Эмоциональные качели молодой ведьмы

Гет
PG-13
В процессе
1
автор
стинкер бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Мини, написано 5 страниц, 1 часть
Описание:
Молодая ведьма выбесила своего красавца супруга. Топить ее в колодце, как первую свою жену Дамиль не спешил. Некромант решил горе-деву проучить. В историю вмешивается бывший любовник Милдрет, - вампир Фельд. На плечи позитивной нимфы Тины ложится ответственность, за открытие будущего борделя. Так как, его прямая начальница плохо себя чувствует.
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Непростые дни

Настройки текста
Опять эти двое ссорились. В мужчину летели самые тупые аргументы, вплоть до: «гороскоп говорил мне, что овны несовместимы с козерогами, а я, дура, не слушала». И Дамиль преспокойно все выслушивал. В некоторых ссорах раззадоривая молодую жену, аккурат. Скидывал тарелочку с края кухонной столешницы. Та звонко билась о напольную плитку под фальцетные крики. Чудесный концерт, соседи оценят. Она самый настоящий баран. Его ненаглядная Милдрет, сила ее была отнюдь не нежной. Зарделась и пыхтит аки начищенный новенький самовар. Красавица жена, бросается гневными фразами. Молодой, ну, допустим, не совсем, но тем не менее хорошо сохранившийся, некромант. Каким был Дамиль, стойко исполнял роль мебели. Однако, глубоко в душе негодовал. Почему из всех нежных созданий в «Глобусе», он влюбился в своенравную ведьмочку? К тому же в овна. Как любой мужчина и уважающий себя некромант, Дамиль косячил. То на ритуалах пропадает, то кровь прольет в самом неподходящем месте. И, казалось бы, самые обычные бытовые мелочи, такие как: забыть недобитую в сарае жертву. Курица сдохла, и ей хорошо, а бедному некроманту выслушивай. Но, как все галантные маги, он был снисходителен к девичьим капризам. Бывало зайдет в гости Фред, их знакомый вампир. И не дай бог, когда прекрасная супруга в отъезде. Этот клыкастый, вечно удушенный чужими духами, только и умеет, что набздеть проблем. И это в довесок к ревности и вопросам «духи каковой сучки это?». Ну и что должен сказать ей Дамиль? Что это сучка Фред? Нет, вампир он конечно симпатичный, но тут уж голову на плечах не удержишь. Тем более молодая женушка себя какими-то фанфиками балует. Не очень-то хотелось некроманту оказаться их главным героем. Дамиль сердечно любил свою новоиспеченную жену. И не хотел топить ее в колодце, как предыдущую. Тем более, что Милдрет добрая и задушевная девушка. Просто у нее сейчас период сложный — она бизнесом занимается. Но в это утро, в погребке во время очередной ссоры супруг разозлился не на шутку. Он был занят серьезной работой, подготовка снадобий к ритуалу заняла не меньше трех месяцев. А его женщина не знала, когда нужно остановится. Маг стоял спиной и старался убрать колбы под бред о сушеных грибах. Женское нетерпение погубило его продолжительную работу. Пробирки разбились, пропитав темные дощечки своим содержимым. Дамиль глубоко выдохнул. Он убеждал себя, что любит человека, а не поступки. Но проучить непослушную деву надо. Так как топить ее в колодце сразу идея ему не понравилась, маг призвал свой актерский талант. — Милдрет, дорогая, я больше так не могу. — Красавец маг задушевно вздохнул и опустился на стул, вытирая руки о тряпку. — Ты пьешь мою кровь не хуже любого вампира, и я устал. Я брал в жены деву, но ты превратилась в ворчливую ведьму. — Дамиль судорожно пытался припомнить, что еще неродивые мужья говорят своим зазнобам. Но на ум, как назло приходили лишь классические реплики из театров. — Что ты не можешь? — изумилась дева. — Терпеть тебя красна больше не могу. — «Если раскусит - всю посуду в доме менять придется». — Поступлю с тобой так. Милдрет, если я тебе дорог, то весь завтрашний день ты не только не дотронешься до меня, но даже не заговоришь. — Он поднял голову и холодно взглянул на ведьму. — Если ослушаешься, я уйду и оставлю тебя. Навсегда. — И он даже не моргнул. Последняя фраза только что, к стенке девушку не пригвоздила. Она непонимающе хлопала глазами. Будто превратилась в ребенка лет пяти. Приоткрыла ротик и тут же закрыла, взглянув на осколки на полу. По растерянной Милдрет стало видно - некромант впервые победил в ссоре. Никогда ее муж так не говорил и не глядел на нее. Милдрет и Дамиль женаты около месяца, знакомы чуть больше трех. Но ее кроткий и нежный супруг мог срываться на кого угодно, но не на нее. Но сейчас он выглядит разозленным и холодным. Другим. Ведьма еще раз взглянула на осколки, оставшиеся от его работы; мигом пожалела обо всем, что говорила любимому некроманту. Девушка поджала губы и, спрятав руки в рукава кардигана, тихонько поднялась по ступенькам, протирая пыль полами длинной кофты. Она уселась на диване в гостиной, и в ее светлой голове происходил целый суд. Милдрет себя и оправдывала, и казнила. Решила для себя, что не станет проверять правдивость слов супруга. «Не топить меня пошел и то хорошо, хотя я заслужила». Девушка поплотнее закуталась, чувствуя, что замерзает. Вердикт она себе вынесла однозначный: «виновна». Шмыгнула пару раз носом, придумывая, как будет просить после завтра прощение. «Если подпустит к себе». Они ведь так сильно не ссорились за это время. Маг иногда ведь сам раззадоривал ведьму, и обоим это нравилось. Милдрет прибирала кухню и только сейчас заметила, сколько светлых волос с нее падает. «Дамиля, должно быть, это бесит». Позже она читала, между строк вспоминая все свои проказы, и моментами пыталась себя оправдать. Скоро ведь открытие ее собственного борделя. Она нервничает. Много планов, вопросов, внеплановых проблем. И еще постоянные звонки коллег и помощников с просьбой решить важные вопросы. А ко всему букету добавилась резкая смена настроений и боль в спине. Но это уже сегодня. По телефону ведьма дала злачный нагоняй подчиненному и, сделав пару звонков, готовилась лечь спать раньше. Уставшая, она заснула к девяти, чувствуя упадок сил. Посреди ночи Милдрен проснулась. Под одеялом было то жарко, то холодно. Ныла поясница, сон не шел. Мысли путались в обвинении и наказании за содеянное утром. В воображаемом суде ее снова казнили и возвращали из мертвых ради пыток инквизиции. Захотелось даже заплакать, потом отрезать себе свой длинный язык, чтобы не перечить мужу. Его холодный взгляд впечатлял. «Хорошо хоть не сказал, что он разочарован мной». Милдрет кротко глянула на спящего в обнимку с плюшевой пандой мужа и улыбнулась. «Иди в пень, родной, я еще хочу пожить». Шурша, ведьма вышла в кухню, заварила чай и уселась на пуфик, грея руки. Через пару глотков девушка почувствовала сильную тошноту и прошмыгнула в дамскую комнату. Время за полночь. «Это сатанинское наказание». Пошаркав тапочками к календарю со своей догадкой, она ужаснулась. Хотелось подвывать волкам. «И луна сегодня подходящая». Завтра месячные начнутся, вот откуда весь этот кошмар в ее голове. И уже в теле, через пару часов живот заныл сильнее. В окне выглядывал блядский рассветик, хотелось всех перестрелять, а мужа повесить. Труп его пытать. Ведьма невольно вспомнила слова Фроло: «Я представляю веревку на этой дивной шейке». Было уже пять утра. Проверять верность слов супруга Милдрет не хотела, а поэтому болит не болит, а лучше уехать на весь день. Ведь обычно она могла, как кошка, мирно посапывать на его коленях. Дамиль давал какой-то чудо отвар и боль притуплялась. Но сейчас трогать его нельзя. Не сейчас и не завтра. Милдрет тихо заплакала. Так хотелось прижаться к нему, широкоплечему и уютному. А самое главное теплому. Но девушка только наложила тоналку, замазывая круги под глазами, и, борясь с желанием поцеловать мужа, вышла из дому. Тело болело, как у побитой собаки. Милдрет лежала на красном диванчике посреди просторной гримерки. И смотрела в потолок. Возле зеркал напротив, туда-сюда сновали сексуальные эльфы. Ведьма вздохнула, потерла переносицу. Когда чувствуешь себя избитой собакой, тут уж не до Морфея с его царством. От голоса Тины — младшей помощницы, хотелось повесится, на худой конец удавить это нежное и позитивное создание. Ее волосы такого ядовито-зеленого цвета сейчас раздражали даже больше, чем оптимистичный тон миленькой нимфы. Впрочем от сучки пахло знакомым одеколоном. Милдрет подняла одну руку, и Тина замолчала, выжидающе делая очень умные глаза. Ведьма вздохнула, глядя на ее прическу и изрекла: — Хочу салат. Подчиненная кивнула и умотала за дверь. Воцарилась тишина, в которой Милдрет любовалась наливными задницами эльфов, вертящихся у зеркал. Ведьмочка похотливо и лениво улыбалась, чуть прикрыв глаза. Все было почти чудесно до момента, когда послышался едкий низкий голос. Милдрет резко открыла глаза садясь. — Что, моя сладкая, страдаешь? — Сладкий ублюдок по имени Фельд. Эта мразь так очаровательно улыбается, что у всей женской половины человечества раздвигаются ноги, и чуть меньше у мужской. Но на колени этот шелудивый подлец ставил всех и когда-то ее. — Роняешь слюни, красавица? — Фельд закусил губу. — Эх, были времена, были нравы. А что это ты не со своим проходимцем мужем, ммм? — Фельд опустился рядом на край дивана. — Мы поссорились. Из-за меня. — Грустно изрекла девушка. — В этом я не сомневался, а историю я услышать могу? — Пошел ты, сладкий ублюдок. Ящерка ненасытная. — Ох, и ведь понахваталась у своего некроманта. — Но вампир не обижался. Историю эту Милдрет все-таки рассказала. Вампир усмехнулся под конец. — Ну когда-то он бы это сделал. Не боись, помиритесь, он же тебя не утопил, как свою бывшую, значит - вы поладите. — Вампир облизал нижнюю губу. — Но это все понятно, только почему от тебя болью так пахнет? Как же его волшебный чаек? Выслушав дополнительную историю, Фельд вздохнул. — Ты дурочка или баран. — Вампир хохотнул. — Или два в одном. Нужно было ему сказать, не думаю, что он бы бросил тебя мучатся, это же женские боли. — Я не помираю, и к тому же, это первый раз он так разозлился. Я потерплю. — Девушка хныкнула. — О, женщины, вас что, когда замуж берешь - вы глупеете? Хотя кому я говорю. Ты вон тут взглядами подчиненных насилуешь. Я вошел, и куда ты посмотрела? Уж точно не в глаза. — Ну перестань меня смешить, мне же больно. — Девушка схватилась за живот хохоча. — Лучше иди, разбирайся с другими подчиненными. Вампир потрепал ее по голове и вышел. Но лучше бы остался, хоть отвлек немного. Прошло только часа три, а боль за каким-то.х. ну в общем усилилась, и ведьма только что не подвывала. С тех пор, как она замужем, это первый раз, когда муж не напоил ее этим отварчиком. И боль дала о себе знать. Фельд же отправился не к подопечным, а звонить горе мужу. Это он конечно правильно придумал, Милд наказать надо, но не так. Бывший любовник, рискуя получить по роже, звонил некроманту. Услышав о себе много не нового, но весьма любопытного, повесил трубку. Муж мчался сюда. Фельд вытащил откуда-то блокнотик и, мыча себе под нос, записал что-то. «Ишь ты, сколько живу, а такого еще не слышал, от дает Мильдик». Когда Дамиль приехал, в первую очередь прописал вампиру. Тот, улыбаясь, вправил челюсть. — Если бы не я, Милд тут и дальше бы подвывала. И, конечно, за правду тоже захотелось вписать, но бить вампира-мазохиста — себя не уважать. И некромант пошел к жене. Он тихо вошел в личные апартаменты, чем очень удивил Милдрет. Девушка аж подскочила с кровати. Но молчала и подходить не собиралась. Дамиль минуту другую думал, как сказать, что уже можно. Некромант подошел и прижал девушку к себе. Милдрет сначала так громко выдохнула, а потом спохватилась и начала извиняться, будто держась за спасательный круг, боль старалась игнорировать. — Тише, я все понял. Ты больше не будешь, эй, ничего не хочешь сказать? — но это было его ошибкой. Милдрет сперва недоумевала, а после опять начала извиняться. Некромант вздохнул и выпустив ее пошел к сумке. — Мне уже, уже можно говорить? Правда, прости, я не знаю, что мне нужно сделать. Только не уходи, слышишь? — Ведьма заерзала на постели и заплакала. — Моя хорошая, не уйду, ну чего ты, не плачь. — Маг протянул ей флягу. — Вот, это чтобы боль ушла. Прости, что я так долго. Ну? Девушка уставилась на флягу. Думая совсем не о ней. — Я прощена? — И, услышав спасительное "да", сделала пару глотков. — Ну что за девушка, другие просят салоны красоты. — Вампир накрутил собственные пряди на палец. — А эта бордель захотела. Просто хотел узрить, что милые помирились. — Вампир ушел так же быстро и неожиданно, как появился. Милдрет крепко поцеловала мужа. — Ты у меня лучший. Но Фельд прав, нужно идти поработать, мне уже не так больно. — Ты не исправима, моя душа. — Дамиль поцеловал супругу в щеку. — Но ты же обещала быть послушной? — Да, конечно. Все что скажешь. — Девушка приосанилась и улыбнулась, почти ему в губы. — Я скажу, что мы уезжаем домой. Прямо сейчас. — Дамиль подхватил жену на руки. Фельд посмотрел в след уходящей парочке. Глянул на мечтающе-вздыхающую Тину и тоже выдохнул. — Тоже хочу в жены ведьму такую. — А почему же ты ее упустил? — Девушка посмотрела на вампира и искренне удивилась. — Потому, что она влюбилась в этого некроманта. Но не время предаваться грусти. Кто же если не я будет трахать эльфов? Давай, Тина, веселее. — «Босс» вы хотели сказать, подобрать и рассмотреть клиентуру? — Да, Тина, и это тоже. — Вампир лукаво улыбнулся. — Но сначала, я все-таки трахну красавицу эльфийку. — Фельд отодвинул Тину и зашел внутрь. Тина вздохнула. — Опять начальство нервничает.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты