Скидки

кровь единорога

Гет
R
Заморожен
29
автор
Размер:
136 страниц, 17 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
29 Нравится 22 Отзывы 12 В сборник Скачать

Часть 14. Двадцать второй кабинет.

Настройки текста
— Малфой, ты писал о встрече. К чему такая срочность? — Забини уже ждал Драко в двадцать втором кабинете. Единственный заброшенный и единственный, имеющий номер, кабинет. В помещении царил полумрак. На окнах висели черные, плотные шторы, задвинутые не до конца. Свет послеобеденного проникал в кабинет, скрашивая кромешную тьму, и давая возможность разглядеть тут хоть что-то. Увидев живого и невредимого Малфоя Блейз выдохнул с облегчением. Начало восьмого курса стало для слизеринцев, в особенности для Драко, сущим адом, так как многие видели в них Пожирателей смерти, прихвостней безносой-но-уже-мертвой твари и просто мерзких по натуре людей. Не часто случалось и такое, что вместо привычных оскорблений, некоторые особи применяли и силу. Что Драко, что Блейз были способны за себя постоять и дать отпор, но никак не семерым сразу. Драко цел. Однако, Забини по прежнему был взволнован не на шутку. В последнее время они с Малфоем мало контактировали, да и прежде тот не присылал патронуса по пустякам. Значит, это срочно. — Ничего, все нормально. Просто почему бы не поговорить, мы давно не общались, — Драко выглядел спокойным, но на последней фразе слегка нахмурился. Он никогда не считал, что нужно видеться ежедневно для поддержания дружбы, но все же это казалось ему неправильным. — Что на счет Паркинсон и Нотта? Они так не считают? — в стальном голосе проскользнули нотки обиды? Или Драко послышалось? — Я позвал их, должны скоро явиться, — он невербально трансфигурировал стул в диван и уселся на него. Блейз уселся на другой конец. — Кто она? — Забини усмехнулся и приподнял бровь, мол «о чем ты?». — Но вот только не надо.. Эта девица явно не на одну ночь. Твои глаза святятся, прям как «Люмос» в темноте. — То есть ты мне о свей влюбленности не удосужился рассказать, а я должен? — хмыкнул Забини, вспоминая, как они с Тео узнали, что Малфой что-то чувствует к Грейнджер, вот смеху то было! — Вообще-то, ты и шанса мне не дал самому рассказать. «Малфой, что у тебя с Грейнджер? Я видел, как ты на нее смотришь в Большом зале, на трансфигурации, на зельеварении, в коридорах!» — процитировал Драко друга. — Я ведь адекватный человек и у меня есть и другие дела, кроме того чтобы наблюдать за тобой и за теми, на кого ты глазеешь. Так что будь добр, вскрой наконец таки карты сам, — мулат и рта не раскрыл. — Забини, драккл тебя подери, должен же я тоже над тобой поиздеваться! — Когда это я издевался над тобой? — он тянул время и Драко это понимал, но на вопрос ответил. — «Ты ходишь с такой физиономией, что аж врезать хочется, эта ведьма высасывает из тебя жизненные силы? Моргни, если да.» Блейз рассмеялся, припоминая эту ситуацию. — Кстати, что тогда с тобой было? — Она меня игнорировала дня два, — мгновенно выдал блондин, фыркнув. Тогда Драко пригласил Грейнджер на Бал, после чего та начала всячески его избегать. — Видишь, не далеко я от правды ушел. — Напомни записать тебя в класс Трелони, — Малфой не дал возможности ответить, тут же продолжил. — Так кто твоя подружка? — усмехнулся блондин, но намерен был добиться ответа. — Ну, у меня много подружек.. Например, твоя Грейнджер. — Пошел к черту, — Малфой откинулся на спинку и прикрыл глаза, ожидая пока слизеринец созреет для серьёзного разговора. Мулат поджал губы, понимая, что от ответа уже не уйти. — Но Пэнс ты ни слова не скажешь, — Драко воздержался от шутки, так как Забини говорил серьезно и был даже слегка обеспокоен. Малфой коротко кивнул, интерес рос. Кто же это мог быть, если даже Паркинсон нельзя знать о ней? — Мда, а ведь меня забавляло то, что ты втрескался в Грейнджер, — мулат хмыкнул, смотря в пол. — А в итоге сам не далеко ушел.. — эту фразу он уже проговорил тише, еле слышно. Драко видел, что Забини сомневается. «Что это за девчонка..». Грустно хмыкнув, он все же начал: — Пиздец какой-то.. В общем, это.. — А вот и мы, — Пэнси влетела кабинет, а за ней устало плёлся Нотт, видимо, еще не отошел от вчерашнего. — Паркинсон, — Забини, очень радостный появлению подруги, вскочил на ноги и заключил ту в объятия. Драко лишь поджал губы, понимая, что при Паркинсон Блейз точно не заговорит на эту тему. — Огневиски? — Пэнси уселись на трансфигурированный диван, напротив Блейза и Драко. Они обычно не пили в школе, среди бела дня, но тут позволили себе маленькую вольность, так как сегодня Пэнси уедет обратно с Поттером. — Я пас, — слизеринка вскинула руки и откинулась на спинку стула. — Я тоже, — Нотт. Ему бы порцию «послетыквенного», нежели еще один стакан огневиски. — С тобой все ясно, хреново выглядишь. А ты, Пэнс, чего отказываешься? Неужели завязала? — хохотнул мулат, разливая огневиски по двум стаканам. — Пришлось. — Хах, Поттер запрещает? — ему эта ситуация казалось очень даже смешной. Бунтарка—слизеринка слушается Золотого мальчика.. абсурд ведь! — Ну-ну, Поттер он столько же, сколько и Паркинсон, — Забини не понял шутки и нахмурился, наблюдая за спокойной реакцией друзей. — Мать Волдеморта — святая женщина, ты же не знаешь! — Пэнси аж подпрыгнула на месте. Тео распластался по дивану и лежал, откинув голову на спинку. Драко, делая глоток янтарной жидкости, хмыкнул, мол «ну наконец дошло». — Я беременна, Блейз. Пэнси и Драко еле сдерживали смех, наблюдая за реакцией мулата. Тот вскинул брови, раскрыл во всю глаза и подался головой вперёд, не веря своим ушам. Так он просидел с минуту, пока Драко, сдавшись, не рассмеялся. — Мерлин, ты бы видел свое лицо.. Придя в себя, Блейз посмотрел на Драко, и все еще не интересующегося диалогом, Тео. — Я узнал последним?! — Да, а чему ты удивляешься? Ты даже не разговариваешь с нами последнюю неделю, — отозвался Нотт. — Дела были. Мне пора, — потерев запястье и поправив мантию, он направился к двери. — Уже? Да брось, не слушай ты его, он все еще полупьяный, — махнул Драко в сторону Теодора. Даже не повернувшись, Блейз покинул кабинет. — Придурок ты, Нотт, — Пэнси пихнула его ногой и тоже откинулась на спинку дивана. Повисло молчание и Паркинсон решила прервать его. Она не была уверена, что хочет слышать ответ или вообще затрагивать эту тему, однако нужно. Она не может больше смотреть на то, как Драко убивается себя догадками. — Ты влюблен в Грейнджер? — Малфой резко поднял голову, услышав ее фамилию, но Пэнси обращалась к Тео, который медленно поднял голову и с интересом посмотрел сначала на Паркинсон, а потом на Малфоя. — С чего ты взяла? — Брось, Нотт, ты все последние дни крутишься возле нее, к Большому залу провожаешь, да ты даже в кафе глаз с нее не отводил, — во время всего монолога Пэнси Тео смотрел только на Драко, пытался разглядеть хоть одну эмоцию. — Что ж, отлично. Драко, помнишь, я говорил, что отношусь к ней, как к сестре? — Драко удостоил того ледяным взглядом. Тео, уперевшись локтями в колени, все равно продолжал всматриваться в лицо блондина. Пэнси сидела и наблюдала за этим противостоянием, но встрять не решалась, пусть сами отношения выясняют. Она дала толчок, этого вполне достаточно. — Забудь. Малфой сильнее сжал кулаки и Паркинсон буквально видела, как сгустился воздух вокруг него. Тео продолжал попытки отследить хоть одну эмоцию на его чертовом лице. И видимо, что-то во взгляде Драко что-то промелькнуло. Что-то, что заставило Нотта залиться смехом. Паркинсон удивительно вскинула брови, а Драко нахмурился. — О Мерлин, ты бы видел свое лицо. Сдалась мне твоя гриффиндорка. — А к чему тогда весь этот спектакль, Нотт?! — голос Малфой не повышал, но отчесливо слышались нотки удивления и раздражения. Естественно, он ему не верил, но ответ Тео удивил и застал врасплох. С ответом Нотт не торопился, он смотрел прямо на Драко и усмехнулся чему-то. Переведя взгляд на Паркинсон, заметил, что та ждала ответа с тем же нетерпением. — Ты придурок, Малфой. Нахер ты отрицаешь свои чувства, если все равно не можешь держать их при себе, внутри?! Хочешь узнать для чего это было? Да для того, чтобы ты, истукан, наконец признал эту чертову симпатию. Эта ярость, вызванная ревностью, так затуманила тебе глаза, что ты не замечал ничего кроме моей «довольной физиономии», не замечал того, как она аккуратно уворачивалась каждый раз, как я закидывал руку на плече, как старалась не заострять внимание на моих “шуточных” подкатах, как инстинктивно отстранялась, стоило тебе появиться где-то неподалеку. Я наблюдал за твоей реакцией каждый раз, как приводил ее в Большой Зал, как прикасался, как обнимал на прощание. Ты был похож на взбешенного беглеца Азкабана, казалось, еще секунда и ты швырнёшь Аваду.. Вопрос «в кого из нас» все еще открыт, — Нот говорил спокойно, насколько это было возможно и тон не повышал, но в голосе отчаянно слышался укор. Теодор сделал паузу и Малфой поспешил ею воспользоваться, однако, тот поднял указательный палец вверх, останавливая Драко. — Так вот, Малфой. Если отрицаешь свои чувства, то подави их, держи под контролем, не давай волю или дай им шанс, если все вышеперечисленное — не выполнимо. Отрицать их, но ревновать ее — бред. Это все равно что «я люблю тебя, но отношусь, как к дерьму». Ты так запутаешь и ее, и себя. В один момент, в лучшем случае, она не выдержит и отправит тебя к Мерлину, в худшем.. это сломает ее. Ты сломаешь ее. Она станет безвольной, бесхарактерной марионеткой, зависимой от тебя только потому, что однажды ты прокатил ее на этих гребаных эмоциональных качелях. Этого ты блять хочешь?! — голос становился громче с каждым предложением, проговаривая последнее, он почти кричал тому в лицо. Нотт поднялся, собираясь уйти, но Пэнси, увидев, что Драко есть что сказать, остановила Тео, схватив за локоть. — А теперь, ты выслушаешь меня. Я не отрицаю своих.. чувств. Однако, их признание тоже не особо влияет на ситуацию. Я не хочу этого. Отношения, признания и прочая муть мне нахер сейчас не нужны.. — правее от сердца что-то кольнуло. Снова. Обычно следовала нехватка воздуха в легких, слава Мерлину, не в этот раз. Сейчас это было бы вообще не кстати, ибо Драко был намерен высказаться. — Что-то не похоже. — хмыкнул Тео, который уже начал злиться из-за упрямства этого осла. — Да меня ведь никто не спрашивал, хочу я этого или нет. Шанса отказаться мне тоже не дали. Я не хочу.. испытывать то, что испытываю и тем более не хочу продолжать питать эти чувства. А ведь знаешь, недавно меня все это заебало.. Эта постоянная борьба, анализ каждого действия, просчёт каждого этапа. Заебало настолько, что стало откровенно похрен. Будь, как будет, я поддамся им, дам шанс, — пульсация в груди продолжалась с той же силой, но Драко глушил боль, как только мог. — Ну и отлично. Совет вам, да любовь. Мне пора, — Тео встал и размашистыми шагами пошел в сторону двери. Драко устало откинулся на спинку дивана и потер двумя пальцами переносицу. — Что?! — слишком громко бросил он Паркинсон, которая глаз с него не сводила. — Успокойся. — укол вины. Не должен он выплескивать все эмоции на нее, только не на нее. Малфой поджал губы, опустил взгляд и этого было достаточно. Она привыкла к подобному, но продолжала стыдить того каждый раз. — Ты ведь и сам этого хочешь, не отрицай. Она нравится тебе и это ты понял сразу, — поза ее была расслабленной, а тон спокойным. Напряжение отпускало, разговаривать с Пэнси всегда было проще, нежели с Забини или Ноттом. — Не хочу и не понял я этого сразу. — Драко не врал. Сначала он просто от скуки цеплялся к троице, потом каким-то образом выделил именно Грейнджер.. Она была интересней тех остолопов и могла ответить, что-то пооригинальней, чем «Отвали, Малфой». Только вот Драко никак не думал, что это перерастет в нечто большее, надеялся на это. Пэнси усмехнулась.. «Упрямый осел» — пронеслось у нее в голове, но не так, как у Нотта.. понимающе, ласково, совсем не свойственно слизеринке, аристократке и дочери пожирателя. — Так или иначе, я рада, что ты решил дать чувствам шанс. Вы с Грейнджер неплохо смотритесь, — так радостно хмыкнула Паркинсон, глядя в потолок. Когда она успела сменить положение? Сейчас слизеринка лежала на диване, а икры ее ног покоились на широком подлокотнике. — Я соврал. Неуверен, — признать свою неуверенность в себе или в своих силах было чем-то немыслимым, если говорить о Малфое. Но не стоит забывать о Паркинсон, он был в ней уверен, доверял. Она была одной из немногих, если не единственной, кому он позволял видеть свои слабости. — Ты ей нравишься, она тебе нравится, в чем ваша чертова проблема?! — первые слова были так нужны Малфою. Однажды Паркинсон уже говорила о симпатии Грейнджер к нему, однако тогда он не был уверен в ее трезвости, соответственно, и достоверности ее слов. — Я уверен, что ей это не нужно. Вспомни наконец, что она Золотая девочка, подруга святого Поттера, героиня войны и величайшая волшебница своего столетия, а я «мерзкий пожиратель». — Это не так. — В том то и дело, что нет. Вот только людям на это насрать, — он вновь начал раздражаться и Пэнси это понимала, однако продолжала задавать вопросы. Предельно честным человек может быть только в порыве гнева. Это печально, однако факт. — С каких пор тебя волнует людское мнение, Малфой? — «Малфой» звучало, как напоминание, которое должно было заставить его поверить в свои силы, но не сейчас. Уже не сейчас. Теперь он лишь скривился услышав собственную фамилию. — Меня оно никак не колышет, а вот она еще как от него зависит. Все эти слухи, что поползут, грязные статьи и заголовки, вечные перешептывания.. она сломается. Не выдержит, — «он не влюблен.. он любит». — Она этого не заслужила. — Не тебе решать, — Паркинсон перевела взгляд на потолок, грустно улыбаясь. — Малфой, не тебе решать, чего она достойна, а чего нет. Предоставь это ей. С минуту он просто молчал, обдумывая сказанное, но после на его лицо вернулась прежняя, полуспущенная маска безразличия. — Тебе легко говорить. Пэнс, ты замуж скоро выходишь. — Беременность — штука не из лучших, еще и с побочками, но о собственной свадьбе я еще помню. И ты дурак полный, если ты думаешь, что это все мне Мерлин прислал, — Драко буквально обесценил все их с Гарри старания, все силы, что они вкладывали в их отношения. — Ты и представить себе не можешь, сколько сил потребовалось на создание здоровых отношений, это блят.. блин чертовски сложно! Сначала я места себе не находила, думала «ну как же бл..блин меня угораздило влюбиться в Поттера», а потом поняла, что он очень даже ничего.. интересный, веселый, воспитанный.. — формулируя продолжение, она грустно усмехнулась. — Драко, я ведь я думала так же, как и ты. Что Поттер он ведь.. Поттер, Золотой мальчик, тот, кто почти одолел величайшего темного волшебника, дрался с ним напрямую, одним словом — Герой, а я.. это отпрыск пожирателя, такая же мерзкая, умалишенная, как папаша. Но меня вовремя образумили и я начала с этим бороться, Гарри тоже помог. Он почти каждый день повторял, что не считает меня.. такой, и что ему плевать на мнение окружающих, плевать на всех кроме меня.. Малфой хмыкнул. — Закройся. Так вот, а Гарри.. он мыслил.. хах, тоже как ты. Он беспокоился о том, как я отреагирую на общественную реакцию. Боялся, что я не выдержку грязных словечек, что будут кричать нам в спину, по типу «Шлюха!», «Быстро переобулась!» или слухов о том, что эти “отношения” лишь способ поиздеваться надо мной, показать свое превосходство над жалким отродьем пожирателя. Какую только чушь эти ублюдки не несли и продолжат это делать, в этом я не сомневаюсь, — она говорила достаточно быстро и Драко не перебивал, слушал и слышал ее. — И вообще, свои чувства я приняла быстро, в отличии от Гарри. Я его не виню, но было больно, — ей нужна была пауза. К горлу подступил ком, легкие сдавило, а глаза защипало. Она сдерживала слезы и непонятно из-за чего.. может не хотела расстраивать его и еще больше омрачать настроение, может не хотела показаться слабой, хотя знала, что перед Драко может себе это позволить, а может просто привычка, сформированная годами. — Он до последнего не признавал чувств, отталкивал меня, пресекал всякий разговор на эту тему.. элементарно не давал мне и шанса! И это было ужасн.. пиздец, как больно и глубоко ранило.. каждый раз. Смею предположить, что она чувствует тоже самое, когда ты отталкиваешь ее, — знала бы Паркинсон, что отталкивают вовсе не Гермиону.. Пэнси поняла, что слегка отошла от темы, поэтому оставила анализ отношений друга. — Гарри сомневался.. по понятным причинам, — встретившись с нахмуренным взглядом друга, Паркинсон поспешила пояснить: — Нет, его не заботила репутация или что будут говорить люди. Просто.. все школьные годы я вела себя, как та еще сука. Сейчас, вспоминая каждое оскорбление, которое я посылала в их сторону.. В общем мне стыдно. Вот клянусь, встреть я сейчас такую мегеру, коей я была, я бы кину Убивающим, не знаю, как сдерживалась Золотая троица, — Драко хмыкнул, отводя взгляд. Он узнал себя в словах Пэнси. — Но самое интересное то, что это была даже не главная причина. Больше всех и всего его беспокоила Уизлетта. Он ведь любил ее.. на тот момент. Но Гарри не такой, он не изменял ей. Мы начали общаться, как знакомые, потом, как друзья, а когда он понял, что испытывает ко мне вовсе не дружеские чувства, вызвал на разговор меня. Мы поговорили, обсудили, поорали, помирились и только тогда, когда мы пришли к общему выводу, он пошел к.. ней. Прошло порядка трех минут, а Пэнси молчала, видимо, высказала все. Малфой обдумывал ее слова, он ведь и представить не мог, какого это.. любить, доверять и все равно сомневаться, что конечный выбор будет сделан в твою пользу. А сомневалась ли она? — В общем, такую хрень, как чувства, нельзя просто выключить, подавить или избавиться от них. Можно попытаться. А потом разочароваться, ибо не получится ни черта. Или ты мучаешься, идя на поводу у чувств, или мучаешься, сбегая от них.. не важно, итог всегда один. Однако, в первом случае есть шанс на счастливый финал, — она проговорила это быстро, но тон был уверенным. Слизеринка просто встала и вышла из двадцать второго кабинета, не сказав больше ни слова, оставила Драко одного, наедине с мыслями.

***

Гермиона сидела, уперевшись спиной в спинку крови, читала «Искупление». После того вечера Гермиона не могла не вспоминать их спор с Малфоем, читая это произведение. С тех пор она перечитала ее два раза, пытаясь понять точку зрения Малфоя. Гриффиндорка поняла, что тот был прав.. отчасти, но он руководствовался такими чертами, как ревнивость и собственничество. Гермиона не могла понять его до конца, потому что в ее характере не было таких черт. Не было ни одного случая, чтобы она ревновала Рона, разве что тогда с Браун.. Но тогда был поцелуй, а это все же другое. Начало осени выдалось довольно таки холодным, поэтому ученики уже вытащили уютные свитера и утепленные мантии. На часах уже был час ночи и Гермиона, отложив книгу, решила все таки готовиться ко сну. Стянув через горло свитер, она потянулась к пуговице на джинсах, как услышала чьи-то шаги. Ментальная стена дала трещину и воспоминания о Вильерсе и той ночи нахлынули, заставляя испытать весь тот ужас, страх, обреченность и отвращение. Тело в миг покрылось дрожью и началась паника, которую Гермиона, на удивление, быстро усмирила. Девушка сразу кинулась за палочкой, но на полпути остановилась, бросив взгляд на футболку. «Лучше уж полуголой, но с оружием, чем наоборот». Шаги стали все громче. Этот некто шел достаточно быстро, но и не торопливо, скорее всего, перешагивая по две ступеньки. Палочка была уже направлена на дверь, когда та не спеша открылась. Страх бурлил в венах, а виски пульсировали. Из-за двери показался Малфой. — Мерлин! Тебя стучаться не учили, аристократичный ты наш?! В ее комнату неспешным шагом вошел Драко, рассматривая комнату, будто был тут впервые. Спустя пару секунд он, будто не ожидал ее увидеть, вскидывает брови и беглым взглядом осматривает с головы до ног. По ней было видно, что возмутило ее вовсе не то, что он вошел без стука, однако Драко воздержался от комментариев, за что Гермиона сказала бы спасибо. — Зачем явился? «Ай, к черту!» — пронеслось у Гермионы в голове. Она опустила палочку, и подойдя к шкафу, принялась надевать футболку. Вещь была темно-бордовой и достаточно свободной — для сна ничего удобней и быть не может. — Ну вообще-то, у нас с тобой был уговор, — он все тем же неспешным шагом прошел в глубь комнаты, останавливаясь у кровати. Гермиона развернулась к нему лицом, завела руки за спину, растягивая лифчик. Только сейчас она увидела чемодан и сумку, которые плыли по воздуху вслед за слизеринцем. — Ты собрался переезжать ко мн.. сюда уже сегодня?! — она ждала его, но не раньше следующей недели. Драко сначала сел на кровать, а потом и вовсе откинулся, закидывая руки за голову. — Как видишь. — Ты кроватью ошибся, — она подошла к нему, скрестив руки на груди. Ее фраза была нагло проигнорирована. Малфой лишь прикрыл глаза и продолжал лежать в той же позе. Чем она руководствовалась в тот момент — никто не знает, но решимость лила через край, а еще она ужасно хотела спать и не была намерена менять свои планы из-за Малфоя. Девушка сделала два размашистых шага, и подойдя к блондину вплотную, пнула своей коленкой его. Ноль реакции. — Подъем, Малфой! — она схватила его предплечье обеими руками и потянула на себя. Секунда раз. Секунда два. И она уже валяется на кровати, справа от него. Пару секунд потребовалось, чтобы сориентироваться. — Малфой?! Какого дементора?! — Успокойся, Грейнджер, — он казался таким спокойным.. даже слишком, это не могло не настораживать. — Да ты пьян, — она вскочила на ноги, будто ошпаренная. Видимо вспомнила, чем в прошлый раз закончилось его появление в нетрезвом виде. У них только начали выстраивать нормальные отношения, портить эту идиллию не хотелось ни одному из них. — Я выпил, но не пьян до такой степени, чтобы сно.. — Проваливай в ванную, а потом в эту недо-выручай-комнату, — для себя она отметила, что если он сейчас же не встанет, то она отлевелирует его в ванную и закроет там на всю ночь. — Слушаю и повинуюсь, моя госпожа, — какой же бред он все таки нес, будучи даже немного подвыпившим. Гермиона закатила и глаза и лишь подтолкнула его в спину, чтобы тот побыстрее скрылся из виду. Дверь с характерным звуком закрылась и теперь был черед Гермионы падать на кровать, хватаясь за голову. Подумать только, с сегодняшнего дня она будет жить с Малфоем в одной комнате! Вот и думай, радоваться или плакать. Она так и не узнала для чего это ему, она не возражает, лишь потому что это это в ее же интересах. Зелье будет готово через месяц, и это с учетом того, что начнут они завтра же. Ей остался год и четыре месяца, примерно. От этой мысли конечности сводило, а в груби будто образовывалась огромная дыра, поглощающая с каждым днем все стремительней. Вспомнив, что все еще сидит в джинсах, она переодела их, сменила на черные шорты. Дверь с щелчком раскрылась и вышел Малфой в одних пижамных штанах. Полотенцем в руке он взъерошивал волосы, избавляясь от лишней влаги. Гермиона отвела взгляд от его накаченного тела и резко встала с кровати. — Ну. Продемонстрируй мне сие волшебство, — с усмешкой сказала Гермиона, кивая в сторону штор.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования