Стабильность

Слэш
NC-17
Завершён
328
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
О том, как не дающие жить проблемы решаются
Посвящение:
Минхо говорит мяу (классный ник, кстати)
Она попросила меня омегаверс по минсонам, и я его мусолила четыре месяца (ужас какой) прежде, чем написала;)
Но это же омегаверс по минсонам. Что может быть более необходимым?<3
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
328 Нравится 23 Отзывы 76 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Джисон услышал, как перестал работать в гостиной телевизор. Щелкнул выключатель света. Он замер, когда чужие шаги раздались в спальне, и сильнее уткнулся лицом в подушку. Настроение все еще было паршивым, хотелось наесться сухих хлопьев и позвонить Чану, закатавшись в одеяло, как в кокон. Сзади послышался шорох — Минхо снимал футболку и шорты. В последнее время на улице было жарко и душно, а ночью становилось совсем нестерпимо, поэтому приходилось спать в нижнем белье. Джисон напряженно слушал, как тот складывает одежду, чтобы потом забраться на кровать. Он закусил губу, когда покрытый легкой испариной лоб вжался между его лопаток. — Прости, — прошептал Минхо, и у Джисона дрогнуло сердце. Они поругались где-то два часа назад. Хотя произошедшие попытки Джисона доказать, что Минхо, в последнее время угрюмый и дерганый, может довериться ему в чем бы то ни было, и такие же тихие попытки того уйти от разговора вряд ли можно было назвать руганью. Минхо с Джисоном, вообще, довольно редко ссорились, не считая легких подначек, и их ссоры всегда основывались на одной теме — самом больном месте Минхо. В этот раз виноват был Минхо, и он, очевидно, признавал это. Они жили вместе почти шесть лет, со старшей школы. Им оставалось только пожениться, чтобы официально закрепить брак. Пусть единственное, что их объединяло в школе — это дружеское раздражение друг к другу, со временем пришло осознание — раздражение было основано на низкой совместимости их сущностей и боязни пойти на сближение. Джисон никогда не огрызался в ответ, если Минхо не начинал его цеплять. И когда Минхо вдруг протянул к нему обе руки в беззащитном жесте, Джисон схватился за них обеими своими с твердой уверенностью, что больше никогда не отпустит. Мама Джисона приняла Минхо, несмотря на то, что тот был бетой, и полюбила его. Однако она становилась грустной каждый раз, как рассматривала фотографии маленьких сыновей и дочерей своих знакомых. У Минхо и Джисона не могло быть детей — два процента от возможности зачать ребенка были слишком малы. Минхо всегда игнорировал окружающих, если те пытались осмеять его по этому поводу. Но однажды он пришел домой, заперся в ванной и включил воду, не отвечая скребущемуся в дверь Джисону. Джисон ждал до тех пор, пока замок не щелкнул — вид чужих покрасневших глаз, заставил грудь разорваться от боли. Джисон понимал, что бета и омега не совместимы в плане традиционного построения семейной жизни, но он был готов принять все последствия, если бы это значило быть с Минхо, с любовью всей его жизни. Единственное, что омрачало их будущее — боль Минхо, которая даже со временем не становилась легче. Минхо винил во всем себя. Хотя он не показывал этого, их друзья, родители и Джисон видели, как ему плохо от мысли, что с ним Джисон будет неполноценным. — За что ты так со мной? — промычал Джисон, оторвавшись от подушки, чтобы глотнуть воздуха. Он почувствовал, как защипало в глазах. Минхо прижался к нему плотнее. У Джисона был повод спрашивать о таком. Он был довольно чувствительным человеком, поэтому сильно переживал, когда Минхо уходил в себя или пытался шагнуть назад в пространстве их отношений. Такое происходило время от времени, будто тот пытался дать Джисону видимую свободу и показать, чего он лишается, находясь рядом с ним. Джисон же никогда не чувствовал себя так, будто его лишили чего-то. Рядом с Минхо он был по-настоящему счастливым. В этот раз все было хуже — Минхо очевидно мучило плохое самочувствие, эмоциональное или физическое, но он не подпускал Джисона близко. Он слонялся по квартире с побитым видом, его стали мучать кошмары. Однако Джисон, просыпаясь по ночам от чужих болезненных стонов, не находил ни внешних проявлений болезней, ни странных таблеток. Поэтому списывал все на изменившееся к нему отношение, что по ощущениям было сродни стесанным об асфальт коленям. — Ты хочешь расстаться? — тихо обронил Джисон, и его шепот в темноте спальни прозвучал, как свист летящей в живот стрелы. Он услышал, как Минхо издал судорожный, удивленный звук, а в следующую секунду оказался вжатым спиной в матрас. Минхо держал его лицо в своих руках, и его пальцы дрожали — Джисон, зажмурившийся от неожиданности, распахнул глаза. — Конечно, нет, о чем ты говоришь? — Минхо качал головой, проводя по его щекам пальцами. От него исходил приятный жар и впечатление твердости, заботы, надежности. Сейчас он был так близко, что можно было различить все черты его лица, даже несмотря на сумрак в комнате. Он выглядел очень уставшим, будто никак не мог вернуть утраченные силы. По виску текла капля пота, и Джисон поднял руку, чтобы подцепить ее большим пальцем. Каждый раз, смотря в глаза Минхо, он забывал о том, что могут существовать какие-либо проблемы. — Хорошо, — кивнул он, расслабляясь под успокаивающей тяжестью чужого тела. Лежать под Минхо было уютно. Тот наклонился, чтобы коснуться его губ в переполненном нежностью касании. Джисон опустил ладони на его спину, проводя ими вниз и вверх. Знакомое внутреннее тепло разливалось по телу от точки соприкосновения их губ. Поцелуй стал немного напористее, и Джисон горячо выдохнул, когда Минхо куснул его за язык. Тот отстранился, и его поплывший взгляд заставил замереть. Джисон гладил его спину, ощущая возникшую от обычного поцелуя эрекцию, упирающуюся ему в бедро, и какое-то подозрительное чувство терзало его внутри. Он внимательно всмотрелся в Минхо. — Хен? — позвал он, согнув ногу, чтобы потереть ею чужой член через нижнее белье. Минхо крупно задрожал, упав лицом ему в плечо, и замер всем телом. — Хен, ты чего? Вероятно, волнение в его голосе заставило Минхо скатиться набок и слабо улыбнуться. Джисон тоже повернулся к нему, вкладывая свою руку в протянутую ладонь. — Прости, — извинение было неуместным, и это заставило Джисона задумчиво прикрыть глаза. Минхо никогда не был любителем извиняться. Тот поднял его руку, поцеловав каждый палец, а потом придвинулся и чмокнул в губы. — Все хорошо. Джисон посмотрел на него с подозрением, заставив слегка занервничать, и рассмеялся от того, как забегали чужие глаза. — Хорошо, — сказал он, возвращая чужой поцелуй. Он был готов подождать. — Скажешь, когда будешь готов. Он повернулся к нему спиной, с наслаждением передернувшись, когда тот придвинул его ближе, впечатав в свою грудь. Минхо согнул колени, коснувшись задней стороны бедер Джисона, и они совпали, как узоры на их новом геометрическом ковре. Джисон всегда удивлялся тому, насколько Минхо подходит ему, его друзья даже не выдвинули претензии к тому, что он встречается с бетой, когда увидели их вместе. Эта связь была сильна, намного сильнее, чем различие их полов, и ее признали окружающие. Легкое дыхание в затылок убаюкивало его, и вскоре он провалился в сон. ** На улице было дождливо. Джисон спрятался под навесом кафе, до которого смог добежать от здания компании, и попытался мокрыми пальцами вызвать такси. Было около девяти часов вечера. Его парни сегодня хорошо потрудились, но закончили они разбор планов на следующий месяц довольно поздно. Джисон надеялся, что Минхо не будет снова ворчать на него из-за того, что он перерабатывает. Он вызвал такси, окинув взглядом террасу кафе, и уселся за ближайший пустой столик. Сообщений от Минхо не было, и Джисон нажал на кнопку вызова. Гудки все шли и шли, пока женский голос не попросил оставить послание на автоответчике. Джисон нахмурился, сбрасывая звонок. Минхо со стопроцентной вероятностью должен был находиться дома, и, учитывая, насколько отвратительная мелодия стояла у него на телефоне, не мог ее не услышать. Джисон постучал пальцами свободной руки по столу, смотря на аватарку контакта, где Минхо поднимал его в воздух, и они с улыбками смотрели друг другу в глаза, а потом зашел в общий список контактов, выбрав Хенджина. Тот был братом Минхо, и они к тому же работали вместе. — Алло, Джи? — послышалось спустя секунду. Порывы ветра попадали в динамик — Хенджин шел по улице. — Привет, вы с Минхо уже закончили? — поинтересовался Джисон. Он увидел, что его такси подъехало, вставая. На том конце повисла пауза, и он слушал только механические шорохи, пока бежал к машине. Молчание затягивалось. — Что, — как-то странно отреагировал Хенджин. Он выдержал еще одну паузу, прежде чем спросить, — Хо тебе не сказал? Джисон начал злиться. Его всегда бесила в Хенджине любовь тянуть кота за яйца. Он повел плечом от холода, поднимавшегося от мокрых брюк к груди, и раздраженно выдохнул. — Что он мне не сказал? — потребовал ответа Джисон, игнорируя взгляды таксиста через окно заднего вида. — Он позвонил мне утром и сказал, что заболел, — медленно проговорил Хенджин. Он звучал задумчиво и любопытно — если Минхо не сообщил нечто настолько обыденное Джисону, значит, случилось что-то необычное. Джисон и сам это чувствовал. — Понятно. Ладно, — выдохнул Джисон. — Я сейчас домой. — Хорошо, звони, если что, Джи, — они попрощались, и Хенджин отключился. В квартире было тихо и темно. Джисон раздевался, прислушиваясь, и никак не мог понять, что же его так настораживает. Казалось, во всей квартире висела напряженная атмосфера. Он оставил вещи в коридоре, тихо ступая в сторону спальни и заглядывая по пути во все комнаты. На кухне стоял стакан с водой, в гостиной лежал плед, перекрученный и скинутый на пол. Ничего странного. Дверь в спальню была закрыта, и Джисон даже остановился. Они никогда ее не закрывали, поэтому он хмыкнул, обнаружив, что забыл, как она выглядит в закрытом состоянии. Он подошел, постучав в нее. — Хен? — позвал он. Раньше, когда Минхо болел, он, как и сейчас, неосознанно держался ото всех подальше. Джисон понемногу успокаивался, оставаясь в напряжении только из-за дергавших его переживаний. Судя по закрытой двери, Минхо было очень плохо. В ответ раздалась тишина. Вскоре пол зашуршал стремительными шагами, и ручка начала медленно поворачиваться, пока дверь не приоткрылась. А Джисон… Джисон, подстегнутый каким-то животным инстинктом, начал отступать назад. Их коридор был нешироким, позади него располагалась только стена. В темном проеме мелькнул силуэт с горящими красными глазами, а потом резкий рывок заставил Джисона вскрикнуть от того, с какой огромной мощью его вжало в стену. Минхо вжал его в стену своим разгоряченным телом, подхватив на руки так, будто Джисон ничего не весил. — Джи, — раздалось низкое рычание, и Джисон недоуменно уставился в противоположную стену, чувствуя, как тот водит приоткрытыми губами по его шее. Тело онемело, а в уши словно понапихали ваты — с запозданием Джисона окутал запах. Густой, тяжелый, такой плотный, что ощущался в легких туманом. Он задрожал, обнимая Минхо руками и ногами, вдыхая его запах частыми вздохами, небольшими глотками. Минхо заурчал, когда Джисон притерся к нему всем телом, и вдруг укусил в нежное местечко за ухом — Джисона выгнуло и выкрутило. Его анус сжался, а потом начал вырабатывать смазку так обильно, что та в миг пропитала и трусы, и брюки. В паху пылало, перед глазами все плыло от наслаждения и близости Минхо, но в горле застряло ругательство. У него ведь сейчас даже не было течки. Он застонал от чужой тупости. — Идиот, — хныкнул он, когда руки Минхо переместились с его бедер на задницу, сжимая ее с явным наслаждением. Минхо водил носом по линии его челюсти, глубоко вдыхая запах, но на обзывательство отстранился, приподнимая брови. — Ты мог бы просто сказать мне. Смена сущности не была редким явлением, но если это касалось перехода в альфу, то тело бесилось и болело. Рядом с омегой, наверное, подобное ощущалось вообще адом. — Не мог, потому что это слишком, — хрипло возразил Минхо. Он поцеловал Джисона в подбородок, но по тому, как была напряжена его шея, было видно, насколько сильно он сдерживается, чтобы прямо сейчас не содрать с Джисона брюки с нижним бельем и не засадить в него член одним рывком. — Слишком необычно и ярко. Гормональный переход ощущается ужасно, будто ломает все тело. И еще постоянно хочется трахаться, — он подкинул бедра вверх, смещая Джисона так, чтобы тот почувствовал его горячий стояк через несколько слоев одежды. Тот задохнулся, зажмурившись и плотнее сжав его бедрами. Минхо насмешливо следил за сменой чужих эмоций, а потом наклонился, выдыхая в ухо, жарко, до судороги, и прошептал: — Как только увидел появившийся узел, сразу представил, как ты принимаешь его, крича от удовольствия, и всю неделю дрочил до стертой на руках кожи. Джисон не смог удержать всхлип, который вырвался из горла вместе с дрожью, охватившей все тело. Он все дрожал и дрожал, пока Минхо нес его в спальню и раздевал. Выдержке Минхо можно было позавидовать. Он был охренительно напряжен, но его движения были плавными, размеренными. Ему явно хотелось насладиться этим состоянием перед первой вязкой с Джисоном. Джисон дышал поверхностно, вцепившись в покрывало обеими руками. Когда Минхо потянул домашние штаны вниз, открывая сначала темную головку, испачканную смазкой, а потом уплотненное основание члена, он свел колени, мучительно переживая спазмы внизу живота, от которых по простыне расползалось мокрое пятно. Смазки было слишком много — когда Минхо был бетой, Джисон тек вполовину меньше. Минхо забрался на кровать, положив ладони на сведенные колени Джисона и предвкушающе оскалившись. Он сверкнул удлиненными клыками, напоминая, что Джисон будет ходить до конца жизни с его меткой, и тот поддался давлению чужих ладоней, широко разводя ноги. — Мой сладкий, — проворковал Минхо с нахальной усмешкой, зарываясь носом в его задницу, и Джисон почувствовал, как краснеет не только лицом, но и шеей. Он закусил губу от стыда, когда услышал, как глубоко тот вдыхает. Когда язык осторожно коснулся его дырочки, он замер, а потом выгнулся и закричал — Минхо ввинтился внутрь на всю длину. Он и раньше так делал, но никогда с такой жадностью и самоотдачей. Он вылизывал потеки на бедрах Джисона, пока тот метался по постели, то запрокидывая голову, то сжимая чужие волосы обеими руками и загипнотизированно смотря прямо в потемневшие карие глаза. Минхо удерживал его за бедра, не давая вертеться. Он поцеловал теперь расслабленный и немного раскрытый проход, поднимаясь выше, чтобы сначала вобрать в рот яйца, потом широко провести языком по стволу и засосать головку. Джисон весь напрягся, сдерживая подкрадывающийся оргазм, и Минхо резко отстранился, рывком переворачивая его на живот. Он вздернул чужие бедра, замерев на мгновение. Джисон уткнулся в матрас лицом и чувствовал ласкающий вход взгляд, полыхая ушами. Он прогнулся сильнее, когда к заднему проходу прижался член Минхо, задержав дыхание. Широкие ладони прошлись по ребрам и позвоночнику, обхватили талию. Минхо потер пальцами распаренную кожу с двумя маленькими родинками, а потом толкнулся, не резко, но сильно и сразу до узла, удерживая шатнувшегося навстречу Джисона, который взвыл в подушку, когда ему не дали возможности принять узел. Минхо наклонился, рассмеявшись ему в плечо, а потом вдруг начал двигаться, как будто враз растеряв все свое терпение. Он вбивался беспорядочно, постоянно сбиваясь с ритма, тянул Джисона на себя так сильно, что тот чувствовал легкую боль от впившихся в кожу пальцев, но все равно подавался бедрами назад, снова и снова. Член Минхо великолепно натирал его внутренние стенки, постоянно толкаясь в простату, и перед глазами Джисона все расплывалось — так ему было хорошо. Он почувствовал поцелуй в заднюю часть шеи, а потом зубы прихватили там кожу, и клыки впились, оставляя метку. Тело прострелило теплое чувство, от которого волосы на руках и ногах встали дыбом. Через мгновение Минхо приковал руками его бедра к кровати и с усилием толкнулся бедрами, больше не пытаясь остановиться. Джисон забился в конвульсиях, когда узел начал расти, и кончил, потеряв себя в собственном оргазме, потеряв все свои прежние ощущение и зная только, что Минхо рядом. Тот низко простонал на ухо, словно не мог вынести обрушившихся на него ощущений, и крепко обнял, содрогаясь. Джисон прислушивался к своему телу, к необычному состоянию блаженства, в которое был погружен благодаря их сцепке, которая у пары с меткой предполагала еще и душевную связь. Сущность омеги внутри дремала, сытая и довольная до такой степени, что сам Джисон не мог перестать улыбаться. Минхо перевернул их вместе на бок, и перекинул руку через Джисона, касаясь ладонью чужого живота. Джисон хмыкнул, накрыв его ладонь своей, и повернул голову. Задняя сторона шеи горела, но боль была скорее согревающей. Минхо смотрел на него с обожанием, улыбаясь уголками губ. Он потянулся, чтобы нежно поцеловать Джисона, и тот так же неспешно ответил на поцелуй. — Вау, — сказал Минхо, когда они прекратили целоваться. Он прикрыл глаза, будто пытался уловить все изменения, все произошедшее сразу, и вновь посмотрел на Джисона, рассмеявшись. — Вау, — повторил он. — Как многословно, — поддел его Джисон, но тот лишь зарылся носом ему в волосы и счастливо улыбнулся. Он погладил чужую ладонь на своем животе. — Теперь я меченный. А ты альфа, — сказал он. Вздохнул, укладываясь удобнее, и закрыл глаза. Через минуту Минхо потряс его. — Ты что, спать собрался? — спросил он, переплетя их пальцы, и Джисон согласно выдохнул. — Слишком много потрясений для одного дня, — ответил он, ежась и тут же чувствуя, как на него натягивают одеяло. Только несползающая улыбка удерживала его тело от того, чтобы провалиться в сон. — Завтра выходной. Минхо замер, и Джисон еле как терпел, пытаясь не рассмеяться. — Хорошо, малыш, спи, — согласно хмыкнул Минхо, чмокнув в плечо. Он улегся, поерзав. — Потому что завтра кто-то не даст тебе поспать. — Ой, заткнись, — засмеялся Джисон. Эта фраза была стара как мир. Минхо стал альфой, и их жизнь как будто изменилась, но было чувство, что не изменилось ничего. Любовь осталась прежней — все-таки, какая-то сущность не была главной причиной, почему они собирались оставаться друг с другом бок о бок всю жизнь. Джисон всегда был его — Минхо понял эту простую вещь только сейчас — не важно, был ли он рядом с бетой, либо рядом с альфой. Минхо коснулся губами своей метки, вслушиваясь в мирное дыхание Джисона. Вот теперь все было хорошо.
Примечания:
Скажите мне, пожалуйста, вам нравится, когда я выставляю в шапке метки касательно содержания порно моментов, или вам больше нравится интрига?

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Stray Kids"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты