Glitchtale: Lethargic Fear

Undertale, Глитчтейл (кроссовер)
Джен
PG-13
В процессе
13
автор
Размер:
планируется Миди, написано 6 страниц, 1 часть
Описание:
Фриск все же смог победить Бетти. Однако он думает, что он не добил ее, и она использовала грязный трюк, чтобы сбежать. И теперь он мечется в постоянном страхе "не успеть", "не решить проблему", хотя, казалось бы, уже все решено...
Что с ним? Неужели он впал в... Летаргический страх?
Посвящение:
Микетту Веста, с которым мы вместе придумали этот сюжет. Микетт первый предложил мысль о том, что Шизик (так мы в нашем узком кругу любителей Глитчтейла называем Фриска) победил Бетти еще тогда, в каньоне, но переживает шизофрению о том, будто все происходящие после битвы события - реальны, хотя на деле все иначе.
Я постараюсь выложиться в эту идею по полной!
Примечания автора:
Данная работа является своего рода сценарием "Что, если...?" по Glitchtale, который подразумевает некоторые допущения. Можно сказать, это AU по AU, альтернативная концовка всего сюжета Glitchtale.
Сделан этот сценарий был на волне возросшей популярности у сценариев "Что, если...?" по Glitchtale, таких как Descended Scientist и Hate!Gaster, а также GlitchTeam и Your Best Friend...?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
13 Нравится 6 Отзывы 3 В сборник Скачать

1̴͕͒/̶̪̄ Любовь...

Настройки текста
— «УР — тоже акроним. Он означает Уровень Резни. Он изменяет возможность кого-либо причинить боль». Я кое-что обещаю тебе, Бет Нуар. Я убью тебя. Несколько очень мощных взмахов меча. От таких практически невозможно увернуться, потому что, по сути, они исходили в разные стороны, разброс был большой, да и вообще амплитуда увеличивалась с каждым метром пути этой волны. Фриск знал, на что шел, когда поднял свой УР на до девятнадцати. Он знал, что это может привести к очередному глюку в этом таймлайне, как и во всей вселенной. Но ему сейчас было плевать. Эта розовая сука убила Азриэля прямо у него на глазах. И она должна за это поплатиться. Бетти попыталась отгородиться от ударов своим Куму в виде щита, но не особо и помогло. Ее отбросило прямо в стену карьера, а этот розовый комок соплей сжался до каких-то жалких размеров. Он всегда так делал, когда дело принимало дрянной оборот для его хозяйки и него самого… Какой же он был жалкий… Бетти увидела, что к ней приближаются еще как минимум четыре таких «взмаха» и только вытянула руку, чтобы хоть как-то защитить свое лицо. Но эти волны настигли ее в ту же секунду с периодичностью. Конечно же, этого не хватило, чтобы прибить эту розовую дрянь. Она лишь немного помялась и продырявилась. И естественно, эти дыры были почти одномоментно залатаны какой-то черной жижей. Фриск догадался, что Бетти впитала в себя Ненависть. Он, правда, не совсем понял сначала, откуда она достала эту субстанцию, но ему было как-то не до этого. Сейчас на кону стояла судьба всего мира, эта ублюдина могла после убийства монстров приняться за людей… И кто знает, что она бы потом натворила. Бетти злобно смотрела на Фриска, оценивая его силу и мощь. Она понимала, что сейчас этот мальчик стал во много раз сильнее ее, правда, было непонятно, откуда он вычерпнул столько новых сил. Неужели это все из-за козлика, который даже не являлся ему близким другом? Впрочем, раздумывать у нее тоже не было времени, надо было поскорее покончить с ним — дело приняло слишком серьезный оборот. Она решила действовать наверняка. Разгон. Прыжок. Копье в руке… Фриск прыгнул в сторону Бетти и разорвал ее руку с копьем, глядя на нее из-за плеча. Бетти не могла ожидать такого поворота. Обычно его сил не хватало на то, чтобы пробить в ней сильную брешь. А тут — целую руку оторвал. А это было чревато серьезными последствиями, такими как перехват Ненавистью контроля над телом Бетти. Ей надо было срочно придумать что-то, пока Фриск не атаковал снова, только в разы сильнее… Судя по его взгляду, он готов был разнести в клочья весь этот каньон, но убить ее раз и навсегда. Тогда Бетти вытянула полу-восстановленную руку вперед и попыталась атаковать щупальцем Ненависти, которая была в разы быстрее самой девочки. Но и тут не сработало… Фриск очень резко среагировал и обрубил щупальце, после чего неожиданно быстро оказался за спиной своей противницы, замахнувшись своим мечом. Удар. Огромный взрыв…

*****

Гастер пытался решить про себя вопрос, что же ему делать сейчас. Санс погиб. Джессика, как оказалось со слов Андайн, отдала колбу с Ненавистью этому розовому существу. И теперь все могло пойти по худшему сценарию. Ведь Ненависть может захватить разум и тело Бетти, и тогда все кончено, ничто не сможет остановить субстанцию от всеобщего разрушения. Даже, наверное, Фриск не сможет этого сделать… Даже несмотря на свою Решительность… Ненависть — это нечто гораздо сильнее всех качеств. Она может позаимствовать силу других качеств и пользоваться ими как своим оружием. Ненависть коварна и жестка в своем проявлении. Она совращает мысли, высвобождая самую потаенную агрессию на всех. Гастер хорошо помнил, что было с Чарой, когда сражался с ним. Он хоть и вылетел из битвы практически первым, получив колоссальный урон, но все же он слышал разговоры. И скелет чувствовал Чару, он чувствовал, как сильно Чара ненавидит своего друга в облике цветка… И только любовь… Не, не так — Любовь смогла победить Ненависть. Хотя как сказать, ведь сама Ненависть никуда не исчезла, а лишь убежала за гору Эббот, ища себе другого носителя… Получается, что Азриэль просто отсрочил полное уничтожение… — Азгор! — вдруг крикнула Ториэль где-то в глубине дома, бегая между комнатами. — Что случилось? — бывший король выбежал навстречу. Гастер прислушался. — Я не могу найти нашего сына… — отдышавшись, сказала Ториэль, грустно глядя на мужа. — Кажется, он пошел за Фриск… И я чувствую, что что-то случилось… Ученый понял, что Фриск ушел сражаться с Бетти. Получается, что он решил избавиться от проблемы самостоятельно… Да, он слышал утреннюю перепалку, когда мальчик оскорбил мать и порезал ей руку. Но он тогда не воспринял ситуацию всерьез. Он подумал, что послу нужно было просто проветриться. Но… Он тогда не знал, что Фриск перед битвой разговаривал с Азриэлем, выложив все свои карты на стол и рассказав первопричину подобных сдвигов и страданий во временной линии. А ведь если бы Гастер все слышал, пожалуй, он бы понял, в чем дело, и он, наверное, смог бы уговорить Фриск не рисковать и не делать глупостей… Возможно, все бы сейчас было по-другому… Но сейчас что толку об этом говорить и думать. Надо было действовать решительно. — Нам надо срочно идти искать их! Вероятно, они пошли драться с этим розовым существом! — неожиданно резко сказал Гастер, повернувшись к Азгору и Ториэль. — Если мы успеем, то никто из них не пострадает. Бет Нуар попытается в любом случае завладеть душой Азриэля, так как она необычна по всем параметрам. А Фриск… Я ему уже говорил, но вам повторю — только Решимость может победить Страх, и только Страх может победить Решимость. — О нет… Дети… — Ториэль чуть не расплакалась, но быстро взяла себя в руки. — Нельзя допустить, чтобы они погибли! — Идем. — констатировал Азгор, став очень сосредоточенным. Они втроем начали собирать некоторые вещи, на тот случай, если ушедшим детям потребуется первая помощь, хотя с большинством ран прекрасно справилась бы Ториэль с ее магией лечения. В любом случае, надо было запастись лекарствами, если рана оказалась бы серьезной. Даже Папайруса привлекли к спасательной миссии, да и сам он практически увязался, поскольку он, по его словам, чувствовал, что «с Фриск что-то не так, и тут понадобится его помощь». — Джессика, присмотрите, пожалуйста, за Андайн. Мы скоро вернемся. — сказала Ториэль женщине, прежде чем уйти вместе с другими монстрами. Та лишь неопределенно кивнула и отрешенно посмотрела в сторону окна.

*****

Фриск размахивал мечом, отбиваясь от костей, которые метал Санс. Он вспоминал при этом, как раньше сражался на Геноциде с этим шутником. Честно говоря, его откровенно бесила сейчас данная ситуация. А эта розовая тварь еще и хихикала, приговаривая: — А вот за этим весело наблюдать: как ты сражаешься с другом, которого поглотила твоя же собственная Ненависть! В этот момент Фриск был готов разорвать суку в клочья, да надругаться над ней посильнее. В нем закрадывалась мысль забраться в Пустоту после убийства и еще сильнее избить Бет Нуар за все те жертвы, которые она принесла. За Санса. За Альфис. За всех тех убитых в школе детей. А также за то, что она заставила Фриска отстраниться от любимой семьи, от лучшего друга… «Жаль, Чары не хватает, уж с ним-то я ей так устроил плохое время, она бы умоляла меня о смерти…» — думал Фриск. Внезапно, когда Санс почти зарядил свой бластер, он понял, что сейчас он не в выигрышном положении. И надо как-то защищаться… Вот только его плечо было проткнуто костью, а меч улетел из-за этого куда-то в сторону. Казалось, что все потеряно, и сейчас он примет жесткий удар. Но ведь его это не остановит… Он и раньше ведь переживал подобные удары, просто сейчас… А у него сейчас есть КАРМА? Ведь сейчас не Геноцид, сейчас он на Пост-Пацифисте… Хотя какая разница… — Убей его! Выстрел бластера. Но в самый последний момент перед Фриском вдруг кто-то появился, и удар пришелся на поднявшуюся защиту. Как только свет улегся и погас, парень смог четко разглядеть своего внезапного спасителя — Папайруса. Тот стоял и смотрел на своего брата…

*****

Папайрус прибыл на место первым, ведомый странной интуицией. Он первым заметил взрыв далеко впереди за чертой города, он первым побежал туда, обгоняя Гастера, Ториэль и Азгора. Он чувствовал, что с Фриск что-то не так. Он понимал, что надо ему помочь. Возможно, с их послом что-то случилось… То, что он увидел, было выше всех его ожиданий. Каньон был весь искорежен огромным перекрестным взрывом, на земле буквально красовался огромный опаленный крест. В центре него лежало что-то черное, бесформенное, и оно еле-еле шевелилось, пытаясь найти себе хозяина. Скелет спустился прямо по склону вниз, пытаясь разглядеть это нечто в кратере. Он подсознательно понимал, что это ничего хорошего ему не сулит, но что-то его влекло к этой субстанции… В его черепе четко билась мысль, что надо посмотреть… Черная жижа, почуяв нового хозяина, мгновенно оживилась и ринулась на Папайруса. Тот едва успел среагировать, но в тот же момент на пути этой опасной субстанции встал Фриск. Он выставил руки вперед, держа в них меч, и чернота тут же поглотила его душу, рассосавшись в ней, словно в сливе. Душа Фриска стала немного темнее, бордовой, но Решимость от этого он не потерял. Казалось, что это был недостающий кусок его души… — Есил ты здесь не ради сражения — уходи. — безэмоционально проговорил человек, глядя куда-то вперед. — Словами тут ничего не решить. — Фриск…? — Папайрус непонимающе осмотрелся, пытаясь понять, куда смотрит его друг. — Ты… Ты с кем разговариваешь? И почему ты держишь меч? Ведь… Тут никого нет… — Кто знает… — продолжил Фриск как ни в чем не бывало. — Если он встанет у меня на пути, я убью его. — К… Кого ты убьешь? — скелет попробовал встать прямо перед человеком и посмотреть ему в глаза, которые, на удивление, оказались открыты, но тот не дал ему особо ничего договорить. — Тебя просто убьют. Ты ведь знаешь это, так? — Азгорушки, Фриск, да о чем ты говоришь?! — вскрикнул Папайрус, схватив Фриска за плечо и пытаясь повернуть к себе лицом; он не на шутку разволновался, лучший друг отвечал явно невпопад, он словно жил в своем мире. — Пожалуйста, скажи, что ты шутишь? — Не говори, что я тебя не предупреждал. — безразлично ответил Фриск и куда-то ринулся вперед, размахивая мечом. Скелет стоял в недоумении. В какой-то момент он увидел глаза своего лучшего друга. Они были не красные… Они были розовые. Казалось, что человек переживал какие-то свои галлюцинации, которые его никак не отпустят. Он наносил странные удары, будто встречая перед собой препятствие. Настроен он был крайне решительно, словно он все еще кого-то не убил. И тут внимание Папса привлекло еще кое-что. Где-то кратере, ближе к центру, что-то сияло. Там находились… Души? Разных цветов. Это были человеческие души. И все они были заражены черной субстанцией. Они летали беспорядочно и о чем-то шептали. Нельзя было разобрать, что именно они шептали, однако Папс был привлечен другим. Среди всех человеческих душ — кажется, это были души тех атакованных детей из школы — особенно выделялись две. Радужная и пустая, с очень маленькой крупицей магии, которая едва-едва сдерживала оболочку. Не было сомнений, это были души Азриэля и Санса. Но то, что осталось от старшего брата… Это было совсем ничтожно для того, чтобы монстр мог жить в таком состоянии. Папайрус понимал, что даже если магическая оболочка Санса была бы восстановлена, то с такой душой он был бы только в состоянии Павшего… — Папайрус! — услышал он оклик от Гастера неподалеку. Тот обернулся и увидел ученого вместе с Дриимуррами. Они были удивлены не меньше скелета — еще бы, увидеть столько бесхозных душ, зараженных Ненавистью… Ториэль плакала, осознавая, сколько же детей было убито розовым существом. И сколько теперь им придется сделать, чтобы… Но этого «чтобы» не случилось, потому что в этот самый момент души начали раскалываться одна за другой. Оранжевая, синяя, голубая, фиолетовая… Они еле-еле держались. Без той магии, что сдерживала единство, они не могли более сохраняться в целом состоянии. А учитывая, как далеко они были от тела — вернуться в уже мертвые оболочки им было не суждено. — Надо срочно сохранить душу Азриэля! — вскричал Гастер. — У него еще есть шанс спастись и снова вернуться! Нгх! Он усилием воли сложил руки своеобразным куполом, и вокруг души Азриэля появилась сфера из зеленой магии, которая еле-еле удерживалась на месте. — А как же остальные души?! — Ториэль в отчаянии смотрела, как с каждым разом душ детей становилось все меньше. — Как же они?! — Я не могу сейчас сохранять сразу несколько душ! Моя душа все еще не излечена до конца! Ториэль заплакала еще сильнее. Да, она сама владела зеленой магией, но у нее была только лечебная ее часть, но никак не защитная. Она не хотела терять столько детей… Но факт оставался фактом, сделать было ничего нельзя. Даже если бы она сохранила хотя бы несколько душ, что бы она с ними дальше делала? Ведь детей уже не вернуть к жизни… Тут она увидела, как одна человеческая душа оставалась целой, несмотря ни на что. Это была единственная незараженная душа, зеленая душа Доброты. Ториэль даже помнила, кто был обладателем этой души — милый маленький мальчик Кам, который защищал свою сестру ото всех… И от тех розовых пришельцев тоже защищал. Он слышал, как Кам пожертвовал собой ради Лили. — Иди сюда, дитя мое… — тяжело вздохнув, сказала Ториэль, аккуратно подведя ладони к этой душе. — Мы что-нибудь придумаем…

*****

— Папайрус… — тихо спросил Фриск, сидя на земле и глядя себе в ноги. — Как… Почему ты принимаешь решение не защищаться, зная, что в итоге ты погибнешь? Скелет странно посмотрел на человека. Фриску в какой-то момент показалось, что он видит совершенно иную картину, будто бы из другой временной линии. Но лишь на мгновение, и все встало на свои места. Санс лежал на земле, все так же его лечила Ториэль, а Гастер с Азгором переговаривались между собой. Папайрус потом улыбнулся и проговорил: — Я знаю, что не все на свете могу решить добротой. Но когда я так поступил… Я смог спасти того, кого я считал, что потерял навсегда. — при этих словах на глаза Фриска навернулись слезы. — Обычно, когда кажется, что хуже уже быть не может… В такие моменты тебе остается только держаться за свои надежды. Потому что именно в этот момент все становится только лучше. Фриск понимал, что отчасти Папайрус прав. Возможно, он поступил неправильно, решив отречься душой от своей семьи и накопить достаточно высокий УР, чтобы сразить Бетти… Да и тем более она трусливо сбежала, и сейчас гнаться за ней не было смысла. Нужно было набраться больше сил и привести себя в порядок… — Фриск, дорогой… Если ты не возражаешь, я хотела бы задать вопрос… — сказала Ториэль мягким голосом. — Ты не видел Азриэля? — Это существо забрало его душу… — грустно заметил Фриск, поднимаясь с земли. — Но… Благодаря Папайрусу… Думаю, я знаю, как нам его вернуть. — И как же? — Как бы глупо это ни звучало… Но мы используем силу, обратную Ненависти… Любовь.

*****

Монстры смотрели на Фриска, который сказал последнюю фразу с улыбкой, и понимали, что с ним что-то не так. Глаза его были розовые, а сам он говорил такие вещи, словно он еще готовился к новым битвам, хотя все уже было окончено. Ториэль держала душу Кама, Гастер кое-как смог стабилизировать свою зеленую магию для сохранения души Азриэля… Азгор поддерживал свою бывшую жену, а вот Папайрус был в очень шатком состоянии, будучи личным свидетелем полного исчезновения души своего брата. И надо ж было добавить им больше проблем — теперь Фриск оказался под влиянием какого-то мощного заклинания, который создавал ему галлюцинации. Парень словно жил в своем мире и говорил то, что считал нужным… «Похоже, это все из-за этого существа… — подумал Гастер, когда вся компания пошла обратно домой, и Фриск шел позади всех. — Она же может накладывать иллюзии на своих жертв. Но ведь ее больше нет… От нее ничего не осталось после того взрыва. Возможно ли это, что это остаточный эффект? Но если это и есть ее заклинание… То что теперь будет с Фриском? В каком он будет состоянии? И возможно ли это обратить?». — Фриск, дорогой… С тобой все хорошо? — Ториэль обернулась, ибо мальчик остановился. — А… Да. Вы идите, я вас догоню. Монстры поняли, что лучше подыгрывать Фриск. Пытаться его сейчас переубедить бесполезно… Надо довести до дома, и уже тогда разбираться в том, что с ним случилось. Лишь Гастер тихонько отстал, чтобы пронаблюдать за человеком. Тот как-то странно посмотрел на руку и что-то вспоминал. После чего он тихо проговорил: — У меня заканчивается время… Я могу не успеть…

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Undertale"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты