Гроза

Гет
R
В процессе
8
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 4 страницы, 1 часть
Описание:
Сплетения вен под прозрачной кожей, фантомный жар от ледяных рук и вьевшийся в душу запах металла будут преследовать его до самой смерти.
Примечания автора:
Чуть позже выложу обложку, пару артов и эстетику персонажей.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 2 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Сегодняшний вечер слишком холодный. Еще только середина октября, а под ногами уже хрустит опавшая листва, щедро пропорошенная колючим инеем. Казеные плащи не спасают — неприятный холод пробирается под тонкую ткань и царапает кожу. Остается только надеятся на лучшее и запахивать плащ плотнее.       В прогретой печными трубами и дыханием столовой не развернуться. Здесь собирается почти весь набор не только во время обедов, но и в перерывы. Это одно из двух хорошо отапливаемых помещений. Казармы же запираются днем и открываются только вечером, перед отбоем.       От непрерывных разговоров болит голова. Даже Жан, любящий потрепать языком, с чем Марко давно свыкся, сейчас только раздражает. Сидит недовольный, крошит хлеб и зыркает злобно на соседний стол, где Эрен со своей компанией. —...и тогда получим кучу привилегий,— бубнит хрипловатый голос под ухом. Нарочито громко, что бы Егер точно все расслышал и взорвался очередной гневной тирадой о справедливости и свободе. После целого месяца таких перепалок уже сам Марко начинает злиться. И на Жана, который никак не заткнется вовремя. И на Эрена с его свободой.       А Жан все тянет резину, обмусоливая и так знакомую тему. В чем смысл повторять это раз по двадцать?       Марко рассеянно кивает в такт с монотонной речью, рассматривая трещинки на столешнице. В голове туман. После вечерней тренировки и кучи лекций спать хочется неимоверно. — Эй, ты серьезно?— в следующуюю секунду под ребра прилетает сильный тычок.       Марко вздрагивает, хлопает ресницами, пытаясь сморгнуть усталость, и с виноватой улыбкой поворачивается к Кирштайну. — Извини, отвлёкся. Повторишь? — Издеваешься?— Жан скривился, словно ему опять приказали идти драить конюшни,— Я для кого тут минут десять распинался? — Хе-хе...Прости, я слишком устал. — Ему еще и смешно. Ну и хрен с тобой,— фыркает Жан,— Доел? Тогда вали спать. До отбоя еще минут двадцать, но казармы должны уже открыть. А я еще задержусь.       Марко молча кивает, сгребая свою посуду. В кружке еще остался чай, несладкий, с листками заварки. Его никто не любил, но если пить горячим и залпом, то жить можно. Почему бы не прогулятся в компании горького пойла?       Улица встречает холодным порывом в лицо. Затянувшись свежим воздухом с примесью наступающей грозы, Марко замирает на пороге. За спиной остаётся гомон и удушливое тепло.       Со стороны леса доносится низкое уханье совы. Ветер приносит терпкий запах хвои и шелест сухих листьев. Раскатисто рычит гром где-то вдалеке. Кажется, ночью хлынет ливень.       Взгляд бездумно пробежался по широкой террасе и застыл намертво, вцепившись в дальний конец. Там, облокотвишись на перила, замерла сгорбленная фигура. Света от тусклого фонаря не хватало, и тот закуток тонул в темноте. Еще и этот звук...Ритмичное щелканье чем-то железным. Что это? Ножницы?       Время остановилось. Сузилось, сжалось, оставив только крыльцо, звук и темноту. Сердце вздрагивало в такт щелчкам. — Чего тебе?— раздался наконец женский голос. Силуэт зашевелился, щелканье резко прекратилось.       Марко только открыл рот, пытаясь понять, что же ответить.       Сильный порыв ветра вдруг накренил фонарь, и со скрипом он качнулся в сторону, на мгновение освещая лицо незнакомки. Бледное, словно из гипса, с чернеющими провалами вместо глаз. Словно оголенный череп в обрамлении соломенных волос.       Грудную клетку сдавило от резкой нехватки воздуха. Заскребся под рёбрами страх. Настоящий, бесконтрольный, раздирая сердечные струны и отдаваясь дрожью в коленях. — С тобой все нормально?       Фигура выпрямилась и двинулась к Марко. А он забыл как дышать. Ноги словно вросли в пол и по пальцам поползли иголки онемения. — Эй!       Когда все перед глазами поплыло яркими пятнами, несильный толчок в плечо немного привел в чувство. Снова можно вздохнуть глубже дозволенного.       Это не монстр с голым черепом. Перед ним стояла невысокая курсантка, обычная девушка, смутно ему знакомая. Имени он точно не знал, но видел ее на тренировках и лекциях.       В тёмных глазах цвета увядших васильков плескалось лёгкое раздражение. — Тебе плохо?— прозвучало несколько отстранённо. Кажется, ей не было интересно, что там происходит с незнакомым парнем. Перекатываясь с пятки на носок, курсантка то и дело косилась на лестницу, словно желая уйти поскорее. — Немного,— кивнул Бодт, чувствуя, как к горлу подкатывает тошнота. Не стоило зачитываться до поздна книжками про мистику. Если обычная игра света и теней напугала его чуть ли не до потери сознания, то что случится, если он титана вживую увидит? Помрёт на месте наверное.... — Пошли, там лавка за крыльцом,— курсантка потянула Марко за рукав, заметив, как тот покачивается, грозясь рухнуть на пол,— Выглядишь паршиво. Позвать медсестру? — Не стоит. Все нормально.       Он плюхнулся на скрипучую лавку с облезшей белой краской, утягивая за собой и курсантку. Она примостилась рядом, забравшись с ногами, и уселась по-турецки, не обращая внимания на задравшуюся юбку и пыльные сапоги.       На несколько минут зависла тишина, разбавляемая гулом голосов из столовой. — Ну? Живой еще? — Да...уже легче,— Марко изогнул уголки губ в подобии улыбки. Пальцы гладили расцарапанный бок кружки, изучая все вмятины и сколы, лишь бы отвлечься от дурноватого мятно‐железного запаха. Он тянулся тонким шлейфом от немудренного узора на серой шали, путался в волосах и душил с каждым вздохом.       Бодт развернулся вполоборота, украдкой разглядывая чёткий профиль. Курсантка словно забыла про него, крутила что-то в руках и рассматривала пухлые грозовые облака над полигоном. Покачивала рукой, помешивая еще горячий чай в своей кружке. — Марко Бодт,— разорвал вязкую паузу Марко, протянув руку. — Бет Шолль,— отозвалась девушка спустя секунду. С рукопожатием помедлила, но все же вложила свою ладонь в его. Холодная, почти прозрачная, худая. Видны сплетения вен на запястье и белеющие сухожилия. — Долго еще будешь меня рассматривать?— криво усмехнулась Бет, щёлкнув старой, явно не рабочей, зажигалкой. В тусклом свете сверкнула рельефная резьба на железном ребре. — Очень.       С тяжёлыми вздохом она попыталась пригладить взлохмаченные волосы, но когда изломанные пальцы намертво запутались в медово-русом безобразии, ей пришлось оставит это дело.       Холод подбирался стремительно, обжигая кожу и оседая в складках одежды ледянистой корочкой. Не спасала ни плотная шаль, в которую Бет куталась чуть ли не с головой, ни тонкий казеный плащ противно-зеленого цвета.       Где-то со стороны смотровой башни с догорающим фонарём донесся глухой колокол отбоя. Что ж, пора возвращаться.       Недопитый чай выплеснулся в облетевшие кусты. Марко все равно не стал бы допивать эту горькую дрянь, а Бет, наоборот, доцеживала свой с непрекрытым удовольствием. Странная дама. — Спокойной ночи,— коротко бросил Бодт, спеша покинуть территорию столовой. Из прогретого помещения доносился скрип скамеек и звон посуды. Скоро тут будет куча народу. Надо бы свинтить раньше, чем его заметит Жан и начнёт пилить и без того больную голову.       В ответ донеслось неразборчивое мычание. Шолль отвернулась, будто потеряла разом весь интерес, вернувшись к созерцанию туч. В ушах свистит ветер и ее скомканного прощания совсем не слышно.       Марко спешит в прочь от лавки с облезшей белой краской. Стучит сапогами о мерзлую землю, оставляя Бет в густых сумерках и наступающей грозе...
Примечания:
Если тебе несложно потыкать пальчиками по клавиатуре, то пожалуйста, оставь отзыв)
Я буду знать, что старалась не зря.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты