lilac

Слэш
Перевод
PG-13
Завершён
16
переводчик
Lana Zen бета
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/31045913
Размер:
15 страниц, 1 часть
Описание:
— ...Кто для тебя Шэнь Цяо?

Когда Юань Ин услышал обращённый к нему вопрос, он не ожидал, что это станет началом маловероятной дружбы.

Но вот так, по воле судьбы, он знакомится с вторым учеником Янь-цзунчжу, Юй Шэнъянем.
Примечания переводчика:
если вам понравилась работа, перейдите на оригинал и поставьте 'kudos'
! в работе присутствуют поцелуи без согласия одного из сторон и спойлеры к событиям в книге !
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
16 Нравится 4 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1.

Настройки текста
Юань Ин опоздал. К тому времени, когда он достиг горы Цинчэн, родины Храма Чэнъян, его встречает толпа мастеров боевых искусств разных орденов, спускающихся с горы. Юань Ин хотел подняться наверх в поисках своего шисюна, но теперь изменение плана неизбежно. Особенно из-за того, что некоторые ученики явно ранены: одни бледны, не в состоянии держать свой собственный вес без помощи других товарищей; другие имеют видимые раны, которые беспорядочно покрыты бинтами, в результате поспешной первой помощи, оказанной до спуска с горы. Испуганные и измученные лица говорят Юань Ину, что Турнир по Испытанию Меча был резко остановлен по неизвестной ему причине. Вспомнив о цели своего визита, Юань Ин начинает подниматься по горной тропе против потока учеников, надеясь, что Шэнь Цяо будет в целости и сохранности. Но он поднимается только на небольшое расстояние, прежде чем остановить свои шаги. — Шицзе, как ты думаешь, куда делся Шэнь Цяо с горы Сюаньду? — спросил любопытный ученик. Юань Ин навострил уши, услышав имя своего шисюна. — Чш-ш, — шикнула на него молодая девица, облачённая в румяно-розовый. — Это твоё дело? Его забрал Янь-цзунчжу из ордена Хуаньюэ, откуда нам знать, куда они ушли? — Забудь об этом, пойдём, поможем остальным и поторопимся обратно, — наставляет она, и младший ученик послушно кивнул, быстро следуя за ней по горной тропинке. Я-Янь-цзунчжу?! Глаза Юань Ина расширились, чуть не выпадая из орбит, прежде чем он изо всех сил пытается выровнять дыхание и заставить себя разобраться в ситуации. Прошёл почти месяц с тех пор, как он покинул гору Сюаньду в поисках Шэнь Цяо. Из-за того, насколько незаметным всегда было его присутствие в Пурпурном поместье Сюаньду, другим потребовалось несколько дней, чтобы заметить пропажу. Последний месяц был тяжелым для Юань Ина. Он не только пытался не быть обнаруженным старейшинами, которые были посланы, чтобы вернуть его, но и повседневное выживание было борьбой из-за того, как мало денег он взял с собой. Как человеку, редко спускающемуся с горы Сюаньду, Юань Ину не хватает восприимчивости к мирским делам, включая денежные траты и ведение бюджета. Предпочитая оставаться в собственном пузыре, Юань Ин, когда у него не было никаких обязанностей, проводил большую часть своих дней практикуясь в фехтовании или чтении. Хотя и ненавидя признавать это, Юань Ин знает, что он унылый и скучный до такой степени, что даже Гу Хэнбо, которая ближе всего к нему по возрасту, временами чувствует раздражение. Однако к настоящему времени Юань Ин давно понял, что больше не может оставаться в неведении о делах, связанных с Пурпурным поместьем Сюаньду. Даже если он считает себя самым неспособным и бесполезным учеником из них пятерых, Юань Ин по-прежнему является учеником Ци Фэнгэ, и если есть внутренние беспорядки, которые угрожают единству и будущему горы Сюаньду, как он может закрывать на это глаза? Он никогда не сможет, не тогда, когда это касается и его любимого шисюна. Говоря о Гу Хэнбо, именно письмо, которое она оставила, побудило Юань Ина временно покинуть Пурпурное поместье Сюаньду. Весь инцидент со старейшиной, который подошёл к нему, заявив, что поддержит Юань Ина в том, чтобы стать новым главой, был уже достаточно подозрительным. Затем записка шимэй с предостережением относительно Юй Ая и его причастности к народу Туцзюэ склонила чашу весов, и Юань Ин быстро собрал предметы первой необходимости, рассчитывая лучшее время для того, чтобы улизнуть из помещения. Он думал, что наконец-то нашел зацепку, когда услышал о Турнире по Испытанию Меча, и направился сюда с уверенностью, что Шэнь Цяо, скорее всего, примет участие или, по крайней мере, будет присутствовать. Юань Ин был прав, но теперь зацепка исчезла. По пути сюда Юань Ин уже слышал о слухах, распространившихся по всему цзянху, что его шисюн был в некотором роде связан с Янь-цзунчжу неподобающими отношениями, скорее даже оскорбительными, для достойного главного ученика Ци Фэнгэ. Он слышал, как Юй Ай говорил о сговоре Шэнь Цяо с орденом Хуаньюэ, но, прочитав письмо Гу Хэнбо, Юань Ин больше не уверен, во что верить и в чём сомневаться. Совершенно ошеломлённый ситуацией, он просто стоит как вкопанный, в то время как другие мастера боевых искусств проносятся мимо него, пытаясь добраться до безопасного места. Юань Ин вздыхает: он был так близок к воссоединению со своим шисюном, но теперь… Поскольку другого выбора нет, ему придётся продолжать ночевать где-нибудь, пока не услышит известие о местонахождении Шэнь Цяо снова. Приняв решение, Юань Ин поворачивается, чтобы спуститься с горы Цинчэн, когда– — Эй, ты. Я..? Юань Ин оглядывается вокруг, пытаясь определить владельца голоса, который окликнул его, прежде чем его взгляд останавливается на стоящем вдалеке молодом человеке в пурпурном. — Да, — отвечает мужчина, когда Юань Ин указывает на себя. Прежде чем Юань Ин успел сказать что-нибудь ещё, этот человек уже стоит перед ним, использовав, как замечает Юань Ин, первоклассный цингун. (Тем не менее он всё ещё недотягивает до Шэнь Цяо, отмечает Юань Ин). У другого мужчины волосы собраны в высокий хвост, а чуть ниже левого глаза красуется родинка. Хотя Юань Ин и не видел многого в мире, он не может отрицать, что человек, стоящий перед ним, определённо красив. (Хотя Юань Ин считает, что с шисюном он не сравнится). — …Кто для тебя Шэнь Цяо?

***

Когда Юань Ин услышал обращённый к нему вопрос, он не ожидал, что это станет началом маловероятной дружбы. Но вот так, по воле судьбы, он знакомится с вторым учеником Янь-цзунчжу, Юй Шэнъянем. Когда внезапно сорванный Турнир по Испытанию Меча подошёл к концу, Юй Шэнъянь как раз спускался с горы, тогда он и заметил одинокого мастера боевых искусств, пробивающегося против потока всех остальных. Этот молодой человек выглядел примерно на тот же возраст, что и он, и имел обычную внешность, на которую Юй Шэнъянь никогда бы не обратил внимание. Это данность, учитывая, как ученики из демонических орденов, включая орден Хуаньюэ, часто сталкиваются и взаимодействуют с бесчисленными красавицами. Но то, как Юань Ин оживляется и переводит всё свое внимание при упоминании имени Шэнь Цяо, вызывает интерес Юй Шэнъяня. Поэтому, когда Юань Ин обнаруживает, что Шэнь Цяо на самом деле является его шисюном, Юй Шэнъянь про себя усмехается. Шэнь Цяо не несравненный красавец, но даже без переодевания он может легко противостоять красивейшим наложницам во дворце. Тем не менее, этот Юань Ин едва ли может сравниться с Шэнь Цяо, несмотря на то, что он его шиди. Это сильно забавляет Юй Шэнъяня, потому что, когда его шицзунь принимает учеников, потенциал и присущая способность к демоническим техникам — не единственные вещи, к которым его шицзунь придирчив. Янь Уши также возлагает надежды на их внешний вид — в конце концов, какая польза будет от применения дьявольского обаяния, если человек не выглядит достаточно привлекательно? Что ж, думает Юй Шэнъянь, имеет смысл, что внешность мало что означает для практикующих даосизм, но Юань Ин и Шэнь Цяо практически находятся в разных мирах. Мало того, Юань Ин говорит с заиканием: как бы он ни старался, это нарушение речи — то, что сильно снижает его внешнюю уверенность, и то, как он себя представляет. Нет, возможно, именно поэтому Юань Ин не кажется таким уверенным в себе, как Шэнь Цяо. Часть его чувствует, что Юань Ин — не что иное, как лёгкая мишень для поддразнивания и запугивания, но другой голос внутри Юй Шэнъяня говорит ему, что он никогда не должен недооценивать этого доверчиво выглядящего мастера боевых искусств. В конце концов, у него был тот же учитель, что и у Шэнь Цяо. Любой мудрый человек знает, что нельзя принижать никого из учеников Ци Фэнгэ, независимо от того, насколько они изолированы от цзянху. Демонстрация боевого мастерства Гу Хэнбо на турнире ранее достаточно чётко прояснила этот момент. Его первоначальные впечатления от Юань Ина отошли в сторону, теперь, когда Юй Шэнъянь предоставлен сам себе без своего шицзуня, он решает, что лучшее решение — взять Юань Ина с собой в орден Хуаньюэ. — Шэнь Цяо будет в безопасности с моим шицзунем, поэтому мы должны просто отправиться в орден Хуаньюэ, — объясняет Юй Шэнъянь, когда они оба входят в таверну. Юань Ин кивает в ответ, с лёгкостью соглашаясь с предложенными планами Юй Шэнъяня. Редко путешествуя на большие расстояния от горы Сюаньду, Юань Ин более чем не знаком с нынешней местностью. Держаться рядом с учеником ордена Хуаньюэ — самое мудрое решение, которое он может принять сейчас. В случае, если его обманут по какой-либо причине, Юань Ин уверен, что, благодаря многолетнему наставничеству Ци Фэнгэ (на самом деле Шэнь Цяо), он сможет благополучно сбежать. Вроде бы всё идёт отлично, пока Юй Шэнъянь не пытается заказать для них обоих целый стол блюд. Когда он перечисляет различные деликатесы восторженному официанту: рыбный суп, маринованная говядина, пирог с османтусом и многое другое, в конце концов, он приобрёл некоторые из вкусов своего шицзуня — он не замечает, как глаза Юань Ина почти комично расширяются от кажущегося бесконечным списка. Юань Ин неоднократно пытается вмешаться, но безуспешно. Поэтому, когда официант радостно уходит со списком заказов, он вздыхает и уныло откидывается на спинку стула, задаваясь вопросом, как сообщить Юй Шэнъяню, что на самом деле он слишком беден в данный момент, чтобы позволить себе целый стол деликатесов. — …Что с тобой не так? — Юй Шэнъянь в любопытстве приподнимает бровь, когда волнение Юань Ина становится более заметным. — Юй-сюн, у этого, этого даосского священника не, не хватает, чтобы заплатить за всю, всю эту еду… — смущённо признаётся Юань Ин, слегка покраснев. — Что, у тебя недостаточно денег? Юань Ин качает головой, избегая зрительного контакта. Но Юй Шэнъянь не разделяет опасений Юань Ина. У него более чем достаточно денег, чтобы покрыть все их расходы за оставшееся путешествие. Кроме того, любые расходы, понесённые шиди Шэнь Цяо, естественно, будут на счету ордена Хуаньюэ — он уверен, что его шицзунь в любом случае согласится на это. Но по какой-то странной, необъяснимой причине Юй Шэнъянь испытывает любопытство по поводу ситуации Юань Ина. — …Как же ты выживал до сих пор? Разве ты не говорил, что покинул гору Сюаньду почти месяц назад? — Я просто старался, старался проводить больше, больше времени в дороге, — объясняет Юань Ин. — И есть как можно меньше. — Хм? Значит, ты просто голодал в течение последнего месяца? — Юй Шэнъянь исследует, наклоняясь вперёд, и понимает, насколько худое лицо у Юань Ина. Гора Сюаньду может быть не так богата, как секта Хуаньюэ, но, по-видимому, у него должна была быть комфортная жизнь, когда он был на горе. Тем не менее, на его лице нет никаких признаков этого, оно при ближайшем рассмотрении показывает только накопившуюся за последний месяц усталость. До сих пор Юань Ин не только время от времени голодал, но и был в состоянии повышенной готовности на случай, если старейшинам с горы Сюаньду удастся проследить его следы. Как ни странно, упорство Юань Ина вызывает интерес у Юй Шэнъяня, который начинает думать, что, возможно, Юань Ин не так уж и отличается от Шэнь Цяо. У него определенно есть некоторые замечательные качества, противоречащие его ясной, простой и невинной внешности. — Ну, это на моем счету, так что обязательно поешь, — небрежно говорит Юй Шэнъянь, его взгляд почти сверлит дыры в лице Юань Ина. Когда Юй Шэнъянь сокращает расстояние между ними через стол, Юань Ин чувствует, что другой человек слишком близко для того, чтобы ощущать себя комфортно. Слегка растерянный тем, почему же жар приливает к его щекам, Юань Ин пытается наклониться вбок, чтобы между ними было больше пространства, но Юй Шэнъянь тихонько усмехается и только кажется более одержимым попыткой поближе рассмотреть его лицо. Именно тогда он понимает, несмотря на простую внешность Юань Ина, его мягкие черты лица на самом деле не так уж и плохи. И, что более важно, его реакции… очень забавны. Когда подают блюда, они едят в основном в тишине, время от времени обсуждая последние события в цзянху, Юй Шэнъянь говорит больше, делясь тем, что он слышал, в то время как Юань Ин время от времени высказывает своё мнение. Из-за отсутствия у него мирского опыта, точка зрения Юань Ина узка, как у Шэнь Цяо в те времена, когда он был вынужден внимательно взглянуть на реальность за пределами горы Сюаньду после того, как был отравлен и упал со скалы. Юй Шэнъянь вдруг чувствует, что делит стол не с другим мастером боевых искусств, а с очаровательным молодым щенком, которому ещё предстоит повидать мир. Чувствуя себя со временем комфортнее и благодарным за то, что Юй Шэнъянь до сих пор не высмеивал его дефект речи, Юань Ин начинает говорить всё больше и больше. К большому интересу Юй Шэнъяня, Юань Ин связывает свою версию событий со сговором Юй Ая и народа Туцзюэ, который к настоящему времени уже стал общеизвестным среди мастеров боевых искусств после стычки Шэнь Цяо с Юй Аем в тот день. Хотя Юань Ин и считает, что то, что он говорит, должно быть не очень увлекательно и интересно, он благодарен, что Юй Шэнъянь слушает его внимательно, или, по крайней мере, пытается. До тех пор, пока протянутая рука не приближается к его лицу. Юань Ин обрывает себя на полуслове и отодвигается, в то время как рука Юй Шэнъяня останавливается в воздухе. — У тебя здесь рисовое зёрнышко, — говорит Юй Шэнъянь, его длинные пальцы слегка касаются щеки Юань Ина. Юань Ин с осторожностью относился к Юй Шэнъяню и считал это необходимостью, но постепенно такая повышенная бдительность начала изматывать его. Для них обоих было бы намного проще, если бы они могли выработать какое-то подобие доверия между ними, по крайней мере, в этом путешествии, так что Юань Ин испытывает облегчение от того, что движение Юй Шэнъяня не является причиной для тревоги. — Спасибо… — Юань Ин замирает, чувствуя, как тёплые пальцы прижимаются к его коже и сжимают левую щёку. Ч-что- Если бы это произошло около десяти лет назад, у него не было бы особых проблем, чтобы позволить своему шицзуню или шисюну нянчиться с ним и щипать его за пухлые щеки, но... Но ему уже было за двадцать, он был взрослым мужчиной — какого чёрта кто-то щипал его за щёки?! Он отчаянно отмахивается от руки, в то время как Юй Шэнъянь разражается смехом из-за румянца, появляющегося на шее Юань Ина. Тем временем даосский священник бросает на Юй Шэнъяня возмущённый взгляд, прежде чем отвернуться, чтобы ему больше не приходилось наблюдать за довольным смехом другого мужчины, дразнящего Юань Ина. — П-прости, ха-ха, — говорит Юй Шэнъянь сквозь слёзы, нисколько не раскаиваясь. — Я больше не буду так делать, — обещает он Юань Ину. Конечно, он лжёт. Теперь, когда он увидел, насколько весёлой и занимательной может быть реакция Юань Ина, Юй Шэнъянь говорит себе, что это только начало. Какой учитель, такой и ученик. Юй Шэнъянь — тот, кто делает, что хочет и когда хочет. Если он хочет превратить жизнь другого человека в ад, он это сделает. И если он захочет без конца дразнить другого человека, его тоже ничто не остановит — он будет продолжать с каждым разом раздвигать границы всё дальше и дальше. Юань Ин снова впивается взглядом в Юй Шэнъяня, хотя и не очень действенно, потому что последний, хоть сейчас и спокоен, слегка дрожит, пытаясь подавить смех, когда снова берёт свои палочки для еды. Из ушей Юань Ина чуть ли не вырывается пар. Так было ли рисовое зёрнышко у него на щеке или нет?!

***

Как только они расстаются на ночь и направляются в свои комнаты, Юй Шэнъянь решает начать циркулировать ци в попытке вылечить внутренние травмы, которые он получил во время турнира. Его провоцирующие слова привели к короткой ссоре с Сан Цзинсином. Шэнь Цяо помог ему отразить часть усиливающего заклинания Сан Цзинсина, но последний оказал на него значительную силу. Так что, несмотря на то, что Юй Шэнъянь не слишком сильно пострадал, он всё равно должен уделить особое внимание скорому восстановлению. Устраиваясь поудобнее в своей комнате, Юй Шэнъянь вспоминает, что ему почти пришлось скрестить мечи с Юань Сюсю, но Шэнь Цяо в итоге принял бой вместо него. Благодаря этому, ему удалось избежать крупного сражения, но кто знает, какое наказание его шицзунь собирается назначить ему позже. Он действительно не следовал указанию Янь Уши «ограничить Шэнь Цяо от любых неудобств»… — Ах, я просто забуду об этом сейчас, — смиренно бормочет себе под нос Юй Шэнъянь, устраиваясь рядом с кроватью и скрестив ноги. Но, как только его глаза вот-вот собирались закрыться, в дверь раздается стук. — Кто там?! — спрашивает Юй Шэнъянь, поднимаясь со своего сидячего положения, в то время как его глаза сосредоточены на двери. В следующую секунду дверь со скрипом медленно открывается, показывая очень неловкого Юань Ина у входа в комнату. Юй Шэнъянь выдыхает с облегчением, что это не засада, но Юань Ин застает его врасплох, показывая маленькую керамическую бутылку, которую держит в своей бледной, тонкой руке. — Лекарство, — объясняет он. — Я не, не уверен, что ты, ты был ранен на турнире, но, — он протягивает руку другому мужчине, — просто, просто на всякий случай. Удивившись, Юй Шэнъянь смотрит на бутылку, затем на Юань Ина. Будучи членом демонического ордена, к нему редко относятся с добротой. Это второй раз, и снова ученик Ци Фэнгэ. Он пристально смотрит на бутылку, немного ошеломлённый, затем качает головой в ответ. — Я полагаю, это лекарство может работать только с внешними травмами, но та, которую я получил, — внутренняя. Я не думаю, что у тебя есть что-нибудь под рукой для этого? — Нет, — подавленно отвечает Юань Ин, — поскольку наши ядра имеют разную природу, лекарство горы Сюаньду не подействует на тебя. — Но! Я могу помочь тебе, тебе с циркуляцией твоей, твоей ци, — с энтузиазмом добавляет Юань Ин, убирая бутылку обратно в рукав. Юй Шэнъянь догадывается, что таким образом даосский священник отчаянно пытается восполнить свою долю расходов. Но это не его деньги задолжал Юань Ин, и Юй Шэнъянь может справиться с процессом восстановления самостоятельно. Так что на самом деле нет никакой необходимости, размышляет про себя Юй Шэнъянь, но то, как Юань Ин старается помочь, отчасти… Мило. Прежде чем Юй Шэнъянь сможет отклонить его предложение, Юань Ин уже сидит на полу у кровати, очаровательно похлопывая по пространству перед собой с нетерпеливым выражением на лице. Чувствуя себя побеждённым щенячьим поведением Юань Ина, Юй Шэнъянь издаёт тихий смешок и удобно устраивается перед Юань Ином, который сразу же приступает к работе, положив обе ладони на спину Юй Шэньяня. По правде говоря, Юй Шэнъянь всё это время был настороже с Юань Ином. То, что Шэнь Цяо крайне альтруистично относился к людям ордена Хуаньюэ, не обязательно означает, что остальная часть горы Сюаньду будет столь же терпима к людям из демонических орденов. Например, Юй Ай. Наверное, и многие другие на горе Сюаньду. Что ж, это неудивительно, учитывая, что у демонических орденов не самая лучшая репутация в цзянху. Но отсутствие враждебности у Юань Ина и его доброе отношение к Юй Шэнъяню рассеяли необоснованные опасения последнего. Сразу после дня общения становится ясно, что Юань Ин обладает тем же характером, что и его шисюн. (Юй Шэнъянь вспоминает, как гнев Юань Ина рассеялся гораздо быстрее, чем ожидалось, после того как он дразнил его ранее). Юй Шэнъянь считает, что хорошо разбирается в людях, и он на 99,99% уверен, что Юань Ин не тот человек, который необдуманно провоцирует других или намеренно причиняет вред. Поэтому он больше не считает проблемой ослабить свою бдительность к этому добродушному даосскому священнику, но в то же время это вызывает в сердце Юй Шэнъяня намерение подразнить Юань Ина. Это не только потому, что ученик горы Сюаньду имеет личность, которая делает его лёгкой мишенью, но где-то на этом пути у Юй Шэньяня вспыхнуло небольшое пламя желания. Желание вызвать у Юань Ина всевозможные реакции. Он уже видел ранее, когда ущипнул Юань Ина за щёку, но Юй Шэнъянь любопытен и хочет увидеть больше. Когда они закончили, внутренняя травма уже настолько зажила, что Юй Шэнъянь едва ли беспокоится. Он оборачивается, чтобы поблагодарить даосского священника, но встречается лицом к лицу с Юань Ином, который, отдав слишком много ци, чуть тяжело дышит. Не сводя глаз со слегка приоткрытого рта Юань Ина и мягкого румянца на его щеках, Юй Шэнъянь мгновенно схватился за край кровати, заключая другого мужчину в свои объятия. Потрясённый внезапным движением и уязвимой позицией, в которой он оказался, Юань Ин пытается отступить, но безуспешно, поскольку его спина прижалась к деревянному каркасу кровати. Юй Шэнъянь подвигается вперёд — всё ближе и ближе — так близко, что Юань Ин чувствует на своих щеках горячее дыхание. Глаза Юй Шэнъяня прослеживают мягкие контуры лица Юань Ина — хоть и не такие привлекательные, его внешний вид действительно приятен для глаз. Кулаки последнего крепко сжались, пальцы впиваются в ладони, он делает быстрые неглубокие вдохи. К тому времени, когда Юй Шэнъянь сосредотачивается на слегка потрескавшихся губах Юань Ина, которые поджались, и он нервно сглотнул. Его лицо горит под пристальным взглядом Юй Шэнъяня, и он не знает почему. Поскольку он никогда раньше не попадал в подобную ситуацию, Юань Ин не знает, как реагировать, беспокойство и замешательство овладевают его существом. Юй Шэнъянь был добр к нему на протяжении всего путешествия, но по прошествии нескольких секунд его кулаки немного разжимаются, чтобы ци могла собраться в его руках. Он не хочет причинять боль Юй Шэньяню без надобности. Но в такой ситуации, оказавшись зажатым между кроватью и другим мужчиной, когда некуда бежать, Юань Ин больше не может подавлять свои инстинкты борьбы или бегства. Юй Шэнъянь по-прежнему смотрит на него, и Юань Ин набирает достаточно храбрости, чтобы ответить на этот горящий взгляд. Он смотрит Юй Шэнъяню в глаза. Сконцентрированная ци растёт в интенсивности, циркулируя в области его ладоней… В любой момент. Но, когда Юань Ин внезапно чувствует прикосновение тёплых губ к своим, огненная энергия в его руках мгновенно рассеивается. Захваченный нежным, ласкающим движением губ другого человека на своих губах, Юань Ин беспомощно размахивает руками, пытаясь вырваться, чувствуя себя бессильным в подобной ситуации. Его руки наконец оказываются на плечах Юй Шэнъяня, его пальцы впиваются в ткань, он пытается прийти в себя, потому что Юань Ин чувствует, словно его душа в любой момент может покинуть его смертное тело. — Ммм… С зажмуренными глазами все ощущения Юань Ина заметно усилились. Близость Юй Шэнъяня, излучаемое от него тепло, опытное скольжение губ о его собственные, и мягкий, скользкий язык, грозящий приоткрыть его рот- Говорят, что всё бывает в первый раз, и это первый раз, когда Юань Ин не имеет ни малейшего представления о том, как реагировать или как обрабатывать происходящее. Когда он наконец собрался с силами и оттолкнул от себя Юй Шэнъяня, не используя свою внутреннюю ци из опасения причинить ему боль, он не понимает, насколько распущенно он выглядит. — Что, что ты делаешь?! — лицо Юань Ина полностью покраснело, он встретился при свете свечей с казавшимся туманным взглядом Юй Шэнъяня. Чего Юань Ин не понимает, так это опущенного взгляда другого мужчины. Покрасневшие, блестящие и опухшие губы Юань Ина… очаровательны. В следующее мгновение Юй Шэнъянь выходит из транса и бросает на него невинно озадаченный взгляд, но Юань Ин замечает появляющуюся лёгкую ухмылку в уголке его губ. — …Из-за чего ты злишься? Это просто поцелуй, неужели это так важно? — Юй Шэнъянь безразличен к ситуации и просто находит развлечение в том, как Юань Ин так разволновался от лёгкого поцелуя. — Поскольку тебе уже намного, намного лучше, я уйду прямо сейчас! — заявляет Юань Ин. Выразительный яркий румянец на его щеках ещё не исчез. Он поспешно встаёт и направляется к двери, захлопывая её, но не раньше, чем выдавит раздосадованное «спокойной, спокойной ночи!». Губы Юй Шэнъяня складываются в маленькую букву «о» при проявлении гнева Юань Ина, прежде чем он разражается неудержимым смехом. Как так получилось, что Юань Ин выглядит ещё очаровательнее, когда злится?

***

Юань Ин намеревался расстаться с Юй Шэнъянем, покинув гостиницу рано утром, но он вспомнил, что на еду и жильё тратились даже не его собственные деньги. Он не мог просто так уйти. Что ещё более важно, ему нужно попасть в орден Хуаньюэ. Без Юй Шэнъяня, который проводил бы его, Юань Ин не уверен, найдёт ли он когда-нибудь дорогу туда, учитывая, насколько скрытно местоположение временной базы ордена Хуаньюэ. Он всё ещё настороже, на самом деле, больше, чем когда-либо прежде, теперь по другим причинам, но, к облегчению Юань Ина, произошедшее накануне не повторяется. Юй Шэнъянь, как ни странно, ведёт себя подобающим образом и относится к Юань Ину как к нормальному человеку. В отличие от своего шицзуня, Юй Шэнъянь знает, когда нужно нажать на тормоз, прежде чем он попадёт в беду. Возможно, он и овладел основами Феникса-Цилиня до четвёртого уровня, но Юй Шэнъянь всё ещё помнит о том, что боевые искусства Юань Ина отнюдь не слабые. Когда Юань Ин направил в него потоки ци, Юй Шэнъянь отметил их явную силу — подумать только, такой скромный, скучный на вид человек скрывал в себе столько мощи. Неужели все ученики Ци Фэнгэ такие же? Если они оба столкнутся, Юй Шэнъянь не уверен, что сможет устоять против Юань Ина. Хотя вероятность такого крайне мала, учитывая, что Юань Ин определённо никогда не начнёт драку. В любом случае, Юй Шэнъянь решает сделать паузу в поддразнивании на время этого короткого путешествия, чтобы не навлечь на себя гнев Юань Ина. Теперь, когда он покинул гору Сюаньду и собирается встретиться с Шэнь Цяо, Юань Ин наверняка будет в ордене Хуаньюэ или, по крайней мере, в этой области. А это значит, что у Юй Шэнъяня будет достаточно времени, чтобы возобновить свои поддразнивания позже. Когда он краем глаза смотрит на Юань Ина, в его сознании всплывают забавные реакции последнего со вчерашнего дня, заставляя Юй Шэнъяня подавить лёгкую улыбку, которая грозит перерасти в смех. Юань Ин чувствует, что что-то не так, и подозрительно смотрит на Юй Шэнъяня, который чувствует боль в боку, когда сдерживается, чтобы не расколоться под пристальным взглядом Юань Ина. Юань Ин знает, что он должен быть осторожен с людьми из демонических орденов. В конце концов, они не связаны правилами, запрещающими им сексуальную распущенность или дурачливость (особенно за счёт других). Дао было об этическом и моральном поведении; путь демонических орденов был всем, кроме вышеуказанного. Внезапно Юань Ину приходит в голову тревожная мысль, от которой у него по спине пробегают мурашки, он ускоряет шаг, отчего получает растерянный взгляд Юй Шэнъяня. Если… Если люди демонического ордена такие, а Янь-цзунчжу — глава одного из демонических орденов, и чжанцзяо-шисюн был с ним такое долгое время, то… тогда разве это не значит, что шисюн проходил через подобные вещи против своей воли?! — Эй, чего ты так торопишься? — Юй Шэнъянь окликает Юань Ина, который уже далеко впереди него. Но Юань Ин игнорирует его и ускоряется. Что с ним? Юй Шэнъянь в раздражении качает головой, думая, что по возвращении в орден Хуаньюэ ему придётся много жаловаться на этого непостижимого (но милого) даосского священника Бянь Яньмэю.

***

После того, как их встреча с Янь Уши и Шэнь Цяо завершилась, Юй Шэнъянь ведёт Юань Ина в комнату, в которой тот остановится. Последний следует за ним по пятам, опасаясь остаться позади, и в то же время с благоговейным трепетом рассматривая огромные масштабы резиденции. Шицзунь назвал его Юань-шиди… Юань-шиди… Какого чёрта? Почему??? Юй Шэнъянь рассеянно идёт дальше, полностью погружённый в свои мысли, пока не чувствует твёрдую руку на своём плече, которая возвращает его к реальности. — Юй-сюн, мы уже прошли, прошли мимо всех комнат… Юй Шэнъянь в замешательстве моргает, понимая, что имеет в виду Юань Ин, только когда осознаёт, что они окружены множеством растений и цветов. Это место тихое, за исключением оживлённого щебетания маленьких птиц, с величественным, но удобным набором круглого каменного стола и соответствующих каменных стульев. Центральный сад. Юй Шэнъянь раздражённо вздыхает, бросает быстрый взгляд на «Юань-шиди» своего шицзуня, затем поворачивается, чтобы отвести Юань Ина в его временное жильё. — Тебе повезло. Обычно шицзунь не заботился бы о том, чтобы поселить постороннего в нашей резиденции, — говорит он, когда они наконец прибывают в пункт назначения. Комната просторная и хорошо обставленная, как и подобает большой резиденции, но не загромождена ненужной или безвкусной мебелью. Юань Ин осматривает комнату, благодарный за то, что у него наконец-то есть удобное место, которое он может назвать своим, после того, как за последний месяц он останавливался во всевозможных гостиницах. Ему никогда не приходилось надолго уезжать из дома. И с такой скоростью, похоже, он не скоро вернётся на гору Сюаньду. Во всяком случае, его шисюн здесь с ним. И, к счастью, несмотря на то, что он был связан с Янь Уши, у Шэнь Цяо всё в порядке. По крайней мере, в глазах Юань Ина. Может быть, людям из демонических орденов всё-таки можно доверять. Юань Ин поворачивается к Юй Шэнъяню, складывая руки в вежливом жесте: — Да, пожалуйста, ещё раз поблагодари Янь, Янь-цзунчжу от моего имени. Юй Шэнъянь уклончиво хмыкает в ответ Юань Ину, а затем спрашивает: — А как насчёт меня? — Хм? — Юань Ин поднимает глаза от стола, на котором он уже начал распаковывать свою (крошечную) сумку с вещами. Жизнелюбие было качеством, которое разделяли члены демонических орденов. Но Юй Шэнъянь сдерживался на протяжении всего путешествия, опасаясь прямого столкновения с Юань Ином. Теперь, когда другой мужчина находится на территории его шицзуня, он вдруг думает, что это прекрасное время возобновить свои поддразнивания. Он присоединяется к Юань Ину за столом, удобно устраиваясь рядом с ним. — Я привел тебя сюда, позаботился о тебе и даже оплатил все твои расходы… — протягивает он. — …Мой шисюн сказал, что он займётся вопросом моих, моих расходов, — сухо сообщает ему Юань Ин. — Хорошо, но как насчёт моих усилий? Ты ведь не поблагодарил меня за это, не так ли? — Юй Шэнъянь надувает губы и кладёт голову на ладонь, опершись локтем об стол. Он смотрит вдаль, на его лице появляется обиженное выражение, которое мгновенно заставляет Юань Ина чувствовать себя плохо. — …Спасибо, спасибо тебе… Обеспокоенное выражение лица Юань Ина только заставляет сердце Юй Шэнъяня зудеть. — Ты уверен, что говоришь серьёзно? — Юй Шэнъянь наклоняет голову набок, украдкой придвигаясь ближе к Юань Ину. — …Да? Разве он уже не поблагодарил Юй Шэнъяня? Юань Инь не знает, чего ещё ожидает ученик демонического ордена. — Тогда я приму это как проявление благодарности, — игриво заявляет Юй Шэнъянь, прежде чем приблизиться к Юань Ину. Когда он прижимается губами к губам очень шокированного Юань Ина, Юй Шэнъянь пользуется возможностью быстро проскользнуть своим языком, обнимает его, крепко сжимая затылок Юань Ина. Как и в прошлый раз, Юань Ину некуда бежать. И снова будучи застигнутым врасплох, Юань Ин тихо всхлипывает в знак протеста, когда навязчивый язык заглушает его крик. Юй Шэнъянь не унимается, и Юань Ин в конце концов цепляется за халат другого мужчины, чувствуя, как чужие руки сжимаются вокруг него, пока между их телами не остаётся ничего, кроме крошечного промежутка. Затем Юань Ин чувствует, как одна рука начинает нежно поглаживать его волосы, кончики пальцев Юй Шэнъяня слегка царапают его кожу головы и спускаются к затылку, оставляя за собой щекочущий след. Тем временем другая рука начинает ласкать талию Юань Ина поверх его даосского халата так, что ему кажется, словно он почти чувствует тепло ладони Юй Шэнъяня через одежду. Непрерывные прикосновения и то, как язык другого мужчины толкается в его тёплый рот — стимуляция слишком сильна, это слишком много для Юань Ина, чтобы выдержать- Его глаза распахиваются (когда он успел их закрыть?), и в ту же секунду Юань Ин посылает поток ци, достаточный, чтобы оттолкнуть Юй Шэнъяня. Юань Ин с большим смущением замечает, как отчаянно пытается отдышаться, как горят его щёки и те места, где Юй Шэнъянь касался его. Юань Ин ругает себя за то, что ослабил бдительность, ведь думал, что это больше не повторится — как он вообще мог подумать, что Юй Шэнъянь был порядочным человеком, когда они впервые встретились?! Не один раз, а дважды — он дважды попадался в ловушку Юй Шэнъяня! Со слезами, собирающимися в уголках его глаз, Юань Ин поспешно уходит. Когда Юй Шэнъянь пытается встать, чтобы последовать за ним, Юань Ин делает немыслимое- Он вынимает из ножен свой меч и направляет его на Юй Шэнъяня, который уже поднял руки и пятится от мерцающего острого лезвия. Только когда Юй Шэнъянь даёт понять, что больше не намерен следовать за ним — в конце концов, он не собирается устраивать сцену под носом у своего шицзуня, — Юань Ин поворачивается на пятках, чтобы уйти с мечом в руке. Итак, Юань Ин наконец-то сорвался, думает Юй Шэнъянь. Почему-то он думал, было бы забавно попытаться вызвать взволнованную реакцию, поэтому он сделал то, что сделал, но… Но на этот раз он не нашел в себе сил рассмеяться. Что-то в слезах, которые грозили пролиться из глаз Юань Ина, заставило его грудь болеть. Тем не менее, это был просто поцелуй. Хотя он был глубже, чем раньше. Юй Шэнъянь полагает, что Юань Ин в конце концов остынет, поэтому он берёт себя в руки и решает присоединиться к своему шисюну. Он не собирается искать своего шицзуня: Юй Шэнъянь уверен в том, что его шицзунь не забыл, как он не справился со своей задачей на турнире.

***

— Я не понимаю, — Юй Шэнъянь дуется, к большому удовольствию Бянь Яньмэя. Старший ученик поднимает глаза от стопки бумаг и видит, как его шиди лениво откинулся на спинку стула. Бянь Яньмэй качает головой и возвращается к бесконечной административной работе, которую ему поручили. Его шицзунь никогда особо не заботился об этих утомительных бумагах. Кроме того, теперь, когда Шэнь Цяо находится в ордене Хуаньюэ, Янь Уши, к огорчению Бянь Яньмэя, заботится ещё меньше. —…Шисюн, — ноет Юй Шэнъянь, заметив, что внимание Бянь Яньмэя вернулось к работе. — Я не понимаю! Бянь Яньмэй вздыхает. Они оба были разлучены своими заданиями достаточно долго, чтобы он забыл, каково это иметь раздражающего младшего брата. — …Чего ты не понимаешь. — Почему шицзунь назвал Юань Ина «шиди»??? Разве Шэнь Цяо не принадлежит к тому же поколению, что и мы?! Так всё дело в этом? Бянь Яньмэй чувствует, что его терпение на исходе и как приближается головная боль. — Шицзунь был опытным мастером боевых искусств в свои двадцать лет, достаточно способным, чтобы противостоять Ци Фэнгэ, — рассуждает Юй Шэньянь. — Да, это правда, — соглашается Бянь Яньмэй. — Но поскольку шицзунь решил, что Юань Ин для него «шиди», мы с тобой оба знаем, никакие твои слова не убедят его в обратном. В конце концов, Янь Уши уже считает Шэнь Цяо семьёй, так что, конечно, шиди Шэнь Цяо тоже будет его шиди. Как будто он будет заботиться о поколениях и тому подобном… Бянь Яньмэй игнорирует нескончаемые разглагольствования Юй Шэнъяня и снова начинает листать стопку бумаг, пока удивлённое восклицание его шиди снова не привлекает его внимание. — Куда ты собираешься? Когда Бянь Яньмэй поднимает глаза, он видит, что Юй Шэнъянь наполовину приподнялся и опасно наклонился со своего стула. Его взгляд устремляется к двери, где только что проходящий Юань Ин остановился как вкопанный. — …Обед, — коротко отвечает он, даже не удосужившись встретиться взглядом с Юй Шэнъянем. — Я пойду с тобой, — Юй Шэнъянь вскакивает со своего места, изящно приземляясь на пятки. — У тебя ведь нет денег, не так ли? — Шисюн уже дал, дал мне немного, — Юань Ин злится, но он достаточно вежлив, чтобы не оставлять Юй Шэнъяня без ответа. Но прежде чем Юй Шэнъянь успел сказать ещё хоть слово, Юань Ин уже ушел. Ученик ордена Хуаньюэ ошеломлён: уходить таким образом в самом деле грубо, учитывая, насколько радушный обычно Юань Ин. Значит, он всё ещё злится? Юй Шэнъянь не хочет — он не может оставить всё как есть. На самом деле, он уже начинает чувствовать себя ужасно из-за того, что так далеко зашёл с Юань Ином. Юй Шэнъянь знает, ему не следовало этого делать, но он не смог сдержать внезапное желание поцеловать Юань Ина, чтобы вызвать ещё больше этих очаровательных реакций. Но теперь Юань Ин в ярости. Вид того, как Юань Ин разгневан из-за него, вызывает странную ноющую боль в груди Юй Шэнъяня. Юй Шэнъяню было бы наплевать, если бы это был кто-то другой, но почему-то, поскольку он спровоцировал именно Юань Ина, его переполняет незнакомое чувство вины. Воспоминания о Юань Ине, который чуть не расплакался после того, как Юй Шэнъянь над ним издевался, вспыхивают в его сознании, отправляя его сердце в бездонную яму ада. И поэтому он быстро направляется к двери, пока- — Что происходит между вами двумя? — Бянь Яньмэй подозрительно смотрит на Юй Шэнъяня. Ах, как и ожидалось от его шисюна. Будучи глубоко вовлечённым в собрания и другие политические дела вместо своего шицзуня, восприятие Бянь Яньмэя было отточено до высшей степени. От него никогда не ускользает нечто подобное. Юань Ин — их гость, и притом важный, так как он шиди Шэнь Цяо, если Юй Шэньянь замышлял что-то плохое и досаждал ему… — Ничего! — выплёвывает он, бросаясь к выходу и надеясь, что его шисюн будет достаточно любезен, чтобы не продолжать этот вопрос, когда он вернётся с Юань Ином. К тому времени они всё равно помирились бы, верно? Верно??? — Я заглажу свою вину перед Юань Ином, — клянётся Юй Шэнъянь. — Подожди! — громкий голос Юй Шэнъяня разносится по коридорам и даже в комнате, оставляя позади очень раздражённого Бянь Яньмэя. — Юань Ин, подожди меня! Юань-сюн! ЮАНЬ-ШИШУ!!!
Примечания:
От авторки:
Юй Шэнъянь глупый :с
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты