День, когда...

Xiao Zhan, Wang Yibo, Ji Li, Yu Bin (кроссовер)
Слэш
NC-17
Завершён
265
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
71 страница, 13 частей
Описание:
о ненависти, о любви, о страданиях и снова о любви.
Посвящение:
всем тем, кто читает и комментирует.
Примечания автора:
В работе Сяо Чжаню исполняется 24 года, а Ван Ибо - 31 год.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
265 Нравится 110 Отзывы 92 В сборник Скачать

the day we lost each other

Настройки текста
Примечания:
the day we lost each other - день, когда мы потеряли друг друга
      Пока Ван Ибо решает проблемы филиала DayToy в Южной Корее, Сяо Чжань, полностью свободный от учебы, впадает в апатию из-за ничегонеделанья. Надвигающееся лето дурманит своей душной погодой, и к пониженному настроению добавляется еще и постоянная усталость. Ибо звонит редко, говорит, что много работы, но обещает в свободный день провести Чжаню виртуальную экскурсию по Сеулу, и тот с улыбкой кивает.       Первая неделя разлуки проходит непросто. Сяо Чжань хочет адаптироваться от тотального одиночества, зовет друзей потусоваться, но и Цзи Ли, и Юй Бинь оказываются заняты. Один уезжает с родителями в путешествие, а второй стажируется в магазине спорттоваров. Когда Ван Ибо не звонит очередным вечером, и Чжань не знает, чем ему еще можно заняться, то чисто ради интереса заходит на сайт по поиску работы и лениво листает ленту предложений. Его персоне не подходит ничего, кроме как вакансия официанта в небольшой кофейне, и Сяо Чжань решает хотя бы попробовать пройти собеседование. Не то, чтобы работа – это то, чем он хотел бы заниматься летом, но все же деньги никогда не бывают лишними, а в его семье так тем более.       На следующий день Чжань звонит по указанному в объявлении номеру, кратко диктует информацию о себе и, закусив губу, ждет итогового решения мужчины по ту сторону. Тот сначала задумчиво мычит, а затем назначает собеседование на пять вечера, и Сяо Чжань облегченно выдыхает – его кандидатурой все же заинтересовались.       Ван Ибо не звонит целый день, не отвечает на сообщения и даже ничего не публикует на официальном аккаунте, вызывая у Сяо Чжаня волнение. Он хочет поделиться новостью о работе, хочет услышать слова поддержки, но Ибо нет ни рядом, ни даже в экране телефона, и это немного портит настрой, ведь Чжань безумно скучает.       В кофейню его все-таки берут, в тот же день объясняют обязанности и проводят небольшую экскурсию, а еще Сяо Чжань знакомится с персоналом, и все работники кажутся ему очень добрыми. Это место вообще напоминает что-то теплое, уютное и комфортное, и Чжань, фанатеющий от подобного, впервые за несколько дней ощущает себя хорошо.       Ибо звонит поздним вечером, когда Сяо Чжань уже готовится ко сну. Он устало смотрит в экран и трет переносицу, а еще, кажется, пьет что-то алкогольное, и Чжань начинает переживать за его состояние сильнее. Ван Ибо всегда отдается работе без остатка и со временем становится похожим лишь на жалкое подобие здорового человека. — Бо, тебе нужно отдохнуть, - выдыхает Сяо Чжань, кутаясь в одеяло; ему холодно от чужого взгляда. — Мне нужно, - отвечает мужчина и морщится, когда в комнате вдруг загорается свет. Так Чжаню становится виднее глубокие мешки под чужими глазами и впалые щеки. Ибо выглядит так, словно он не спал и не ел несколько дней, и Сяо Чжань рефлекторно тянется вперед, чтобы коснуться его, но экран телефона не дает этого сделать. — Выйди отсюда, я не хочу тебя видеть, - со злостью выдает Ибо, и Чжань вздрагивает; на самом деле, это привычный образ директора, но младший уже отвык от такого его отношения, пусть и к другим людям. — Кто там? – спрашивает Сяо Чжань, и Ван Ибо мотает головой. — Может, ляжешь спать? Выглядишь измотанным. — Устал. — Ибо, ты не обязан мне звонить каждый день, если что. Я буду счастлив, если ты начнешь беречь себя, хорошо? Ложись спать и больше не пей, прошу тебя. — Сяо Чжань, - выдыхает мужчина и шумно сглатывает. — Обещаю, что бы не случилось, я всегда буду любить тебя. Всегда. Все, мне пора идти.       Он отключается, и перед Чжанем выскакивает окно с их перепиской. Ибо странный, и теперь это вызывает не только волнение, но еще и страх. Что это еще за «что бы не случилось»? Почему мужчина вновь что-то скрывает?       Сяо Чжань пишет ему смс о том, что нашел работу, отправляет эмодзи с сердечками и поцелуями и желает сладких снов. Ибо отвечает только на следующее утро голосовым сообщением и хриплым ото сна голосом произносит: «Я очень горжусь своим мальчиком»; Чжань ходит счастливый целый день.       Работа в кофейне идет неплохими темпами. Сяо Чжань учится варить американо, эспрессо и капучино, знакомится с молодым парнем – его коллегой и получает свои первые чаевые. Ему нравится эта работа, а еще нравится улыбаться посетителям, желать им хорошего дня и видеть улыбку в ответ.       С Ван Ибо у них вновь все хорошо. Мужчина выполняет обещание и спит не по четыре часа в сутки, как раньше, а по полноценные восемь, убирает алкоголь в бар и питается, по возможности, три раза в день. Сяо Чжань называет его малышом, счастливо улыбается, а на чужую фразу «Я больше похож на папочку!» закатывает глаза. Они разговаривают каждый день в течение трех недель, и Чжань чувствует себя самым счастливым и влюбленным человеком в мире.       К концу месяца Ван Ибо проводит для него обещанную экскурсию по Сеулу, и Сяо Чжань, восхищенно охая на каждую достопримечательность, слышит от мужчины: «Когда-нибудь я привезу тебя сюда, обещаю». На его лице вмиг расцветает счастливая улыбка от предвкушения будущих дней, когда они смогут побыть только вдвоем там, где их никто не знает, и где до них никому нет дела. — Месяц подходит к концу, - начинает Чжань. — Когда ты вернешься домой? — Кстати говоря, об этом. Я как раз хотел тебе сказать, что... что мне придется задержаться еще ненадолго. Прости, малыш. — Еще ненадолго? – грустно вздыхает Сяо Чжань и опускает глаза вниз. — Я так скучаю по тебе, Бо. Не могу уже. — Я тоже скучаю, тоже. Пожалуйста, потерпим еще немного, хорошо? — Хорошо.       Следующий день проходит как в тумане. Сяо Чжань не спал практически всю ночь и теперь на работе портит буквально все, к чему прикасается – делает горький американо вместо сладкого капучино, роняет поднос с пирожными и, по итогу, уходит со смены раньше привычного, подставляя этим своего коллегу. Он шепчет ему: «Прости», и тот с улыбкой кивает, будто бы понимая, в чем дело. Но это вовсе не так, даже сам Чжань плохо понимает собственное тело, которое сегодня словно и не его вовсе. И это резкое отчаяние, навалившееся на него так внезапно, окончательно выбивает из колеи.       По дороге домой он звонит Ван Ибо, но в ответ слышит лишь автоответчик. Это расстраивает, ведь Сяо Чжаню сейчас особенно нужна поддержка – он раскис и снова все похерил. Ибо появляется в сети через несколько минут, но не звонит и ничего не пишет, хотя «пропущенный» на его телефоне по-любому есть. Чжань звонит ему снова и, к счастью, получает ответ. — Я занят, - говорит Ван Ибо, и Сяо Чжань всхлипывает. — Что-то случилось?       Мужчина говорит что-то по-корейски, и Чжань слышит в трубке глухие шаги, видимо, Ибо вышел. От того, что он отрывает его от важной работы, к горлу подступает еще и чувство вины. Неприятно душит. — Сяо Чжань, что случилось? Ты плачешь? – тихо, почти шепотом, спрашивает Ван Ибо, и Чжань поджимает губы. — Прости. Я сегодня сам не свой после того, как ты сказал, что не приедешь. Прости, Ибо, что отвлекаю тебя от работы. — Уф... – вздыхает мужчина, и дальше Сяо Чжань слышит тишину. — Бо, я... я сегодня так облажался на работе, что меня даже выгнали домой пораньше. Надеюсь, у тебя все хорошо? – выдохнув, спрашивает парень и заворачивает в свой двор. Домой не хочется совершенно. — Все, мм, нормально, да. А ты скорее доберись до дома и отдыхай. Я переживаю за тебя. — Да... да... Ладно, Ибо, не буду отвлекать тебя от работы, извини. Пока.       Сяо Чжань сбрасывает звонок, выключает телефон и пинает лежащий под ногами камень. Ибо снова холоден, его тон снова такой безразличный, что от этого больно. Только вот Чжань еще не знает, что мужчине больнее вдвойне – его несколько минут назад заставили сделать ужасный выбор – либо брак с дочерью партнера отца, либо испорченная жизнь Сяо Чжаня и всей его семьи; а Ван Ибо всегда ставит на первое место благополучие тех, кого он любит.       Перед самым своим подъездом Чжань замечает припаркованный черный Porsche Panamera и удивляется – он и подумать не мог, что хоть кто-то из его соседей может позволить себе подобный автомобиль. Оказывается, такие все же есть, только вот территорию выбрали неудачную – мужчина с третьего этажа, чье парковочное место заняли, явно будет не в восторге.       Сяо Чжань поднимается по лестнице, кусает губы от какого-то странного волнения и мотает головой, стараясь избавиться от ненужных, раздражающих его, мыслей. В квартире, у самой двери, в ряд стоят несколько пар чужой обуви – женские туфли и лакированные мужские ботинки; Чжань нервно сглатывает. — Мам? — Сяо Чжань, иди на кухню. Я здесь.       Он следует на кухню, щелкает пальцами и замирает на пороге – за столом, рядом с его матерью, сидит мать Ибо, а у окна стоят двое мужчин в классических черных костюмах, и по их взглядам Сяо Чжань предполагает, что это телохранители. — Добрый вечер, Сяо Чжань, - произносит женщина, и Чжань сглатывает, переводя взгляд на мать. У той в глазах стоят слезы, а в руках сжат платок, и выглядит она так, словно только что узнала кое-что очень-очень ужасное. Сяо Чжань боится даже думать о том, что ей наговорили. — Присаживайся. — Здравствуйте, - отвечает парень и садится на свободный стул. Он смотрит на мать Ван Ибо в ожидании, хмурится, когда та очень гадко и подло улыбается, и сжимает под столом кулаки. — Зачем Вы здесь? — Сяо Чжань, Сяо Чжань... видишь ли, в чем дело. Мой сын – Ван Ибо, вы уже знакомы. Так вот, мой сын попросил передать тебе, что он женится. Я прекрасно знаю про ваши с ним отношения, Сяо Чжань, твои родители теперь тоже, и мы с твоей мамой подумали, что будет лучше, если ты оставишь Ибо в покое. Он просто тобой пользовался... — Что за бред?! — Сяо Чжань! – вскрикивает его мать, и Чжань видит на ее щеках слезы. — Замолчи! — В Корее у Ибо есть невеста, и вот, почему он все еще не вернулся домой. Сяо Чжань, если тебе правда дорог Ибо – оставь его, дай ему возможность быть счастливым с той, кого ему не придется вечно прятать. Ваши отношения изначально обречены на провал.       Сяо Чжань чувствует, как по его щеке катится слеза. Он смотрит на мать Ван Ибо, стискивает зубы и молчит, хотя его сердце просто кричит от боли. Поверить в то, что Ибо его не любит не так уж и сложно, но Чжань все равно не верит, равно как и в то, что мужчина по собственной воле собрался жениться. — Бедный ты мальчишка, Сяо Чжань, - слишком наигранно вздыхает женщина и поднимается с места, указывая телохранителям на выход. — Надеюсь, ты все уяснил. Вам ведь не нужны проблемы, так? Доброй ночи.       Дверь за незваными гостями захлопывается, и Чжань несколько минут сидит со своей матерью в тишине, пока та не произносит: «Позорище». Она бросает чашки в раковину, всхлипывает и уходит из кухни, оставляя сына в одиночестве. Сяо Чжань хотел бы, чтобы та наоборот осталась рядом, поддержала и избавила от кошмаров, как делала это в детстве, но такого не происходит. Желания есть абсолютно нет. Он моет грязную посуду, идет в душ и, сев на холодное дно ванны, плачет, потому что сил терпеть больше нет. Это не сравнимо с той болью, что Сяо Чжань перенес, когда увидел Ян Минчжу за изменой, это ощущается гораздо сильнее, потому что чувства, которые он испытывает по отношению к Ибо, намного крепче.       Душ немного успокаивает, и Чжань решает, что хочет услышать всю правду от Ван Ибо лично, а не через его мать, которая, якобы, передает слова сына. Если бы мужчина и правда собрался жениться, то что помешало бы ему рассказать об этом самостоятельно? Сяо Чжань бы понял, а если и нет, то однозначно попытался бы понять.       Мать ждет его у двери и, как только Чжань выходит из душа, вздыхает. — Твой отец возвращается завтра, - произносит женщина и даже не смотрит на сына. — Он в курсе? Про Ван И... — Да.       Сяо Чжань прикрывает глаза и единственное, что ему хочется сделать, помимо того, чтобы увидеть Ибо – это сбежать. Далеко и надолго. Туда, где не найдут. Затеряться в мире и остаться лишь чьим-то воспоминанием.       На звонки Ван Ибо не отвечает, на сообщения – тоже, и его статус «в сети» делает только больнее. Чжань пишет ему, не переставая, стирает ладонью непрекращающийся поток слез и звонит еще раз, и еще, и еще. Он пытается до тех пор, пока Ибо не вносит его в черный список, абсолютно прерывая всякие попытки добиться его внимания. Сяо Чжаню больно, и единственный человек, способный эту боль залечить, только что надавил на рану, вызывая страдальческий крик. Он действительно кричит в подушку, задыхается и сжимает в ладонях одеяло. Засыпает он вновь только под утро.       Идти на работу не хочется совершенно, сил встать с кровати нет, но приходится, потому что встречаться с отцом не хочется еще сильнее. Сяо Чжань смотрит на свое отражение в зеркале с ужасом – опухший и уставший; вряд ли эту ситуацию спасет хоть что-нибудь. Он тихо идет в ванную, умывается и старается замазать синяки под глазами консилером, который когда-то купил для того, чтобы прикрывать засосы.       На кухню Чжань заходит со страхом на глазах. Там, за столом, уже сидят мать и отец, вернувшийся раньше, чем парень ожидал. Они не смотрят на сына, продолжая беседовать о чем-то своем, но Сяо Чжань все равно замечает беспокойство матери и сжимающиеся до побелевших костяшек пальцы мужчины на ручке кружки. — Доброе утро, - произносит Чжань и натыкается на безразличный взгляд отца. Тот встает со своего места, подходит ближе и бьет оглушающую пощечину, от чего на щеке Сяо Чжаня расцветает красное пятно. «Гребаный педик» - слышит парень и, едва сдерживая слезы, улыбается. — Хорошего дня.       Сяо Чжань выходит из квартиры и бежит по лестнице вниз, попадая на улицу, где его сразу же ослепляет солнечный свет. Голова начинает болеть, а пощечина жжет сильнее, и Чжань натягивает капюшон толстовки пониже, скрываясь не только от солнца, но еще и от всего мира. Ему вдруг кажется, что каждый мимо проходящий человек тыкает на него пальцем, смеется и кричит злобное «педик» тоном отца. Паника подступает еще на остановке, и в полу забитом автобусе Сяо Чжань делает дыхательные упражнения, пытаясь прийти в норму. Но не получается. В голове смешивается все и сразу: мать Ибо, которая твердит, что ее сын женится, сам мужчина, блокирующий номер Чжаня, и обидное обзывательство от собственного отца. — Сяо Чжань? – слышит парень со стороны и оборачивается на голос. Рядом с ним стоит Ли Чан – парень, работающий с ним в одной кофейне. Он студент по обмену из Кореи и, пусть его навыки в китайском оставляют желать лучшего, харизма, которой обладает этот юноша, потрясающая. — Привет, бро! — Привет, - выдыхает Чжань и морщится от боли в груди. Ли Чан тут же хватает его за руку и с беспокоящимся видом спрашивает, все ли хорошо; Сяо Чжань мотает головой. — Пошли, - говорит Ли Чан и тянет Чжаня к выходу из автобуса.       Они выходят за две остановки от нужной им. Солнце печет так сильно, что Сяо Чжань жалеет о том, что надел толстовку, решившись скрыться от посторонних глаз. Ли Чан останавливает его, поворачивает к себе и внимательно разглядывает лицо, а затем удивленно охает и начинает тараторить что-то на корейском. Чжань слышал несколько похожих слов от Ибо, но смысла он так и не понял. «Ибо» - проносится в мыслях, и Сяо Чжань пускает слезу, отворачиваясь от Ли Чана. Он стремительным шагом направляется вперед, трет глаза и только потом вспоминает, что наносил под них консилер. — Стоять на месте, бро Чжань! – кричит Ли Чан и бежит следом. — Говори со мной, я буду слушать внимательно.       И Сяо Чжань рассказывает все с самого начала, потому что больше, по его мнению, некому. Друзья заняты собственными проблемами, грузить их своими совершенно не хочется, а Ли Чан если и поймет хоть что-нибудь, то, скорее всего, лишь половину из всего сказанного. Пока Чжань делится его историей, то успевает несколько раз ругнуться, улыбнуться и грустно повздыхать. Ибо стал для него действительно дорогим человеком, и потерять его сейчас равноценно потерять часть себя.       Ли Чан слушает внимательно, и когда они подходят к кофейне, в которой работают, неожиданно выдает: «Если он любит тебя правда, если это настоящий любовь, он вернется. Жди его и не оставлять надежду, бро Чжань». Сяо Чжань кивает и, решив прислушаться к совету, начинает ждать.

***

      Проходит несколько мучительно долгих дней, когда Чжань, наконец-то, снова вливается в привычную ему жизнь и добавляет в нее некоторые изменения. Работа в кофейне приносит неплохой доход, так что после первой зарплаты он съезжает от родителей в небольшую комнату в семейном общежитии. Она совсем маленькая, помещается только футон, небольшой шкаф и стол, но Сяо Чжань все равно гордится собой и радуется даже этому.       Родители с ним не разговаривают, Ван Ибо не выходит на связь больше двух недель, а после того, как Сяо Чжань натыкается в интернете на пестрящую заголовком «Директор DayToy Corporation Ван Ибо женится на дочери директора SMA Group Ли Даен» новость, то решает отпустить. Он любил, любит и будет любить, но если мужчине этот брак действительно необходим, то Чжань будет счастлив за него. За них.       Телефон начинает вибрировать от непрекращающихся сообщений от Цзи Ли, от Юй Биня и даже от Энди. Все, как один, спрашивают, все ли хорошо, пишут слова поддержки, и Сяо Чжань отвечает каждому отдельно, что он в порядке. Но он не в порядке. Никто ему и не верит, поэтому в следующий момент все трое по очереди начинают ему названивать. Чжань объединяет звонки в один, потому что ему не хочется повторять «со мной все нормально» несколько раз снова, ведь он уже на грани. — Надоели, ну правда! – смеется Сяо Чжань и ставит телефон на стол. — Может, по пиву? Или чего покрепче? – спрашивает Юй Бинь, и Энди с улыбкой ему поддакивает. — Я завтра на работу. Уже поздно, ребят. Я устал и хочу спать, извините. Я правда в порядке, окей? Не нужно обо мне волноваться. — Сяо Чжань, он любит тебя, - произносит Энди, и Чжань закусывает нижнюю губу, еле сдерживая слезы. — Это все его отец! Принципиальный индюк, чтоб его! Слушай, Чжань... Ибо как-то говорил мне, что у его отца и этого перца из корейской фирмы, как там она... на С, ну ты понял. Короче... у них был, типо, давний уговор поженить своих детей для расширения влияния фирм, и все такое. Короче, вся эта муть бизнесменская. Ибо должен был жениться еще когда ему было двадцать три, вроде бы, но тянул. Потом он нашел себе того ассистента придурошного, но тот оказался слишком падким на деньги, так что родичам Ибо даже не пришлось стараться его слить. Ты не такой, и ваши чувства искренние, поэтому все так и происходит. — Достаточно, - говорит Сяо Чжань и стирает с щек противные слезы. — Нет, ты меня дослушай до конца! Я уверен, что Ибо пригрозили. — Пф, сто процентов он не захотел терять свой бизнес, - встревает Цзи Ли, и Энди хмурится. — Нет. Единственное, чего боится Ибо – это то, что его любимому человеку сделают больно. Думаю, его мамашка пригрозила, что испортит жизнь тебе и твоей семье, а Ибо, чтобы этого не случилось, согласился на женитьбу. Он любит тебя, Чжань. Любит. — Но это все равно случилось, - истерично смеется Сяо Чжань. — Они все равно испортили мне жизнь, а Ибо... если бы он правда любил, то не стал бы кидать меня в черный список и игнорировать. Мы смогли бы справиться со всеми проблемами вместе, но он сбежал. Он всего лишь трус. — Сяо Чжань, поверь, он... — Мне все равно, - прерывает Чжань и вздыхает. — Если ты с ним общаешься, то передай, что я желаю ему счастья. Его невеста красивая девушка, у них будут потрясающие дети и самая обыкновенная семья, которая не вызывает ненависти у всех вокруг. Я люблю его, но я не могу. Меня до сих пор преследуют кошмары и паранойя, а я всего лишь полюбил... Все, я устал, так что пойду спать. Спокойной ночи.       Сяо Чжань отключается, безразлично смотрит в экран телефона некоторое время и сглатывает ком в горле. Да, так точно будет лучше. Для него, для Ван Ибо, для всех. Как сказала мать Ибо, их любовь изначально была обречена на провал.

***

      Тем временем Ван Ибо, получивший смс от Энди со всеми словами Сяо Чжаня, бьет кулаком в зеркало, которое тут же крошится на много маленьких кусочков. Его рука кровоточит, ярко-алые капли пачкают плитку под ногами, но это все сейчас абсолютно не имеет значения, потому что больно в душе, и эта боль разрывает глотку от того, как сильно хочется кричать. Ибо давится горьким виски, роняет несколько слез на футболку, в которой обычно спал Сяо Чжань, и кричит.
Примечания:
бу.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты