«Один любит, другой позволяет себя любить»

Слэш
NC-17
Завершён
3
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
8 страниц, 1 часть
Описание:
Маленький сиквел к ориджу "Кто тебе нужен".
Одна ночь из жизни Юлия и Винсента.
Примечания автора:
В принципе, можно читать и как самостоятельную историю.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

Один любит

Юлий плавно двигался, скользил всем собой, ощущая каждой своей клеткой, каждым атомом, каждой нано-частицей распростертое под собой почти неподвижно замершее тело Винсента. Красивое, желанное, совершенное тело. Лий входил настойчиво, до конца, но не причинял боли, лишь даря острое, как клинок, наслаждение. Казалось, он мог вывернуть сам себя наизнанку, только бы его любимому было хорошо в данный момент. Лий касался там, где нужно, проникал под самым удобным и необходимым углом, зная, чувствуя, осязая правильную траекторию, как планета-спутник знает нужную траекторию, чтобы кружить вокруг «планеты-хозяина». Лий громко дышал, изредка, соприкасаясь бедрами о чужие бедра, выстанывал имя, шептал его едва слышно, произносил одними губами, зная, что Винсент не увидит, но все равно не мог удержаться. Сент лежал под ним, запрокинув голову, прикрыв глаза, прикусив влажно блестевшую нижнюю губу, казавшуюся алой от притока крови. Винсент раскинул руки, цепляясь пальцами за простынь, впиваясь в нее ногтями, словно притяжение планеты вот-вот должно было исчезнуть из мира, и он мог улететь в космос, в бесконечное мертвое и темное пространство. Сент не произносил ни слова, не выдыхал протяжно, не стонал от особо глубоких толчков в свое тело. Молчал, глубоко дышал носом, изредка резко приоткрывая губы, чтобы вдохнуть чуть глубже. Светлые, кудрявившиеся волосы Лия, отросшие чуть ниже линии плеч, скользили по щеке Сента, когда Лий ниже склонял голову, словно желая поцеловать того, словно желая слизнуть испарину со смуглой от загара кожи мужа. Лий опустился на локти, позволяя своему телу соприкоснуться с телом Сента не только бедрами, но и грудью. Его голова неловко замерла, уткнувшись во впадинку между шеей и обнаженным плечом Сента, лишь бедра продолжали совершать поступательные движения, входя под все тем же предельно правильным углом. Член Винсента, зажатый между их животами, двигался, терся, исходя смазкой, обжигая кожу Лия, заставляя сокращаться мышцы живота, даря дополнительное ощущение чего-то запредельно приятного. Сент, чьи бедра были широко расставлены, позволяя Лию двигаться между ними, приоткрыл глаза, ощутив, что Лий не смотрит больше в его лицо. Мягкие волнистые пряди щекотали его лицо, но он не убрал их рукой, лишь сдул один особо настырный локон, тут же прикусив губу снова, запирая все звуки, что хотели вырваться на свободу, внутри себя. Его рука перестала сжимать, что есть силы, ткань простыни, потянулась, протиснулась между их животами, обхватила собственный член, делая поступательные движения в такт движениям тела Лия. Сент ощутил, как чуть дернулся тот, приподнимаясь, даря место для маневра рукой. И когда дрожь сотрясла тело Лия, когда тот замер, выбрав для этого момент самого глубокого проникновения, член Сента запульсировал, излившись толчками на ладонь, пачкая их животы. Внутри Сента выплеснулась сперма Лия, хотя тот скорое почувствовал сокращение плоти, чем влажность, заполнившую его нутро.

***

Теперь уже оба они лежали неподвижно. Пока рука Винсента, не та, которой он помогал себе кончить, не взметнулась к плечу Юлия, касаясь подушечками пальцев теплой, чуть влажной от пота кожи. Юлий, ощутив прикосновение, приподнялся, скатываясь с Винсента. Лег рядом на спину, оставляя зазор между их телами, скользя невидящим, почти мутным от недавнего оргазма, взглядом по высокому потолку спальни, расцвеченному огнями ночного города. Казалось, что оба не слышали и не видели пока ничего, позволяя неге от полученного только что удовольствия владеть телами, а ветру, врывавшемуся из приоткрытого окна, остужать их. Спустя пару минут Винсент спросил, так и не пошевелившись: - Ты в порядке? Юлий вздрогнул, выныривая из собственных мыслей. Чуть повернулся в его сторону, заметив испачканную уже подсыхающими белесыми пятнами кожу на животе Винсента. - Да. В порядке, - ответил. И тут же поднялся, чтобы взять влажные салфетки. - Сейчас, - пробормотал он, вытирая пятна со впалого живота Винсента, с трогательной маленькой ямкой пупка, в которую так хотелось нырнуть языком, пощекотать, сделать приятно. Затем аккуратно чуть раздвинул бедра Винсента, промокнул подтекающую сперму из все еще расслабленной припухшей после секса дырки. Взял чистую, осторожно обтер промежность, не сдержавшись, коснулся узкой полоски темных волосков, красиво выбритой на лобке Винсента. Но тут же передвинулся выше, заметив, как дрогнули мышцы, как сжался до этого все еще не опавший член. - Извини, - в голосе не было слышно раскаяния, но тон был искренний, просительный. Винсент чуть повернулся, заметил, как Юлий бросил на него быстрый, изучающий взгляд. Светло-серые глаза Юлия были на редкость внимательными. Ищущими. Ждущими. - Ничего. Оставь. Я чуть позже приму душ. - Хорошо, - согласно кивнул Юлий. Тут же убрал руки подальше. Какое-то время посидел на краю кровати, комкая в ладонях использованные салфетки, пока не догадался выбросить их в мусорное ведро. - Спокойной ночи? - Спокойной. Винсент ответил быстро. Даже чуть кивнул. Но его темные, почти черные глаза смотрели теперь на Юлия настороженно, словно не доверяя пожеланию, словно улавливая в них вопрос. Вопрос, на который у Винсента не было ответа. Вернее, не так. Вопрос, на который у Винсента до сих пор не было правильного ответа. Юлий склонился к уже прохладной щеке Винсента. Коснулся теплыми сухими губами. Привычно мазнул по коже волосами. Встал с кровати, собрал свои брюки и майку с ковра, устилавшего пол. Одеваться не стал. Еще раз кивнул. И вышел за дверь, неслышно ступая босыми ногами по ворсу, заглушающему все звуки. Дверь за ним тихо прикрылась. Щелкнул магнитный замок, надежно отделяя ушедшего Юлия от оставшегося в спальне Винсента. Винсент, полежав еще пару минут, поднялся, морщась от влажности, которая несмотря на старания Юлия, все же скопилась между ягодиц. Он опустил голову, прикрыв горящие щеки руками. Затем резко вскинулся, откидывая челку со лба, позволяя себе рваный выдох, громкий и почти отчаянный. Луна ярко светила, делая мир за окном волшебно-красивым. Но темно-вишневые глаза мужчины не замечали ничего. Перед его мысленным взором до сих пор стояло лицо Юлия. Лицо его мужа, его партнера по бизнесу, его любовника. Лицо человека, который любил Винсента всем сердцем. Лицо человека, которого сам Винсент так и не научился любить.

Другой позволяет

Юлий, выйдя из спальни мужа и дойдя до своей собственной, не стал давать себе времени на раздумья. Еще с утра он договорился о том, что ночь проведет в компании старого друга. И сейчас, когда он в очередной раз выполнил свой супружеский долг… «Господи, как же мерзко даже в мыслях звучит эта идиотская фраза про «супружеский долг», но в данном случае лучше и не скажешь», - мелькнула горькая мысль. Мелькнула и пропала, смываемая водой, когда Лий подставил свое тело под прохладные струи. Затем он выпил кофе. Насладился любимым мятным латте, приготовленным для него заранее экономкой. Высушил волосы. Переоделся в костюм, удобный для ночных развлечений. Написал сообщение Дэли Хилтону, что скоро будет. И сам сел за руль, чтобы не думать. Не вспоминать. Не позволять себе расклеиться окончательно, как это часто бывало в такие вот ночи. «Ночи, когда я всего навсего отдаю свой «супружеский долг» самому любимому, желанному, прекрасному человеку…». Этих ночей Лий ждал. Этих ночей Лий вожделел. И эти же ночи он ненавидел больше всего на свете. Впрочем, он подозревал, что никогда, ни при каких обстоятельствах, ни за какие блага мира он бы не смог отказаться от этих ночей. Не смог бы отказаться от такого покорного, такого красивого, такого бесценного тела собственного мужа, с которым был вместе уже пять лет. И который все эти пять лет ни одного дня, ни одного гребанного часа, ни одного самого мельчайшего мгновения не любил его, Лия. Винсет был умен. У него имелась потрясающая деловая хватка, чутье аналитика и жесткость принимать самые нужные и непростые решения. Он был отличным и выгодным во всех отношениях партнером в их совместном семейном бизнесе. Винсенту безоговорочно доверял даже старший брат Юлия, который считался одним из самых успешных бизнесменов на планете. Винсент был красив. Высокий, но изящный. Стройный до какой-то необычной хрупкости, в то же время не производивший впечатления слабого или женоподобного. Темноволосый, темноглазый, с золотистой от загара, но белоснежной от природы гладкой кожей. С неприлично пухлыми, ярко очерченными губами, постоянно готовыми сложиться в саркастичную, но такую притягательную улыбку. Юлий любил Винсента чуть больше шести лет. Год с небольшим до официальной свадьбы. И уже пять лет состоя с ним в официальном браке. Юлий любил в своем муже все. И трезвый, практичный ум. И темно-вишневый внимательный и все понимающий взгляд. И сарказм, которым Сент щедро одаривал окружающих их людей, но при этом умея делать это так виртуозно, что самому Юлию, дипломату и специалисту по внешним связям, можно было брать уроки. И, конечно же, потрясающее лицо и тело Сента, изученное за годы до самых мелочей. Именно об этом лице, влажных губах, темных глазах, длинной шее, хрупких ключицах, россыпи родинок на груди, маленьких темно-коричневых сосках, тонкой талии, длинных ногах и упругих, округлых, таких притягательных ягодицах с жаркой, сумасшедшее желанной, тугой, несмотря на регулярный секс дыркой, думал он, ведя машину. Хотя… думать о муже он мог всегда. В любой подходящий и не очень момент. Мгновенно заводясь и желая только одного – оказаться рядом с ним. Окунуться, в его взгляд. Обхватить за плечи. Прижаться всем телом. Повалить на любую поверхность. Войти в него. Сделать своим. Пометить всем собой. Кончить внутри. Юлий ехал по шумной автостраде, на которой даже ночью не прекращалось бесконечное движение. Пытался сосредоточиться на предстоящей встрече с Дэли, который уже ждал, прислав ответное сообщение. Хотел выкинуть из головы образ Сента, лежащего еще час назад под ним. Сента, раздвигающего для него, Лия, свои бедра, позволяющего трахать себя, касаться себя, кончать в себя. Чуть не проехав нужный сверток, Лий чертыхнулся про себя, но успел вовремя повернуть. И уже через пятнадцать минут поднимался в лифте в пентхаус, принадлежащий Ли.

***

Друг встретил его лично, словно стоял за дверью, ожидая. А может и, действительно, так и ждал, с него сталось бы. Вгляделся черными внимательными глазами в лицо, поймал улыбку Лия. И не слова не говоря, притянул к себе. Обнял крепко, шумно выдохнул куда-то в район шеи, скользнул ладонью по напряженной спине, помогая расслабить сведенные мышцы. - Ты выглядишь измученным, дорогой. Но уже лучше, чем пару недель назад. Ли отпустил его, но тут же взял за запястье. Провел в гостиную, усадил на диван, протянул бокал с недавно полюбившимся Юлию арманьяком, сам же пригубил свой неизменный яблочный мартини. - Отоспаться сумел. Да и дел несколько поубавилось. Ты же знаешь, до осени будет немного полегче. - Лето всех расслабляет. На Земле всегда так было. И это, я считаю, хорошая традиция. До сих пор хорошая. - Еще бы, - согласно кивнул Юлий, отпивая глоток, перекатывая на языке янтарную жидкость, позволяя рецепторам наслаждаться вкусом. – Сам как? Где Марика? Дэли улыбнулся, отставил на столик бокал, прислонившись плечом к плечу Лия, зная, как тому приятна их близость. - Рика спит. Борется с очередным джетлагом, - так что сегодня мы без нее развлекаемся. – Ты, кстати, придумал, чего хочешь? Лий тоже отставил свой бокал. Обнял одной рукой худощавые плечи Дэли, вдыхая запах его волос и странно успокаиваясь при этом. Словно сжатая пружина внутри вдруг распустилась, перестала давить на все нервные окончания. Захотелось вот так сидеть. Ничего не делать. Думать о приятном. «Например, о Винсенте, оставленном в тишине спальни…». - Не спросишь про него, да? Ли не любил спрашивать про Винсента. Еще с тех времен не любил, когда Винсент носил только семейную фамилию Шелл, без приставки Юревич, добавленную после женитьбы. Нет, он не относился к Сенту плохо. Не ревновал. Не говорил гадостей, как, впрочем, не делал других плохих вещей. Если Лий приезжал в гости с мужем или они пересекались в других местах, Дэли цвел улыбками, общался с Винсентом душевно и был у того на хорошем счету. И Марика, став женой Дэли, относилась к Сенту порой лучше, чем к самому Юлию. Но вот в такие моменты, когда Юлий был один, когда в серых глазах стыла безнадежная влюбленность и не менее безнадежное одиночество и тоска по мужу, Дэли не спрашивал про Винсента. Юлий сам принимал решение о том, говорить о нем или же молчать. Сегодня предпочел говорить. - Сент прилетел вчера ближе к вечеру. Они с Валериэном провернули такую сделку. Еще услышишь в новостях. Глупо было бы тащить его с собой на ночь глядя. Так что он, как и Марика, уже спит, наверное. - С Валериэном? – тускло переспросил Ли, но тут же встряхнулся, поднял голову с плеча друга, куда фактически уже улегся. – Ладно. Я все понял. И если планов у тебя нет, то поехали на концерт. Юлий сделал вид, что не услышал вопроса. Только кивнул, мол да. С кем еще летать Сенту, как не с партнером по бизнесу, с собственным старшим братом Лия, занимающимся уже много лет всеми семейными делами, руководя огромной империей Юревичей, к которым пять лет назад была присоединена часть империи Шеллов. - Надеюсь, не симфонический? – уточнил он, потянувшись за своим напитком. – А то с тебя станется. - В нашем любимом клубе, конечно. Какая-то новая группа. Но будет интересно. Я их уже слушал. - Рику не разбудишь? - Ну… - задумчиво протянул Ли. – Только если ты Сента уговоришь… Юлий залпом допил последний глоток, ощущая, как обжигающе горько становится внутри. От арманьяка ли. Или от чего-то другого. - Давай поедем вдвоем, Ли. Ли поднялся с дивана одним слитным, гибким движением. Тряхнул густыми темными волосами. Протянул руку, заставив Юлия встать. - Давай, - только и ответил он. Дэли не любил говорить о муже друга. Дэли знал одну простую вещь. Знал, скорее даже не вещь, а семейный скелет в шкафу друга. О том, кто любит, а кто позволяет…

Себя любить

Дэли и Юлий отлично провели время. Музыка произвела впечатления на обоих. Несколько часов пролетели незаметно. Оба друга насладились и музыкой, и атмосферой клуба, куда захаживали время от времени еще с университетских времен. Предусмотрительно вызванный шофер должен был без проблем отвести их обратно, позволив расслабиться окончательно, продолжая и в клубе смаковать алкоголь. Когда Лий пересел в свою машину, чтобы водитель теперь уже его довез до городской квартиры, то заметил почти трезвый, но странно застывший взгляд Дэли. Снова вышел, попросив подождать себя. Быстро шагнул к другу, всматриваясь в его лицо. - Ли? Ты как? Проводить до квартиры? Дэли отмер, улыбнулся, покачал головой. - Не стоит. Просто так хорошо провели время. Не отошел еще. - Я бы и подольше там побыл с тобой. Но завтра к обеду надо быть в форме. Жена брата устраивает семейное сборище в честь возвращения. Не пропустишь такое. Ли на это ничего не ответил. Лишь притянул к себе Юлия. Снова чуть погладил по спине, словно не желая отпускать. Но все же выпустил из рук, махнул в сторону машины. - Езжай, Лий. И в следующий раз давайте вчетвером соберемся. Да? - Конечно. Спокойной ночи. - Спокойной. И не было в этом пожелании ничего, кроме огромной любви и дружеского участия, что испытывал друг детства к нему. Так почему же в ушах Лия всю дорогу звучал другой голос, желающий ему «Спокойной» ночи? Желающий так спокойно и отстраненно, так равнодушно и в то же время подчеркнуто ласково.

***

Лий, добравшийся до квартиры, переоделся. Выпил стакан воды, еле сдержавшись от еще одной чашки латте. Посмотрел в окно на раскинувшийся внизу город. Но так и не заставил себя пойти спать в свою спальню, прекрасно осознавая, как тяжко ему будет завтра на семейном торжестве, не выспавшемуся, с тяжелой головой. Вместо этого он застыл у двери в спальню Сента. Замер, положив руку на прохладную ручку. Не услышал ничего, кроме тишины. И мог бы поклясться себе, что ручка сама повернулась, впуская его в полумрак чужой комнаты. Свет был выключен. Шторы задернуты, тихонько колыхаясь от сквозняка, идущего от все еще приоткрытого им самим в начале вечера окна. Винсент же спал. Как всегда на левой половине огромной кровати. Как всегда, словно рядом лежал еще кто-то, привыкший спать справа. И в глубине души Юлий догадывался, откуда у мужа взялась привычка спать строго на левой половине кровати. В самой что ни на есть вязкой, темной и опасной глубине души. Он долго стоял посреди просторной спальни. Чужой спальни. Спальни, где всегда один спал его муж. Его самый любимый человек на этом свете. Красивое лицо Юлия исказилось на миг в гримасе, словно он попытался сдержать рвущийся изнутри то ли стон, то ли плач, то ли громкий крик. Но он не издал ни звука. А потом, когда почувствовал себя безумно уставшим, измученным, израненным, Юлий сделал несколько шагов. Обошел кровать. И аккуратно прилег на правую половину рядом с так и не пошевелившимся мужем. Чуть потянув рукой, он накинул на себя часть легкого одеяла, укрывавшего Сента. После чего его рука опять же сама собой легла на плечо Винсента, ощущая теплую со сна кожу. Глаза, уставшие вглядываться в любимые расслабленные черты, сами собой закрылись. Юлий уснул, так и не убрав руку с плеча Винсента, словно даже во сне не имея сил оторваться от любимого человека. От человека, которого любил всем сердцем. Всем собой. Всей своей сущностью. От человека, который позволял ему себя любить. Потому что «один любит, а другой позволяет себя любить»… Потому что эта аксиома в жизни Юлия и Винсента не требовала доказательств. Ни разу за все годы со дня их знакомства. Но даже от такого украденного жеста Юлий во сне был счастлив. Он был тем, кто любит. И это значило для него все. Все. И немного больше. Винсент тихо спал рядом. Винсент позволял руке касаться его, одеялу укрывать уставшего мужа от прохладного ветерка. Винсент позволял себя любить. Короткая летняя ночь окутала их двоих уже светлеющей на востоке темнотой. Тишина перестала быть напряженной. В спальне было просто тихо, просто сумрачно, просто хорошо.

(Not) The End.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Ориджиналы"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты