Засыпай

Слэш
PG-13
Завершён
44
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Медленными шагами они приходят к одной и той же мысли: им чертовски не хватает друг друга.
Посвящение:
Всем банликсятам
Примечания автора:
• ssshhhiiittt — засыпай.

Вышло спонтанно. Я делала пирог с абрикосами, в моих беспроводных наушниках играла эта песня и я ... В общем да, банликсы это моя душа, я их слишком люблю и они меня вдохновляют. Впрочем, вы вроде полюбили мой hurt/comfort, если это не так... То простите ;—;

Спасибо за любовь к данной работе!
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
44 Нравится 6 Отзывы 5 В сборник Скачать

/

Настройки текста
       Сначала послышался тяжелый вздох, а потом тягучий выдох. Вдохновение как ветром сдуло, голова неприятно болела, а терпкий кофе в бумажном стаканчике и вовсе остыл. Усталость. Бан Чан берёт себя в руки, нервно прогоняя остатки сна, запивая невкусный и горький напиток. Он и не осознавал, что сейчас заливает в себя уже десятый по счету стаканчик, так и не удосужившись перекусить. Бессонница. На экране куча приложений для музыки, пальцы расположились на клавишах синтезатора, будто приклеенные, но в любой момент готовы нажать на клавиши и воссоздать мелодию, но этого не происходит. Ни через минут пять. Ни через сорок. Ни через полчаса. Мда, он правда выжат. Бан Чан выходить из студии даже не собирается, у него куча заготовок, плейлистов, заметок, которые нужно привести в порядок. Ответственность. Наушники жутко натирали, а голова так и не проходила. Тиканье часов над ухом лишь раздражало… Бан Чан пытается настроиться. Найти сопутствующую мысль, ухватиться за нить вдохновения и наконец закончить трек. Час, второй, третий и, даже не удивительно, четвертый. Кусочек пазла почти готов, осталось пара штрихов. Голова трещит по швам, мышцы ныли от нагрузки, но он наконец доползает до общежития, и когда ложится, то понимает, что сна ни в одном глазу. Бан Чан снова будет ворочаться, считать до ста, смотреть в пустоту и надеяться, что уснуть получится хоть несколько часов, он даже не надеется на здоровые восемь, все мы прекрасно знаем, что это невозможно в его случае.

***

       Феликс старается. Правда. Он бы уничтожил целую планету, чтобы стать ещё лучше. Ему бы это, конечно, не позволили, но всё же… Ярое усердие. В репетиционном зале душно, оживлённо и по привычному уютно. Большие зеркала, кулер с водой, несколько мемберов, которым не терпелось закончить от усталости, но, одновременно, повторяли все за другим, даже не жалуясь. Феликс тоже никогда не выражал недовольства, ему нравилось то, что они делают, даже если приходилось работать на износ. Ещё ему нравилось изучать новые корейские слова. Как говорится: «Век живи — век учись». Он проводит в зале ещё несколько часов, потом остаётся репетировать произношения, забывая как всегда поесть, так даже к лучшему, но так думает лишь Феликс. Недовольство над собой. Парень не останавливается на достигнутом, бежит, спотыкается, пытается успеть все за день, даже пишет в бабл для стэй, рассказывая им историю, которая, он надеется, им понравится.

***

       Когда их взгляды сталкиваются, они без слов понимают, что пора. Они собираются там, где нет никого, кроме них самих. Это могла быть студия, небольшой парк возле общежития или просто тихие посиделки на балконе. Бан Чан и Феликс имеют секрет на двоих. Это кажется таким ребячеством, когда двое взрослых парней сидят на балконе, поджав ноги, рассказывают всё, что накопилось. Над ними постоянно наседают огромные тучи, которые просто так не уйдут, их нужно прогнать. Они нашли друг друга в разговорах до ночи. Таких моментов выдавалось у них так мало, что сосчитать из разговоры можно на пальцах. — Выдался тяжёлый месяц для меня, — начинает Феликс, устало вздыхая. На балконе было приятно прохладно, щеки покраснели от холода или от чего-то другого, было непонятно в тот момент. На небе вовсю сверкали звёзды, но их не так уж и легко рассмотреть в городе. — Я снова не могу написать и строчки, — признаётся Бан Чан. Феликс понятливо кивает, он понимает, как это тяжело. Они выговаривались друг другу, словно изливали души. Утоляли жажду и давали ей засыпать. До нового раза. Для Феликса Бан Чан лучший слушатель, а ещё приятный друг. Иногда разговор не клеится, такое тоже бывало, нечего было сказать или же не было совсем настроения, усталость брала своё… Они молча сидели и смотрели вдаль, но для них эта тишина была успокоительной таблеткой. Не нагоняла тоску. Излечивала. Бан Чан улыбается тепло в такие моменты, он всегда улыбался, чтобы не произошло. А у Феликса от этой улыбки засыпала боль. Медленно, тягуче, как мёд. Бывали моменты, когда один говорил, второй слушал. Такое случалось не так часто, но больше всего Бан Чан слушал веснушчатого, который был сам по себе эмоциональным человеком, его все ранило, но его усердие держало его в руках. — Ты сильный, Ликси, чтобы не говорил на себя, — говорит лидер, обхватывая его щеки руками («Холодные», — думает в этот момент Феликс). — Чтобы не твердил, я буду говорить тебе постоянно, что ты молодец, что ты заслуживаешь всего этого. Боль засыпает снова в такие моменты, крепким сном. Открывается другая боль. Не такая уж и плохая, нежданная, да. Скорее всего она являлась и раньше, просто Феликс её подавлял. Болело сердце, когда его волос касался Бан Чан. Ныло, когда лидер оставался допоздна в своей студии и не хотел никого видеть в такие моменты (он никогда не говорил о таких вещах, но все же все догадывались). Нестерпимо обдавало жаром, когда пальцы касались друг друга, переплетая их в замок. Если поддержка Бан Чана состояла в том, чтобы слушать, то у Феликса больше направление на тактильность. И они оба знали, что это то, что им необходимо. Они оба для друг друга как зарядка. Их боль засыпала, когда оба были рядом друг с другом. Им чертовски не хватает друг друга. Морально и физически. Казалось, что эти разговоры были дружескими, но они перешли порог всего, что было, когда придумывали секрет от мемберов. Зализывая раны, прижимались к друг другу больше, чем прежде, стирая грань. — Я написал песню, — сказал однажды Бан Чан на их излюбленном месте на кухне. Все уже уснули мертвым сном и вряд ли кто-то внезапно захочет поесть, потому что все вымотались. — Это чудесно, — говорит как всегда Феликс, сжимая того за руку, — о чем она? — О тебе. Послушаешь как-нибудь? «Засыпай самая лучшая боль» У Феликса и Бан Чана слишком много секретов. Сначала разговоры, потом сочинение песен друг другу, а потом теплые поцелуи до потери воздуха. Иногда сладкие, потому что Феликс готовит самые лучшие брауни на свете. Иногда с привкусом солёных слёз… От боли, но больше от счастья, потому что веснушчатый проливает их каждый раз, когда слышит от Бан Чана все комплименты этого мира. — Я никогда не устану от этого, — говорит он, целуя того куда-то в щеку, крепче к себе прижимая. Медленными шагами они приходят к одной и той же мысли: им чертовски не хватает друг друга.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Stray Kids"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты