Приюти мою боль

Слэш
NC-17
В процессе
57
автор
Размер:
планируется Миди, написано 60 страниц, 9 частей
Описание:
МОДЕРН АУ! Действия разворачиваются в старшей школе, где почти все персонажи данной работы - ученики одной школы с разными судьбами и проблемами. Между главными героями образовывается запутанный любовный треугольник, который влечёт за собой множество переживаний и конфликтов, но никто не намерен сдаваться.
Посвящение:
Тем, кто тоже в этом году сдаёт экзамены и заканчивает какое-то учебное заведение, но вместо того, чтобы готовиться, залипает на фанфики, аниме и тд)
Ребята, я с вами!!!
Примечания автора:
Я хочу сразу отметить, что:
1. Внемлите предупреждениям о том, что это АУ (модерн!) и ООС;
2. Такие персонажи, как мать (Мадам Хуа) и отец (Хуа Цзинь) Хуа Чэна - придуманные мною персонажи, которых, конечно, как вы знаете, нет в каноне, но они будут играть свою роль в данной работе. Да, тут Хуа Чэн не сирота и не бедняк, его родители вполне успешные и обеспеченые люди, потому что я так вижу;
3. В каноне имя Хуа Чэна ненастоящее, но тут это его собственное имя и фамилия, данные ему при рождении, именно поэтому такую же фамилию носят и его родители;
4. Действия происходят в наши дни, почти все персонажи - ученики одной школы, которых что-то связывает;
5. Я постараюсь попасть в характеры персонажей, но лучше оставлю пометку ООС, чтобы ко мне не было вопросов))
6. Работа планируется не очень большая, продолжения будут выходить по мере их написания, но я буду ОЧЕНЬ стараться делать это как можно быстрее.

Наверное, это всё, что нужно было мне сказать для своего душевного спокойствия)

У меня маленький опыт в написании вот таких вот сюжетных работ, я больше по драбблам, но почему бы и нет собственно... Просто в голову неожиданно пришла такая вот идея и мне захотелось попробовать написать даже просто из собственного интереса, смогу ли я выдать что-то достойное.

Не стесняйтесь критиковать. Критика - это очень круто, но выбирайте тапочки помягче, если можно, ахахха
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
57 Нравится 54 Отзывы 21 В сборник Скачать

Часть 8. Соперники.

Настройки текста
Примечания:
Исправление ошибок всегда приветствую!)
      Се Лянь мирно сидел на подоконнике в коридоре во время перерыва, листая тетрадь с конспектом по истории, чтобы проверить свои знания перед предстоящей контрольной работой. Ши Цинсюань весело ускакал в столовую к своему обожаемому Хэ-сюну, попросив друга не обижаться за то, что тот вынужден его оставить, ведь не каждый же день выдаётся такая уникальная возможность — Хэ Сюань сам его позвал! Се Лянь, конечно же, нисколько не обиделся, даже и не думал о таком, и, с большой радостью за друга, отпустил его. Сосредоточенно перелистывая страницы и пробегаясь быстрым взглядом по аккуратным иероглифам, он не придавал значения ничему вокруг. Именно поэтому он даже не заметил как рядом с ним, облокотившись плечом о стену, встал человек, внимательно изучавший его задумчивый профиль. — Се Лянь, — тихо позвал он, отчего сам Се Лянь испуганно дёрнулся и чуть не выронил из рук свою тетрадь. Взглянув на звавшего его человека в белой рубашке и такого же цвета джинсах, он облегчённо выдохнул и улыбнулся. — Усянь, больше не пугай так, — Се Лянь тихо посмеялся, но появление этого человека действительно его удивило, ведь они никогда раньше не общались, да и сам Бай Усянь, на его память, никогда не проявлял инициативу, чтобы завести с кем-то разговор. — Ты что-то хотел? — Тепло спросил он, легко скрывая удивление на своём лице за недавним испугом. — Я просто хотел спросить как у тебя дела. Тебя ведь долго не было в школе. Я заметил, что у тебя немного ухудшились оценки, может, тебе нужна помощь? — Бай изо всех сил старался выглядеть непринуждённо и подбирать как можно более дружелюбные слова и такую же интонацию к ним и, к слову, выходило совсем не дурно. Тут уж Се Лянь не смог скрывать изумления. Он точно не ослышался? Сам Бай Усянь, также известный как самый необщительный человек во всей школе, завёл с ним вот такой простой разговор о его делах и даже предложил свою помощь?! — Знаешь… — Се Лянь запнулся, подбирая правильные слова, чтобы ненароком не обидеть своего, с недавних пор, собеседника. — Дела у меня в полном порядке. Оценки я исправил, так что всё хорошо, помощь мне не так уж необходима. Я вернулся в строй и стараюсь снова прилежно учиться. — Улыбка на его лице светилась ярче солнца, и Бай пожертвовал бы зрением, но никогда бы не отвёл взгляда, чтобы не пропустить ни один миг этого божественного свечения, ведь прямо сейчас эта улыбка была для него, он улыбался именно ему и никому другому. — М, вот как, — задумчиво протянул Бай, надеясь, что его глаза ничего не выдают и выглядит он как обычно — отстранённо и крайне спокойно. — Даже не спросишь, зачем я интересовался? — Это сорвалось с языка само по себе и Бай мысленно выругался, ведь, если он сейчас действительно спросит, что ему ответить? Потому что я был тем самым человеком, которого ты видел в своих кошмарах и радовался этому, как сумасшедший, ведь хотя бы так ты думал обо мне? Из-за которого страдал просто потому, что я вот такой — вечно ищущий во всём светлом тёмное, истинно верующий в то, что не может быть в этом паршивом мире таких превосходно-наивно-добрых людей? Потому что я тот, кто глупо влюблён в тебя лишь потому, что желаю убить в тебе эту добродетель, хоть из-за неё же и вляпался в это мерзкое чувство, которое именовали любовью? Потому что… Потому что я просто болен? Болен тобой и всем, что с тобой связанно? Потому что я жаден до одури и не хочу отдавать тебя Хуа, мать его, Чэну?! Так много вариантов и ни один не должен быть озвучен, так что же он мог бы ответить?! — А нужно? Добрые намерения — это всегда хорошо, я просто очень благодарен тебе за то, что ты переживаешь об этом и за предложенную помощь, — Се Лянь вежливо улыбнулся, вкладывая искреннюю благодарность в свои слова, а Усянь про себя заскулил — опять, опять он такой. Доверяет любому доброму слову и слепо благодарит. Лучше бы он спросил, лучше бы узнал, а не был вот таким… Таким ужасно непосредственным. Почему он так легко поддаётся своему внутреннему влечению, почему даже когда Бай самолично преподал ему урок о том, что не всем нужно доверять, даже если очень хочется, он остался всё таким же глупеньким и не задумывается о плохом? О том, что его так легко одурачить парочкой хороших слов? Им так легко воспользоваться. Это просто немыслимо, это так очаровательно… Бай, наверное, психопат, потому что его больное сознание разрывается между «как же это бесит» и «как же я люблю тебя за это». — А если они вовсе не добрые? — Усмехнулся Усянь, скрещивая руки на груди. Даже сейчас он даёт ему повод задуматься, жертвуя, возможно, своим единственным шансом на то, чтобы стать с ним хоть чуточку ближе. — Что ты имеешь ввиду? — Насторожился Се Лянь. Видимо, подействовало, но Усянь слишком эгоистичен в своих желаниях, поэтому не может позволить себе развивать эту тему дальше. — Да ничего такого, я просто пошутил, не бери в голову. Рад, что у тебя всё хорошо, — реакция Се Ляня была такой милой, по мнению Бая, что он и сам не смог сдержать весёлой улыбки. — Но знаешь, мне немного жаль, что ты отказался. Мне хотелось пообщаться с тобой поближе, ты мне кажешься самым интересным человеком в нашем классе, да и во всей школе. Как ты и сам знаешь, я не самый общительный, но я не сдержался и решил попытать удачу. — Ах, если так, то я совсем не против. Мы могли бы как-нибудь встретиться вне школы, чтобы провести время вместе. Ты мне тоже кажешься интересным, я давно думал об этом, но боялся сам подойти, зная твой не самый дружелюбный настрой на общение с людьми. — Настороженность быстро сменилась на теплоту в душе, ведь действительно же лестно слышать подобное от человека, чьим умом ты восхищаешься. Тут уже время Бая удивляться. Он и подумать не мог, что Се Лянь хотел с ним пообщаться… Эти слова дают некоторую надежду на то, что его чувства могут стать взаимными, разве не преступление упускать такую возможность? — Правда? — Усянь вскинул брови, не веря в свою удачу. — Может быть, в выходные? — С надеждой спросил он. — Хорошая идея! Можем встретиться у школы, чтобы было легче и просто погулять. — Хорошо. Давай в субботу, у школы, в шесть вечера? Сможешь? — Думаю, что да. Но, на всякий случай, можешь записать мой номер телефона, — Се Лянь покопался в сумке, достал свой любимый блокнот и, вырвав листок, записал туда свой номер. — Спасибо, — сказал Бай, принимая листок. — Тогда… До встречи? — Он был всё ещё неуверен в том, что это всё произошло так быстро, так просто… До чего же Се Лянь легкомысленен в таких делах даже после всего того, что с ним произошло. Разве так бывает? Значит ли это, что Бай делал всё правильно и ни разу не ошибся, раз не попал под подозрения и так просто смог втереться в доверие?       То, что Бай Усянь человек неприветливый, совсем не означает, что он не умеет общаться с людьми и ладить с ними, если ему это необходимо. Как говорится, талантливый человек талантлив во всём — и это утверждение действительно было бы самым подходящим для него, если бы не юмор. Шутки его своеобразны, далеко не всегда безобидны и то, что кажется весёлым ему — может быть жутким для других, но зато он прекрасно понимает, что одарён умом и умеет использовать это так, как ему кажется правильным. «Странный он», — говорили все его сверстники, но он был этим доволен. Таких, как он, стоит бояться, но Се Лянь — ох, глупый мальчик — находил в Усяне просто интересного, но замкнутого, человека. Бай умилился и ещё больше захотел его себе, как какую-то милую зверушку, которая будет радовать глаз. — Ага, — легко улыбнулся Се Лянь, даже не догадываясь об истинных мыслях этого человека, и, прямо в этот момент, услышал уже знакомый очень приятный голос с нотками веселья откуда-то издалека. — Гэгэ! — Хуа Чэн быстрым шагом направился к нему, улыбка на его лице была чуть-ли не до ушей, а сам он весь светился от радости. Се Лянь улыбнулся в ответ, спрыгивая с подоконника. — Хуа Чэн, привет! — Также радостно поприветствовал он нового друга. Се Лянь был очень рад наконец-то его увидеть, ведь все его мысли, так или иначе, возвращались к вчерашнему дню и самому Хуа Чэну. Бай Усянь в этот момент лишь обернулся на звук и гневно сверкнул глазами в сторону уже своего конкурента, но Хуа Чэн даже не удостоил его взглядом, ведь всё его внимание было прикованно лишь к прекрасному парню, который был так бесподобен в своих стильных очках. — Гэгэ, представляешь, Сюань сбежал от меня к Цинсюаню, а мне совсем нечем заняться, — обиженно сказал Хуа Чэн, но в ту же секунду эмоции на его лице сменились на прежние. — Составишь мне компанию? — Хуа Чэн был, на редкость, бодрым даже в стенах школы. — Как я могу отказать? Ведь Цинсюань тоже «бросил» меня, — Се Лянь рассмеялся. — Но я не в обиде на него, у них с Хэ Сюанем, кажется, всё налаживается. — Он говорил об этом с такой теплотой, будто переживал за их отношения больше самого Ши Цинсюаня и Хэ Сюаня. — У этих двоих уже давно всё было бы куда успешней, если бы они не были слепыми глупцами. Ну да чёрт с ними, гэгэ, мы с тобой два пострадавших звена, давай объединимся и устроим им бойкот? — Заговорчески улыбнулся парень в красной кофте с мелкой чёрной надписью какого-то известного бренда на ней. Се Лянь снова отметил про себя его безупречный внешний вид, правда, причёска Хуа Чэна на этот раз была другой, хоть и не менее небрежной — красивые чёрные волосы были заплетены в свободную косу, которая лежала на его плече, а кончики его волос завивались. Длинная чёлка всё также закрывала его правый глаз и Се Лянь подумал о том, что ему очень интересно, почему же Хуа Чэн его всегда скрывает, но спрашивать об этом казалось чем-то очень личным и неприличным. Чёрные джинсы с дырками на коленях и идеально белые кроссовки — очень стильно, кстати. Се Лянь никогда не думал, что может быть таким падким на внешность — Хуа Чэн невообразимо красив и умеет дополнять или даже приумножать одеждой всю свою красоту и юношескую обаятельность. Красный так ему к лицу… Определённо, это его цвет — подстать его ребяческому и озорному характеру с нотками убийственной серьёзностью в нужный момент. — Ты прав, но давай лучше устроим им свидание? — Отвлекаясь от своих непристойных мыслей, весело предложил Се Лянь. — Свидание? Гэгэ слишком добр к этим предателям, — по-детски обиженно фыркнул Хуа Чэн, но, конечно же, он говорил всё это не всерьёз, ведь он и сам приятно удивлён тому, что Хэ Сюань, наконец, начинает проявлять свои чувства к Ши Цинсюаню — даже сам пообедать его позвал. — Да и чем им сейчас не свидание? Сидят там, обедают вдвоём, правда обстановка в нашей столовке так себе, поставлю две звезды — еда там не самая вкусная, да и сервис хромает. — Со всей, конечно же наигранной, важностью добавил он. — Не могу не согласиться, только накину одну звезду за доброго повара — она мне всегда желает приятного аппетита! — Подхватил Се Лянь. — Эх, вот если бы я звал кого-то на свидание, то выбрал бы самый лучший ресторан, — мечтательно протянул Хуа Чэн, хитро поглядывая в сторону Се Ляня. — Гэгэ, а куда бы ты хотел пойти, если бы тебя позвали на свидание? Се Лянь расстерялся, не зная как расценивать эти слова, да и отдались они в его сердце каким-то странным ударом. — Даже не знаю. Может быть, в кино? — Невинно ответил он. — Гэгэ любит фильмы? Какое совпадение, я как раз давно хотел сходить в кино, только вот не с кем, — грустно выдохнул Хуа Чэн, конечно же, проявляя всё своё актёрское мастерство. — Может быть, ты составил бы мне компанию? Например, в эту субботу, — как бы невзначай бросил он. — Ох, — Се Лянь смущённо почесал затылок. — Знаешь, я в субботу не могу, я уже договорился кое с кем погулять, — ему было неловко отказывать, тем более он очень хотел бы провести время с Хуа Чэном, но и отказывать Баю было бы, как минимум, некрасиво, они ведь уже договорились. Да и соврал бы он, если бы сказал, что с Усянем ему не хотелось пообщаться. Почему-то Бай привлёк его внимание ещё с самого начала учебного года, хотя Се Лянь совсем не задумывался об этом. Но, всё-таки, иногда он думал о том, что было бы неплохо поладить, ведь наверняка с ним интересно пообщаться именно как с умным человеком, размышляя на такие темы, которые не могли поддержать его друзья за незнанием и/или незаинтересованностью в науках и тому подобном. Бай разбирался во многом и всегда поражал Се Ляня своими знаниями, которые он проявлял на уроках, разве не прекрасно, когда есть в твоём окружении такой человек? Сам Бай Усянь сидел на подоконнике, недалеко от шутящей парочки, делая вид, что совсем ничего не слышит, что-то разглядывая в телефоне. Се Лянь мимолётно бросил на него взгляд, что не укрылось от Хуа Чэна, который тоже посмотрел в ту сторону и невольно нахмурился, кажется, всё понимая. — Гэгэ точно уже всё решил? Неужели нельзя как-нибудь переснести или отменить? Я слышал, что именно в субботу будет премьера одного очень интересного фильма… — конечно, Хуа Чэн бессовестно врал, ведь он даже не смотрел, какие вообще сейчас крутят фильмы в кино, но какое-то странное чувство ревности и тревоги разыгралось в нём не на шутку.       Хуа Чэн знает, кто такой Бай Усянь. Как же не знать человека, которого ему так часто приводили в пример как самого ответственного и умного во всей школе, в отличие от него, «оболтуса»? Наслышана о его успехах вся школа, как и о его гаденьком характере. Лично общаться им не доводилось, но одного взгляда в его сторону достаточно, чтобы сделать соответствующие выводы. Такие люди Хуа Чэну не нравятся. Резонно отметить, что Хэ Сюань тоже не шибко любит общение, но Хуа Чэн считает ведь его лучшим другом. Так вот отличие, по его мнению, есть и очень даже весомое — Хэ Сюань не зазнавшийся, а просто имеет вот такой молчаливый и мрачный характрер, а Бай Усянь стал таким просто потому, что слишком высокого о себе мнения. Куда уж ему, гению, до обычных смертных? Конечно, всё это лишь личное мнение Хуа Чэна, в котором он сильно убеждён. А вся эта ситуация с Се Лянем только ещё больше подтверждает это, потому что раньше ни с кем Усянь в общении замечен не был, а тут вдруг наметились какие-то планы и именно с ним. Слишком подозрительно. Пускай Хуа Чэну ещё слишком далеко до «лучшего ученика школы», но сам он человек не глупый, а очень даже наблюдательный. — Прости, Хуа Чэн, не могу же я вот так просто отменить встречу, о которой уже договорился. Может быть, сходим в другой раз? — Се Лянь старался говорить тише, чтобы Бай Усянь не услышал, всё-таки обидеть его не хотелось. — Ладно, гэгэ, только в следующий раз никакие отмазки не прокатят, ты уже, можно сказать, пообещал мне, — Хуа Чэну пришлось отступить, он сейчас ещё не в том положении, чтобы давить на Се Ляня, а уж тем более что-то запрещать. С кем ему общаться — это только его личное дело, и пусть он это понимал, а его слова звучали шутливо, но внутри у него всё равно всё необычно кипело. Странно это всё, нужно выяснить, что Усяню понадобилось от Се Ляня и устранить, чтобы он не мешал Хуа Чэну в его действиях, ведь, хоть он не совсем это ещё осознавал, Се Лянь ему очень нравился и, похоже, не просто как друг или знакомый. Он уже начинал задумываться о том, что их отношения могли бы перерасти в нечто большее, когда вчера, перед сном, прокручивал в голове всё их совместное времяпровождение, его прекрасную улыбку, красивые глаза и губы… Заманчивые губы, к которым хотелось прикоснуться своими… Эти мысли не давали ему покоя, даже когда он насильно пытался их выбросить из головы, отвлекаясь на что-то другое. Он раз за разом перечитывал их короткую переписку о том, что Се Лянь добрался до дома и с ним всё в порядке, еле сдерживаясь, чтобы что-нибудь не написать, лишь бы снова хоть немного поговорить с ним. Он влюбился и это чувство такое приятное, новое, которое хочется продлить подольше, но, к своему стыду, он начинал понимать Хэ Сюаня, которому трудно в этом признаваться даже самому себе. Лишь одна мимолётная фанатазия о том, как он признаётся Се Ляню в своих чувствах, вызывала в нём дрожь не то от страха, не то от удовольствия. Ему очень хотелось узнать, что произошло в его жизни, что именно вызывает в нём это странное поведение, которое он вынужден просто наблюдать каждый раз, когда они находятся среди толпы людей, потому что спросить всё ещё кажется недостаточно уместным. И уберечь его, ведь такой человек не достоин этого. Ему хотелось продлить их встречи, постепенно выводить их общение на новый уровень. Но неуверенность в том, что Се Ляню это нужно, больно била по голове, будто бы молотом в колокол, возвращая с небес, где было место такому бесподобному человеку как Се Лянь, на землю, где было место таким бесстыдникам, вообразившим, что чего-то подобного достойны как Хуа Чэн. Каким бы он не был самоуверенным и бесстрашным — в делах сердечных он всё ещё полный профан. У него нет никакого опыта, потому что никто раньше не вызывал в нём такую бурю эмоций, которая накатывала на него как штормовая волна и отзывалась таким трепетом в сердце. Всё, что он умеет — кокетничать да флиртовать, но всегда цель этого поведения не имела ничего общего с любовью или влюблённостью. Хуа Чэн даже не знает как правильно назвать это чувство, но знает точно, что именно про таких людей, как Бай Усянь, говорят «доверяй, но проверяй», а, как он успел заметить, Се Лянь из тех, кто доверяет всем, а значит проверять будет Хуа Чэн. — Хорошо, мы обязательно сходим в кино вместе, — ответил Се Лянь, а Хуа Чэн на это лишь тепло улыбнулся и подумал, что в этот день он будет самым счастливым человеком на всём белом свете, ведь Се Лянь неосознанно согласился именно на свидание с ним. Хуа Чэн хочет воспринимать это так, а Се Ляню знать об этом совсем не обязательно.

***

      У Се Ляня и Хуа Чэна всё ещё оставались незаконченные дела с физикой, поэтому они должны были сегодня вновь пойти к нему, чтобы как раз этим заняться. Но у Хуа Чэна сегодня было уроков больше чем у Се Ляня и хоть тот и уверял его в том, что, если он уйдёт пораньше, ничего страшного не случится, ведь он не хочет заставлять гэгэ ждать, Се Лянь строго наказал ему не прогуливать, иначе он обидится и больше никогда с ним физикой заниматься не будет, а подождать каких-то сорок минут было вовсе не проблемой. Хуа Чэну пришлось сдаться, потому что угроза была весьма устрашающей, правда, физика к этому никакого отношения не имела. Вся причина крылась только лишь в его несравненном гэгэ, с которым потерять общение как только оно началось, было бы всё равно, что лишиться кислорода. И вот, Се Лянь сидит в холле на мягком диванчике, предназначенном для таких же ожидающий как он, и ждёт. Найти чем скоротать время было не трудно, ведь домашние задания никто не отменял. Он был очень увлечён решением какого-то уравнения, когда к нему вдруг приблизился Фэн Синь с Му Цином на пару. Заметив, как на его тетрадь, в которой он писал, легла чья-то тень, Се Лянь вынул один наушник из уха и поднял голову. Посмотрев на хмурые и явно чем-то недовольные лица своих друзей, он понял, что разговор будет явно неприятным. Интересно, что же он уже успел натворить? — Садитесь, — Се Лянь похлопал по свободному месту рядом с собой на диване, приглашая присесть, только вот друзья его остались неподвижными, а брови Фэн Синя так сильно сошлись к переносице, что создавалось впечатление, будто у него монобровь. — Се Лянь, ты свою жизнь вообще не ценишь? — Начал разговор Му Цин. Се Лянь приподнял одну бровь, как бы спрашивая: «вы вообще о чём?» и вынул из уха второй наушник, принимаясь выслушивать. — Не делай такое лицо, будто не понимаешь о чём мы, — Фэн Синь всегда был человеком серьёзным, но сейчас эта серьёзность граничила с агрессией, что очень удивляло Се Ляня, который действительно ничего не понимал, но он всё ещё молчал, бровь его ползла всё выше, ожидая объяснений. — Хуа Чэн, — коротко сказал Му Цин, перед этим закатив глаза — его излюбленное проявление всех эмоций. — А что с ним не так? — Недоумевал Се Лянь, переводя взгляд с одного друга на другого. — Что с ним не так? Да вся школа знает, что с ним не так! — Фэн Синь закричал, на что получил толчок локтём в бок от Му Цина как напоминание, что сейчас идёт урок и нужно быть тише. — Просветите же меня, — в любом случае, Се Лянь понимал — что бы сейчас не сказали ему друзья, его мнение вряд ли изменится, но послушать было интересно. — Он опасный человек, лучше тебе его обходить стороной, — коротко ответил Му Цин, на что Се Лянь от души рассмеялся. — Подождите… Ахах! Вы сейчас серьёзно? Опасный человек? Он что, кого-то убил, что вы его так называете? — Приступ такого веселья был Фэн Синю и Му Цину не ясен, поэтому они лишь переглянулись, в надежде, что хоть кто-то что-то понимает, но вот смогли лишь пожать плечами. — Разве нужно убить кого-то, чтобы быть опасным?! — Вспылил Фэн Синь. — Да он просто неуравновешенный псих! Спроси у Му Цина, что между ними произошло и тогда поймёшь! Му Цин, услышав, что речь зашла про него, невольно поморщился, вспоминая те неприятные события.       В прошлом году между Хуа Чэном и Му Цином произошлёл конфликт, который был, по мнению всех свидетелей, высосан из пальца, но это не помешало им подраться прямо в стенах школы. Из того, что понял Му Цин — Хуа Чэну не понравилось как он на него смотрел и подошёл поинтересоваться, в чём дело, а потом ударил и завязалась такая драка, что даже учитель физкультуры не мог их разнять. Из того, что понял Хуа Чэн — Му Цин смотрел на него с нескрываемым презрением, а когда он подошёл спросить, чего он так на него смотрит, получил в ответ отборную ругань и оскорбления, ну и пришлось же как-то защищать свою честь — вот и ударил, потому что никакие слова не действовали. Да и зачем их тратить на такое убожество, когда можно всё решить силой? А потом уже сидел в кабинете директора и ждал родителей. С Му Цином на пару. Хуа Чэн обошёлся парой синяков и царапин, а вот у Му Цина лицо выглядело так, будто он залез в пчелиный улей. С тех пор Му Цин ненавидел Хуа Чэна по-настоящему и считал психопатом, на которого даже косо взглянуть нельзя иначе не выйдешь не покалеченным и тот факт, что Се Лянь с ним связался его очень и очень злил. А ещё, он действительно переживал, что он снова окажется в опасности. — Му Цин, ты хочешь сказать, что эта драка произошла просто так и ты совсем не провоцировал Хуа Чэна? — Выслушав историю, которую рассказал ему Му Цин, конечно же, скрывая факт того, что выражался он тогда очень несдержанно, спросил Се Лянь, улыбаясь так, будто еле сдерживает смех. — Зная тебя, никогда не поверю, что ты был вежлив, — добавил он и действительно рассмеялся. — Даже если так, разве это повод распускать руки? — Му Цин был зол от такой реакции, ведь эти воспоминания были ему очень неприятны, а особенно последствия этого конфликта, которые заживали ещё очень долго. — Ну вы же с Фэн Синем распускаете руки каждый раз, когда вам что-то не нравится слышать? Так чем же вы отличаетесь от Хуа Чэна? — Отсмеявшись, более серьёзно спросил Се Лянь. Вся эта история казалась ему просто уморительной. Надо же, подраться из-за того, что кто-то на кого-то не так посмотрел! Какая ерунда и какие последствия. Как раз в этот момент прозвенел звонок, оповещающий о том, что урок окончен, а это значит, что сейчас должен был подойти Хуа Чэн. — Послушай нас, а то опять ввяжешься в неприятности! — Фэн Синь всё ещё надеялся вразумить своего наивного друга. — Послушайте, — начал Се Лянь, вставая с диванчика. — Сейчас как раз подойдёт Хуа Чэн и мы сможем всё это обсудить и разобраться в этой ситуации. Му Цин, если у тебя всё ещё есть претензии, то выскажи их и помиритесь, я не позволю вам снова подраться. Не нужно таить в себе злобу и обиду, потому что мне приятна компания Хуа Чэна, а это значит, что вам придётся смириться, а делать это легче, если отпустить все негативные эмоции. Он совсем не вызывает у меня опасений, а сейчас мы всего лишь занимаемся вместе физикой, — в конце Се Лянь звонко хлопнул в ладоши, но вот лица его друзей стали ещё более хмурыми чем раньше. За их спинами, он увидел фигуру в красном, которая быстро спускалась по лестнице и неосознанно улыбнулся. — А вот и он! Фэн Синь и Му Цин синхронно обернулись и прикидывали сколько у них ещё есть времени для побега, но вот оставлять друга наедине с этим «опасным» человеком было совестно, поэтому они продолжили стоять на месте и одновременно скрестили руки на груди, стараясь выглядеть уверенней. — Гэгэ! — Радостно крикнул Хуа Чэн и чуть ли не вприпрыжку подошёл к Се Ляню, но выражение его лица резко сменилось на такое, будто он съел что-то стухшее, увидев рядом с гэгэ двоих людей, которые всегда были ему крайне неприятны. — Что эти два отброса делают здесь? — Не говори так, Хуа Чэн, это мои друзья, — серьёзным тоном ответил Се Лянь. — Они просто переживают о том, что ты можешь причинить мне вред, поэтому они и здесь. — И ты веришь этим слабоумным? — Ухмыльнулся Хуа Чэн. — Я даже удивлён, что они умеют что-то помимо того, что вечно брызгаться ядом друг в друга, а иногда даже на других, — Хуа Чэн многозначительно посмотрел на Му Цина. — Следи за языком! Лучше скажи, что тебе нужно от Се Ляня и с каких пор он вдруг стал для тебя «гэгэ»? — Яростно крикнул Фэн Синь. Он не смог держать себя в руках, слыша оскорбления в свой адрес. Му Цин рядом принял позицию «меня тут нет», так что стало ясно, что от него ждать инициативы завести разговор не стоит. — Вас это волновать не должно, лучше катитесь отсюда пока я вам кости не пересчитал и… — Хуа Чэн явно хотел сказать что-то ещё, но вот не смог, его вдруг прервал Се Лянь: — Хуа Чэн! — Гэгэ? — Давайте не будем никому ничего пересчитывать, можно ведь всегда всё спокойно обсудить, — Се Лянь был немного раздражён сложившейся ситуацией. — И относись к моим друзьям с уважением. К вам, Фэн Синь и Му Цин, это тоже относится! — Всё, что угодно, гэгэ, но только не это, — презрительно фыркнул Хуа Чэн. — Поддерживаю, этот ублюдок мне в своё время всё лицо разбил, а ты просишь, чтобы я его уважал? — Наконец, подал голос Му Цин. Хуа Чэн на это довольно ухмыльнулся. — Может быть, вы сможете помириться? Честное слово, эта ситуация была слишком ерундовой для того, чтобы иметь такие последствия, — Се Лянь всё ещё надеялся на перемирие, но в душе уже понимал — это невозможно, ведь Му Цин такой же упёртый баран как и Хуа Чэн. Им проще друг другу в чай плевать чем переступить через свою гордость. — Нет! — Нет. Они ответили это одновременно, даже ни секунды не раздумывая. Се Лянь устало выдохнул и посмотрел сначала на одного, а потом на другого. — Ладно, — сдался он. — Гэгэ, не бери в голову, лучше пойдём уже отсюда. — С чего это он должен идти с тобой? Ты слишком подозрительно себя ведёшь, может, ты есть тот самый… — Му Цин не успел договорить, Фэн Синь вовремя закрыл ему рот рукой. Се Лянь побледнел, выронив из рук телефон и ошарашенно смотрел на Му Цина, который чуть не раскрыл его тайну, о которой он так старательно пытался забыть. А уж Хуа Чэну это знать было совсем не нужно. — Му Цин… — прошептал он. Му Цин виновато опустил глаза: — Прости… — Гэгэ, что случилось?! — Хуа Чэн в панике взял Се Ляня за руку. — О чём идёт речь? Кто «тот самый»? — Ничего, Хуа Чэн, не стоит переживать… Всё… Всё нормально… Нам нужно… Идти. Да. Пойдём. — Се Лянь как в бреду бормотал эту бессвязную речь, запинаясь после каждого слова и поднял с пола свой телефон. Хуа Чэн пребывал в состоянии полного недоумения в перемешку с шоком. Он ничего не понимал, но одно оставалось ясным, как белый день, — все странности, которые он замечал за Се Лянем, были связанны именно с тем, что чуть не выдал Му Цин. — Ты идиот! — Зло крикнул Фэн Синь на Му Цина. — Да заткнись, без тебя тошно! — Прошипел Му Цин. Постепенно разговор двух вечно ссорящихся друзей перерос в перепалку и Хуа Чэн, пока эти двое снова были заняты поливанием друга друга помоями, незаметно вывел Се Ляня на улицу. — Гэгэ, ты как? — Спросил он уже на выходе со школьного двора, пока Се Лянь пустым взглядом смотрел перед собой и бездумно плёлся за ним. — Я в порядке, — тихо ответил Се Лянь и перевёл взгляд на обеспокоенного Хуа Чэна, который, словив этот пустой взгляд, еле сдерживал себя, чтобы не обнять его крепко-крепко. — Только прошу тебя, давай не будем это больше обсуждать? Это не та тема, которую я хотел бы сейчас поднимать. — Как скажешь, гэгэ, — Хуа Чэн грустно выдохнул. Дальше они шли в полной тишине.
Примечания:
Вот я и вернулась с новой частью. Прошу прощения за такую задержку. Я тут просто сделала прививку от ковида и рука два дня нещадно болела, так что писать для меня было испытанием. Сейчас уже всё в порядке)
Начинается самое интересное, кстати.
Эх, у меня скоро выпускные экзамены, а я занимаюсь чем угодно, но только не подготовкой ахахах
У меня, вообще, скоро жизнь круто изменится. В следующем месяце я улетаю в другую страну и очень надолго, если не навсегда. Но надеюсь, что даже там смогу писать, очень хочу дописать эту работу, а не замораживать.
Так как я тут занимаюсь всеми моментами, связанными с перелётом и экзаменами, я не могу сказать точно, когда выложу новую часть. Но, думаю, что придётся подождать где-то недельку...
Спасибо всем, кто читает и оставляет отзывы. Всех люблю и обнимаю крепко-крепко!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты