Спаси во мне остаток жизни

Слэш
NC-17
В процессе
11
автор
Lip_Na бета
Размер:
планируется Макси, написано 34 страницы, 6 частей
Описание:
Примечания автора:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
11 Нравится 3 Отзывы 7 В сборник Скачать

Chapter III

Настройки текста
Утро для Чонгука выдалось крайне тяжелым. Горло, словно обожжённое адским пламенем, горело изнутри. Голова раскалывалась, будто она вчера заменяла шаманский бубен для обряда. Подняв свое бренное тело с кровати, Чонгук поплелся в ванную. Оперевшись на раковину, взглянул в опухшие глаза. Говорят, глаза зеркало души, но Чонгук ее не видит. Пустые глаза, в которых не видно и малейшего намёка на жизнь. В них видно столько боли, словно она собрана со всего мира. Если бы можно было получать доллар за каждый раз, когда чувствуешь к себе отвращение, Чонгук, наверное, был уже миллионером. Он не помнит, когда в последний раз думал о себе в позитивном ключе. Чонгук давно уже не считает себя протагонистом собственной жизни, да и на её хорошее окончание тоже не рассчитывает, об этом ему каждый день напоминают порезы на руках и ногах. От мучительных терзаний его отвлек звонок в дверь. Потащившись к входной двери и открыв её, не глядя в глазок, ибо знал, что в такое время мог прийти только Хосок. — Какого черта тебя принесло в такую рань? — сразу в лоб спрашивает Чонгук, пока Хосок пытается прошмыгнуть в квартиру. — Я просто по тебе соскучился, вот и пришёл наведать. — Нет, — сухо и твердо отвечает Гук, складывая руки накрест опираясь об угол, пока друг своевольничает в холодильнике, — вопрос остается неизменным, чего припёрся? — Куки, малыш как ты можешь быть таким жестоким со своим хёном? — произносит Хо, пытаясь сделать эгьё, и честно говоря получается у него довольно хорошо, но вот Чонгука от этого передергивает. — Хён? Серьезно? Хосок, я понимаю ты старше меня на семь месяцев, но! — делая акцент на последнем слове, — хёна, ты от меня не дождешься. — Господи какой же ты жестокий, — отворачиваясь и специально хлопнув дверцей холодильника, Хосок обиженно уходит на кровать, прячась под одеяло. Ошарашенный от внезапного хлопка Чонгук уже хотел съязвить другу, но увидев его подавленное состояние, вытащил баночку клубничного мороженого и подсунул под одеяло. — Спасибо, — тихо и ели со слышным всхлипом произносит Хосок, забирая мороженое. — Расскажешь, что стряслось, — садясь на край кровати, спрашивает Гук. — Помнишь вчерашнего парня? — Естественно. — Так вот, познакомились мы примерно месяц назад, когда я выступал на Хонде с уличными танцами. — Ого, — Чонгук удивленно вскидывает брови, — как такой балабол, как ты смог столько продержаться. — Ой иди нахер, — возмущенно вылезает из-под одеяла Хосок, — в таком случае и сейчас не буду рассказывать. — Да ладно тебе, — треплет по плечу Чонгук, — давай дальше. — Ничего серьёзного не наклевывалось вот и не говорил. Короче говоря, вчера мы решили выпить соджу с курочкой. Выпивали так уже не первый раз, но наклюкались мы так серьезно. Чтобы проветрить голову, решили сходить к реке Ханган. Вроде все было хорошо, мы сидели на траве болтали, — Хо закрыл лицо руками — потом он резко поцеловал меня, встал, извинился и ушёл. Я не знаю почему не пошёл за ним, а сегодня он уже не берет трубку. — Сложная ситуация, однако, — почёсывая затылок комментирует Гук. — Не то слово, я действительно не знаю, что делать, черт Гук, кажется, я влюбился. — Блять, вот это ты влип, знаешь где он живет? Может, съездишь к нему? — Я те чё на сталкера похож? — А что предлагаешь делать? Сидеть страдать? — Да, буду с тебя пример брать. — Ой иди нахуй. — Ладно крольчонок, может, и правда съезжу к нему. — Адрес знаешь? — Да мы один раз у него выпивали. Милейший разговор приятелей разорвал звонок в дверь, отчего оба аж дернулись. — Ждешь кого-то? — Да нет. — Ой блять, — хватается за голову Хосок, — не открывай, умоляю не открывай дверь, — хватая за руку вставшего Чонгука, — это смерть по мою душу. — Ебать ты что ушел на всю ночь и не предупредил Давон? — Забыл, с кем не бывает и вообще, мне не пять лет, чтобы перед ней отчитываться. — Ага, смелый такой, давай ей это скажи, от Давон тебя сам Сатана не спасет, — выдергивая руку, Чонгук идет открывать дверь, пока Хосок мечется по всей квартире, ища место, где спрятаться. Хосок любил Давон и очень дорожит ей. Когда ему было десять, родители уехали на подработку в Японию и оставили детей на бабушку. Так как бабуля была в довольно преклонном возрасте всю ответственность за воспитание Хо на себя взяла четырнадцатилетняя Давон. Она заменила Хосоку мать и отца, в самый ответственный период его жизни. Родители время от времени навещали, брали их с собой на все каникулы в Японию и не забывали иной раз брать с собой Гука. На самом деле у них даже выбора не было, ибо Хосок отказывался куда-либо ехать без него. Со временем родители насовсем переехали в Японию и после смерти бабушки хотели забрать их к себе, но те отказались. Открыв дверь перед Чонгуком, стояла разъярённая Давон. — Где этот черт? — крикнула Давон, что Чонгук аж подпрыгнул от страха, пропуская её вперед. Стоя посреди комнаты, единственное что успел сделать Хосок это взять подушку и оборонятся ею словно щитом. Давон словно фурия неслась к Хосоку, тот же начал бегать от нее по всей квартире. Чонгук же так и остался стоять ошарашенно возле двери решив не влезать с семейные разборки чтобы и ему заодно не досталось. — Если ты сейчас же не остановишься, обещаю, я тебя убью. — Не сможешь, ты меня слишком сильно любишь. — Ох, поверь дорогой мой братец, смогу еще как смогу. Ты блять такая мало того что всю ночь на телефон не отвечал, так еще и утром дома тебя не наблюдалось. — Мало ли чем был занят двадцатилетний молодой самодостаточный половозрелый мужчина. — Слышь ты, половозрелый мужчина, а кто пару дней назад пришел ко мне ночью весь в слезах из-за того, что он посмотрел ужастик и теперь, видите ли, не может спать один. — Эй, это, между прочим, была конфиденциальная информация, — закричал Хо, когда услышал смешок со стороны друга. — Чонгук, а ты какого черта ржешь? Не мог позвонить мне сказать, что эта долбоебина у тебя? — кидая подушку в Чонгука, возмущается Давон. — Я-то тут при чем? Сам в шоке был, когда этот завалился ко мне, — кидая подушку обратно отвечает Чонгук. — Нуна, может ты перестанешь бегать за мной? — хныча просит Хосок. — А может ты бегать от меня перестанешь? — Та как тут перестать, если на тебя бежит разъярённая гиена? — Ах ты ж блять такая значит ты шлёшься где попало, а я еще и гиена? — взбесившись еще больше Давон пуляет в Хосока подушку и перепрыгивает диван, несясь на него. — Прости, только не убивай, — падая на колени, начинает умолять Хосок. Подбегая к Хосоку Давон хватает его за ухо и тащит к выходу, забывая попрощаться с Чонгуком. Закрывая дверь, Чонгук радуется, что эти двое наконец-то ушли. — Помолимся за Хосока, — произносит Чонгук, складывая руки в молитвенную позицию.

***

Заглядывая в холодильник, Чонгук понимает, что там повесилась мышь и нужно бы пойти прикупить еды, иначе он умрет быстрее от голода, нежели от самобичевания. Натягивая свое любимое черное худи с принтом Итачи, он направляется в круглосуточный магазин у дома. В процессе обдумывая то, как Хосоку повезло с Давон, хоть она и правда, когда злится похожа на голодную гиену, но так-то очень добрая и заботливая сестра. Несмотря на всю сложную ситуацию в их семье Давон всегда заботилась и о нем. Можно сказать, что была и остается для него старшей сестрой, чему Чонгук очень рад. Когда умерла его мать Давон приходила к нему почти каждый день помогать с домашними делами, о которых раньше заботилась его мать. Давон очень сильная, Чонгук искренне не понимает, как она это все выносит. Зайдя в магазин, Чонгук сразу идет к своему любимому отделу с раменом. Взяв саму острую лапшу и не забыв прихватить кимпаб и пиво. Направляясь в сторону кассы и обдумывая чего бы ему еще хотелось взять он неожиданно врезается в незнакомца. — Ой простите, — извиняется Чонгук не услышав ничего в ответ. «Странный тип», — думает он про себя. — Молодой человек, вы выронили, — окликают его, протягивая незаметно, выпавший кимпаб. — Благодарю. — Я вижу ты любишь врезаться в людей, — слышит Чонгук, ставя продукты на кассу. В недоумении он поднимает глаза и видит перед собой того самого парня из кафе. — А я вижу ты любишь лезть не в свое дело. — Знаешь, на самом то деле да, — отвечает парень, пробивая продукты, — с вас четыре тысячи вон. — Картой, — отвечает Чонгук, проводя картой по терминалу. — Всего одна банка в одиночестве пить будешь? — … — Может тебе компанию составить? — … — Ты всегда такой разговорчивый? — Нет, только с такими, как ты, — забирая продукты, собирается уходить. — А что со мной не так? — недоумевает кассир. — Ты пролил на меня свой кофе и даже не извинился, а только начал возмущаться. — Разве я не извинился? — Нет. — Подумаешь, ну с кем не бывает. — До свидания, не рад был вас видеть, — уходя, напоследок говорит Чонгук. — Что-то мне кажется, что видеться с вами мы будем часто, — вдогонку кричит парень. — Надеюсь, нет.

***

Садясь в машину в полной тишине, Хосок чувствует свою вину перед сестрой, но не решается прервать неловкое молчание. Домой они ехали в полной тишине и только после того, как зашли на порог квартиры Хосок осмелился его разорвать. — Прости, я не думал, что настолько задержусь. Но в ответ ему последовала только тишина. — Нуна, не обижайся на меня, в следующий раз я тебя обязательно предупрежу, — обнимая сестру со спины, говорит Хосок. В ответ он услышал тихие всхлипы сестры. — Давон, ты чего? — поворачиваясь лицом. — А если бы с тобой что-то случилось? Ты хоть понимаешь, как я за тебя переживаю? — сглатывая слезы, говорит Давон. — Прости, прости, — повторяет Хосок, вытирая слезы сестре. — Ладно, проехали, только не делай так больше. — Хорошо нуна, не буду, — радостно отвечает и бежит к холодильнику, — рамен будешь? — Только с яйцом, — присаживаясь за стол, отвечает Давон. — Хорошо, как скажешь. — С кем ты хоть шлялся полночи? Опять с тем белокурым? — Да, — тихо произнес Хо. — У вас что-то случилось? — С чего ты взяла? — Обычно, когда ты говоришь про него, то весь сияешь, а сейчас вон заплакать готов. Ставя приготовленный рамен на стол, Хосок принимается рассказывать все, что произошло ночью. Выслушав, Давон впервые соглашается с Чонгуком. Брату нужно съездить к парню и выяснить их дальнейшие отношения, и даже ради такого дела позволяет тому взять свою машину.

***

Погрузившись в свои мысли, он не замечает, как доезжает до дома, в котором почти каждые выходные прекрасно проводил время. Оставив машину в подземной парковке, подымается в лифте на пятнадцатый этаж, где живет беловолосый. Хосок никогда ранее не замечал, насколько длинным и мучительным может быть подъем в лифте, он успевает миллион раз пожалеть и снова передумать, что едет к нему. Подойдя к двери, он размышляет правильно ли сейчас поступает, может стоить дать хозяину квартиры время на размышления. Еще какое-то время он не решается постучаться. Через пять минут он все-таки набирается смелости и делает это. Но в ответ ничего. Повторив действие и в ответ получив заветную тишину, Хосок снова начинает сомневаться, пока его не окрикивают сзади. — Хосок? Что ты здесь делаешь? — Привет, Юнги, — игнорируя вопрос, — можно зайти? — Только если ты этого хочешь. — Конечно, — без толики сомнения в голосе. Беловолосый нерешительно достает ключи из карманов кожаных джинсов и трясущимися руками не с первого раза открывает эту чертову дверь. Пропуская Хосока первым, ему хочется сбежать ведь понимает, какой разговор сейчас последует. От сильного волнения, что накрыло его, Юнги спотыкается об порог, но Хосок успевает словить. Теплые руки обвивают талию от чего мысль о побеге ему кажется все более привлекательной. Быстро отскакивая от нежной хватки, чем пугает Хосока, Юнги ставит пакет, с которым пришел из магазина. — Что ты купил? Можно посмотреть? — не дожидаясь ответа незваный гость заглядывает в пакет. — Хосок, — с неуверенностью в голосе, — зачем ты пришел? — Что? О чем ты? Разве нам нужен был повод для встреч? — нервно дает ответ, метая свой взгляд туда-сюда по кухне. — Если это из-за вчерашнего, то я хотел бы извиниться, не нужно делать вид, что все хорошо, прости, я не хотел, то есть хотел… блин, нет прости, оно как-то само. — перебирая пальцы и отдёргивая края толстовки, — если ты хочешь мы может прекратить наше обще… — Черт! — перебивая Юнги, Хосок говорит с серьезным лицом. Не меняясь в лице, он подходит к Юнги, чем, несомненно, пугает того, приподнимает лицо и наклоняется к губам. — Стоп Хосок, что ты делаешь, не нужно, — отталкивая всеми возможными силами, говорит беловолосый. — А если я хочу, — томным голосом произносит Хосок, притягивая Юнги к себе. Медленно беря за талию, он расстёгивает толстовку, проводя узоры на его спине еле касаясь кожи. Большим пальцем другой руки нежно проводит по щекам, невесомо задевая губы. Отчего у Юнги замерло сердце. Заплетая свои пальцы в белых волосах, Хосок медленно наклоняется к его шее. Втягивая аромат парня, он нежно, едва касаясь, ставит поцелуи на шее. От таких действий у Юнги подкашиваются ноги, отчего Хосок подбирает его на свои бедра, прижимая к стене. Обхватывая руками шею Хосока Юнги медленно притягивает его к себе. Хосок мягко касается пальцем его губ, немного приоткрывая их, на что получает томный вздох. Не выдержав тянучки, Хосок завлекает Юнги в поцелуе, переплетая их языки в страстный танец. Отчего сердце Юнги забилось в два, нет в тысячу раз сильнее. — Юнги… — Пожалуйста, ничего не говори сейчас.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты