Спаси во мне остаток жизни

Слэш
NC-17
В процессе
13
автор
Lip_Na бета
Размер:
планируется Макси, написана 41 страница, 7 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
13 Нравится 5 Отзывы 6 В сборник Скачать

Chapter II

Настройки текста
Находясь в трансе после произошедшего, настроение Чонгука кануло в пропасть. Зайдя в кафе, он сразу наткнулся на Хосока, что мило беседует с каким-то белокурым парнем. — Тебя что стая голубей решила пометить? — заливаясь смехом и чуть ли, не падая под стойку бара, — нет серьезно Гук, я знал, что удача в последнее время на твоей стороне, но не думал, что настолько. — Завались Хо, — сердито и с толикой раздражения в голосе произносит Чонгук, садясь за барную стойку. — Думаю, я тогда пойду, — беловолосый парень подмигивает Хо и уходит, при этом кивая Чонгуку в знак приветствия. — Я еще позвоню, — Хосок с улыбкой на лице провожает взглядом парня. — Это что еще за чудо? — кивает Чонгук в сторону ушедшего парня. — Это не так важно, — задумчиво произносит Хосок, поджав нижнюю губу и делая поворот вокруг себя на пяточках. — Ладно не хочешь говорить не нужно, — говорит Чонгук и театрально, якобы с обидой складывает руки накрест, отворачивая голову. — Я хочу рассказать, и ты даже не представляешь насколько, но не буду, только чтобы не сглазить, — приподнимая руки в согнутых локтях, сжимая пальцы в кулак на последних словах и жмуря глаза, произносит Хосок. — Хорошо, хорошо, суеверный ты мой друг. — Так что с тобой все-таки произошло, — опираясь на барную стойку и подпирая голову одной рукой, Хосок сфокусировал взгляд на друга. — Пока ты там сюсюкался с белобрысым, какой-то сумасшедший врезался в меня на входе и, как видишь, пролил добрую часть кофе, — показывает, тыча на футболку Чонгук. — М-да, повезло тебе конечно можешь в кладовой взять мою рубашку, — указывает на дверь Хосок. — Окей, спасибо.

***

Одев в подсобке рубашку, Чонгук вернулся к Хосоку. Они разговаривали обо всем: о консультациях у психиатра, почему Давон ещё не с кем не встречается, если она такая милашка, почему Хосоку не нравится теория тёмной материи и кто круче Старк или Тор. Просидев за беседой не долгие три часа, Чонгук пошел домой, не забыв зайти в круглосуточный магазин за банановым молоком и кимпабом. Банановое молоко ему напоминало о детстве. О моментах, когда мать была еще жива. Каждый раз приходя с работы, всегда приносила пару упаковок с банановым молоком, наверное, еще тогда Чонгук так полюбил его. Его мать погибла в автокатастрофе за полгода до выпуска из школы. Даже в тот день в пакете у нее лежало банановое молоко. Отец Чонгука работает уже много лет в Америке и из-за этого они видятся только три или четыре раза в год. После новости о смерти своей жены он сразу же прилетел в Корею и месяц пробыл с Чонгуком. А после стал регулярно звонить сыну, интересоваться его жизнью и даже помог с поступлением в университет и поиском хорошего психиатра, раньше он звонил не так часто, так как знал, что рядом с Чонгуком его мать. В тот момент они как-то скооперировались с Хосоком и были одним целым. Отец в основном направлял, а Хосок действовал. Из-за открытия нового филиала отца не было дома уже целый год, что не могло не огорчать. Зная состояние сына, он регулярно созванивается с доктором Кимом, ибо знал, что Чонгук не будет все рассказывать, чтобы не расстраивать.

***

Дом — это то самое место где Чонгук не может находиться спокойно. Всё вещи напоминают ему о днях, проведённых с Чонхо. Каждый миллиметр дома будто пропитан его запахом хотя уже прошел целый год, но он все еще его чувствует. Чонхо был для него целым миром, он был готов посвятить ему всю свою жизнь. Стол ещё отдаёт воспоминаниями о том, как они вместе готовились к экзаменам и в перерывах ели рамэн. Кровать напоминала о ночных этюдах. А также о моментах, когда Чонхо уже спал, а Чонгук только приходил с работы, тихонько ложился к нему в кровать, обнимал и укрывал их пледиком. Чонгуку нравилось гладить его по волосам, нравился запах его шампуня с персиком, нравилось утром будить поцелуями, нравилось… Сейчас же он ненавидит все эти воспоминания, он хочет сбежать от них, хочет избавиться от снов, в которых к нему приходит Чонхо. Хочет избавиться как от ночного кошмара, так и ото сна, который видит каждую ночь. Каждую ночь против своей воли. Все эти воспоминания вызвали новый приступ. Внезапный жар пронзил тело, боль в правой части груди затруднила дыхание. Головокружение и чувство будто он сейчас потеряет сознание, привело к падению на колени. Чувство обречённости и страх смерти накрыл с головой. Схватившись за голову, Чонгук начал кричать до хрипоты надеясь, что его кто-то услышит. Но его никто не слышал, он был один наедине со своими страхами. Со страхом необъяснимой тревоги, которая одолевает с каждым разом все больше и больше. Несомненно, терапия с доктором Ким не прошла бесследно. Панические атаки одолевали реже, желание совершить суицид сошло на нет. Самым болезненным решением для него в терапии было признать и принять что на самом деле Чонхо был… Теперь он понимает, что на самом деле хочет жить, что жизнь — это не только Чонхо, а намного больше. Вспомнив технику «Граудинг» Чонгук начинает искать вещи, которые может чётко увидеть. Пелена от накативших слез закрывала вид. Вытерев краем рубашки глаза и сфокусировав взгляд, в поле зрения попал стул, тумбочка и носок, который стоило бы отнести в стирку. Во втором пункте нужно к чему-то прикоснуться, этой вещью стал маленький коврик, что находился возле кровати. Третьим, был звук, что привёл бы в более статично состояние. Источником звука стала чашка, до которой он смог дотянуться и скинуть со стола. Четвёртым пунктом был запах. На сей раз снова спас носок, что валялся недалеко от кровати. После этого он окончательно убедился, что его стоит отнести в стирку. И последним пунктом, что окончательно приведёт в чувства должен стать вкус. Поднявшись на ноги, Чонгук поплелся к холодильнику, в котором лежал порезанный огурец. Он окончательно привёл в стабильное состояние. Единственным последствием стала наплывающая тошнота, которая сразу попросилась наружу и заставила Чона быстро бежать и обниматься с белым другом. — Черт, снова, — выругался в голос Гук, поднимая голову. Тремор в руках стал для него такой обыденностью после приступа, что он даже перестал замечать его. Внезапное опустошение, итак, голодного организма привело к новому головокружению. — Да твою ж мать! — Опираясь об стену, Чонгук дошёл до кровати. Откидывая белоснежное одеяло, и подушку которые пропахли сырость, что еще больше добило Гука. Он всегда ненавидел одиночество, раньше у него была мать, которая каждый новый день делала праздником. После ее смерти одиночество скрашивал Чонхо. Чонгук пытался делать для него все возможное. Рядом с Чонхо, он никогда не чувствовал себя одиноким и брошенный, до случая который перечеркнул все хорошие воспоминания, связанные с ним. Теперь же Чонгук чувствует себя самым одиноким человеком в мире, все-таки Чонхо был для него всем и возражать он этому не может. Как только, голова коснулась подушки, Чонгук погрузился в мир Морфея.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты