Упадок Будущего

Джен
G
В процессе
282
автор
Размер:
планируется Макси, написано 715 страниц, 99 частей
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
282 Нравится 236 Отзывы 159 В сборник Скачать

Шармбатон и Дурмстранг

Настройки текста
Пару дней спустя под руководством директора Эмриса и его заместителя произошли значительные перемены. Первым указом нового директора было при помощи министерства образования провести проверку преподавательского состава. Были уволены, а так же приняты на работу преподаватели. Так профессор Трелони была направлена на лечение в Святое Мунго в отделение тяжелобольных, к ней была прикреплена магией колдомедсестра. В её обязанности входило записывать все что говорила пациентка и ухаживать за ней. Основатели принесли клятвы деканов своих факультетов, и уже вечером в большом зале за ужином Эмрис объявил что завтра будет перераспределение по факультетам, а перед этим все ученики пройдут проверку крови. Ученики загалдели, учителя и деканы быстро приструнили гул голосов в зале. Мерлин объяснил что этот год обучения будет по программе которой была у них до их пришествия. Первые, пятые и седьмые курсы будут повторять пройденное за время обучения в этой школе. Так же директор познакомил всех в большом зале с преподавателями и их предметами. Некоторые ученики хватались за головы, но молчали. Гарри и Гермиона тихо переговаривались по поводу новых предметов и преподавателей и будущего перераспределения. Тем временем в домене происходили события. Мистер Рубеус Хагрид вырос еще на несколько сантиметров, его волосы начали падать каскадом, поэтому он научился собирать волосы в то в хвост, то в косу. Вампиры и вервольфы договорились что если клан вампиров решил обустроится на с севера, то клан вервольфов будет находиться на южной территории. Так же объявились кланы оборотней — медведей и оборотней — обезьян, они спокойно заселились на территории леса. Драконы спокойно заняли всю территорию в области подножья гор. Рубеус только успевал заключать магические клятвы и договора. Например акромантулы согласились раз в месяц выдавать Рубеусу паутину и одного мертвого сородича, на что магия не подтвердила, а появилась сама в домене. Все магики и существа склонились перед ней. Она внимательно посмотрела на всех и послала свои чары на территорию домена и мистера Рубеуса Хагрида, теперь Рубеус стал непросто хранителем но и был частью защиты домена, это и почувствовали все. Магия еще раз посмотрела на акромантулов и произнесла: — Не смейте даже пытаться обмануть меня! С этого дня вы обязаны в течении пяти лет поставлять свою паутину и мертвых сородичей на территорию школы «Хогвартс». Далее вы обязаны заключить через Хагрида договор с королем Пендрагоном, и вы же будете объяснять ученикам ваши сильные стороны и слабые. Все находящие тут и все кто сюда придет обязаны помочь ученикам в обучении. Маги обязаны понимать и принимать вас дети мои! Мистер Хагрид на данный момент территория будет расширяться с потребностями жителей домена. Все присутствующие низко поклонились, а Магия всех благословила и исчезла в сиянии золотых искр. Моргана занималась лечением Сириуса Блэка и в тоже время она успевала позаниматься с Гарри. Она научила парня целительским чарам и рунам. Приходила на помощь в Святое Мунго. Даже Мерлин удивлялся как она многое успевает. Годрик занимался боевыми искусствами в аврорате, а еще успевал обучать детей в школе заниматься своим факультетом. Салазар занимался своими подопечными и общался по вечерам с Дадли и Ларри. С Гарри удалось заключить договор об посещении его сада и изучении и разработки зелий. Гарри с помощью Судьбы и Хель заключил перемирье между магиками и высшими эльфами, но представители этой расы старались не показываться ни людям ни магикам. Хельга была приятна удивлена её пригласили в гости на встречу с Флорой и Фауной, а еще Гарри подарил ей кольцо порт — ключ в свой дом. Встреча была неловкой, маги не привыкшие к богам, а сами богини изучали каждого из них. Антиох предупредил тетушек что Невилл крестник рода, а это значит… Все присутствующие поняли без окончания предложения. Флора лишь кивнула и взяла юношу за руку исчезла в вспышки света. Родители сначала перепугались, но их успокоила Фауна, объяснив что сейчас юноша получает как привилегии так и ответственность для его рода. Исчезнув вспышке света юноша заметил что к ним добавился кузен Гарри Дадли. Флора внимательно посмотрела на них и пустив чары, юноши упали без сознания. В своих родовых поместьях они появились неделю спустя оба были серьезные и в то же время ничего не объясняли где они были и что проходили. Антиох переместившись к тронный зал, попросил переговорить с его Высочеством! Высший объяснил спокойно что парни прошли нелегкое испытание, которое пробудила Флора своей магией, они немного будут погружены свои мысли, но это пройдет. Рода Лонгботтом и Эвансдейл получили защиту и покровительство Флоры и Фауны, Время шло ученики учились, взрослые маги стали заниматься своей страной и развивать, а именно открывались студии музыки, рисования, домоводство, и многое другое. Король держал связь с маггловским королевством, и получал дельные советы по улучшению и взаимовыгодному сотрудничеству. С подачи магглов маги начали упорно изучать артефакторику и ритуалистику. Магия наблюдая за изменением магического мира. обратила свой взор на большой судебный зал, а там сходил с ума Реддл, хотя периодами и показывал рассудительность, некоторые маги начали раскаиваться, хотя и были личности которые проклинали всех и вся. Магия решила что стоит всех собрать и продолжить чтение книг о юном потомке. Все появились одновременно в большом судебном зале, а книга упала на колени Филиусу Флитвику. Гарри проснулся, едва забрезжил рассвет. В голове готов план, как будто мозг его работал всю ночь. Он встал, оделся и, стараясь не разбудить Рона, спустился в пустую гостиную. На столе с вечера так и лежит его домашняя работа о прорицаниях. Гарри сел, взял кусок пергамента и написал письмо: Дорогой Сириус! Не волнуйся из-за моего шрама. Он не болит, это мне показалось. Последнее письмо я писал спросонья. Так что успокойся и не приезжай сюда. Я в полном порядке, и голова тоже. Гарри — Это ты конечно зря потомок, — проговорил Кадмус. — Надеюсь вы Сириус, появились там и помогли ему с шрамом, — заметил лорд Блэк. Букля сидела между сипухой и серой совой. Гарри поспешил к ней, поскользнулся и чуть не упал. Пришлось потрудиться, чтобы сова разлепила веки и обратила на него взор. Она дремала, повернувшись к нему хвостом, — явно хитрила: накануне вечером он не поблагодарил ее за письмо, и Букля все еще держала на него обиду — Ты, верно, вчера очень устала, — вздохнул Гарри, поглаживая на ее спине перья. — Придется, видно, попросить у Рона Воробушка. — Гарри, ты же понимаешь что совы очень ранимые? — спросила Хельга. — Да, но все же я чувствовал что Букля сама хитрила со мной, — проговорил Гарри. — А, как сейчас после привязки, отношения с Буклей? — спросила Моргана. — Она спокойно относится к Мерфи, теперь я могу с ней связаться если срочно нужно, а так она часто летает, в основном находится у меня дома, — ответил парень, а Салазар и Артур Пендрагон лишь хмыкнули. Они прекрасно поняли почему птица находится у Гарри дома, там полно разных сов, и похоже Букля нашла себе пару. За завтраком Гарри поведал друзьям о посланном Сириусу письме. — Но, Гарри, — встревожилась Гермиона, — это неправда. Ты про шрам не придумал. — Ну и что? Хочешь, чтобы из-за меня его отправили в Азкабан? Гермиона хотела что-то возразить, но Рон ткнул ее в бок. — Перестань, — шикнул он на нее, и Гермиона в кои-то веки послушалась. — А, причем ты тут наследник? Если Сириус Блэк не хотел свободы и не предпринял ни одной попытки для оправдания своего имени, — заметил лорд Поттер. Гарри пожал плечами, Мерлин его просто обнял, он понял юношу и его помыслы. Недели две Гарри, как мог, боролся с тревогой о крестном. И все равно по утрам с замиранием сердца ожидал совиную почту, а перед сном в постели ему мерещились страшные видения: Сириуса хватают дементоры где-нибудь в темном закоулке Лондона. Жаль, что не было тренировок, квиддич — лучшее лекарство от тяжких мыслей. Зато уроки, особенно защита от темных искусств, стали труднее, да и требовали учителя куда больше. — Жаль конечно что учеба тогда тебя не отвлекла, — прокомментировала Лариэйн. — Интересно, снова дядя замешан со своими видениями? — риторически спросил Кадмус. — А, кстати где он? — уточнил Игнотус у Антиоха. — Сказал что появится позже, — ответил мужчина, и попросил продолжить чтение. Ко всеобщему удивлению, профессор Грюм объявил, что подвергнет каждого заклятию Империус — продемонстрирует его силу и проверит способность учеников к сопротивлению. — Но, профессор, — неуверенно начала Гермиона, — вы ведь сказали, что это нарушение закона… Профессор молча взмахнул волшебной палочкой, парты разъехались в стороны, и в середине класса образовалось пустое место. — … что к людям это заклятие применять нельзя, — закончила лучшая ученица свою мысль. — А, вот это уже интересно, — грозно проговорил Годрик. Ровена взяла его руку и пыталась успокоить. Салазар и Хельга напряглись но эмоции сдерживали. — Дамблдор хочет, чтобы вы на собственном опыте познали опасность этого заклятия, — непререкаемым тоном произнес Грюм, его волшебный глаз впился в Гермиону и парализовал жутким немигающим взглядом. — Но если ты предпочитаешь более трудный путь — путь раба, который полностью лишен собственной воли, я не стану возражать, это твой выбор. Можешь покинуть урок. — И он указал скрюченным пальцем на дверь. Густо покраснев, Гермиона прошептала, что имела в виду совсем другое. Гарри с Роном улыбнулись, переглянувшись. Гермиона скорее проглотит гной бубонтюбера, чем пропустит такой важный урок. — Прости дорогая, но Гермиона постоянно лезет в деятельность преподавателя, — проговорил Кадмус, а мисс Грейнджер сильно покраснела. Аннабель посмотрела на мужа и решила отметить этот факт. — Не знаю как было ранее, но видя то что происходит на данный момент на уроках мисс Грейнджер сильно изменилась, от того что описывают в этих книгах, — проговорила Ровена. — Это просто потому что она попала к тебе на факультет, ты сейчас её защищаешь да Ровена? — уточнила Хельга. — Не только, из — за этого, и ты это знаешь, я её приняла в свои ученики, — ответила женщина и улыбнулась девушке. Грюм по очереди вызывал учеников и накладывал на них чары. Чего только они не вытворяли, оказавшись в его власти. Дин Томас трижды проскакал вокруг комнаты, распевая национальный гимн. Лаванда Браун вообразила себя белкой. Невилл исполнил гимнастические упражнения, к которым сроду не был способен. Перед заклятием оказались бессильны все, становясь собой, только когда Грюм заклятие снимал. — Поттер, — наконец прохрипел Грюм, — твоя очередь. — Надеюсь вы им зелья после этого давали? — жестко обратился Антиох к мистеру Грюму. — Дядя, это был не он, слушай книгу и ты поймешь, — ответил Поттер, ловя на себе удивленные взгляды присутствующих. — Племянник, может все — таки напишешь мне тогда кто был, — Антиох говорил чарующим голосом, но юноша не поддался провокации, на Антиох похвалил Гарри за бдительность. — А, вот это интересно послушать будет, — задумчиво проговорил Мерлин. А под куполом Поттеры читали вторую книгу, где Юфимия и Флимонт хватались за свои сердца. Лили и Джеймс сверлили взглядом семью Уизли. Мерфи и Жасмин решили присоединиться к читающим под куполом. Гарри вышел на середину класса. Профессор нацелил на него палочку и произнес: — Империо! Удивительное ощущение! Гарри словно воспарил в небо. Никакого беспокойства нет и в помине, только легкое, необъяснимое счастье. Блаженство волной окатило его, и все же он чувствовал себя как в тумане: за ним пристально наблюдают. И тут в пустом черепе эхом отдалось приказание Грозного Глаза: «Прыгай на стол… Прыгай на стол…» Гарри послушно согнул колени, приготовясь к прыжку «Прыгай на стол…» «А собственно, зачем?» Где-то в глубине сознания раздался еще один голос. — «Это же просто глупо!» «Прыгай на стол…» «Не прыгну, спасибо. — Второй голос зазвучал чуть тверже. — Я правда не хочу.» «Прыгай! Живо!» — Если бы Гарри в то время принял наследие и все рода, то это заклятие отскочило бы от него, — проговорил Судьба. Когда он появился никто не заметил поэтому он прошелся взглядом по большому залу остановился на некоторое мгновение на Реддле и Дамблдоре, и перевел свой взор на своих племянников. Сильная боль пронзила Гарри: он прыгнул, отчаянно при этом сопротивляясь. Врезался головой в стол, опрокинул его. И кажется, сломал обе коленные чашечки. — Это уже на что-то похоже, — послышался громкий голос Грюма. Полная отзвуков пустота в голове вдруг исчезла. Гарри ясно помнил, что с ним произошло. Боль в коленях усилилась. — Все посмотрите на Гарри! Он боролся и, черт побери, почти устоял. Победа была совсем близка! Попробуем еще раз, Поттер! А вы следите за ним, особенно за глазами. В них все отражается. Молодец, Гарри! Не так-то будет легко сделать из тебя раба… — Милая, ты же занималась лечением Гарри? — уточнил Мерлин у Морганы. — Кости сейчас у него в норме, но вы же помните тот случай нападения? Так вот, тогда было очень много поломов и изъянов, уверена что магия родов его полностью исцелила. — И впредь крестник, будь осторожен. — Нет, каким тоном он говорит! — сказал друзьям Гарри, когда час спустя, хромая, выходил с урока защиты. Грюм заставил его упражняться до победного конца, и после четвертой попытки Гарри легко одолел чары. — Как будто мы все в любую минуту можем подвергнуться нападению! — Он просто сумасшедший. — Рон обернулся, нет ли сзади Грюма. Борьба с заклятием далась ему труднее, чем Гарри: он все еще не шел, а прыгал через ступеньку. Но Грюм обещал, самое позднее к обеду действие чар само собой прекратится. — Неудивительно, что Министерство с радостью от него избавилось. Ты слышал, он рассказывал Симусу, что сделал с той ведьмой, которая первого апреля крикнула ему вслед »бу-у»? Ну, когда тут изучить приемы против его Империуса? Завалили домашними заданиями! Весь четвертый курс заметил, что в этом году им стали задавать на дом куда больше. От уроков по трансфигурациям взвыл весь класс. — И все же думаю стоит обучать всех магов противостоять этим чарам, — задумчиво проговорил Игнотус. — Брат? — Я уверен что такая ситуация возможна повториться, не сейчас но через столетия, вы же видите, при нас магия была молодая и она только развивалась, но прошли тысячелетия и маги чуть её не убили своей глупостью, надо изучать все заклятия и уметь противостоять им, — проговорил Игнотус, а Судьба решил добавить: — Если сейчас вы будете изучать и ценить все знания. возможно в будущем не будет того что я видел, на данный момент могу сказать что появятся маги которые смогут изучить и применить пустоту, маги которые смогут общаться только при касании рук, маги которые будут как Хельга понимать растения и животных, очень много разных профессий и разновидностей. Многие в зале задумались над словами Судьбы, и обратили внимание на говорящего короля: — Что интересно произошло на уроке, что весь класс взыл? — Вы вступаете в важнейшую фазу обучения магическим искусствам, — наставляла профессор МакГонагалл, угрожающе поблескивая прямоугольными стеклами очков. — Не за горами экзамен по сверхотменному волшебству… — Так СОВ будет только на пятом курсе! — взмолился Дин Томас. — Согласна, Томас. Но готовиться к нему следует заранее. Из всего класса одна мисс Грейнджер превратила ежа в более-менее приличную подушку для иголок. А ваша подушка, Томас, до сих пор в ужасе сворачивается, стоит поднести к ней булавку. Гермиона покраснела, едва сдерживая улыбку от переполнявшей ее гордости. — Наследница? — Ну да мне приятно, что меня выделяют, точнее была очень горда, потому так называемые чистокровные не могли справится с заданием, — ответила девушка. — Ну если рассмотреть с этой точки зрения, то я согласна с мисс грейнджер, — подметила Ровена. Даже Хагрид и тот их не пощадил. Его обожаемые соплохвосты росли с ужасающей быстротой, хотя никто не знал, чем же они питаются. И он предложил с видом Деда Мороза, принесшего подарки, провести исследование: через вечер приходить к нему, наблюдать соплохвостов и делать записи об их бесподобном поведении. — Я не буду ходить, — наотрез отказался Драко Малфой. — Спасибо, я с лихвой нагляделся на них во время урока. Улыбка сползла с лица Хагрида. — Будешь делать, что я велю, — гаркнул он. — Не то я последую примеру профессора Грюма… Слыхал я, какой из тебя получился прекрасный суслик! — Вот тут поведение мистера Хагрида желает лучшего, — разочарованно проговорила Хельга. — Но он уже и так наказан, и не нам его судить! — проговорил Салазар. — Будь спокойнее, его никто не судит, лишь указывает на его поведение, — проговорила Моргана. — И если при мне так унизят мага, я сам лично того мага покараю, — проговорил Игнотус. Вошли в холл и у порога застряли — дальше и шага не ступишь. На стенде у мраморной лестницы — объявление, возле которого столпилось полсотни учеников. Рон, как самый высокий, встав на цыпочки, громко прочитал через головы: — »Турнир Трех Волшебников. Делегации из Шармбатона и Дурмстранга прибывают в Хогвартс в ближайшую пятницу — 30 октября в 6 часов вечера. Уроки в этот день закончатся на полчаса раньше…» — Вот значит как?! — Вместо того чтобы подготовиться к самайну вы… да хотя… о чем это я… — прокомментировал Антиох. — Зато уроки сократили, — ехидно подметил лорд Уэсли. — Здорово! Последний урок — зельеварение! Снейп не успеет никого отравить! — ликовал Гарри. — «… После уроков всем ученикам отнести сумки с учебниками в спальни и собраться перед замком для встречи заморских гостей». — Приезжают через неделю! Интересно, Седрик уже знает? Пойду скажу ему! — Эрни МакМиллан из Хаффлпафф с загоревшимся взглядом растолкал учеников и устремился к лестнице. — Причем здесь Седрик? — удивился Рон. — Седрик Диггори наверняка будет участвовать в турнире, — пояснил Гарри. — Этот придурок будет представлять Хогвартс? — хмыкнул Рон, выбираясь с друзьями из толпы. — Диггори не придурок. Он тебе не нравится, потому что нанес поражение Гриффиндору. А я слышала, он прекрасный ученик. К тому же староста факультета, — непререкаемым тоном проговорила Гермиона. — Зато тебе он очень нравится! Как же, такой красавчик, — подколол ее Рон. — Ошибаешься, я сужу о людях не по внешнему виду, — возмутилась Гермиона. — Кха-кха! Ло-кха-кха-нс! — Рон якобы громко откашлялся. А Гарри в его кашле явно послышалась фамилия »Локонс». — Да уж стоит один раз ошибиться, как это будут напоминать постоянно, — буркнула Гермиона. — Рональд, а что за неприязнь к Диггори? — уточнил Годрик. — Род Диггори уйдет в забытье, — проговорил спокойно Судьба, а последние представители рода сильно побледнели. Фадж и Боунс были в ужасе, они прекрасно знали что Амос приятный мужчина по крайнее мере был до смерти сына, его жена миловидная женщина, а сейчас выясняется что род на грани вымирания. Объявление взбудоражило обитателей замка. Куда бы Гарри ни шел, только и слышно: »Турнир Трех Волшебников», »Турнир Трех Волшебников»… Все как с ума посходили: кого допустят к конкурсу, какие виды волшебства войдут в состязания, отличаются ли от них хоть чем-нибудь заморские студенты? И конечно, замок подвергся генеральной уборке. Несколько потемневших портретов хорошенько почистили и помыли, к их вящему недовольству. Портреты ежились в своих рамах, сердито бурчали, кривя влажные розовые лица. Рыцарские доспехи заблестели и задвигали руками без скрипа и скрежета. А Аргус Филч в ярости кидался на ребят, забывших вытереть ноги, и даже довел двух девочек-первоклашек до слез. Волновались и преподаватели. — А, что постоянно убираться вы не могли? — Салазар не язви, ты прекрасно помнишь в каком мы состоянии приняли школу, — заметил Мерлин. — А, сейчас дракон следит чтобы все было убрано, в помещениях тепло, чтобы ни учителя ни ученики не в чем не нуждались, — прокомментировал Гарри. — Лонгботтом, пожалуйста, не выдайте гостям из Дурмстранга свое неумение совершить самое простое преобразующее заклинание, — взмолилась профессор МакГонагалл в конце особенно трудного урока: Невилла угораздило превратить собственные уши в кактусы. — Это мадам зависит от преподавателя, и метода её преподавания знаний, — проговорил Антиох. — Крестный, я думаю что это еще и моя вина, в тот день я получил не очень хорошие новости от бабушки, — ответил юноша, с любовью глядя на родителей. — И все же стоило, быть внимательным крестник, — сказал Антиох, но не сводил своего взгляда от Макгонагалл. Фред с Джорджем уже завтракали. Но опять сидели отдельно от всех и о чем-то шептались, что было им отнюдь не свойственно. И Рон с друзьями, конечно, направился прямо к ним. — Да-а, дело дрянь, — мрачно сказал Джордж Фреду. — Если он все же откажется говорить с нами, придется писать письмо, послать совиной почтой или прямо вручить. Он явно нас избегает, но мы своего добьемся. — Кто вас избегает? — подсел к ним Рон. — Исчезни, — буркнул Фред раздраженно. — А почему дело дрянь? — спросил Рон Джорджа. — Младший брат слишком приставучий. — А что вы думаете о Турнире? Хотите в нем участвовать? — Я спросил у МакГонагалл, как будут выбирать участников, а она не говорит, — сокрушался Джордж — Велела замолчать и заняться трансфигурацией енота. — Интересно, что войдет в состязания? — задумался Рон, но тут же опять оживился: — Держу пари, мы все равно победим, правда, Гарри? Нам к опасностям не привыкать. — Не привыкать-то не привыкать. Но не перед судейской бригадой, — остудил брата Фред. — А кто обычно судит? — спросил Гарри. — Всегда директора школ-участниц, — подала голос Гермиона. — На Турнире тысяча семьсот девяносто второго года все трое получили увечья. Тогда участники ловили василиска, а он возьми и встань на дыбы. Заметив, что многие с удивлением на нее таращатся, Гермиона, как всегда, начала сердиться: почему все они так мало читают! — Об этом написано в »Истории Хогвартса»! Правда, в ней не все достоверно. Я бы ее назвала »Пересмотренная история». Или еще лучше: »Необъективная история Хогвартса. Избранные места. Многие приукрашены». — Ты это про что? — не понял Рон. А Гарри сразу догадался, какая тирада за этим последует. — Про домовых эльфов! — отчетливо и громко произнесла Гермиона, подтвердив догадку Гарри. — Ни одного раза на протяжении тысячи страниц в »Истории» не сказано, что мы все участвуем в жестоком угнетении сотни эльфов. — Фред и Джордж, я правильно понимаю что вы пытались добиться справедливости? — уточнил Салазар. — Да наставник, верно. — Точно «Необъективная история Хогвартса. Избранные места. Многие приукрашены» самое верное название вашей истории школы! — подметил Мерлин. — Но отношения между братьями?! — проговорила миссис Уэсли. — Нормальные отношения, вспомните как Антиох и братья как разговаривали между собой, первое время мы долго не могли их понять, потом поняли что просто они так общаются, — прокомментировала Хельга. Гарри покачал головой и принялся за омлет. Они с Роном прохладно отнеслись к кампании Гермионы в защиту домовых эльфов. Но это не охладило ее пыл. Правда, они купили два значка, чтобы Гермиона хоть немного угомонилась. Но только выкинули деньги на ветер: менее говорливой она не стала. Хуже того, потребовала носить значки — подать пример другим. Каждый вечер, придя в гостиную, Гермиона высматривала очередную жертву, загоняла в угол и трясла у нее под носом жестяной банкой со значками. — Да поймите же, — втолковывала она зачерствелым гриффиндорцам, — вам меняют простыни, топят камины, моют классы, на вас готовит целая армия крошек-волшебников. И за свой труд они не получают ни сикля. Это настоящие рабы! Некоторые, среди них Невилл, опустили в банку пару сиклей, чтобы Гермиона отвязалась. Кое-кто слегка проникся ее словами, но этим дело и ограничилось. А многие и вовсе сочли ее приставания за шутку. — Хорошо хоть что не проклинали вас мисс Грейнджер, — проговорила Ровена. — А еще могло быть намного хуже, — проговорила Хельга. Кадмус и Аннабель лишь покачали головами, а сама девушка чуть не плакала, к ней на колени запрыгнул Живоглот и начал урчать. Девушка погладила своего питомца и успокоилась, сам полукнизл не торопился уходить от девушки. Гарри вскинул голову — к нему летела Букля. Рон с Гермионой не отрывали от нее тревожного взгляда. Сова села на плечо Гарри, сложила крылья и устало протянула лапу. Гарри отвязал письмо Сириуса и дал ей корку бекона, которую Букля с благодарностью проглотила. Убедившись, что близнецы заняты обсуждением Турнира Трех Волшебников, он шепотом прочитал друзьям письмо: — »Добрый день, Гарри! Я вернулся туда, где был, и сейчас опять в надежном укрытии. Держи меня в курсе всего, что происходит в Хогвартсе. Не используй Буклю, меняй сов. Обо мне не беспокойся, но сам будь начеку. Не забудь, что я сказал тебе про твой шрам. Сириус». — А сов менять зачем? — тихо спросил Рон. — Букля очень выделяется среди других птиц, — мигом сообразила Гермиона. — Белоснежная сова, которая часто прилетает в одно и то же место, не может не привлечь внимание. Ведь белые совы в тех краях большая редкость. — Вообще никакого участья в жизни крестника, — жестко проговорил Мерлин. Сириус не понимал в чем опять его обвиняют и поэтому лишь покачал головой. многие в большом зале смотрели то на Гарри, то на Сириуса, тогда Мерлин решил продолжить: — все просто, Сириус не поинтересовался его здоровьем, не обратил внимание на его самочувствие, а только сухо сказал быть начеку. Деканы факультетов построили учеников в колонны. — Уизли, поправьте шляпу, — командовала профессор МакГонагалл. — Первокурсники, вперед. И пожалуйста, не толкайтесь! Рядами спустились по главной лестнице и выстроились перед замком. Был ясный холодный вечер. Сгущались сумерки. Бледная призрачная луна уже взошла над Запретным лесом. Гарри, стоявший в четвертом ряду между Роном и Гермионой, заметил среди первоклашек Дэнниса Криви, которого трясло в предчувствии чего-то необычного. — Скоро шесть, — взглянув на часы, Рон устремил взгляд на дорогу, ведущую к главным воротам. — На чем, по-твоему, они едут? На поезде? — Сомневаюсь, — сказала Гермиона. — А как тогда? На метлах? — предположил Гарри, глядя в небо, усеянное крупными звездами. — Не думаю. Путь-то неблизкий. — Может, портал? — терялся в догадках Рон. — А может, у них разрешается трансгрессироваться до семнадцати лет? — На территории Хогвартса трансгрессироваться невозможно, сколько раз тебе говорить, — осекла его Гермиона. — Стоило учителям объяснить детям какие виды перемещения существуют в мире магии. — быстро проговорил Игнотус. — А, все же мне очень интересно как они попадут на территорию школы, — проговорила Ровена. — Мисс Грейнджер… Судьба послал невербальное заклятие немоты на большой зал и призвал книгу к себе. Друзья внимательно обшаривали взглядами небо. Ни малейшего признака летящего предмета. Как всегда, тишь и покой. Гарри стал замерзать. Скорей бы уж появились гости! Может, они придумали какое-то необычное представление? Ему вспомнились слова мистера Уизли на стадионе перед матчем на Кубок мира: »Всегда одно и то же. Любим на сборищах распускать павлиньи перья». К счастью, Дамблдор, стоящий с другими учителями в последнем ряду, в эту минуту воскликнул: — Чует мое сердце — делегация Шармбатона недалеко! — Где? Где? — обрадовались ребята, вертя головами. — Вон! — указал шестикурсник на небо в стороне Запретного леса. Нечто огромное, куда больше метлы, нет, целой сотни метел, летело по иссиня-черному небу, быстро увеличиваясь в размерах. — Дракон! — пискнул насмерть перепуганный первокурсник. — Ты что, дурак? Это летучий дом! — уверенно заявил крошка Дэннис Криви. Его догадка оказалась близка к истине. Гигантская черная тень почти касалась верхушек деревьев. Льющийся из окон замка свет озарил приближающееся чудо — огромную синюю карету, подобную башне. Ее тянула по воздуху дюжина крылатых золотых коней с развевающимися белыми гривами, каждый величиной со слона. Все навострили уши слушать и ждали что же будет далее. Хельга внимательно слушала об этих конях и записывала все на пергамент. Лицо ее расплылось в улыбке. Она подошла к Дамблдору и протянула сверкающую драгоценностями руку. Директор, и сам роста немалого, лишь слегка склонился для поцелуя. — Дорогая мадам Максим! Добро пожаловать в Хогвартс! — Дамблёдорр, — произнесла мадам Максим грудным голосом. — Надеюсь, вы пребываете в добром зд’гавии? — Спасибо. Я в превосходной форме. — Мои ученики, — небрежно махнула она назад огромной ручищей. Гарри, чье внимание было приковано к мадам Максим, только теперь заметил вышедших из кареты подростков лет пятнадцати-шестнадцати. Их было десятка полтора, и все они дрожали от холода в мантиях из тонкого шелка. Кое-кто обмотал голову теплым шарфом. Насколько Гарри мог видеть (учеников почти скрыла огромная тень мадам Максим), все с испугом поглядывали на замок — Ка’г-ка’гов уже приехал? — С минуты на минуту ждем, — сказал Дамблдор. — Вы его будете здесь приветствовать или пойдете сразу в замок? — Лучше пойдем в замок. Тут у вас холодно. Только вот кони… — Наш преподаватель ухода за магическими существами сочтет за счастье о них позаботиться. Он вот-вот вернется, только уладит небольшое недоразумение. Его… э-э… подопечные требуют повышенного внимания. — Его сопляки, — шепнул Рон Гермионе. — Моим коням нужен сильный конюший. — Мадам Максим явно сомневалась, что хогвартский учитель справится с ее золотыми жеребцами. — Они ошшень к’гепкие. — Уж поверьте, кому-кому а Хагриду эта работенка по плечу, — улыбнулся Дамблдор. — Ошшень хо’гошо! — слегка поклонилась мадам Максим. — Передайте, пожалуйста, мсье 'Агриду что пьют мои кони только ячменный виски. — Непременно передам. — Дамблдор тоже в ответ поклонился. — Следуйте за мной, — величаво махнула ученикам мадам Максим. И хогвартцы расступились, пропуская гостей к каменным ступеням. — Очень хорошо, главное чтобы он ничего не напутал, — проговорил Годрик. — Что касается магических существ, то мистер Хагрид один из лучших, иначе бы магия его так не благословляла, — проговорила Хельга. А дурмстрангские кони тоже, наверное, не меньше? — обратился Симус Финниган к Гарри и Рону через головы Парвати и Лаванды. — Будут больше этих — даже Хагриду с ними не справиться, — покачал головой Гарри. — Если, конечно, соплы его уже не прикончили. Интересно, что там у него стряслось? — Может, они убежали? — с надеждой предположил Рон. — Не дай бог! — содрогнулась Гермиона. — Представь себе: соплохвосты ползают по территории замка! Холод начал пробирать до костей. Кто-то поглядывал на небо. Тишину нарушали только фырканье и стук подков золотых коней мадам Максим. — А, что применить чары теплоты, учителя не додумались? — снова поднял тему Салазар. — Салазар, прекрати, мы уже несколько книг слышим что тут мало образованных преподавателей, — проговорила Моргана. Почти многие из них опустили головы, но все же были и те кто кто был спокоен на отповедь Морганы. — Слышите? — вдруг воскликнул Рон. Откуда-то из темноты донесся престранный звук — погромыхивание, сопровождаемое всасывающим хлюпаньем, как если бы гигантский пылесос двигался по речному руслу. — Озеро! — крикнул Ли Джордан. — Гляньте на озеро. Стоя на возвышении у замка, они отчетливо видели внизу черную гладь воды, которую теперь уже нельзя было назвать гладью. В середине озера появились завихрения, затем огромные пузыри, глинистый берег захлестнули волны, и вдруг в самом центре возникла воронка, как будто на дне вынули огромную затычку. Из самой ее сердцевины медленно поднимался длинный черный шест. Корабельная снасть, догадался Гарри. — Это мачта, — объяснил он Рону и Гермионе. Величественный корабль неторопливо всплывал из воды, мерцая в лунном свете. У него был странный скелетоподобный вид, как у воскресшего утопленника. Тусклые огни иллюминаторов походили на светящиеся глаза призрака. С оглушительным всплеском корабль наконец весь вынырнул и, покачиваясь на бурлящей воде, заскользил к берегу. Вскоре раздался звук брошенного на мелководье якоря, и на берег спустили трап. С борта потянулись пассажиры, и в иллюминаторах замелькали движущиеся фигуры. Все они величиной не уступали Крэббу с Гойлом! Но вот они вошли в падающий из окон замка свет, и Гарри увидел, что не такие они и большие, просто на них надеты лохматые шубы. Человек, шедший первым, был одет в другие меха — гладкие, блестящие, серебристые, под стать волосам. — Дамблдор! — радостно воскликнул он, поднимаясь по склону. — Как поживаете, любезный друг? — Благодарю, прекрасно, профессор Каркаров. Голос у Каркарова бархатный, с льстивой ноткой. Высокий, худой, как и Дамблдор, но седина короткая, а козлиная бородка с завитком на конце едва скрывает безвольный подбородок. Подойдя к Дамблдору он взял его руки в свои и крепко тряхнул. — Старый добрый Хогвартс, — смотрел он, улыбаясь, на замок. Зубы у него желтоватые, а улыбка не вяжется с холодным, проницательным взглядом. — Как хорошо снова быть здесь… Как хорошо… Виктор, иди сюда. В тепло. Вы не против, Дамблдор? Виктор немного простыл… Каркаров поманил одного из учеников, тот подошел. Крупный, с горбинкой нос, густые черные брови… Рон дернул друга за локоть, что-то зашептал на ухо. Но Гарри и сам узнал гостя. Это был Крам. — Портал через озеро, отличная идея, — проговорил Кадмус. — Ух ты, парень мы с тобой пообщаемся по разновидностям кораблей, хочу понять разбираешься ли ты? — проговорил Игнотус, Гарри кивнул и задумался, а что именно он знает о кораблях и их составляющих, а магических кораблях он ничего не слышал. Судьба объявил что глава была окончена и следующую главу стоит почитать лорду Уэсли.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты