Tinder, Grindr, познакомимся?

Слэш
NC-17
Завершён
2720
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
30 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2720 Нравится 32 Отзывы 833 В сборник Скачать

Просьба

Настройки текста
Примечания:

Тэхен немного халтурит, но ему сегодня позволительно — в среду днем он обычно дает передышку себе и своим подчиненным, потому что искренне считает, что среда это маленькая пятница, репетиция перед пятницей. Он, на самом деле, очень строгий начальник, достаточно требовательный, но иногда и он хочет отдохнуть. Иногда случается редко, так редко, что можно сосчитать по пальцам одной руки, но все же — он же не изверг. Он не заставляет подчиненных задерживаться после работы, сам всех выгоняет, хотя сам же сидит в кабинете до победного, периодически ночуя на красивом темно-зеленом диване. А еще он иногда любит поболтать со своим братом. Иногда. И это «иногда» явно не сегодня. — Хорошую весть несешь или как всегда? — Тэхен морщит нос, — «еще несколько дней и я уволю всех к чертовой матери»? — Вообще-то… — Заметь, уволить могу только я, — Тэхен не дает возможности вставить слово, пока Намджун не притягивает его для крепких объятий. — Тише, раздавишь же. Намджун смущенно трет шею, пока Тэхен блюрит стекла и включает кофемашину — благо, та сразу на две чашки рассчитана, и фыркает, когда брат дергает бровями, произнося: — Или Сокджин все-таки решил, что хватит тратить свое время на такого балбеса, как ты, и свалил на Мальдивы, как грозится каждую вашу ссору? — Что? Черт нет, Тэхен! — Блондин смеется и протягивает чашку с ароматным кофе брату, садясь рядом. — Вообще, тебе должно было прийти письмо сегодня, я удивлен, что ты еще не звонил мне… — А, да, — теперь уже Тэхен смущенно потирает шею, — письма валяются на столе, я не в настроении читать это сумасшествие сегодня. - Так что? Там что-то важное? Подожди, я пойду найду... — Нет, сядь, — Тэхена настораживает поведение брата, но Джун всегда такой, когда нервничает и, стоп, что? Нервничает? — Короче. Я. Эм, ну, я и Сокджин, ну. Тэхен закатывает глаза раньше, чем замечает это. — Корочеунассвадьбачерезнеделю! — тараторит Джун и Тэхен хмурится, потому что ни черта не разобрал. Это он и говорит брату. — Уф, — у парня явно не хватает смелости еще раз повторить, но все же он вздыхает и говорит уже медленнее: — У нас свадьба через неделю. Я сделал предложение Джину. И нет, он совершенно не выглядит гордым индюком, когда слова все же слетают с его губ и доходят до Тэхена. — Охренеть. Тэхен, если честно, ожидал чего угодно, но не этого. И не то, чтобы у него не было мысли о том, что его брат все-таки когда-нибудь женится, тем более он прекрасно знал Сокджина. Но он так же прекрасно знал, что если не Джун, то Джин сам сделает своему парню предложение, хотя в их паре Джин был скорее мягкой версией. Он даже спорил с Чимином о том, что, черт возьми, это Джин сделает предложение его брату, а не его брат Джину. Он теперь должен Чимину сто баксов. — Вау, — Тэхен настолько в шоке, что первую минуту сидит, выпучив глаза. — Черт это… да! Ура! Джун-а, поздравляю! Черт, вау, вау, я… вау. А родители? Мама в курсе? А отец? Подожди, а кто еще знает? А давно ты сделал предложение? — Тэхен, стой. Стоп, — Джун смеется с брата, который в такие моменты становится мальчишкой двадцати лет, как будто у него нет за плечами корпорации и парочки неудачных отношений. Кстати о них. — Родители в курсе, и, что самое смешное, об этом сказал не я. — Джин? — Инстаграм Джина, — со смешком поправляет Намджун, — так что, по меньшей мере полтора миллиона подписчиков знают о том, что я сделал предложение своему парню. — А почему я… — Тэхен вздыхает. Точно, он телефон не по работе использовал в последний раз непонятно когда. — Окей, тогда почему Чимин мне еще не... — Я попросил его, — Намджун отставляет чашку с почти не тронутым, кофе и закидывает руку на плечо брата: — Я вообще-то хотел сказать, что у нас свадьба в плазе, в пять и, что самое главное, помимо того, что мне уже пора уходить, без пары тебя, мой любимейший братик, на торжество не пустят. — О, вау, плаза… подожди, что? — Тэхен скидывает руку брата и хмуро смотрит на Кима, — Какая пара? Ты же знаешь, что у меня ее нет. — Вот поэтому я тебе об этом и сказал, — Джун встает с дивана, отряхивая штаны от невидимых пылинок и улыбается брату, — ищи. — Где я тебе найду пару за неделю, ты что, совсем не дружишь с головой? Я же работаю без.... — Ничего не знаю, Тэхен-а, — Джун обнимает парня и треплет младшего брата по волосам, портя укладку, — это мое условие. Сделай нам подарок на свадьбу. — Джун! — Пока, Тэхен-а. Тэхен хмуро смотрит на удаляющуюся спину брата и даже умудряется показать ему язык, когда смотрит, как он садится в свою машину, хоть и уверен, что Джун ничего не увидел. Кабинет Тэхена находится на тринадцатом этаже, поэтому хорошо, если он его вообще увидел. Он встречается с Чимином на следующий день вечером, решив, что по телефону обсуждать это все не комильфо, и ему правда нужен совет. И выпить, наверное. Мысль о том, что его брат женится все еще не может устаканиться в его голове, но еще больше его волнует условие. Найти себе пару на свадьбу. Действительно, может еще и на ночь тоже? Он делится этой мыслью с Чимином, когда они сидят на открытой террасе кафе, и, наверное, зря. — Почему нет? — Пак Чимин иногда такой…невозможный в своем отношении ко всему. — Что тебе мешает? Ты красивый, даже очень, у тебя шикарное тело и ты, черт возьми, директор одной из элитных компаний, — он всплескивает рукой с бокалом, чуть не разливая все содержимое на землю. — Я имею в виду, что, черт, да любой захочет быть с самим Ким Тэхеном. Это факт. Действительно, почему нет? Наверное, потому, что Тэхен не хочет пользоваться своим положением в обществе. А еще Чимин его слишком хорошо знает, да. — Окей, если не хочешь так, то… — он хмурится, — ну, зайди как все нормальные двадцативосьмилетние мужики в Тиндер и поищи себе хорошенького мальчика на свадьбу к брату. Может, тебе повезет и.... — Мне повезет? — Да, именно тебе. Потому что такого идиота как ты еще нужно поискать. — Ох, кто бы знал как Тэхен любит Чимина. Так сильно, что он бы сейчас с удовольствием обвил руками его шею. От большой любви, естественно. — Чимин, я не уверен, что это хорошая идея. — Просто попробуй. Ты так говоришь, будто тебе не двадцать восемь, а сто двадцать восемь. И Тэхен и вправду пробует. Заходит в Тиндер, который спрятан под кучей других, более важных приложений и мессенджеров, и обновляет страницу. Фотку, впрочем, тоже. И информацию, если изменение возраста и увлечений считается за это. Он не успевает даже просто банально заблокировать телефон, как приходят уведомления: один за одним, каждый хуже предыдущего. — Ты вообще в курсе, что я публичная личность и мое фото в Тиндере… — Ой, забей, — Чимин машет рукой, подзывая к себе официантку, — в лучшем случае подумают, что ты слишком страшный, чтобы показывать свое фото и поэтому ты ставишь на профиль чужое, в худшем… просто проигнорят. — Значит, мне надеяться на лучшее? — недоверчиво уточняет Тэхен, скептически рассматривая профиль парня, который прислал противное «Развлечемся, детка?». Кажется, он сейчас разочаруется еще сильнее. — Именно. — Пак все-таки заказывает себе еще пару шотов и Тэхен скептически смотрит на их состав в меню, прежде чем недоверчиво выгнуть бровь. — Не смотри на меня так, я настроен набухаться. Мне, в отличие от некоторых, завтра на работу не надо. И это правда — в такие моменты Тэхен тоже хочет быть независимой моделью, у которой есть выходные. Нормальные. Ну, или как бы сказал его брат, найти себе сахарного папочку. Он не стал возмущаться Намджуну, но с большей вероятностью это он станет для кого-нибудь сахарным папочкой. Черт, кто вообще придумывает эти названия? — Ты когда-нибудь думал о том, что если бы ты не работал, то Юнги бы был для тебя, мм, — Тэхен морщится, но договорить надо, — кем-то вроде «сахарного папочки»? Не смотри на меня так, в Тиндере попадались такие профили. И это тоже правда. Тэхен уже хочет показать Чимину один из таких, как ему приходит уведомление: Ваш профиль нравится GoldenJK. Что еще за GoldenJK? GoldenJK: А что за просьба? Тэхен отвлекается на это сообщение, пропуская мимо ушей все то, что ему пытается сказать лучший друг и открывает профиль этого GoldenJK. Черт, неужели он смахнул не в ту сторону этого ребенка?

TaeTae1230: Тебе сколько лет, ребенок? 16?

GoldenJK: 16 — это возраст согласия, если что. GoldenJK: И нет, мне 23. Фотка старая. Двадцать три это уже лучше, чем шестнадцать. Тэхен бы не пережил такой стресс, если к нему бы прикипел школьник. О господи, какое счастье, что не школьник. Он увеличивает фото в профиле: то, откровенно говоря, совсем не очень. Парень в капюшоне и странных, непонятных очках, а поверх всей этой красоты надет какой-то розовый, словно из 60-х, как у Мерлин Монро, пиджак с перламутровыми пуговицами. Он точно не школьник? Чимину все-таки удается достучаться до Тэхена, и когда тот говорит, что ему написал какой-то школьник, Пак смеется так сильно, что чуть ли не падает с кресла. — Спроси у него насчет того, что он делает в следующую пятницу и субботу, — советует парень, и пока Тэхен снова обращает внимание на фото этого GoldenJK, не забывая скептически выгнуть бровь, зовет официанта, чтобы попросить счет. — Мы уже уходим? — Тэхен отвлекается всего на секунду, чтобы посмотреть на друга. — Позвонил Юнги, сказал что заберет меня. Тебя подкинуть? — Не-а, я вызову такси, тем более, — Тэхен дергает бровями, смотря на лучшего друга с улыбкой, — смотреть на ваши лобызания в течение пятнадцати минут не то, как я бы хотел провести свой остаток вечера. — И ничего не пятнадцать! — Чимин дуется, но быстро возвращается в свое привычное расслабленное состояние, готовый подначивать друга все время. — А как ты горишь желанием провести свой вечер? С тем мальчиком? — О господи, Чимин! И они смеются достаточно долго, и даже после того, как Юнги приходит забрать Чимина, они все еще смеются с этой ситуации. Но Чимин, правда, настоятельно рекомендует присмотреться к этому парню, а если нет, то… — Не забывай, Тиндер большой, — советует он, прежде чем Юнги заводит машину и они уезжают. Уже в такси, назвав свой адрес, Тэхен снова открывает приложение и заходит в чат, чтобы наконец-то написать этому парню. Он бросает взгляд на часы: 21:33, и надеется, что этот мальчик не из тех, кто в девять уже спит, чтобы в шесть утра встать на пробежку.

TaeTae1230: Если эта фотка старая, то боюсь представить, как ты выглядишь сейчас.

Ответ приходит почти мгновенно. GoldenJK: Зачем представлять? Можем встретиться. Такой наглый — ловит себя на мысли парень, но ему это, вроде как, даже нравится.

TaeTae1230: Прямо сейчас? Не боишься, что тебя заберет милиция? уже не детское время.

GoldenJK: Еще только половина десятого и я, вроде как, говорил, что мне двадцать три. Или ты настолько стар, что ничего не видишь? Тэхен бы оскорбился, но ему нравится этот острый на язык парень.

TaeTae1230: Посмотри на мое фото в профиле, и мне, малыш, только двадцать восемь.

GoldenJK: Я же сказал: ты старый. Тэхен отвлекается на водителя, когда тот останавливается возле входа в подъезд: благодарит и оставляет мужчине щедрые чаевые, прежде чем выйти из машины и подняться по ступенькам к домофону. В лифте отвратительно ловит сеть и Тэхен заходит в приложение только после того, как переодевается и начинает делать поздний ужин. Как ни странно, его уже ждет сообщение от парня. GoldenJK: И я никогда в жизни не поверю, что фото Ким Тэхена в профиле — твое. Знаешь, сколько таких профилей я смахиваю влево каждый день?

TaeTae1230: А ты любишь посидеть в Тиндере, значит?

GoldenJK: Поверь, когда прошло достаточно много времени с того момента, как в тебе был чей-то член, ты охотнее будешь делиться своим. Тэхен недоуменно пролистывает их коротенькую переписку вверх, чтобы убедиться, что он не получал никаких фото. Совсем никаких.

TaeTae1230: Ты не делился со мной…

GoldenJK: А ты хочешь? Тэхен фыркает. Он, вообще-то, зашел в тиндер из-за другой цели, но если секс с этим парнем будет хорош, то это будет приятным бонусом.

TaeTae1230: А ты? Как тебя зовут, мальчик?

GoldenJK: Чонгук. И я бы оскорбился на мальчика, правда.

TaeTae1230: Приятно познакомиться, Чонгук.

TaeTae1230: Возвращаясь к твоему самому первому вопросу: мне нужна помощь, и было бы круто, если бы ты смог мне помочь.

TaeTae1230: Ты свободен в следующую пятницу и субботу? Я заплачу.

GoldenJK: Смотря что от меня требуется. Но вообще — да, свободен.

TaeTae1230: о, эм, это круто. Давай встретимся в пятницу вечером, обсудим все?

TaeTae1230: Я работаю завтра допоздна.

Ответ долго не приходит, и Тэхен хмурится: видимо он напугал парня своим внезапным предложением. Он быстро печатает еще одно предложение.

TaeTae1230: Если не хочешь, то можем все обсудить и тут!

GoldenJK: Если ты маньяк, я вызову милицию. И у меня есть скрины переписки в телефоне. GoldenJK: Так что лучше тебе и вправду оказаться Ким Тэхеном. Тэхен смеется. Правда, он смеется с этого парня, потому что… ну, это смешно. Он давно не переписывался вот так, тем более по такой причине. Обычно все его переписки начинались и заканчивались делами, и исключением в этом правиле были только переписки с мамой и Чимином. Мама всегда звала его на ужин, а Чимин — выпить, и тоже на ужин. GoldenJK: Окей, встретимся. Запишешь мой номер? Тиндер, это, конечно, круто, но жуть как неудобно.

TaeTae1230: Да, окей. Я напишу тебе чуть позже.

TaeTae1230: Спокойной ночи, Чонгук.

И только лежа в постели, в тот момент когда Тэхен хмуро смотрит в потолок и считает, сколько времени ему осталось поспать до будильника, до него доходит: Чонгук сам изначально написал о встрече. Какой же ты идиот, Ким Тэхен. Весь четверг и всё утро пятницы Тэхен игнорирует Чимина, Намджуна, и даже Сокджина. Он любит своих друзей, но ни один из них сейчас ничего хорошего ему не скажет. А еще он игнорирует Тиндер — и все эти отвратительные дикпики, которые он получает каждую минуту. И ночью — о, ночь видимо особое время суток, когда количество сообщений, особенно с интересным содержимым, увеличивается в геометрической прогрессии, — он отключает телефон, чтобы просто, мать его, отвлечься. По-хорошему, ему уже можно удалить Тиндер, но он все еще не уверен в том, что Чонгук согласится на его авантюру, поэтому пока его палец просто висит над крестиком, но на этом все. Никаких телодвижений. — Вот так вот все и происходит, да, Джиди? — обращается он к фикусу, что стоит у него на столе на работе. — Сначала Тиндер, потом еще какое-нибудь странное приложение по типу Гриндера. Чимин как-то упоминал его — тот же Тиндер, только более узкий — там в основном геи. Тэхену это все не нужно — если повезет, он как-нибудь и сам справится. В смысле, у него есть он. И на крайний случай — правая рука. Примерно в двенадцать часов дня он пишет Чонгуку адрес кафе, в котором хочет встретиться и спрашивает, нужно ли прислать за Чонгуком машину. Чонгук пишет категоричное «нет», но почти сразу добавляет «до скорой встречи». Тэхен хочет сказать, что его сердце немного неправильно стало работать. Он сидит в отдельном зале, ожидая Чонгука. Чуть раньше он написал, что столик забронирован и ему нужно будет сказать на входе свое имя, чтобы его провели. Но уже прошло пять минут, и это не критично, но Тэхен немного волнуется: может он все-таки спугнул Чонгука? Мальчика хватил кондратий. — И ничего подобного, — возмущаются совсем рядом и Тэхен промаргивается, обращая внимание на голос. Надо же, он так задумался, что не заметил присутствие еще одного человека. — Все со мной нормально, просто небольшая пробка. И хватит называть меня «мальчик». Перед Тэхеном садится парень — если бы Тэхен не знал, что ему двадцать три, он бы дал ему не больше восемнадцати. Чонгук красив — насколько Тэхен может понять это, видя лицо парня полубоком, но он может оценить его тело, хотя бы нижнюю часть. Чонгук в голубом свитшоте и черных джинсах, его волосы немного волнистые, но очень милые и даже при всем этом он выглядит горячо. Тэхен все же думает потребовать паспорт у него. Ему не нужен такой грех на душу. И Чонгук слишком спокоен, но он все это время смотрел в меню, возмущаясь в голос, а до этого видел Тэхена только со спины и… — Твою мать, — Тэхен неловко улыбается, но берет себя в руки. Он же все-таки важная шишка, которая умеет контролировать свои эмоции. — Я думал ты пошутил, когда сказал, что ты Ким Тэхен. Типа, знаешь, это же все-таки Тиндер… Тэхен кивает и подзывает официанта, чтобы Чонгук мог заказать себе что-нибудь. — Неожиданно, наверное, — начинает парень, и Чонгук вскидывает брови, как бы говоря «чувак, ты серьезно?», и да, он и вправду серьезно, — но я же говорил, что это я. Это ты мне не верил. — Еще бы, — фыркает Чонгук, а потом жадно всматривается в лицо Тэхена, — вау, ты просто… Тэхен отвлекается на официантку и не слышит, что говорит Чонгук. -…чертов Бог. — Ты что-то сказал? — Нет, ничего, — Чон вздыхает и хмурится, — о чем ты хотел поговорить? Что за просьба? И Тэхён объясняет, периодически краснея и хмурясь, когда Чонгук не сдерживается и смеется над лицом парня, но в общем у него получается собрать в кучу свои мысли и он соврет, если скажет, что это было просто. Потому что было совершенно не, и он даже подумал, что руководить компанией гораздо проще, но, как сказала бы его матушка, «отчаянные дни требуют отчаянных решений». Он озвучивает эту мысль Чонгуку, когда они выходят из кафе. — Она права. Тэхену немного страшно спрашивать у Чонгука, что он решил по поводу его предложения, и он почти собирается с духом, чтобы уточнить, но Чонгук опережает его: — А насчет свадьбы…мне все равно на выходных делать нечего, и мне очень интересно побывать на свадьбе, — он пожимает плечами, — и вообще, кто упустит свой шанс побыть парнем самого Ким Тэхена? — Это так важно? — Нет, но мне нравится сама мысль о том, что все сучки всосут, когда увидят меня с тобой, — Чонгук весело щурится, пока они ждут такси, чтобы разъехаться по домам. — Чонгук, — устало вздыхает Тэхен, — не факт, что нас заснимут, да и потом придется как-то выкручиваться и… Чонгук фыркает. — Обсудим это потом? — его такси подъезжает и он, послав воздушный поцелуй Тэхену, садится в машину. Тэхен провожает его взглядом. Когда он садится в машину, ему приходит сообщение на телефон от Чонгука и Тэхен не раздумывая открывает его. Чонгук: Интересно, каково это — быть парнем самого завидного холостяка Кореи?

ТэТэ: О Господи, Чонгук!

Чонгук: 😂 Они почти не общаются в течение недели — у Тэхена просто нет времени банально написать даже «Привет», а Чонгук вроде как уехал по работе на какую-то виллу, и Тэхен чуть позже узнал, что Чонгук ландшафтный дизайнер и это… ну, вау. Тэхен далек от творчества, это больше к Чимину, но Тэхен не хочет знакомить их. Не сейчас точно. В течение недели Тэхен пишет Чонгуку только о том, что за ним приедет машина и Чонгуку нужно купить смокинг, потому что они все-таки идут на свадьбу. Чонгук не возражает. Они видятся в пятницу днем — Тэхен сам забирает Чонгука с работы и они едут за город — свадьба будет в огромном съёмном коттедже, до которого ехать минимум три часа и гораздо благоразумнее приехать вечером пятницы, чем в субботу в шесть утра. — Там много людей будет? — Чонгук храбрится, Тэхен видит это, и он улыбается ему. — В смысле, это же свадьба Ким Намджуна и Ким Сокджина, понятное дело что много но… насколько? — Не волнуйся, я не дам тебя в обиду, — Тэхен берет руку Чонгука в свою и легонечко сжимает ее, прежде чем словить благодарную улыбку парня. — Я не- — Не ври. — Ладно, окей, я волнуюсь, — признается Чон и Тэхен хмыкает. — А кто бы не волновался? — Я — нет. Чонгук бурчит что ему и не надо, это же его брат, а он говорит об обычных людях, которые как Чонгук пришли на торжество. Тэхену его совсем не жалко. — Мне будет тебя жалко, когда ты познакомишься с моим братом и моими родителями, а пока все не так уж и страшно. Ох, как бы Чонгук хотел, чтобы Тэхен понимал, что его слова ему совершенно не помогают. Он совсем не понимает, что не Тэхену нужно будет держать маску влюбленного парня, потому что, он уверен, Тэхен умеет это делать и так, и не он едет в неизвестность. — Это намек на то, что наши отношения продолжатся дальше? — отшучивается Чонгук, и Тэхен бросает на него странный взгляд, но ничего не отвечает. Чонгуку и правда интересно, как будет развиваться их общение потом — может быть Тэхен любезничает сейчас с ним только из-за того, что им нужно сыграть пару? А что если Тэхен сразу же после торжества пожмет руку и скажет «Приятно иметь с тобой дело, Чонгук»? Или, может, он- Чонгук не успевает додумать еще одну бредовую мысль, что появляется в его голове каждый раз, когда он нервничает: Тэхен останавливается на подземной парковке какого-то здания и, пока Чонгук сокрушается и думает как избежать неловкости после свадьбы, открывает дверь с пассажирской стороны. — Мы уже приехали? — Чонгук недоверчиво смотрит по сторонам, но из машины выходит. — Нет, — Тэхен ставит машину на сигнализацию, и идет вперед. Чонгук равняется с ним, — просто у кое-кого живот урчит. В такт своим мыслям, видимо. Лицо Чонгука краснеет, когда он понимает, что все это время, пока он занимался самокопанием, его живот издавал звуки умирающего кита. В принципе, он не сильно удивлен — его организм всегда ставит его в неловкое положение. Чонгук запоздало понимает, что они находятся на парковке одного из торговых центров — а этот этаж, тот, на котором они вышли, фуд-корт. — Мы можем взять еду с собой и поехать дальше, а можем тут посидеть, если ты хочешь, — обращается Тэхен, когда мысли Чонгука уже уплывают от него: еще бы, столько разной вкусной и не всегда полезной еды. Вау, просто Рай. — Окей, я понял. Тэхен покупает им всего понемногу: и крылышки из KFC, и салаты, и пасту, и Чонгук без понятия как он ее будет есть. Он или Тэхен, но суть не меняется. Большой пакет с несколькими бургерами и картошку фри. — Ты что любишь пить? — пока Чонгук думает, Тэхен уже берет себе крепкий капучино и довольный поворачивается лицом к Чонгуку. — Молочный коктейль, — бормочет парень, но Тэхен его прекрасно слышит, — с бананом. Они выходят из здания спустя минут пятнадцать, и когда садятся, Тэхен весело смотрит на парня. — Что? — Я надеюсь, ты сможешь все это съесть, — говорит он, заводя машину и выезжая с парковки, — потому что это все куплено тебе. Чонгук кашляет, молясь чтобы молочный коктейль не пошел носом и ошалело смотрит на Тэхена. Как это — все ему? Он же столько не съест и вообще, он же ни цента не заплатил и почему Тэхен не ест? — Я же- — Только заикнись про деньги, — хмуро перебивает его Тэхен, бросая взгляд на парня, — и я высажу тебя прямо на трассе. — Не получится, Ким Тэхен, — на распеве произносит Чонгук, — я тебе нужен и ты это знаешь. И Тэхен не может с этим поспорить. Они едут в почти полной тишине первые десять минут, пока Чонгук хоть немного утоляет свой голод, а потом… — Я включу музыку? — И Тэхен понимает, что он не смог бы запретить что-то этому парню, но Чонгуку не сильно нужно его разрешение. Он подключает телефон к машине и усердно ищет нужную песню несколько секунд, прежде чем нажать на «play». В колонках раздается голос Рианны. Чонгук прикрывает глаза и неслышно подпевает первую минуту, до припева. — Shine bright like a diamond, — у Чонгука очень красивый голос, — мы прекрасны, словно бриллианты в небесах. И они поют Рианну вместе — иногда Чонгук устает и дает возможность спеть Тэхену, хотя тот долго фырчит и говорит, что он не умеет петь: врет, как дышит. У Тэхена красивый и глубокий голос, он красиво переливается и Чонгук получает огромное наслаждение, слушая голос Тэхена. А еще Чонгук кормит Тэхена картошкой фри, потому что он все равно не сможет все это съесть, а картошку можно есть не отвлекаясь от дороги да и вообще, почему бы и нет? Чонгук даже пытается отломать кусочек бургера, но все содержимое падает на бумажный пакет и Тэхен смеется с выражения лица Чонгука: парень очень расстроен. — Почему ты решил попросить кого-то… — Чонгук мнется, не зная как спросить правильно, — чужого, чтобы он был твоей парой на свадьбе брата? Тэхен бросает взгляд на Чонгука: у того красивые глаза, которые делают его похожим на олененка, прямой нос и губы бантиком, и Тэхену он нравится. Он красивый, хоть и выглядит на пятнадцать. — Почему ты решил написать мне, если, — Тэхен снижает скорость: они почти приехали, — как ты мне говорил, таких Ким Тэхенов пруд пруди на Тиндере? — Отвечаешь вопросом на вопрос, хен? — фыркает парень, и дует губы, — потому что у тебя не было в графе «пожеланий» что-то типа «перепихнемся?», «трахнемся, детка?», «Я бы неплохо засадил тебе», — он морщится, — и все в таком духе. Учитывая, что тиндер больше дружит в гетеро… бедные девушки. — И это все под моими фото? — Да, — кивает Чон, — а у тебя было «у меня есть просьба». Знаешь как интересно стало? — А ты очень любопытный, да, Чонгукки? — Тэхен подъезжает к воротам огромного особняка с красивой вывеской «Plaza» и ждет, пока ее откроют. — Ну не то чтобы очень… Они заезжают внутрь и Тэхен ставит машину на парковку, прежде чем посмотреть на Чонгука и обсудить все детали. Они могли сделать это еще во время поездки, но Чонгук был… очень красивым, он очень красивый, когда счастливый и Тэхен не хотел портить этот момент разговорами о предстоящем дне и свадьбе брата. Тэхен наклоняется к Чонгуку, чтобы убрать с уголка губ крошки и замирает: Чонгук делает то же самое, и, наверное, его сердце (Тэхена) сейчас выпрыгнет. Быстрее, чем он мог сделать что-то неправильное, Тэхен отстраняется, отстегивая ремень безопасности и выходя из машины. Чонгук делает то же самое, и Тэхен не может придумать ничего лучше, кроме как подойти к парню и взять его за руку. — Гм, — он вздыхает, — прежде чем я отдам тебя на растерзание своих родственников… ты в порядке? — Д-да. Почему нет? — Нет, просто… ну, не каждый день знакомишь своих родителей со своим парнем, — Тэхен проводит рукой по волосам, — надеюсь ничего плохого они обо мне тебе не расскажут, знаешь… моя мама любит рассказать много неловких историй про меня… — А если ты его сейчас еще настроишь на что-то плохое, я очень в тебе разочаруюсь, Ким Тэхен, — раздается женский голос возле машины и Тэхен фыркает. Он обнимает женщину и Чонгук поражается, насколько она красива. Но он совсем на нее не похож. — Добрый вечер, меня зовут Кристалл. Давай безо всяких мадам, я не на столько стара да и, — она лукаво смотрит на Тэхена, — это первый раз, когда Тэхен знакомит нас со своим парнем. Это, знаешь ли, волнительно. «Не только вам, и не важно, что я липовый парень». — Ох, да, хорошо, — Чонгук кланяется женщине и смущенно убирает прядь волос за ухо, — меня зовут Чонгук. — Мам, раззнакомитесь на свадьбе, — Тэхен обвивает рукой плечи Чонгука, и мягко притрагивается губами к макушке парня, — мы с Чонгуком после работы, очень устали, хотелось бы пойти отдохнуть. Женщина сокрушается сама на себя, что как же это она сама не подумала, но Тэхен целует маму в щеку и успокаивает ее, говоря что та явно сейчас вся на нервах из-за свадьбы старшего сына. Женщина с ним соглашается и, порывисто обняв парней, уходит с парковки. Тэхен забирает их костюмы с заднего сиденья и они идут в выделенную им комнату — естественно одну на двоих, но Чонгук спокойно реагирует когда Тэхен говорит ему об этом. — Я же знал, когда соглашался, на что иду, — объясняет он, когда они заходят в комнату и вешают костюмы в шкаф. — Ох, вау. Так… красиво? Это точно комната нам? Не Намджуну с Сокджином? — Поверь, у них все еще шикарнее, — хмыкает Тэхен. Он кидает сумку возле кровати и устало присаживается на нее, — кажется, я уже устал. Чонгук неловко мнется на пороге и Тэхен закатывает глаза: и куда подевался тот парень, что писал ему в чате Тиндера? Он встает с кровати и подходит к Чонгуку, протягивая руки и приподнимая подбородок парня, чтобы увидеть его глаза. — Успокойся, — просит его Тэхен, проводя большими пальцами по щекам, — я тебя не укушу и не надо строить из себя недотрогу. Чонгук, послушай меня, пожалуйста. Тебе не надо стараться быть кем-то другим, и хоть я знаю тебя всего чуть больше недели, я хочу, чтобы ты знал: ты самый искренний, милый, добрый и хороший человек. Просто будь собой и, — он вздыхает, — не стой истуканом. Я не укушу тебя. Он тянет Чонгука на себя, обнимая, и они медленно идут к кровати. Чонгук сжимает в пальцах рубашку Тэхена и жмурит глаза, пока Тэхен не натыкается ногами на кровать и не падает на нее с Чонгуком в обнимку. — Прости, — парень пытается выбраться, но Тэхен лишь сильнее прижимает его к себе, — Тэхен, дай я встану, нужно… — Тшш, — просит Тэхен, прикрывая глаза. Ему так уютно с Чонгуком в обнимку — и даже то, что парень явно не пушинка, Тэхена не смущает. Как он уже и сказал: ему уютно. — Давай полежим вот так… совсем немного? А потом можем и разобрать вещи и обсудить все, что хочешь. Обещаю, я отвечу на все твои вопросы просто… давай просто вот так полежим. И они лежат — Чонгук слушает тихое и размеренное дыхание Тэхена, стук его сердца слышен, когда Чонгук прикладывает ухо к груди парня, и он чувствует пальцы в своих волосах: от этих прикосновений мурашки бегут по коже. Чонгук привыкает к такой тишине, к такому Тэхену, хотя он правда сомневался, что стоит соглашаться на… все это. — Знаешь, — голос Тэхена тихий, но глубокий, — я рад, что на мое предложение согласился именно ты. Хоть я тебя почти и не знаю. И Чонгук согласен с Тэхеном — он тоже этому очень рад. — Так хорошо… — дыхание Тэхена выравнивается, и Чонгук поднимает голову, чтобы посмотреть на парня. Тот уснул, обвив руками талию Чонгука и он… Чонгук никогда не думал, что можно быть таким красивым. Тэхен красив, даже очень — Чонгук понял это еще при виде фотографии, убедился уже лично, но, он никогда бы не подумал, что директор огромной корпорации такой. Чонгук не может дать определение слову «такой», слишком много слов вертится в голове и ни одно не подходит. Ему кажется, что «такой» подходит больше, чем любое другое слово. Он неловко выбирается из объятий парня и принимается за разбор вещей — тех немного, но костюмы нужно аккуратно повесить и проверить, что они не помяты, немногочисленные вещи, которые Чонгук взял с собой тоже нужно разобрать, убрать в холодильник оставшуюся еду, что они забрали из машины и просто банально сходить в душ — у него ломит все тело после долгой работы над проектом. Когда он выходит из душа, промакивая волосы полотенцем, Тэхен о чем-то спорит по телефону и Чонгук неловко подходит чуть ближе. Он не хочет мешать, но когда Тэхен видит его в поле своего зрения, он бросает в трубку «поговорим об этом в понедельник» и отключается. — В душе очень теплая вода, — улыбнувшись, бормочет Чонгук, обходя Тэхена и забирая свои вещи с кровати, — хорошо поспал? — Я чувствовал, как ты ушел. О, оу. Чонгук неловко улыбается и пожимает плечами — он не хотел нарушать чужой сон. — Ты со всеми такой…мягкий? — спрашивает, надевая майку и поворачиваясь корпусом к Тэхену. — Нет, — Тэхен кладет телефон на комод и подходит ближе, — просто не хочу думать о работе хоть раз в жизни и насладиться приятной компанией. Тем более, нам стоит обсудить завтрашний день. Я же говорил, я заплачу и- — Нет, не надо мне платить, — перебивает его Чонгук и садится на кровать. Тэхен присаживается на корточки перед ним, и Чонгук соврет, если скажет что ему не нравится отношение Тэхена к нему. Он со своими родственниками такой же? Или еще лучше? Чонгук не хочет признавать, но он бы хотел узнать о Тэхене больше, — мне нравится твоя компания, я думал, что ты окажешься грубияном, который всегда в работе и единственная передышка для тебя — это трехчасовой сон. Но все оказалось куда радужнее, — он снова смущенно улыбается Тэхену. — Так значит за просто так? — волосы у Чонгука мокрые, вьющиеся, и все время лезут ему в глаза, но он такой милый и красивый, что у Тэхена просто нет сил оторвать от него взгляд. — Ты уверен? Чонгук молчит долгое время, отвернувшись к окну и заламывает пальцы, прежде чем спросить: — Мы перестанем общаться после свадьбы? — его волнует этот вопрос, хотя он изначально знал, что они пара только для свадьбы брата Тэхена. — А ты хочешь продолжить наше общение? — Тэхен аккуратно берет Чонгука за руки, отвлекая его, чтобы он перестал заламывать пальцы от нервов. — Я все время работаю и все мои партнеры уходили из-за того, что я не уделял им внимание. Столько, сколько они хотели. Мы, конечно, не партнеры, но друзья у меня находятся в такой же ситуации. Ты все еще хочешь общаться? Чонгук согласно кивает и Тэхен смеется с выражения его лица. — Ты очень милый, Чонгук, — произносит он, поднимая руку и убирая мешающие пряди волос с лица парня, — и я рад, что я тебе понравился. Тебе ведь понравился я? — Не волнуйся, меня не волнует размер твоего кошелька, — фыркает Чонгук, — я зарабатываю достаточно, чтобы ни в чем себе не отказывать. Но ты мне и вправду понравился. Как человек. Тэхен удовлетворенно урчит и Чонгук думает, что этот звук похож на звук маленького львенка. Он в восторге. — Так какой у нас план на завтра? — Самое главное — изобразить великую любовь, Чонгукки. Рано утром Чонгук хочет сказать, что он от волнения не может сообразить что ему делать с чертовым галстуком-бабочкой, а это всего лишь свадьба чужого человека! С ума можно сойти! Тэхен помогает ему с этим — немного посмеиваясь и обнимая Чонгука всякий раз, когда тот хмурится. Чонгук не будет говорить о том, что он специально хмурится подольше, чтобы Тэхен обнял его. Его объятия такие правильные — Тэхен словно окутывает его и вроде они почти одинаковой комплекции, но во время объятий Чонгук чувствует себя таким маленьким и крохотным. Чонгук никогда не чувствовал себя таким. Никогда и ни с кем. — Я иногда буду обнимать тебя, брать за руку, — бормочет Тэхен во время одного из таких объятий Чонгуку куда-то в макушку, — переплетать пальцы и, может быть, поцелую. Хорошо? Он заглядывает в глаза Чонгуку и тот замирает на какие-то пару секунд, прежде чем кивнуть с нервной улыбкой на губах. — Я так волнуюсь, — бормочет он, и Тэхен, не удержавшись, чмокает парня в губы. — Извини, не смог удержаться, — улыбается Ким, становясь позади Чонгука и беря его за руку. Он фыркает, когда смотрит на их отражение. — Слушай, давай уберем этот галстук, он тут совсем не к месту. — Но… — Чонгук хмуро смотрит как Тэхен развязывает бабочку, которую сам же и завязывал и приподнимает бровь, когда Тэхен ловит его взгляд. — Что? — Тебе идет, — он кивает на их отражение. — Мне идет что? — переспрашивает парень, и сжимает руку Тэхена, — без галстука или ты рядом? Тэхен делает вид, что задумался, прежде чем начинает смеяться, когда Чонгук тычет пальцами ему под бок. В дверь стучат и Тэхен отпускает руку Чонгука, чтобы открыть: на пороге стоит мама Тэхена. Она все такая же красивая, похожа на иностранку, если не знать, что она коренная кореянка, а рядом с ней стоит мужчина. Чонгук думает, что это отец Тэхена — он очень красивый и Тэхен невероятно похож на него. Чонгук всматривается в их лица, прежде чем его зовет Тэхен. — Здравствуйте, — здоровается он, кланяясь. — Ох, что ты! — всплеснув руками, восклицает женщина, — не надо этих формальностей. Ты нам теперь как сын, особенно когда Тэхен, — она возмущенно смотрит на сына, — соизволил нас наконец-то познакомить. И это только из-за того, что у Намджуна свадьба! — она раздосованно качает головой, — а если бы не свадьба, мы бы когда познакомились? Чонгук думает, что, наверное, никогда. — Мам, ну хватит, — просит Тэхен, переключая внимание женщины на себя, — скоро состоится свадьба, сейчас совсем не до этого. Как там Намджун? Голос у отца Тэхена такой же глубокий, как и у Тэхена: Чонгук вздрагивает от неожиданности и чуть ближе становится к Тэхену. — Волнуется, конечно, — произносит он, и Чонгук изучает его лицо: он такой красивый, глаз не оторвать. Теперь понятно, в кого Тэхен такой. Он протягивает руку Чонгуку: — приятно познакомиться, молодой человек. Надеюсь, — он стреляет глазами в сына, — еще успеем поговорить. Они кланяются и мужчина, обвив талию жены рукой, уводит ее дальше по коридору. Тэхен закатывает глаза, когда Чонгук удивленно смотрит вслед уходящей паре и фыркает, привлекая внимание парня. — Они совсем в меня не верят, — замечает он, и, взяв телефон и ключ-карту, подталкивает Чонгука на выход. — Ты все взял? — Ты мой телефон брал? — спрашивает Чонгук — ему больше ничего не нужно, а телефон нужен, чтобы сделать красивые фотографии. Тэхен кивает, — тогда все. Тэхен закрывает дверь и они медленно идут в сторону выхода: Чонгук немного волнуется, но Тэхен так много бурчит себе под нос что-то, что Чонгук отвлекается от своего волнения. — Что ты там все бормочешь? — Ох, мой брат уже такой взрослый! — чуть громче говорит Тэхен, и Чонгук смешно морщит нос, когда Ким притворно вздыхает, — как же быстро растут чужие дети! — Он, буквально, твой старший брат, Тэхен, — замечает Чонгук, и Тэхен весело подмигивает ему. — Я об этом же и говорю, — кивает он. Они выходят на улицу, и Тэхен берет Чонгука за руку, переплетая их пальцы, — он мой брат, а не сын. Чонгук смотрит на их сцепленные пальцы, прежде чем поднять взгляд на Тэхена: тот с улыбкой смотрит на него, прежде чем наклониться и прижаться губами к розовой щеке парня. Он слышит тихий щелчок и резко поворачивает голову: прямо перед ними стоит мужчина в костюме и с камерой в руках. У него висит пропуск на груди и он тепло улыбается Тэхену, подходя ближе: — Господин Ким, добрый день, — здоровается он, а после поворачивается к Чонгуку и кланяется ему, — меня зовут Ким Ли Джу, я буду фотографировать вас сегодня. Чонгук тоже кланяется. — Чон Чонгук, — представляется в ответ и мужчина задумчиво смотрит на парня, — что-то не так? — Нет, все отлично. Вы не против, если я поснимаю вас? — он обращается к ним двоим и Чонгук вопросительно смотрит на Тэхена. Тот пожимает плечами, мол, решать тебе и, ну, Чонгук не упустит такую возможность. После того как их фотографируют несколько раз, они идут в сторону красиво украшенной арки и Чонгук хитро улыбается. — Я же говорил, что все сучки всосут, — замечает он и Тэхен громко хохочет, запрокинув голову. — Что? — Это наш семейный фотограф, — объясняет Тэхен, пока они ищут свои места. Людей сидит уже много, церемония скоро начнется, — поэтому это просто фотографии в семейный архив. Чонгук дуется, и Тэхен подносит руку парня к своим губам, невесомо целуя ее. — После церемонии тут будет очень много журналистов, — бормочет он, — и они все равно сфотографируют нас. Даже если мы не будем об этом знать. — Ты такой… — бормочет Чонгук, — даже не верится, что это Ким Тэхен. — Почему? Чонгук прикрывает глаза, собираясь с мыслями. — Ты такой нежный, — на выдохе произносит парень, и Тэхен бросает взгляд назад: многие смотрят на них, и он… ему это нравится. Хочется представлять Чонгука всем, всему миру. — Почему я не могу быть таким с тем, кто мне приятен? — спрашивает Ким, пока у них есть время еще разговаривать. — Только приятен? — интересуется Чонгук и прикусывает щеку изнутри: нет, нельзя. Невозможно привязаться к человеку за неделю. Они разбегутся сразу же после свадьбы Намджуна. Кстати о Намджуне: Тэхен даже не подходил к брату сегодня. Он хочет спросить Тэхена еще и о брате, но в динамиках раздается голос ведущего, который просит всех занять свои места, потому что церемония бракосочетания начинается. Чонгук соврет, если скажет, что ему не нравится. Людей очень много: многих Чонгук видел только в инстаграм, еще нескольких просто по телевизору. Многие и вовсе ему не знакомы, но не то чтобы Чонгук расстраивался так сильно. Сокджин шикарен — в белом костюме, с сияющей, хоть взволнованной, улыбкой и такими же сияющими глазами. Они дают клятву перед алтарем и, наверное, Чонгук забывается в моменте: Он кричит и свистит так же сильно как и все остальные, крепко сжимает руку Тэхена в своей и счастливо смотрит на своего липового парня, в порыве чувств целуя его. Это всего лишь легкое прикосновение губ к губам, но ему оно нравится, и не важно, что они вообще-то не встречаются, Тэхен сам говорил, что будет его целовать иногда. Почему он не может сделать так же? Очень даже может, и он делает. Все подходят к новоиспеченной семье: дарят цветы Сокджину и крепкие объятия Намджуну. Это немного несправедливо, наверное, но так кажется правильно. Тэхен крепко обнимает брата и совсем невесомо, аккуратно, его мужа. С ума сойти! Сокджин официально муж Ким Намджуна! Чонгук не верит в это, он еще долго не сможет поверить в это, хоть и был свидетелем этого момента. — Поздравляем, — произносит Тэхен, и Чонгук протягивает красивый букет Сокджину. Тот с благодарностью принимает его и, отдав его мужу, порывисто обнимает Чонгука. Тэхен смеется с парня и тянет Чонгука обратно к себе, оборачивая руку на его талии. — Мы подойдем попозже, а то там уже такая очередь собралась. Он уводит Чонгука подальше от любопытных глаз, и не только репортеров, но и своего брата. Но Тэхен молодец, он нашел себе пару на свадьбу. Он не хочет признавать, что Чонгук ему нравится и так, он бы хотел… попробовать что-то большее, чем просто притвориться парочкой на свадьбе у брата. — Куда ты меня ведешь, Тэхен, — Чонгук смеется с хмурого вида мужчины, когда тот фыркает и они заходят в красивую беседку, спрятанную ото всех на заднем крыле территории. Тэхен отпускает его и Чонгук медленно подходит к перилам, облокачиваясь, подставляя лицо порывам теплого ветра. — Тут так красиво… Он поворачивается к Тэхену, тут же оказываясь в его объятиях. Это неожиданно — он совсем не слышал, как тот подошел так близко, но он не может сказать, что ему неприятно, потому что ему очень, очень приятно. Тэхен проводит рукой по волосам Чонгука, окончательно портя укладку, но ему нравится такой Чонгук: мягкий, счастливый, красивый. Добрый. Даже когда тот пыхтит из-за волос. — Как ты нашел это место? — Чонгук запрокидывает голову, всматриваясь в глаза Тэхена, ловя его взгляд на себе. — В этой самой беседке мой отец сделал предложение моей матери, и теперь это что-то вроде нашего места, — объясняет Тэхен, — именно поэтому здесь проводят свадьбу Намджуна и Сокджина, и, может быть когда-нибудь, мою тоже. Чонгук вздрагивает от резкого порыва ветра. По крайней мере, он хочет думать что из-за него, а не из-за слов Тэхена. Они ведь просто знакомые, даже почти не друзья, какая из них пара. — Ты ведь не собираешься делать мне тут предложение? — отшучивается Чонгук, немного отстраняясь, но упираясь поясницей в перила. Тэхен серьезно смотрит на него, приподнимая подбородок Чонгука пальцами. — А ты бы хотел? Чонгук теряется: хотел бы он выйти замуж за Ким Тэхена? За самого завидного холостяка Кореи? Его меркантильная, противная сторона, которая прячется всегда, верещит что да, конечно же он бы хотел, но вторая его сторона, которая рациональная, нормальная… она говорит, что они ведь друг друга не знают совсем. Но потом добавляет «но я бы все равно хотел». Чонгук облизывает губы, прежде чем неуверенно кивнуть. — Чон Чонгук, — шепчет Тэхен, проводя большим пальцем по губам Чонгука, — ты станешь моим парнем? По-настоящему. — Значит, вы не на столько рискованы, чтобы делать предложение руки и сердца, Ким Тэхен? — улыбаясь, замечает Чонгук. Он тянется рукой к руке Тэхена, переплетая их пальцы, — да, я бы хотел стать твоим парнем, Ким Тэхен, по-настоящему. Тэхен прижимается губами к губам Чонгука, прижимает его к себе, проводя пальцами по шее, и смеется, когда они отрываются друг от друга. Когда кислорода становится слишком мало. — Ну, я думал, что ты и на это не согласишься, знаешь как говорят? — объясняет Тэхен, беря Чонгука за руку и уводя с беседки, — «начни с малого, чтобы достичь большего». Они не говорят все то время, что идут обратно, но когда приходят, повсюду играет приятная музыка, гости разговаривают все между собой и Намджун с Сокджином уже свободны. Они спокойно сидят за своим столиком, о чем-то тихо перешептываясь. — Не хотелось бы прерывать ваши телячьи нежности, — громко произносит Тэхен, когда они с Чонгуком подходят, — но, может, мы с вами сфотографируемся? Сокджин заливисто смеется, когда Намджун от неожиданности прикусывает язык и согласно кивает, подзывая фотографа. Они становятся по бокам от женатой пары и даже умудряются покривляться, громко и заливисто смеясь с полученных фотографий. Чонгук снимает Тэхена и Намджуна на телефон, когда те решают сфотографироваться одни, и выкладывает в историю, морально готовясь к тысяче и одному сообщению от друзей. Они делают по меньшей мере сто фотографии с Сокджином, и тот вбивает свой номер телефона Чонгуку, тут же прося сбросить ему их фотографии. — Ну, — Намджун и Тэхен подходят к ним со спины и Тэхен обнимает Чонгука, целуя его в макушку, — я думаю, что мой план прошел отлично? — Чт- Намджун! — Тэхен фыркает, когда брат смеется с выражения его лица, — ты меня иногда так раздражаешь, ты бы только знал. Намджун подмигивает Чонгуку, желает хорошо провести время, и уводит Сокджина, который мягко обнимает Чонгука и подмигивает уже Тэхену. — Что это за подмигивания? — Чонгук берет в руки бокал с шампанским, делая маленький глоток. — Мы же останемся сегодня тут? Тэхен заворожено смотрит на него: На красивые глаза-пуговки, на точеный профиль, смешной нос и губы бантиком, на то, как развеваются волосы Чонгука и ловит себя на мысли, что ему нравится это. Нравится чувствовать мягкость по отношению к кому-то, нравится видеть улыбку на лице парня. Да, до любви у них еще очень далеко, они не так уж и сильно знают друг друга, но Тэхен хочет, чтобы они узнали. — Намджун всегда такой, когда они вместе с Сокджином, — объясняет он, смотря в сторону журналистов. Он вздыхает. — Первый раз его авантюра прошла успешно, правда. Чонгук переплетает их пальцы, подходя ближе. — Нам надо дать несколько интервью газетам, а потом мы можем пойти обратно к нам в комнату, — Тэхен тянет Чонгука на себя, — если хочешь. Тем более, отца с матерью мы вряд ли увидим сегодня. Они, наверное, уже заняли то место, в беседке, и воркуют, будто им снова по двадцать. — Разве это не прекрасно? — А я и не говорил, что это плохо. «И надеюсь, что у нас будет так же». Они дают несколько интервью, и к последнему, у Чонгука уже начинает дергаться глаз. Эти однотипные вопросы, не всегда приятные вопросы, много противных взглядов, и, кажется, их отношения волнуют журналистов больше, чем свадьба, на которую они пришли. Когда они возвращаются в номер, на часах уже семь вечера, Сокджин с Намджуном уехали в аэропорт, а гости, что живут далеко, пошли, как и Тэхен с Чонгуком, в предоставленные им комнаты. — Так… — Чонгук неловко смотрит на Тэхена, пока тот расстегивает рубашку, — «Plaza» ведь ваша? — Да, — Тэхен кивает, — моя. Чонгук удивленно моргает. — Отец подарил ее мне на двадцать пять лет, — объясняет он, подходя ближе к Чонгуку и проводя пальцами по губам, — это не стали афишировать, потому что все равно это было наше место, просто теперь руковожу я. — И ты хочешь сказать, что я теперь поверю, что эта крутая комната — не лучшая? Тэхен смеется, но все же отрицательно мотает головой. — Это моя комната, — он обводит взглядом помещение, — у Намджуна своя. В той, что они сейчас с Джином. Она очень красивая и просторная. Тут есть специальные комнаты, которые даются для молодоженов, специально в день свадьбы, но мы с Намджуном тут с детства живем летом, поэтому… ни он, ни я не хотели другие комнаты. — Значит, — Чонгук ведет кончиками пальцев по предплечью Тэхена вниз, чтобы потом переплести пальцы, — когда ты женишься, ты будешь в этой комнате? Тэхен неопределенно пожимает плечами. Он уже снял рубашку и даже взял полотенце, когда Чонгук обнял его со спины, прикрывая глаза и вдыхая запах одеколона Тэхена. — Эй, зайчик, ты чего? — Тэхен поворачивается в руках Чонгука и прикасается губами к его, — устал? — Немного, наверное, да, — признается Чонгук. Он двигает шеей в разные стороны, разминая, — день немного тяжелый получился. Ты надолго? — Если хочешь, там есть еще одна ванная, — Тэхен кивает в сторону еще одной двери, — я схожу в душ и вернусь, хорошо? — Да…да, я тоже схожу в ванную, — бормочет Чонгук, и, так же как и Тэхен, берет вещи в ванную. Когда он возвращается обратно в комнату, Тэхен уже сидит на кровати, на его коленях стоит ноутбук и он что-то тихо бормочет себе под нос. Чонгук садится рядом, накрывая голову сухим полотенцем и промакивает волосы, пока Тэхен отвлекается от экрана ноутбука и поднимает взгляд на него. Он протягивает руки к полотенцу и Чонгук позволяет ему вытирать его волосы, прикрыв глаза от приятного ощущения. Он чувствует, как кровать рядом проседает сильнее, а после теплые, мягкие губы Тэхена на своих, и выдыхает: оказывается, он все это время не дышал. — Скажи, — спрашивает мужчина, убирая ноубук на прикроватный столик, — почему ты зарегистрировался в Тиндере? — Как и все, — пожимает плечами Чонгук, — я много работаю, на отношения почти нет времени, а вот так… провести время с кем-то, кого не сильно знаешь, иногда приятно. Да и…ну, знаешь, секса тоже хочется. — Правда? — мурчит Тэхен, целуя Чонгука в скулу и парень смеется. — Что ты делаешь? — Флиртую с тобой, — он снова целует Чонгука в губы, — развожу на секс. — Вот так вот сразу, да? — Тэхен хрипло смеется в губы Чонгуку, обнимая его ближе к себе и они валятся на подушки. Полотенце отлетает в сторону и Чонгук проводит рукой по своим волосам, убирая их с лица. Рука Тэхена легонько и аккуратно проходится по груди и животу Чонгука, заставляя кожу последнего покрыться мурашками. Он хихикает сквозь поцелуй от щекочущего чувства, но Тэхен не дает ему и слова сказать: он притягивает Чонгука к себе еще ближе, хватаясь рукой за шею, и пропихивает свой язык в чонгуков рот, заставляя второго глухо застонать. Пальцы Чонгука немеют, когда Тэхен всего на секунду отрывается от него, чтобы просто дать возможность вздохнуть и снова припадает к его губам, целуя так головокружительно и так приятно. У Чонгука никогда не было такого поцелуя. Тэхен прикусывает нижнюю губу Чонгука, оттягивая ее и снова припадает к его губам, проходясь языком по нёбу, заставляя Чонгука закатывать глаза и стонать в его рот. Он рвано хватает ртом воздух, когда Тэхен спускается поцелуями ниже, к челюсти, и еще ниже, по шее, оставляя небольшие укусы и засосы, которые, Чонгук уверен, он потом не сможет спрятать ни под одной рубашкой. Тэхен проходится языком по его шее, надавливая на пульсирующую жилку, заставляя Чонгука сдавленно застонать. Он сжимает пальцами простынь, прикрывая глаза и чувствуя, как образуется знакомое тепло внизу живота. Он знает это чувство, знает, как нарастает его возбуждение, медленно загораясь пожаром под кожей. Тэхен возвращается к губам Чонгука, снова изучая его рот, всасывая его язык в свой рот и заставляя парня стонать. Чонгуку нравится. Ему нравится, как Тэхен смотрит на него: будто он хочет его съесть. Его рука останавливается на груди парня, а потом движется дальше, он обводит пупок пальцем и перемещает руку на предплечье Чонгука, аккуратно опускаясь ниже и переплетая их пальцы. Тэхен подносит запястье Чонгука к своему лицу и мягко дотрагивается губами, посылая стадо мурашек по коже. Он смотрит на него, прижимаясь губами к запястью, и Чонгук просто не может оторвать взгляд от такого Тэхена. Тот целует выше, лижет кожу, поцелуями поднимаясь к плечу, оттягивая ворот футболки, чтобы оставить еще один поцелуй, а потом краснеющий засос. Он опускается руками к узкой талии Чонгука и дергает вверх футболку, задирая ее так, чтобы были видны соски. Чонгук ловит шальной взгляд Тэхена, прежде чем тот наклоняется к его груди и лижет кожу возле соска, второй рукой проходясь ногтем по соску, царапая его. Чонгук громко стонет, выгибаясь в спине. Тэхен покрывает грудь Чонгука поцелуями, лижет соски так долго, что Чонгук начинает извиваться, тогда Тэхен мягко проходится пальцами по бокам, заставляя парня засмеяться. — Что такое? — Мне…мне щекотно, очень, — продолжая хихикать, объясняет Чонгук, и Тэхен еще раз проходится пальцами по мягкой коже, прежде чем укусить Чонгука за сосок и оттянуть его. Чонгук давится смехом, низко простонав и запрокинув голову. Он тянется руками к волосам Тэхена, мягко цепляясь за пряди, пытаясь оттянуть парня от себя, но Тэхену все нипочем: он продолжает массировать мягкую кожу, и Чонгук ничего не может с собой поделать. Он извивается в руках Тэхена, пытаясь уйти от щекочущего чувства. — Хватит дергаться, Чонгук. Он проводит рукой вниз, обводит пальцем вставший член Чонгука, совсем не помогая ему, и придавливает бедра парня к кровати, не давая возможности дернуться. — Тэ… — хрипит Чонгук, когда Тэхен засасывает кожу чуть выше виднеющихся лобковых волос. Он возвращается к Чонгуку, глубоко целуя его и просовывая свой язык в его рот, отвлекает, пока его рука пролазит под спортивные штаны. Он пальцами проводит возле члена, заставляя бедра Чонгука дрожать. Его рука очень быстро исчезает из штанов, но всего на мгновение, чтобы снова накрыть ладонью, правда сквозь ткань. Чонгуку и этого достаточно: он вообще никогда не думал, что возбудится настолько только от прикосновений и поцелуев. Кажется, все его партнеры до этого были полными лузерами. Почему кажется? Тэхен отстраняется от Чонгука, смотрит на его лицо, довольно облизывая припухшие губы и продолжает гладить Чонгука, пытаясь понять, что заставит его реагировать. — Тэхен, — стонет Чонгук, когда он все-таки задевает чувствительную точку. Черт, а ведь он еще не притронулся до него нормально! — Мм? — мычит он, потянув майку Чонгука вверх, стягивая. Чонгук помогает ему, и вот он уже лежит в одних штанах и трусах, полностью пропитанных смазкой. — Тебе нравится, Чонгукки? — Ты такой самоуверенный, — шепчет Чон, притягивая Тэхена к себе и дотрагиваясь губами до шеи, проводя языком, собирая капельки пота и горький одеколон. Ему нравится этот коктейль. Тэхен убирает руку с члена Чонгука, но прижимается своей грудью к груди Чонгука, целует линию челюсти, прежде чем добраться маленькими поцелуями к губам парня, посасывая нижнюю. Грубая ткань майки Тэхена трется о вставшие соски Чонгука, заставляя его тело выгибаться всякий раз, когда Тэхен двигается сильнее. — Черт, Тэхен, сними ее, — просит Чонгук, отрываясь от губ парня и дергая рукой за край майки. Тэхен садится на бедра, стягивая майку и трясет головой и вау. Кажется, Чонгук больше не сможет заниматься сексом с кем-то, кто не Ким Тэхен. Он проводит пальцем по груди парня, немного надавливая на соски в отместку, и приподнимается, чтобы поцеловать его плечо. Тэхен толкает его обратно на подушки, и стягивает штаны сразу вместе с трусами, и Чонгук не успевает насладиться этим чувством, как Тэхен, бросив лукавый взгляд на своего парня, насаживается губами на его член. — Ох, блять, — стонет Чон, сжимая в руках простынь и выгибаясь навстречу движению. Выходит скверно — Тэхен все еще прижимает его бедра к кровати. Тэхен проводит языком по уретре, прежде чем поднять голову и потянуться к Чонгуку. Его рука оборачивается вокруг члена Чонгука, делая пару круговых движений, пока сам Тэхен глубоко целует его, прежде чем снова насадиться ртом на его член. Он проводит языком по венам, лижет возле мошонки и заглатывает глубоко, так, что Чонгук чувствует его глотку. Он стонет от этого чувства. — Как тебе больше нравится? — Тэхен вопросительно смотрит на него, проводя языком по стволу. — Чонгук? Чонгуку стыдно, но… — Не знаю, — выдыхает он, и увы, это правда: всего его предыдущие партнеры желали побыстрее разрядку, но никак не доставить удовольствие ему, Чонгуку. Обычно это он доставлял удовольствие и заглатывал глубоко. Зато он может похвастаться, как круто он умеет делать минет. Круто, правда? — В смысле? — Тэхен крутит липкими пальцами вокруг члена Чонгука, свободной рукой потянувшись к его лицу и надавливая на подбородок, заставляя посмотреть на себя. — А римминг? Чонгук вспыхивает, и отворачивает лицо от Тэхена, чтобы спрятать пылающие щеки. Конечно нет. Если ему никогда не делали минет, то о каком римминге может идти речь? Он чувствует, как движения Тэхена замедляются и бросает на него взгляд: он задумчиво смотрит на Чонгука, прежде чем прекратить свои движения и не взять Чонгука за бедра, притягивая к себе ближе. — Если тебя никогда не вылизывали, — он целует внутреннюю сторону его бедра, совсем рядом с мошонкой, — значит это сделаю я. — Чт- Тэхен! — Иди сюда, — он сползает чуть ниже, и Чонгук не успевает даже дернуться, как чувствует сильные руки на своих бедрах, что разводят его ноги в стороны, и удерживают его. Он никак не комментирует гибкость Чонгука, хотя тот и вправду гибкий, даже очень. Может быть, они когда-нибудь поговорят об этом и… — Блять! — вскрикивает Чонгук, когда горячий язык Тэхена дотрагивается до его входа, и он инстинктивно пытается сжать бедра, но крепкая хватка на его ногах не позволяет ему это сделать. — Тэхен, черт, Тэ… Тэхен вылизывает его, горячо, влажно, вкусно. Чонгуку до одури нравится это ощущение и он протяжно стонет, когда язык Тэхена входит в него глубоко. Он тянет руки к волосам парня и цепляется за них, дергая на себя. Губы Тэхена красные и ужасно опухшие, но Чонгуку нравится, особенно когда он думает, из-за чего они такие. Зрачки у него так сильно расширились, что уже и не видно радужки, вены на руках напряжены, когда он тянется к своим штанам и стягивает их с себя, оставаясь абсолютно голым перед Чонгуком. Тэхен целует его, спрашивая, готов ли Чонгук к большему. И Чонгук соврет, если скажет что нет, поэтому он кивает, прикрывая глаза. Тэхен тянется рукой к подушке, вытаскивая оттуда смазку и презервативы, и Чонгук вздыхает: когда он только успел? Он кидает тюбик и пачку рядом с собой и снова наклоняется вниз, оставляя поцелуй возле пупка, чтобы после, избегая член, дотронуться языком до мошонки. Он переплетает их пальцы, сжимая, и прикусывает губами ягодицу. — Ты такой вкусный, Чонгук, — шепчет он, прежде чем потянуться к смазке. Бутылек открывается с тихим щелчком, Тэхен выдавливает себе на пальцы и совсем немного Чонгуку на живот, размазывая смазку мягкими и аккуратными движениями по животу, успокаивая. Во второй руке он растирает смазку, согревая в своих пальцах. Тэхен смыкает пальцы на его члене и снова крутит рукой вокруг, Чонгук протяжно стонет, прикрывая глаза. Ощущение вязкой жидкости возле его входа заставляет вздрогнуть, но Тэхен не спешит ввести палец, только лишь аккуратно обводит, будто спрашивает разрешение. И тот получает его: Чонгук тянется к нему, целуя куда приходится. Тэхен прижимает палец к его входу. — Можешь раздвинуть ноги… шире? — Чонгук вспыхивает, но делает, как его просят, и Тэхен, поцеловав его в бедро, вводит в него один палец. Он входит очень легко, и Чонгук смущается этого: будто он все время занимается сексом и у него просто нет времени на передышку. Так ему кажется. Тэхен целует его в шею, отвлекая от ощущения и делает поступательные движения, вырывая из Чонгука тихие выдохи. — Ты такой чувствительный, — замечает Тэхен, и Чонгук зажмуривается: да, он знает об этом, но еще никто не замечал этого. — Посмотри на меня, Чонгук. И Чонгук смотрит, тяжело дыша, когда чувствует второй палец, входящий в него. Он закатывает глаза, когда Тэхен, спустя пару толчков под разным углом, находит простату, и пару раз глубоко засаживает в него пальцы, заставляя бедра дрожать, а пальцы на ногах поджиматься. У Чонгука сводит живот, он трясется, когда Тэхен пару раз крутит кулаком вокруг его члена, продолжая медленно трахать его пальцами. Он тихо скулит, кончая себе на живот и сжимая пальцы Тэхена в себе. — Вау, — выдыхает Тэхен, прижимаясь губами к губам Чонгука, не прекращая двигать пальцами внутри Чонгука. Он только что кончил, но его член все еще стоит. — Как ты думаешь, ты сможешь принять три? Чонгук мычит ему в рот, открывая глаза, и смотрит на Тэхена: он никогда не вставлял в себя три пальца, ему, в принципе, и не нужно было, все его партнеры не были большими… И только сейчас Чонгук опускает взгляд взгляд ниже Тэхеновой груди, где вставший член прижимается к низу живота, и да, член у Тэхена… большой, нет, он огромный. — Блять, — бормочет тот, — как он вообще должен в меня поместиться? Тэхен смеется с Чонгука, снова прижимаясь губами к его и вытаскивает пальцы. Он открывает бутылку со смазкой, выдавливая гораздо больше, чем в прошлый раз и аккуратно вводит снова пальцы в Чонгука, сначала два, а потом добавляет еще один и… …Вау. Чонгук чувствует расширение, и он думал что это будет больно, но ему так приятно. Он чувствует пальцы Тэхена в себе так хорошо, он чувствует себя таким заполненным. Он задыхается, когда Тэхен нажимает на его простату пальцами, и стонет, чувствуя, как Тэхен растягивает его. — Тебе… — Чонгук смотрит на Тэхена, и ему правда немного неудобно — за все это время Чонгук не сделал ничего. Абсолютно. Тэхен не дает ему возможности продолжить: он пару раз сильно вгоняет в Чонгука пальцы, заставляя того громко застонать, а бедра задрожать, и Чонгуку кажется, что он не выдержит. Парень тянется за подушкой, и Чонгук приподнимает бедра, чтобы Тэхен мог подложить подушку. Он снова раздвигает ноги, и Тэхен вводит в него пальцы, и они… они чувствуются по другому, под таким углом, и Чонгуку нравится. Очень нравится. Но ему мало. Ему мало пальцев Тэхена, он хочет большего, и его уже совсем не волнует размер Тэхена, вернее… волнует конечно, но совсем в другом ключе. Он хочет, чтобы Тэхен вошел в него. — Ты такой красивый, Чонгук, — шепчет Тэхен, и Чонгук уже хочет попросить его трахнуть его нормально, как Ким резко вгоняет в него пальцы по костяшки, заставляя Чонгука закричать от неожиданности. Он вгоняет в него пальцы, заставляя его бедра дрожать от стимуляции, а глаза закатываться, и Чонгук цепляется рукой за запястье Тэхена, останавливая. — Тэхен, стой! — стонет он, когда Тэхен еще раз ударяет пальцами по простате. — Твою мать, Тэхен! Он чувствует, как Тэхен выходит из него, и его вход сжимается из-за пустоты, но не долгой. Чувство наполненности снова появляется, но в этот раз Тэхен лишь лениво двигает пальцами, позволяя Чонгуку взять передышку. — Все хорошо? — спрашивает он, внимательно смотря на лицо Чонгука. Тот кивает, выдыхая. Он чувствует, как Тэхен снова нажимает на комок нервов, и дергается: все его тело сейчас ощущается как оголенный нерв, и ему это нравится. Он поджимает пальцы на ногах, чувствуя мягкие поцелуи по линии челюсти. Он дрожит, его спина выгибается от стимуляции — длинные пальцы Тэхена потираются о стенки входа, и он держит бедра Чонгука так сильно, что завтра там останутся синяки. Член Чонгука дергается всякий раз, когда Тэхен задевает чувствительные нервы и Чонгук… он не знал, что можно ощущать себя так. — Тэхен, — просит, цепляясь пальцами за простыни, — пожалуйста, хватит. Тэхен останавливается, медленно наклоняясь над Чонгуком, и тот смотрит на него сквозь прикрытые веки, лицо у него озадаченное. — Войди в меня, — просит Чон, приподнимаясь и целуя парня в губы. Тэхен двигает пальцами внутри и он стонет ему в рот, закатывая глаза. Черт, как бы не двинулся, его тело словно большой нерв. Но ему мало. — Ты уверен? — шепчет, прикусывая губами кожу на ключице. Чонгук кивает, и Тэхен, сделав еще пару поступательных движений, выходит из него. Чонгук сжимается вокруг пустоты, пока Тэхен надевает презерватив и приставляет головку члена ко входу. Он внимательно смотрит на Чонгука, и когда тот уже хочет возмутиться, толкается внутрь, так медленно, что Чонгук хнычет. Черт, он хнычет. Никто и никогда не заставлял его хныкать. Он пытается уйти от чувства заполненности, когда Тэхен входит в него во всю длину, но парень хватает его за плечи и тянет на себя, не позволяя дернуться вверх. Он знает эту реакцию организма — будто защитная, но Чонгук закатывает глаза, когда чувствует Тэхена так… хорошо? Его тело расслаблено, он расслаблен. Тэхен ждет, когда он привыкнет, мягко поглаживая низ живота и тазовые косточки, и Чонгук кивает, когда хочет большего. Тэхен нависает над ним, его цепкий взгляд следит за Чонгуком и он… он почти выходит из него, и Чонгук уже хочет спросить, что он делает, но потом… — Т-тэ! — кричит он, запрокидывая голову, когда Тэхен с силой входит в него обратно. Сила его толчка заставляет тело Чонгука дернуться, и он задыхается, когда Тэхен начинает вбиваться в него под разными углами. Теперь Чонгук понимает, что все это время Тэхен очень хорошо себя сдерживал. Из его глаз льются слезы, когда член Тэхена попадает по простате, заставляя его тело сотрясаться, и он вскидывает руки, цепляясь пальцами за плечи парня. Он увеличивает скорость, и Чонгук не успевает сделать нормальный вдох между стонами и он… черт, он плачет. Слезы текут бесконечным потоком и Тэхен собирает их с его щек губами, продолжая трахать его так сильно. Его член дергается каждый раз, когда Тэхен дотрагивается до его простаты, и он бы, может быть постыдился, что он все еще стонет как подросток, но ему так хорошо, Господи. — Мне нравится этот звук, — Тэхен останавливается всего на секунду, давая возможность Чонгуку вздохнуть, и снова вбивается в него, крепко держа за шею. — Сделаешь так еще раз, Чонгукки? Руки Тэхена перемещаются ниже, обводят соски, ребра, прежде чем он сжимает член Чонгука у основания, не давая возможности кончить. — Тэхен, Тэ, Тэ, я… я, — Чонгук задыхается от стимуляции, ему так хорошо, он на грани. — Тэхен, пожалуйста, я… — Выполнишь просьбу хена, малыш? — шепчет Тэхен, почти выходя из парня. Чонгук кивает, не в силах произнести и слова, — втяни животик, пожалуйста. Он приподнимает бедра Чонгука чуть выше, делая угол проникновения другим, и входит в него до упора, соприкасаясь бедрами с его задницей. Он видит очертания своего члена в животе Чонгука и легонько надавливает, заставляя того громко простонать. — Спасибо, маленький, — благодарит он, целуя Чонгука и крутит бедрами, прежде чем сделать еще пару движений. Он чувствует Тэхена так глубоко, а еще его бедра дрожат так сильно и ему так хорошо…он чувствует, как узел завязывается так сильно, сильнее, чем когда либо. Его тело трясется, словно в лихорадке и он чувствует жар, что поднимается по позвоночнику… он не знал, что такое возможно. — Я… — шепчет он между стонами, — я сейчас кончу. — Кончай, малыш, — Тэхен проводит языком по его шее, делая резкие движения, врезаясь бедрами в его задницу и Чонгук дергается, простонав имя Тэхена. Он кончает, пачкая руку Тэхена и их животы. — Умница… Тэхен продолжает двигаться сквозь его оргазм, раздражая чувствительные стенки, и Чонгук сжимает его в себе, подрагивая. У него совсем нет сил сопротивляться, он только тяжело дышит. В его голове туман, а перед глазами звездочки и он… он плачет. Он чувствует, как слезы текут по его щекам, и он всхлипывает, и ему… черт, ему нравится. Его тело слишком чувствительное, после второго оргазма и он глухо стонет, проводя пальцами по простыне. Тэхен целует его щеки, сжимает в своих руках его, шепчет какие-то успокаивающие слова, но Чонгук не может ничего разобрать. — Тэхен, пожалуйста, — хрипло просит он, — кончи, пожалуйста, мне… Тэхен глубоко целует его, он двигается сильнее, и Чонгук глухо стонет в поцелуй: его тело очень, очень чувствительное, и ему больно, но он принимает Тэхена. Всхлипывает, когда Тэхен все же кончает: Чонгук чувствует пульсацию внутри себя, а после Тэхен устало ложится рядом. Они не двигаются какое-то время, прежде чем Тэхен выходит из него под сдавленный стон Чонгука, а когда он возвращается, Чонгук смущенно смотрит на него. — Я набрал нам ванную, — хрипло произносит Тэхен, и Чонгук вспыхивает, мотая головой. — Давай, маленький, тебе нужно расслабиться. Он притягивает Чонгука к себе, мягко целуя в губы, и они идут в ванную. Голос Тэхена утром, как Париж, — проснуться и умереть. — Ты почему так рано не спишь? — он приподнимается на локтях, смотря за Чонгуком, что стоит возле зеркала, рассматривая себя с разных сторон. Когда Чонгук не отвечает, он откидывает одеяло в сторону и подходит к нему, обнимая со спины и целуя за ухом. — Ты уже встал? — Да, а вот ты, видимо, летаешь где-то в облаках, — он целует Чонгука в щеку, с трепетом замечая следы на шее, — куда-то собрался? — Ну… — Чонгук неловко чешет затылок, — приходила твоя мама, и она… — О господи. Чонгук смеется с Тэхена и качает головой. — Все хорошо, она просто сказала, что они уже уезжают и мы тут остаемся одни, и, — Тэхен целует его, останавливая поток слов. — Ты чего? — Не могу поверить, что такое сокровище досталось мне. — Тоже мне, скажешь. Сокровище, — фыркает Чонгук, но ему приятно. — Кто кому еще сокровище? Ты завтракать будешь? Тэхен кивает и уходит в ванную, чтобы почистить зубы. Они едят, тихо переговариваясь и Тэхену кажется, что он отхватил джекпот с первого раза. — Кстати, Чонгук, — вспоминает он, когда они садятся в машину, чтобы вернуться в город, — удали Тиндер. Он тебе теперь не понадобится. И они выезжают с территории под заливистый смех Чонгука.
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Bangtan Boys (BTS)"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты