. Еще - что У Сюэфен работал в команде создателей “Славы”. Судя по результатам тренировок, явился он прямиком из ада - на горе Фан Жую и радость старшему поколению. Тан Хао все-таки отправил Линю фото в косплее. Не зря же он жарился под лампами, изображая из себя бог весть что. Он даже задумался, не сделать ли пирсинг. Линь ответил: «Ты красивый». И не появлялся онлайн с самого утра. Поэтому Тан Хао вовремя – совершенно случайно, - заметил из окна подъехавшее такси, и успел раньше, чем Чжан Цзялэ, Фан Жуй или еще кто-нибудь из этих, которым Линь всегда рад. - Привет. Тан Хао, оказывается, забыл, какой Линь в реальности. И теперь чувствовал себя оглушенным, как от хорошего удара кирпичом. Линь смотрел в ответ сквозь очки и улыбался. Тан Хао шагнул вперед, ухватил его за лямку рюкзака и веско сказал: - Нужно поговорить. На шее у Линя болтался какой-то бейдж - длинный черный шнурок, не перекрутившийся ни разу, логотип «Славы», цвета сборной Китая. Логично. На время сборов все ветераны, играющие – как Хань Вэньцин, перед двенадцатым сезоном снова не ушедший в отставку, - и пенсионеры вроде Линя или У Сюэфена и Сунь Чжэпина, - стали сотрудниками штаба сборной. Проще говоря, развлекались в свое удовольствие, гоняя сборную как проклятых. От Цзялэ пар валил, когда они с Ханем выходили из тренировочной. - Пойдем, - Линь кивнул и тронул Тан Хао за руку. – Я не сбегу. Прикосновение было легким, теплым, пальцы – мягкими, и Тан Хао с трудом скрыл дрожь. Одно дело было представлять себе встречу в реальности, разговор, а другое – когда Линь стоял перед ним, а в голове от стенки к стенке прыгал резиновый шарик, в который нахрен слиплись все мысли. Тан Хао развернулся и зашагал в сторону своей комнаты. Кто бы им там на пути ни попался, Линь должен был сперва поговорить с ним. А потом все остальные. Но лучше бы просто никто не встретился. Так и получилось. Тан Хао снова взялся за лямку рюкзака Линя, втягивая его в комнату, захлопнул дверь, запер. Посмотрел на Линя. Тот поправил очки – знакомым уже до нервного тика жестом - и приподнял бровь. Позволял начать разговор, он так уже делал, а Тан Хао это только бесило. Это все равно что ты кинул кирпич, а его отбили на твою сторону, и ты стоишь с ним, как дурак. Почему – «как». Это прозвучало с оттенком Е Сю. Или даже, возможно, Чжан Синьцзе. У Тан Хао не было охуенной тактики разговора. Точнее, была, пока он не увидел Линя, а теперь не было, потому что так получилось. Поэтому он просто шагнул ближе, сжал в ладони ткань белой мягкой футболки на груди Линя, притянул его поближе и ткнулся губами в сухие губы. Тан Хао никогда не целовался с очкариками и всегда думал, что это неудобно как пиздец. Когда Линь погладил его по затылку и начал отвечать на поцелуй, даже эта мысль куда-то провалилась. Утонула в болоте с жалобным бульканьем, вместе со всем, что Тан Хао хотел сказать. И сам Тан Хао утонул: Линь целовался совсем не так, как он сам, без напора, но почему-то именно он задавал ритм – медленно, мягко, делая поцелуй глубже. От Линя пахло фруктовой жвачкой, отутюженной тканью, немного – самолетом. Он гладил Тан Хао против роста волос, по затылку и шее, иногда чуть задевая коротко подстриженными ногтями, и от каждого такого прикосновения по спине скатывались колкие горячие мурашки. А потом Линь улыбнулся и прижал ладонь Тан Хао к губам. Поцеловал подушечки пальцев, одну за другой, потом внутреннюю сторону ладони и запястья. Тан Хао сглотнул. Губы у Линя стали ярче, глаза поблескивали, а очки, оказывается, целоваться вообще не мешали. Хотя сейчас Тан Хао не помешали бы даже метеорит и сборная в полном составе. - Ты со мной, блядь, флиртуешь что ли? – выдохнул Тан Хао, разжимая наконец пальцы и стягивая с плеча Линя лямку рюкзака. - Флиртовал, - Линь чуть отстранился, чтобы сбросить рюкзак. Улыбнулся, глядя на Тан Хао прямо и спокойно. Скулы у него слегка порозовели, и шея в вырезе футболки тоже. - В смысле? – Тан Хао возмущенно задохнулся, потянувшись к Линю. Ухмылка у Линя была бессовестная. Он шагнул навстречу, цепляя Тан Хао за пояс джинсов, и проговорил, запрокинув лицо. - То, что я делаю сейчас, называется иначе. Линь прихватил подол футболки Тан Хао, потянул вверх, открытой ладонью повел по животу и груди. От этого, вроде бы легкого, прикосновения у Тан Хао снова перехватило дыхание. В висках стучала кровь, член стоял так, что казалось – болты на джинсах сейчас сами поотлетают вместе с последними клепками в голове. Тан Хао как будто первый раз сел за компьютер – не мог совладать с руками, с собой, понять, что нужно делать. Хотелось только, чтобы Линь делал все то, что сейчас – целовал, трогал, подталкивал в сторону кровати. Тан Хао попробовал придумать ответ, но понял, что очень устал думать. Снял с Линя очки, положил на стол. Линь благодарно улыбнулся, наклонил голову вперед, когда Тан Хао потянул вверх его футболку вместе с шнурком бейджика – и переступил, прижимаясь кожей к коже, опустил руку Тан Хао на талию, поцеловал в плечо, втягивая в поток из вроде бы медленных касаний, от которого снова затрясло. Не то чтобы у Тан Хао никогда ничего не случалось с мужчинами. Но Линь и тут все поставил с головы на ноги. С ног на голову. Тан Хао не мог точно ручаться, как правильно, только не сейчас – но был уверен, что хапнул больше, чем на самом деле надеялся. Когда Линь опустился перед ним на одно колено, Тан Хао застыл. Все, на что его хватило, пока Линь расстегивал джинсы, болт за болтом, это уцепиться за плечо Линя и постараться не грохнуться. И не стонать в голос, когда Линь коснулся приоткрытыми губами над поясом трусов. - Какая патриотичность, - севший смешливый голос казался еще одной лаской. Тан Хао не сразу сообразил, в чем дело. Ну да, трусы с командным логотипом. - Иди нахрен, - Тан Хао взъерошил Линю волосы. Зажал себе рот, когда Линь повел ладонями по ногам – блядь, да что такое, под пальцами Линя кожа будто горела, хотя казалось бы – ноги и ноги. И ступни – пока Линь снимал с него носки, Тан Хао чуть не умер от прикосновений мягких легких пальцев. Линь решил его угробить. Отомстить за все прошедшие годы. Тан Хао убедился в этом, когда Линь сжал задницу сквозь трусы, просунул под ткань пальцы, поглаживая, но больше ничего не сделал. Тан Хао собирался спросить, не месть ли это. И еще добавить, что вообще-то это он хотел трахнуть Линя. Но когда он открыл рот, Линь повел губами по члену сквозь трусы, и вышел только стон. Как Линь довел его до кровати, Тан Хао толком не запомнил. Линь встал коленями на покрывало, посмотрел на Тан Хао, улыбнулся, а тот подумал – точно больше не сможет спокойно смотреть, как Линь разбирает матчи. А ведь его, говорят, еще и комментатором приглашали. - Первый раз? – спросил Линь. Тан Хао замотал головой, чувствуя, как горят уши. Что он вообще себе думает, что Тан Хао только в «Славу» играть умеет? - То есть, ты просто намеков не понимаешь, - странный вывод. Но возмутиться не получилось – Линь поцеловал его в колено. Погладил лодыжки, снова провел пальцами по ступням. От прикосновений – каждого, даже самого легкого, - Тан Хао накрывало жаром, плотным, как в июльский полдень. Он вздрагивал и метался по кровати, пока Линь целовал его бедра, такой неторопливый, спокойный и, черт побери, наполовину одетый. Но силы воли на то, чтобы приподняться и стащить с Линя джинсы, почему-то не было. Когда Линь взял в рот головку, тут же выпустил, лизнул, Тан Хао не смог бы даже эквип Покорителя демонов перечислить. И только чудом не кончил сразу. Линь не торопился. Терпения у него, что ли, много было? По крайней мере, хватало на то, чтобы помучить Тан Хао, иначе это никак не назвать, потому что теперь Линь целовал его живот, грудь, трогал руки – осторожными, легкими прикосновениями пальцев, - то и дело наклонялся ближе, задевая член, и больше ничего не делал. Тан Хао никогда не чувствовал себя так – будто его с головой опустили в горячее удовольствие, которое становилось только сильнее, но недостаточное для разрядки. Он не пытался предсказать, что придет в голову Линю следующим – поцелуй в шею, под ключицу, в сгиб локтя, или медленные движения пальцев по внутренней стороне бедра, или все одновременно. Просто старался стонать потише. Единственная мысль, которую Тан Хао думал, вскидываясь, пытаясь поймать движения Линя, получить больше – прямо сейчас, еще, - была: Линь красивый. Тан Хао себе, оказывается, и не представлял, какой Линь в такие моменты – раскрасневшийся, с темными глазами и яркими губами, со взглядом, от которого все внутри переворачивалось в предвкушении. Он и сейчас оставался внимательным, мягким, одновременно возбужденным и уравновешенным – и был при этом для Тан Хао. Просто Линь на самом деле оказался - собой, человеком бесконечного спокойствия и терпения, способным держаться своего ритма столько, сколько нужно, чтобы Тан Хао прибило к его берегу. Линь отстранился, только по ноге продолжал гладить – по подъему, вверх-вниз. Тан Хао никогда даже не думал, что это может оказаться возбуждающим. Он увидел, что Линь, пошарив в рюкзаке, достал прозрачный тюбик, и внутри все скрутило от волнения и возбуждения с новой силой. - Ты что, трахнуть меня собираешься? – Тан Хао хотелось, чтобы это прозвучало гордо и возмущенно, тогда он, наверное, рассказал бы Линю, что собирался выебать его сам – и в каких позах. Линь потер висок запястьем – Тан Хао готов был спорить, были бы на нем очки, поправил бы, - и улыбнулся. - Для начала – пальцами, - ответил он. Накрыл ладонью мошонку, чуть сжал, перекатывая яички, и Тан Хао выгнуло так, что покрывало приподнялось следом за ним, только через секунду отлипая от мокрой спины и задницы. - Если ты не возражаешь, - добавил Линь, прослеживая кончиками пальцев бугристый шов, слегка нажимая, делая пару ленивых движений ладонью по члену. От удовольствия, острого, но по-прежнему недостаточного, чтобы кончить, Тан Хао колотило почти в ознобе. Он помотал головой, прижался щекой к подушке. - Делай уже что-то. Только, - Тан Хао сглотнул, облизывая пересохшие губы, – я не имею привычки подпускать кого-то к своей заднице, имей в виду. - Старший всегда готов показать младшему что-то новое. Тан Хао бы разозлился. Решил, что Линь над ним смеется или что-то вроде того. Но Линь говорил так мягко, что Тан Хао, переворачиваясь под его руками на живот и поднимаясь на колени, забыл – почему собирался злиться и зачем. Между ягодиц скользнул язык, и Тан Хао, кажется, имя свое не вспомнил бы, не говоря уже про злость или смущение. Линь не спешил, будто задался целью выбить из Тан Хао все звуки, на какие тот способен, – от короткого вздоха, когда Линь слегка толкался кончиком языка в анус, сиплых стонов, когда Линь лизал широко и влажно, и до требовательных вскриков, которые сами рвались с губ, стоило Линю коснуться члена, мокрого от смазки. Палец внутри оказался слишком ярким ощущением – Тан Хао шумно задышал, переступил коленями, пытаясь отвлечься. Больно не было, неприятно – пожалуй, тоже, но в голове коротило и искрило, он то подавался назад, пытаясь сам насадиться сильнее, то вперед, чтобы сняться вообще. С губ слетали всхлипы, слившиеся в один звук, – Линь потрогал головку члена, слегка потирая отверстие на самом верху. Толкнулся пальцем в анус снова, покачивая, меняя угол, растягивая вход. Согнул палец – и Тан Хао как током ударило, он подавился стоном, а Линь довольно вздохнул. Пальцев стало два. Тан Хао мог только покачиваться на коленях, подчиняясь лежащей на мокрой пояснице ладони Линя, и стонать. Медленные ритмичные движения, хлюпающая смазка, собственное громкое дыхание, острые и одновременно – тягучие, плавящие ощущения от ходящих в заднице пальцев, - все это погружало в дурманный горячий водоворот. Член стоял так, что было почти больно, но Линь больше к нему не прикасался и не позволил самому Тан Хао – погладил по ладони и сдвинул его руку. - Если кончишь так, в следующий раз я тебе отсосу, - сказал Линь. Тан Хао представил – яркие губы вокруг члена, спокойный взгляд снизу-вверх. И прикусил край подушки, стараясь не заорать на весь этаж, пока кончал, сжимаясь вокруг пальцев Линя, не чувствуя и не понимая ничего, кроме оглушительного оргазма. Линь поцеловал его в задницу. Похлопал ладонью по бедру, помогая перевернуться на спину – и не торопясь, блядь, вынимать пальцы. Когда они провернулись внутри, Тан Хао встряхнуло. - Ты что делаешь? – голос у Тан Хао сел, горло пересохло, как в адской пустыне. - Я же обещал, - Линь улыбнулся. Как он успел расстегнуть джинсы и высвободить из трусов крепкий член, Тан Хао не понял, но какая разница. Особенно пока Линь ленивыми вроде бы движениями продолжал трахать пальцами его задницу и целовал внутреннюю сторону бедер, мошонку, член. Встал снова у Тан Хао с такой силой, что потемнело в глазах. Как будто не кончил только что и не трахался примерно никогда – а ведь он себе все руки стер, пока дрочил на Линя. Того, похоже, сделали из железа. Он насаживался ртом на член Тан Хао, помогая себе рукой, в таком же неторопливом ритме, в котором делал все в целом, и двигал пальцами в его анусе сейчас – в частности. Хотелось куда-то деть руки, самого себя, весь мир – ощущения то накалялись так, что Тан Хао казалось, он вот-вот кончит, то откатывались, оставляя его взмокшим и дуреющим. Он вцепился в изголовье, уткнулся лбом себе в плечо, тихо, требовательно постанывая. Линь заработал рукой быстрее, насадился ртом на член, пропуская его глубже в глотку. Тан Хао хватило еще на несколько секунд – а потом он встал на лопатки, приподнимая Линя на себе, и беззвучно заорал – удовольствие оказалось настолько острым, что не удалось издать и звука. Когда он смог разлепить ресницы, Линь сидел у него в ногах. И дрочил, не сводя глаз. Чувство времени у Тан Хао всегда было идеальным – он успел увидеть, как Линь запрокидывает голову, как обрисовывается сильнее кадык на худой шее, как быстро двигается, а потом замирает ладонь на члене. Теперь Тан Хао нужно было с Линем поговорить. Но сперва – поцеловать. И воды. *** Чувствовать себя мудаком Тан Хао не любил. Быть неправым – тем более. Извинения тоже не входили в его список приятных дел, но иногда без них было не обойтись. Линь лежал рядом и гладил Тан Хао по спине. Молча, приятно, спокойно. Можно было и промолчать, наверное. Линь ведь и так все понял. Как тогда. День был говно, «Воющий ветер» продул с разгромным счетом дома, после ехидно-сочувственного интервью команду как ветром – тем самым - сдуло от Тан Хао подальше. О спарринге он попросил Линя первым. Очень хотелось почесать самолюбие. Тан Хао был уверен в победе, а Линь никогда ему не поддавался. Тогда в Тан Хао будто открыли кран с ядом: когда экран потемнел, а у персонажа Линя осталось еще двадцать процентов жизни, Тан Хао вывернул на Линя всю свою злость – за тупящую команду, неудачно начатый сезон, за то, что Тан Хао все еще не был лучшим, как бы ни впахивал. Линь слушал его молча: все несправедливые слова о том, что звания первых раздавали тем, кто раньше залогинился. О том, что Тан Хао заслужил больше, а Линь – нет. Потом Линь отключил связь, оставив Тан Хао наедине с тишиной в комнате, на этаже и в клубе. Если бы не Е Сю, они, пожалуй, до сих пор бы не разговаривали. Глядя на Сунь Сяна, Тан Хао готов был признать, что Е Сю что-то понимает в педагогике. Тан Хао вздохнул и повернул голову к Линю. - Мне стыдно, - сказал он. – Я повел себя как мудак. Не буду говорить, что я не хотел тебя обидеть… - Ты хотел всех обидеть, - Линь понимающе кивнул. Тан Хао прижал палец к его губам. - Извини меня, - сказал настойчиво. – Пожалуйста. - Я не сержусь, - Линь улыбнулся, касаясь губами его ладони. – Но, пожалуй, мне нужна определенная моральная компенсация. Тан Хао вопросительно моргнул. Это сейчас был флирт, приглашение к сексу или намек на продолжение – чего? - Косплей Покорителя демонов. Вживую, - добавил Линь. Тан Хао пообещал себе – к отставке он станет бесстыднее Линя. Начинать нужно было прямо сейчас.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Quan Zhi Gao Shou"

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования