Серебро для монстров (Silver for Monsters)

Слэш
Перевод
NC-17
Завершён
55
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
239 страниц, 25 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
55 Нравится 24 Отзывы 18 В сборник Скачать

Кое-что обретенное

Настройки текста
      Бес всадил когти в мшистую землю, из-под ног во время атаки разлеталась грязь. Ламберт в последнюю секунду ушел перекатом, и огромное чудище по инерции пронеслось мимо, а затем с грохотом врезалось в полуразвалившуюся стену. От удара головой во все стороны разлетелись обломки камней. Бес оказался на мгновение оглушен. Ламберт держался настороже, готовый увернуться в любой момент. Мрачные тучи непрерывно орошали землю дождем, отчего почва скользила, делая сражение еще более опасным, чем обычно.              Оцепенение беса длилось не долго. Он развернулся и снова понесся в сторону Ламберта всей своей неуклюжей тушей. Ведьмак отскочил влево, едва избежав гибели под огромными лапами. Перекатившись, ударил мечом и распорол острием толстую шкуру, оставив на животе беса глубокий длинный порез. Чудовище взревело от боли и ярости. Рана кровоточила, но оказалась не настолько глубока, как хотелось бы. Клинок едва скользнул по коже.              Краем глаза Ламберт увидел подкравшегося сбоку Айдена, который вскинул меч для удара, пока бес был занят другим ведьмаком. Чудовище присело на передних ногах и взревело. Земля под ним слегка задрожала.              Ламберт мгновенно осознал, что сейчас случится.              — Айден, стой! — закричал он, но было уже слишком поздно. Во лбу беса открылось третье око, пылая раскаленным угольком, монстр заозирался, пытаясь отыскать ведьмака. Айден отшатнулся, его глаза совершенно почернели от воздействия гипноза.              Ламберт громко выругался. Бес наступал на Айдена, с каждым движением все сильнее угрожая достать его. Ведьмак казался околдованным, смотрел лишь в светящееся око, медленно пятясь от чудовища. Бес взрыл лапами землю, приготовившись к новой атаке.              Ламберт сорвал бомбу Самум с пояса и со всей силы швырнул ее в голову монстра. С грохотом и ослепительной световой вспышкой она взорвалась в паре дюймов от морды чудовища. Бес взревел в агонии, отступил и яростно замотал головой. Когда он вновь выпрямился, Ламберт увидел, что от горящего глаза в центре лба осталась лишь жуткая окровавленная дыра.              Как только бомба взорвалась, Айден стряхнул оцепенение и обошел чудовище по широкой дуге справа, отыскивая уязвимое место, а затем молниеносно напал, желая поранить заднюю ногу. Лезвие едва задело облезлую шкуру беса, он с бешеным ревом развернулся. Отклонившись, Айден резко отступил, пытаясь уйти подальше.              Словно в замедленном действии Ламберт увидел, как монстр бросился в атаку. Айден не успел закончить выпад, когда бес, опустив рога, бросился вперед и пронзил его живот, прервав атаку. Из легких Айдена вышибло дыхание, а Ламберт едва осознал, как его рот раскрылся в судорожном безмолвном крике ужаса. Бес вскинул Айдена в воздух, мотая на рогах из стороны в сторону, словно тряпичную куклу, и его голова обессилено повисла, болтаясь на ослабшей шее.              Выдав привычный поток проклятий себе под нос, Ламберт бросился вперед. Чудовище унесло Айдена почти к основанию руин, там оно вдруг встало на дыбы, откинув пасть к верху — пронзенное тело сорвалось с рогов и отлетело в стену, а затем с глухим звуком соскользнуло на землю и неподвижно замерло.              Ламберт взлетел на груду развалин, отчаянно стараясь забраться повыше. Руки в перчатках взмокли, пока он цеплялся за скользкие от дождя камни. Добравшись до бойниц, ведьмак увидел, как бес внизу рыщет по округе, слепо его вынюхивая. Из огромных ноздрей чудовища в холодный воздух вырывался пар.              — Эй! — крикнул Ламберт, пнув насыпь, чтобы булыжники посыпались на голову беса. — Я здесь, сучье отродье!              Тот посмотрел вверх, заревел и затопал ногами.              Ламберт разогнался и взмыл в воздух, крепко сжимая обеими руками рукоять меча, пока несся вниз, а затем со всей силы вонзил острие прямо в центр черепа беса. Меч вошел по самую рукоять. Чудовище захлебнулось кровью, содрогнулось и с грохотом рухнуло замертво.              Ламберт оставил меч в туше и бросился к безжизненному телу Айдена, распластанному на земле, а потом, обхватив за плечо и бедро, перевернул лицом вверх. Айден был едва жив. С губ слетали судорожные прерывистые вздохи. Доспех оказался пробит в нескольких местах, из прорех непрерывно вытекала кровь, темная и вязкая. В нос ударил приторный металлический запах.              — Блять, Айден… — Ламберт опустился на колени, застыв над телом. Он пытался взять себя в руки. Не время для паники, но сейчас — прямо на его глазах — Айден умирал.              Отчаянно борясь с нарастающим отчаянием, Ламберт копался в своих запасах, пока дрожащие пальцы не сомкнулись на флаконе Зелья Раффара Белого. Он вытащил пробку из горлышка и вылил эликсир в рот Айдену, проследив, чтобы тот не подавился. Минуты тянулись подобно часам, но вскоре дыхание выравнялось. Ламберт принялся стаскивать защиту Айдена, чертыхаясь на незнакомые застежки, которые оказывались в самых странных местах. Последние два ремня он перерезал ножом и, рассудив, что весь гамбезон и так уже не пригоден для ремонта, отбросил его в сторону.              Нижняя хлопковая рубаха насквозь пропиталась кровью, тонкая материя облепила кожу на животе. Ламберт с глубоким вздохом распорол ткань. Раны, хоть и уже заживающие по краям, все еще сильно кровоточили. Кожа на груди мертвецки побелела под слоем алой крови. Разорвав остатки рубахи на полосы, Ламберт туго перевязал торс Айдена. Кровь почти сразу же начала просачиваться сквозь самодельную повязку, но казалось, текла медленнее.              Айден был холоден как лед. Ламберт старался не думать о том, что он при смерти, и сосредоточился на поисках укрытия от дождя. В глубине руин виднелся зал, потолок которого еще не полностью обвалился. Ламберт перетащил бессознательное тело Айдена по неровному каменному полу, ведьмак оказался тяжелее, чем выглядел. Уложив его в самом сухом месте, какое нашлось, Ламберт занялся сбором дров для костра. Подобранные ветки полностью вымокли, и потребовалось несколько вспышек Игни, чтобы высушить их, а потом разжечь. Огонь занялся с трудом, но, в конце концов, разгорелся.              Ламберт бросил взгляд на Айдена. Кровь снова прилила к коже, но он все еще оставался без сознания. Вероятно, пройдет несколько часов, прежде чем раны затянутся. Больше ничего нельзя было сделать, только дождаться эффекта от эликсира.              Ламберт вышел наружу, вытащил меч из головы беса, и с отвращением поморщил нос — труп уже начинал вонять. Он вытер клинок о толстую шкуру монстра и вернулся к огню, не желая глядеть на пропитанную кровью землю, по которой ступал.              Опустившись на пол, Ламберт прислонился спиной к стене и начал вспоминать, как Айдена пронзил монстр, снова и снова прокручивал ужасный момент в голове, поигрывая с ножом. Прикрыв глаза, он попытался выбросить лишние мысли, но каждый раз они возвращались. Ламберт чувствовал себя так, словно получил внезапный удар под дых. Волнами накатывало то отчаяние, то беспомощность. Сердце громко стучало в груди. Борясь с тошнотой, он глубоко, прерывисто втягивал воздух ноздрями, уставившись в противоположную стену.              Близко… Он позволил им сойтись слишком близко. Вот что случается, когда позволяешь себе слабость. На Пути — один неверный шаг, одна лишняя секунда колебаний несут смерть. Он давно решил, что лучше вовсе не иметь друзей, чем видеть их похороны.       По другую сторону костра Айден застонал во сне. Ламберт запрокинул голову, прислонившись к грубому камню стены, и поморщился. Они не должны были брать этот заказ. Он с самого начала не должен был соглашаться путешествовать с Айденом. Он не должен был соглашаться найти огра в Элландере. Покой, счастье и слава — невозможны, если ты ведьмак. Не стоило забывать об этом.              Ламберт смотрел на неподвижное тело Айдена, едва улавливая его силуэт сквозь пелену огня, сквозь слезы горечи, навернувшиеся на глаза. Сжав кулаки, он безмолвно рыдал. Снаружи опускалась ночь.              

***

      Дождь прекратился где-то после полуночи. Ламберт уловил далекие крики ночных птиц, звук падающих с листьев деревьев капель воды. Сквозь руины пронесся порыв ветра, на мгновение раздув пылающие угли. Ламберт подбросил в костер очередную охапку хвороста и снова сел у стены.              Раны Айдена, по всей видимости, зажили. Кровь, просочившаяся сквозь самодельный бандаж, засохла и приняла оттенок ржавчины, на лицо вернулись краски. Он глубоко спал, дыхание было ровным и медленным. Ламберт смотрел на свои пальцы, ковыряя порез на костяшках. Где-то вдали выл волк.              Айден проснулся и застонал, вырвав Ламберта из раздумий, а потом открыл глаза, сузив зрачки до тонких щелочек, чтобы приспособиться к свету костра. Усаживаясь, он схватился за живот и в замешательстве посмотрел на повязки.              — …Ламберт? — осторожно позвал Айден, оглядываясь.              — Здесь, — бесцветным голосом отозвался он со своего места в тени.              — Где бес?              — Снаружи. Мертв.              — Что… случилось?              — Что помнишь? — Ламберт подобрал с земли веточку и бросил ее в огонь.              — Мне снилось… — Айден поморщился. — Я думал, рога проткнули меня… — он посмотрел на повязки и высохшую кровь, превратившуюся в корку. — Так вот что произошло.              Ламберт кивнул, а затем вновь уставился в огонь, крепче сжимая зубы и отчаянно желая развидеть воспоминание, раз за разом всплывающее перед глазами. Айден медленно размотал повязки, явив взору несколько свежих сморщенных шрамов в тех местах, где рога проткнули живот. Зажившая плоть выглядела розовой и нежной, но целой. Пользуясь остатками лохмотьев, он стер с кожи потеки засохшей крови, а затем огляделся.              — Что с моей стеганкой?              Ламберт без слов указал на окровавленную кучу тряпья и кожи — все, что осталось от гамбезона. Айден встревожился.              — Мда, недешево обойдется починить.              Ламберт уклончиво промычал и принялся снова ковырять порез на костяшках. Корка оторвалась и опять закровоточила. Он заскрежетал зубами.              — Ламберт? — он услышал беспокойство в голосе Айдена. Поморщившись, он поднялся и побрел, опираясь за стену, чтобы сесть рядом с ним. — В чем дело?              Ламберт сжал кулаки, но ничего не ответил. Избегая встревоженного взгляда, он глядел прямо перед собой, в огонь. Оранжевые вспышки углей в окружающей тьме обжигали чувствительные глаза.              — Я в порядке, — произнес Айден, хотя дрожь в голосе выдала его. Они оба знали, как близко он подошел к порогу смерти.              Пальцы Ламберта мелко тряслись.              — Ламберт, — Айден произнес его имя так обезоруживающе мягко, что одним словом выбил весь воздух из груди. — Посмотри на меня.              Ламберт, затаив дыхание, медленно повернул голову и оказался лицом к лицу с Айденом, золотые глаза заглянули в его собственные, и он почувствовал себя удивительно уязвимым и открытым. Взгляд Айдена пронизывал до глубины души.              Медленно, нерешительно Айден поднес ладонь к его щеке. На мгновение оба замерли, а потом Айден сократил расстояние и приник губами к его губам, вплетаясь пальцами в волосы. Ламберт недоверчиво застыл, отчаянно пытаясь осознать происходящее. Казалось, прошла вечность, прежде чем поцелуй закончился, и Айден взглянул на него из-под ресниц.              Ламберт отчаянно не желал его отпускать. Сердце билось слишком быстро — будто собиралось вырваться из груди. В глазах Айдена промелькнула смесь беспокойства и сожаления, когда он отодвинулся подальше.              — Я… — протянул он. — Это было…              Ламберт низко зарычал и схватил его за плечи, притягивая ближе, чтобы ворваться в его рот своим языком. Он вложил в этот поцелуй все свое отчаяние, весь гнев, всю страсть. Айден оказался еще слаще, чем в мечтах, воспоминания побледнели в сравнении с теплом настоящего тела. Айден зарылся руками в волосы Ламберта, когда тот углубил поцелуй, и низко застонал в губы, когда их языки соприкоснулись. Ламберт провел рукой по его челюсти, чувствуя под пальцами мягкие волоски бородки.              Они отстранились друг от друга, задыхаясь. Айден прижался лбом ко лбу Ламберта и усмехнулся.              — Я и понятия не имел, — выдохнул он, одновременно восхищенно и удовлетворенно.              — Ага, хорошо, — пожал плечами Ламберт. — Я не полностью открытая книга.               — Еще чертовски мягко сказано, — рассмеялся Айден и перекинул через него ногу, усаживаясь верхом и приятно придавливая вставший член. Ламберт погладил торс Айдена, отчаянно желая ощутить подушечками пальцев каждый дюйм его тела. Пока он был сосредоточен на остановке кровотечения, то совсем не обратил внимания на подтянутые мышцы, на россыпь мягких каштановых волосков, сбегающих по животу и исчезающих под штанами, на то, как шрамы на шее пересекают ключицу и сползают на грудь, завершаясь узелком плоти на ребрах справа. Ламберт проследил пальцами их путь, и Айден задрожал от прикосновений. Как он выжил?              Чужое тело хранило не меньше шрамов, чем его собственное. Отметины — клеймо опасной профессии ведьмака, постоянное напоминание, что каждый день может стать последним. Ламберт прижался губами к неровной линии на груди Айдена.              — От чего это? — пробормотал он, не отрываясь.              — Топор, — ответил Айден, затаив дыхание. Его руки расправились с застежками и спустили гамбезон с плеч. Ламберт отбросил броню — она шумно ударилась об пол рядом с перевязью. Айден скользнул ладонями в открытую горловину рубахи, исследуя рельеф его тела. Ламберт стащил лишнюю ткань через голову, открывая грудь жадным прикосновениям, а потом обоими руками притянул Айдена, крепче вжимая его бедра в себя под сладкий стон.              Ламберт провел ладонью по заметной выпуклости на чужих штанах. Айден прильнул ближе, громко выдохнув, когда рука сжала ствол через плотную кожу. Твердость и жар чувствовались даже сквозь слои плотного материала, отчего Ламберт беспомощно проскулил и принялся спешно расшнуровывать штаны, проклиная создателя доспехов Школы Кота за чертовски сложные застежки. Закончив, он скользнул рукой внутрь и обхватил член. Айден охнул от прикосновения, впиваясь пальцами в плечи Ламберта, который начал мягко гладить вставшую плоть. Член потемнел, сильнее наливаясь жаром, пока Ламберт скользил рукой по бархатистой коже, наслаждаясь тяжестью в своей руке, каплей влаги, выступившей на головке. Ламберт провел по ней большим пальцем и растер вдоль ствола до основания, отчего Айден сдавленно вздохнул и попытался толкнуться в кулак.              Грубо схватив Ламберта за волосы, Айден прильнул к нему страстным поцелуем, ярость которого удивила обоих. Горячие, безрассудные губы Айдена были полны желания. Обнимая его левой рукой, Ламберт тонул в поцелуе и одновременно ласкал его член правой. Вдруг Айден с силой прикусил нижнюю губу Ламберта, и тот удивленно зашипел, отстраняясь.              — Что за черт? — требовательно спросил он, нахмурившись.              — Слишком? — Айден усмехнулся и лизнул прокушенное место. Ламберт сжал левой рукой каштановые кудри, потянув сильнее необходимого, и заставил его откинуть голову, чтобы спуститься поцелуями по шее. Добравшись до ключицы, он на мгновение присосался к коже, а потом отстранился, с удовольствием разглядывая уже начавший проступать синяк.              — Сукин сын, — выдохнул Айден.              — Скажи что-нибудь новенькое, — прорычал Ламберт. Его позабытый член болезненно ныл в штанах, а каменная стена обжигала холодом обнаженную кожу спины. — Как бы ни было приятно, не возражаешь, если переместимся? — он кивнул на лежанку рядом с костром.              Айден молча кивнул, с трудом поднялся на ноги и стащил оставшуюся одежду. Ламберт подскочил следом и, спотыкаясь и матерясь, начал сдергивать сапоги. Штаны стянул последними — трясущиеся пальцы с трудом справлялись даже с простыми завязками. Наконец сбросив портки на пол, он испытал облегчение.              Айден ждал его, расположившись на лежанке. Ламберт опустился на колени, а затем накрыл его тело своим. Одна нога оказалась зажата между его бедер, когда он разместился сверху. Ламберт низко застонал, ощутив обнаженной кожей жар тела Айдена, словно тот был наградой за все молча перенесенные тяготы. Их губы слились в страстном поцелуе.              Член пульсировал у чужого бедра, отчаянно требуя прикосновений. Ламберт разорвал поцелуй и свободной рукой потянул запястье Айдена вниз, туда, где соприкасались их тела, и застонал от облегчения, когда тот, наконец, обхватил его плоть и попробовал качнуть рукой. Задохнувшись, Ламберт погладил щеку Айдена, заглянув в золотые глаза — зрачки настолько расширились, что почти заполонили радужку.              Несмотря на недавние травмы, Айден отнюдь не нежничал. Схватив Ламберта за плечо, он подмял его под себя, прикусил мочку уха, а потом спустился вниз по шее дорожкой голодных поцелуев, от которых на коже точно поутру заалеют синяки. Руки Айдена бродили по телу Ламберта, а губы спускались все ниже и ниже, пока не уткнулись в мягкие волоски у основания члена.              Ламберт на миг забыл как дышать, вцепившись в ткань лежанки. Чужое дыхание обжигало чувствительную кожу. Он приподнял бедра, отчаянно желая почувствовать прикосновение губ. Айден ухмыльнулся, а затем провел языком вдоль ствола, от основания до верхушки, и лишь потом насадился ртом. Перед глазами на мгновение все поплыло, Ламберт непроизвольно выгнулся. Опершись на локоть, он положил руку на макушку Айдена, пока тот двигался вверх и вниз. Теплый, влажный плен его губ, и то, как он обвивал языком член, сводило с ума. Когда он заглотил ствол до основания, Ламберт неосознанно вскинул бедра и приложил все усилия, чтобы не кончить прямо сейчас.              — Ты охренительно хорош, — выдохнул он, отстраняя Айдена (хотя это было чертовски тяжело), и прижал ладонь ко лбу, пытаясь восстановить дыхание.              — Всегда к твоим услугам, — щеки Айдена призывно вспыхнули, румянцем пошли даже шея и грудь. Шрамы стали практически незаметны на потемневшей коже.              — Черт возьми, — Ламберт сел и запечатлел на припухших губах пылкий поцелуй. Обхватил его за талию, проследил рукой шрамы на спине, а потом смял задницу. Одним плавным движением повалил Айдена на спину и оказался сверху, встав на колени между его раскинутых ног. — Хочешь?..              — Блять, да, хочу, — оборвал его Айден. — Посмотри в моей сумке… Нет, это масло от гибридов… — он давал указания, а Ламберт, приподнявшись, рылся в сумке, пока его пальцы не сомкнулись на маленьком флаконе с золотистой жидкостью. Ламберт неловко вынул пробку и вылил немного шелковистого масла на ладонь, после чего отложил флакон в сторону и устроился между бедер Айдена.              Айден выглядел до одури развратно: от пронзительного взгляда из-под ресниц до покрасневшего напряженного члена, прижатого к животу. Когда Ламберт проник внутрь него пальцем, из приоткрытых губ вырвался приглушенный стон. Айден, откинув голову и восхитительно открывая горло, начал сам подаваться бедрами навстречу, когда он добавил второй палец, а затем третий. Ламберт убрал руку и снова потянулся за бутылкой масла. Небрежно погладил себя, размазывая смазку, а потом вернулся к Айдену и вопросительно взглянул на него.              На невысказанный вопрос Айден ответил прямым взглядом, полным страсти. Ламберт склонился, прижался лбом к его лбу и глядел в глаза, медленно проталкивая член внутрь. Айден застонал, впился пальцами в затылок Ламберта и качнул бедрами, принимая его глубже. Ламберт задохнулся, ощущая, как кровь прилила к щекам, когда он погрузился полностью, а потом замер, тяжело дыша, чувствуя, как член пульсирует в тесной жаркой глубине.              — Черт, — выдохнул Ламберт, содрогаясь от желания.              Айден двинул бедрами. Ламберт низко зарычал и начал отчаянно вбиваться в него под сладкие стоны. Руки Айдена, казалось, были везде — сжимали волосы Ламберта, касались груди, впивались в спину. Толчки стали более быстрыми, более настойчивыми, каждое движение бедер приближало к краю. Обхватив член, Айден начал ласкать себя в ритме, заданном Ламбертом. Дыхание превратилось в рычание, кожа покраснела, а каждую клеточку тела пронзало удовольствие. Одной рукой Ламберт схватил Айдена за бедро и изменил угол наклона, продолжая глубоко вбиваться.              — О, че-е… — задохнулся Айден, а затем выгнулся под Ламбертом, выплескиваясь, и ритмично сжимая его член внутри. Ламберт неосознанно застонал. Наблюдать, как Айден кончает, слышать его всхлипы, когда он балансировал на грани — всего этого оказалось слишком много. Один толчок, другой, и удовольствие наполнило его до краев, затягивая в желанную бездну.              Придя в себя, Ламберт рухнул вниз, рвано, тяжело выдыхая, и уткнулся горящим лицом в изгиб чужой шеи, наслаждаясь запахом можжевельника и мускуса. Одна рука Айдена вплелась в его волосы, пока другая мягко гладила спину. Они лежали так несколько часов, до тех пор, пока умирающее пламя костра не заставило их отстраниться друг от друга и позаботиться об устроенном бардаке.              

***

      Ламберт проснулся в сером утреннем тумане, протер глаза, пока спадал флер глубокого сна. Потянувшись, он вдруг застыл, какой-то частью осознав — что-то не так, но не мог понять что именно. Затем почувствовал движение теплого тела рядом, и на него нахлынули события прошедшей ночи — умирающий Айден, грубо целующий его Айден, выгибающийся под ним Айден…              Ламберт сглотнул.              На сей раз, это случилось на самом деле. Не жалкий, развратный сон, при свете дня превращающийся в одно горькое напоминание, полное сожалений и разочарования. Под боком лежало крепкое тело Айдена, который ровно дышал во сне, мерный стук его сердца успокаивал, и Ламберт поверил — все случилось по-настоящему. Айден был рядом, все еще обнаженный, и прижимался горячими полукружьями своей задницы к его бедрам во сне. Ламберт удовлетворенно вздохнул. Он не мог вспомнить, когда последний раз спал так хорошо, да и вообще последний раз, когда дремал хоть несколько минут без мучительных видений. Сопящий рядом Айден, словно талисман, уберег его от кошмаров.       Костер погас. Ламберт попытался тихо ускользнуть с лежанки, чтобы не разбудить Айдена, но тот проснулся и сел, как только он отстранился.              — Который час? — спросил он хриплым спросонок голосом.              — Ранний, — Ламберт собрал разбросанную по каменному полу одежду и медленно начал одеваться. — Можешь еще полежать, если хочешь. Я приготовлю кашу.              Удар Игни, немного хвороста — и огонь запылал снова. Ламберт варил кашу так, как учила его мать, десятилетия назад. Он редко мог позволить себе готовить горячее на Пути и хранил свои скромные запасы для редких особых случаев, которые стоило отметить. Привычный, знакомый ритуал приготовления пищи приятно радовал.              Через короткое время завтрак был готов. Подхватив дымящуюся кашу в двух грубых чашках, которые достал из сумки, он вложил одну в протянутые руки Айдена, а затем бесцеремонно плюхнулся на лежанку рядом. Тень улыбки промелькнула на лице Ламберта, пока он ковырялся в тарелке, вспоминая вкус каши, которую ел ребенком в Аэдирне. Если серьезно постараться, можно было даже вспомнить запах матери, когда она целовала его в лоб перед завтраком каждое утро в маленьком сельском домике.              Воспоминания испарились, как закончилась каша. Ламберт ел, словно оголодавший — выскреб свою чашку дочиста и поставил рядом, прежде чем Айден успел съесть половину своей порции. Откинувшись на спину, Ламберт наблюдал за ним, по-прежнему обнаженным. В утреннем свете следы его поцелуев на шее темнели фиолетовыми пятнами на бледной коже.              Отставив чашку, Айден окинул несчастным взглядом кучу своей испорченной и окровавленной одежды.              — Досадная потеря. Этот гамбезон стоил больше, чем можно представить.              — Думаю, тебе придется сражаться с утопцами голышом, — ухмыльнулся Ламберт. Айден уныло скривился в подобии улыбки. — Ладно, хорошо, — сдался он. — Подожди.              Поднявшись, он порылся в своих разномастных запасах и, в конце концов, выудил оттуда второй комплект доспехов. Стеганка оказалась помята в неожиданных местах от ненадлежащего хранения долгое время, но с другой стороны, по-прежнему была в хорошем состоянии. Ламберт бросил гамбезон Айдену.              Ведьмак, приподняв брови, осмотрел подарок, прежде чем одобрительно кивнуть.              — Спасибо.              — Не за что.              Пока Айден одевался, Ламберт сворачивал лежаки и тихо посмеивался, наблюдая за тем, как он сражается с незнакомыми креплениями на гамбезоне. Стеганка неплохо подошла ему — они были примерно одного роста, хотя Айден немного стройнее.              — Хорошо выглядишь в черном, — Ламберт одобрительно кивнул.              — Я выгляжу как ты, — фыркнул Айден.              — А ты говорил, мы так не похожи друг на друга! — съязвил Ламберт, затягивая ремень на сложенной лежанке.              Собрав пожитки и погасив огонь, ведьмаки вышли наружу. Все промокло, но дождь смыл следы вчерашнего побоища. Кровь растворилась в красной глине, а развороченная земля расквасилась в сплошную грязную лужу. Труп беса лежал там, где Ламберт его и бросил. Когда он отрезал голову мечом, чтобы оставить ее как трофей, два сохранившихся глаза вывалились из глазниц.              Айден, недовольно кривясь, наклонился и отломил кусочек рога.              — Напоминание, — произнес он на вопросительный взгляд Ламберта. Убрав рог, он помог Ламберту поднять здоровенный трофей. Вместе они понесли его в деревню.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.