danza sul filo di un coltello

Смешанная
NC-17
Завершён
47
Размер:
139 страниц, 19 частей
Метки:
Dirty talk Underage Алкоголь Анальный секс Ангст Асфиксия Вагинальный секс Вне закона Грубый секс Групповое изнасилование Зоофилия Изнасилование Кинки / Фетиши Комплекс Бога Куннилингус Курение Ломка Минет Насилие Незащищенный секс Некрофилия Нецензурная лексика Потеря девственности Похищение Приватный танец Приступы агрессии Публичное обнажение Рейтинг за секс Романтизация Самоистязание Секс в нетрезвом виде Секс во время беременности Секс на камеру Секс с использованием посторонних предметов Сексуальное насилие Селфхарм Смерть основных персонажей Стокгольмский синдром / Лимский синдром Суррогатная беременность Унижения Упоминания беременности Упоминания измены Упоминания наркотиков Упоминания насилия Упоминания проституции Упоминания убийств Элементы гета Элементы фемслэша Эротическая лактация Спойлеры...
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
47 Нравится 8 Отзывы 6 В сборник Скачать

Ужин

Настройки текста
      Подготовка к ужину уже включала в себя не просто макияж. Правильно подобранное платье в пол с глубоким разрезом с одной стороны от самого бедра и до пола, отвлекающим от более серьёзных вещей. Мужчина сел у моих ног, поднимая нежный красный шёлк вверх, чтобы закрепить кобуру и на этот раз и ножны. Его руки осторожно застягнули на талии кожаный элемент, подстраховывающий конструкцию на ноге. Самый широкий ремешок расположился на бедре, почти в самом его начале. Мужские руки орудовали на внутренней стороне бедра, то и дело нарочно задевая половые губы через кружево. Чуть ниже почти у колена затянулся ремешок поменьше, с ножнами. Брюнет после закрепления конструкции засунул уже знакомый револьвер в кобуру и небольшой нож в ножны. Кроваво-алая ткань была вновь опущена, струясь свободными плавными изгибами, сохраняя тайну. Голубоглазый надел портупею, аналогично запихивая оружие в кобуру. Он накинул сверху пиджак и слегка улыбнулся мне: — Боишься? — Ну... Если бы не вся эта подготовка, я бы подумала, что ты просто встретишься с друзьями. — Бывшими... — Для меня это очередная тайна, которую ты не хочешь раскрывать. — Дело в тебе. Я хочу уйти из бизнеса. Ради тебя. Нашего будущего ребёнка. Тебе ведь это все не нужно? — Это только твой выбор, в любом случае я тебя поддержу.       Стук в дверь. Раздался голос Кристофера: — Мистер Дэвидсон, вас зовут. — Заходи, — дворецкий вошёл в комнату, — Присмотри за Патрисией, через минут 15 проводи её ко мне. — Хорошо, Вас ждут в вестибюле.       Джеймс поцеловал меня в лоб и покинул комнату, я же начала мерить комнату шагами, в попытке успокоиться. — Мисс, вы выглядите отлично. — Спасибо. — Гораздо красивее бывшей девушки мистера Джеймса. — Ты меня сравниваешь с покойником? — Нет, я об Агате. Она уже приехала и мистер Дэвидсон пошёл её встречать. — Веди меня к ним, — мой тон на удивление звучал устрашающе. — Но... — Сейчас же.       Дворецкий недовольно цокнул, но никто не тянул его за язык. Парень открыл мне дверь, галантно подав руку. Я вложила лишь кончики пальцев в его ладонь, позволяя меня вести к лестнице. Я остановилась у первой ступеньки, видя как шикарная длинноногая девушка мило беседует с Джеймсом. Милое кукольное личико, большие голубые глаза и блондинистые локоны. Она могла бы показаться милой девушкой, но в сучий прищур, красная помада и наигранный смех выдавали в ней стерву. — С каких пор прислуга в доме выглядит, как хозяйка вечера? — заговорила очередная бывшая, глядя на меня.       Голубые глаза моего жениха проследили за женским взглядом. Он машинально сделал пару шагов от неё, видя как мои губы сомкнулись тонкой нитью презрения. — Тебе стоит извиниться перед ней, — Дэвидсон двинулся к лестнице, ожидая, когда я к нему спущусь. — Так это твоя новая игрушка? — она сложила руки на груди, сверля меня взглядом. — Агата, — рыкнул Дэвидсон, оборачиваясь на блондинку.       Я расправила плечи и зашагала по лестнице, спускаясь к жениху: — Не стоит, любимый, — я попадаю прямиком в мужские объятия и кидаю взгляд свысока, несмотря на то, что даже на каблуках ниже этой девицы, — можешь обращаться ко мне миссис Дэвидсон.       Меня однозначно порадовало, как Агата начала открывать рот, как рыба, пытаясь хоть что-то ответить, но нарастающее возмущение ей мешало. — Прости, Агата, мы пойдём на ужин, — мужчина взял меня за талию, ведя в столовую. — Я не разрешала меня трогать, — зашипела я, отойдя от бывшей девушки жениха на безопасное расстояние. — Моя девочка, — он устало вздохнул. — Патрисия, — поправила его я, останавливаясь посреди коридора.       Джеймс грубо впечатал меня в стену, заводя мои руки над головой и смотря в мои глаза. Приглушенный свет оставлял на его лице мягкие тени и я заметила, как голубоглазый довольно ухмыляется: — Миссис Дэвидсон, вы слишком капризны. Неужели беременность на вас так влияет?       Его губы коснулись нежного участка за ушком, вызывая предательскую дрожь. Я все ещё пыталась сохранить самообладание и строить из себя обиженку. Поцелуи перешли на шею. Брюнет слегка посасывал бархатистую кожу, наровясь оставить на ней вызывающие отметины. — Виктору не понравится, прекращай, — я неловко дернулась, прижимаясь ближе к Джеймсу. — Моя девочка успокоилась? — он отпустил мои руки, поправляя свой галстук. — Давай не при всех... — Ты стесняешься? — Я как ребёнок... Ведь даже Агата выглядит на 35. А я тут как дите, так ещё и твоё вечное "моя девочка". — Агате только 27, — он тихо рассмеялся, ведя меня вновь к столовой, — при всех будешь Патрисией, идёт? — Ммм... Хорошо, только не делай снова такой тон будто говоришь с ребёнком. — Хорошо, мисс самая взрослая дама, — он шутливо шлепнул меня по ягодицам, наконец заводя за двери столовой.       За столом уже сидели мужчины. Во главе стола Виктор, по левую руку от него расположились близнецы. Два рыжеволосых парня на вид лет 30-32. Не удивлюсь, если старше, ведь смотря на Дэвидсона, кажется, что каждый день он умывается кровью девственниц, ведь он выглядит моложе своего возраста лет на 5, если не на 10. Чуть подальше близнецов массивный седой мужчина, нервно поглаживающий гладко выбритый подбородок, подобно поглаживанию бороды. — А вот и Джеймс, — произнёс Виктор, хлопнув в ладоши.       Внимание мужчин, сидящих за столом переключилось на нас. Захотелось спрятаться за спину жениха, так как вся комната была пропитана горьким послевкусием недоброжелательности и опасности. Мне показалось даже, что внутренности свернулись в тугой ком, не давая вдохнуть полной грудью. — А кто эта юная леди? — поинтересовался седоволосый. — Моя будущая жена — Патрисия. По совместительству и мать моего будущего ребёнка, — брюнет ласково пригладил меня по спине, будто чувствуя волнение, и усадил на стул, садясь рядом. — Быстро ты, — усмехнулся мужчина, — впрочем, как и всегда. — Милая, — Дэвидсон ласково посмотрел на меня, все ещё пытаясь избавить от волнения, лёгкими поглаживаниями руки, — это мои друзья. Джозеф Нортенберг, Питер и Гарри Уинтерс. Близнецы сделали поочерёдно кивок головы, продолжая изучать меня. Я прекрасно знала этот взгляд. Он был мне знаком, как никто другой. Похабный животный взгляд. Их не смутило наличие ни обручального кольца, ни жених, сидящий рядом. Они смотрели на меня как на вещь, как на очередной товар, что могут купить. Ровно также, как и все посетители стриптиз-клуба. Мои губы непроизвольно скривились от отвращения. К счастью, а может и к сожалению, в дверях появилась Агата и двое солидных мужчин. — Дядюшка Виктор, — женщина кинулась к нему с объятиями, строя из себя божий одуванчик. — Давно не виделись, Агата, — хозяин дома устало вздохнул, похлопав девушку по плечу, — Алан, Стивен, — отсалютовал он двум другим гостям, лёгким кивком, — что ж, все в сборе, можем начинать ужин.       Со стороны кухни двинулась прислуга, для каждого человека — отдельный работник. Перед нами возник овощной салат с креветками. В зале остался лишь один парень, разливающий вино по бокалам. — Выпьем за встречу, друзья, — Виктор поднял бокал, якобы чокаясь со всеми и щедро отпил алую жидкость, — Джеймс, разреши ей выпить немного вина, я же вижу по её хитрым глазам, что ей очень хочется отхватить всего побольше. — Виктор, не переходи грань, — голос Джеймса по нарастающей, как раскат грома, раздался в столовой.       В кристальной тишине послышался лишь только звонкий смех блондинки: — Это же шутка, малыш Джеймс. — Агата, я давно уже не малыш. Особенно для тебя. — Ну, почему же? — бывшая девушка состроила кокетливое выражение лица, — Всё до поры до времени. — Агата, знаешь... У тебя есть одна чудесная способность. Думаю, она помогала тебе не раз, — заинтересовав не только девушку, но и всю компанию, я продолжила, — Не бояться раздвигать ноги в компании семерых мужчин. Это с опытом пришло? — я подняла на неё скучающий взгляд, кладяв рот нанизанные на вилку овощи. — Дядя! — взвизгнула женщина, вскакивая со своего места. — Сядь, Агата, — строго сказал Виктор. — А она у тебя не полезет за словом в карман, — рассмеялся мужчина, названный Аланом. — Где такую найти? — один из близнецов поднял на меня лукавый взгляд. — Там уже нет, — я криво улыбнулась, откладывая вилку.       Желание есть пропало почти сразу. Если и играть, то только по моим правилам. Джеймс смотрел на меня новым взглядом. Будто бы он не знал меня вовсе. Но во взгляде была и некоторая тревожность. — Жаль, Патрисия, — близнец усмехнулся, покручивая в руке бокал, — Таких девушек надо особенно беречь. — Я с этим справляюсь, — Дэвидсон перевёл свой ледяной взгляд на Питера. — Думаю стоит выпить за знакомство с этой обворожительной леди. За Вас, Патрисия, — парень не отступал от своих попыток заинтересовать меня.       Я кивнула из вежливости, натягивая улыбку. Хочу уйти отсюда. Но нет. Вечер только начинался. Салаты сменились перепелкой. Беседа уже была лёгкой и непринужденной, обо мне, к счастью, забыли. Я лениво вкушала яства, не следя за диалогом. Мой жених решил воспользоваться возможностью, он накрыл мою ладонь своей, смотря на Виктора: — Мы покинем ужин, Патрисия из-за беременности сильнее устаёт. — Её проводят, посиди ещё с нами, столько всего ещё нужно обсудить. — Я проведу её, Джеймс, не волнуйся, — Питер поднялся со своего места, идя ко мне. — Я сам, — подскачил брюнет. — Не стоит, сиди, Джеймс, — Виктор махнул рукой моему жениху.       Мужчина поколебался с пару секунд и слегка коснулся губами моей скулы: — Ложись спать, я позже приду.       Я кивнула, поднимаясь со стула: — Всем хорошего вечера. Рада знакомству.       Близнец протянул мне свою руку, но я проигнорировала это предложение, самостоятельно уходя из столовой. — Какая стервозность, — заговорил рыжий, как только дверь за нами закрылась, — Понимаю, чем ты нравишься Джеймсу. Но не понимаю чем нравится тебе он. — По крайней мере, он не смотрит на меня, как на кусок мяса, — я даже не смотрела на собеседника, гордо шагая в сторону моей комнаты. — Ты выглядишь очень сексуально, тяжело смотреть на тебя иначе. — Тебе стоит придержать язык. Я одной ногой замужем. За любимым человеком. — Любовь такая вещь, сегодня есть, а завтра её нет. Знай, что я не откажусь от встречи с тобой в будущем. Тогда ты будешь уже сочной милфой. Оставить номерок, красотка?       Моё терпение было на исходе. Я слишком многое пережила, чтобы стать той, кем я сейчас являюсь. А какой-то ублюдок только и мечтает выебать меня, считая за какую-то дешёвую проститутку. Я резко развернулась, толкая парня от себя: — Ещё одно слово и я кастрирую тебя, а после засуну член в твою же задницу. — Давай, злись, это так заводит, — он прижал меня к стене, угрожающе смотря сверху вниз. — Отпусти. — Красотка, ты бы стала отличным десертом для меня и брата. — Я не буду повторять ещё раз, — моя рука осторожно скользит по бедру в попытке нащупать нож. — Жаль, ты очень сексуально злишься, уверен, что твои стоны ещё лучше, — его рука ложится мне на талию, а после скользит по груди.       Я сжала зубы до такой степени, что челюсть начало сводить. Я нащупала рукоять ножа, крепко хватаясь за неё. Самый кончик лезвия уткнулся в мужской торс: — Руки убрал. — Так ты с ним ради денег. Я тоже могу платить, — он отступил на пол шага. — Спасибо, что проводил. Впредь не приближайся ко мне. — Спускайся через минут 40. Я выиграю ночь с тобой в покер. — Ты хотел сказать с рукой.       После этих слов я скрылась в комнате, хлопая дверью и запирая их. Только после того, как я осталась одна, я смогла выпустить все свои эмоции. Руки задрожали, я выпустила нож, роняя его на пол, а после и сама рухнула на колени. Горячие слезы одна за другой начали скатываться по щекам, капая на алую шелковую ткань. В дверь постучали. Нет, я не открою никому в таком виде. Стук вновь повторился. За дверью раздался голос Кристофера: — Мисс, откройте, это я. — Я открою только Джеймсу.       За дверями стало вновь тихо и я позволила себе рыдать в голос, шумно всхлипывая, завывая. Я идиотка, мы могли бы сейчас жить в Америке, если бы я не проболталась Ханне. Нас бы не окружали эти стервятники. Мы бы счастливо ждали своего малыша. Я хочу уехать как можно скорее из этого дома, да и в целом из Европы.       Осторожный стук в дверь. Я затихла. Раздался до боли родной голос за дверью: — Моя девочка, открывай.       Я едва поднялась с пола, открывая дверь. Мужчина тяжело вздохнул, видя, что от недавней стервы осталось только опухшее лицо, покрасневшие глаза и мокрые дорожки слез. Крепкие руки прижали меня к груди, поглаживая по волосам. Нож, задетый ботинком Дэвидсона, отлетел к стене. — Зачем ты его доставала? — тревога в голосе. — Питер... Он лез ко мне.       Голубоглазый отстранился, целуя меня в лоб: — Я сейчас.       Нет. Я знаю этот тон. Он сейчас себя точно не будет контролировать. Я промедлила лишь секунду, но брюнет уже уверенно и твёрдо шагал по коридору. — Джеймс! — я вылетела следом, пытаясь на каблуках поспеть за ним.       Никакой реакции. Мне нужно догнать его. Я ускоряю шаг, но бежать на каблуках по лестнице опасно. Мой жених был уже у дверей в столовую, когда я спустилась с лестницы. Для меня все как в замедленной съёмке. Джеймс открывает двери с такой силой, что дерево задребезжало ударяясь об стены. Он шёл целенаправленно к Питеру. Дэвидсон схватил парня за грудки, поднимая его с места и оттаскивая от стола. Гости непонимающе смотрели на эту картину, не замечая меня недалеко от входа. — Джеймс, что ты творишь? — Виктор поднялся следом, идя к сцепившейся паре.       Но уже поздно. Удар кулаком по лицу. Питер падает на пол, но голубоглазый не останавливается. Он садится на него сверху, продолжая наносить удар за ударом. Я застыла на месте от шока. Тело не слушалось. Он хладнокровный убийца и его ничего не изменит. Двое мужчин оттащили Дэвидсона от одного близнеца, а третий держал второго, который пытался вырваться, чтобы навалять моему жениху. Брюнет посмотрел на меня и одним движением вырвал свои руки из хватки, идя ко мне. Он молча взял меня за руку, вновь уводя в комнату.       К нам несколько раз стучали. Но мы сидели молча на протяжении часа. Джеймс не задавал вопросов. А я не хотела говорить. Когда наконец страх и оцепенение окончательно отошли, я поднялась с кровати, собираясь раздеваться. — Стой, я помогу.       Он поднялся с кресла, подходя ко мне. Его руки осторожно прошлись по моему телу, но остановились на спине, расстегивая молнию. Шёлк медленно сползал с тела, окончательно рухнув на пол. Я осторожно перешагнула через него, оставаясь только в нижнем белье. Мужчина улыбнулся, смотря в мои глаза. Не на тело, а именно в глаза. В этом его главное отличие. Я для него не кусок мяса. Его пальцы ласково убрали прядь волос за ухо, после оставаясь на шее. Он хочет этого. Это все, что я могу ему дать. Свою любовь и секс. Я чуть подалась вперёд, давая немое согласие. Его губы накрыли мои с трепетным и осторожным поцелуем, понимая сколько всего произошло сегодня со мной. Нам это нужно двоим. Забыться и расслабиться. Нет способа лучше, чем секс. Осторожный поцелуй перетекал с любимую игру Джеймса с моим терпением. Он слегка коснулся губ, отстраняясь и смотря в мои глаза, вновь приближался, но стоило мне потянуться за очередным поцелуем, то он отстранялся вновь. Его рука оглаживала шею, переодически хватая меня за неё. Я не сопротивлялась, напротив, откидывала голову, давая ему сильнее ухватить меня за нее. Голубоглазый отстранился снимая с брюк ремень. Он накинул его ко мне на шею, слегка потянув на себя и поцеловал в губы. Таким же образом потянул меня к тому самому туалетному столик, за которым, по моему мнению, сидела любовница короля. Джеймс развернул меня лицом к зеркалу, сводя мои руки за спиной. Ремень уже затягивался на моих запястьях, а в отражении я видела мастерство. Это явно не первые его разы. Он повернул меня вновь лицом к себе, изучая мои эмоции. Брюнет пошёл к тому самому ящику, достал сумку, содержимое которой он скрывал от меня и вытащил оттуда флоггер и стек. На его лице заиграла довольная улыбка. Он однозначно обожает доминировать. Кажется, что я и сама завожусь от этих мыслей. Дэвидсон положил стек и флоггер на столик, усаживая меня рядом с ними, он с лёгкостью порвал верх моего комплекта белья, после же отстегнул все ремешки, на которых держалась кобура и ножны. Он кинул это в сторону, опускаясь передо мной на колени. Подцепив пальцами кружево, Дэвидсон стянул последний элемент одежды, поднимаясь вновь. Крепкие сухие ладони сжали мои бедра. А губы осыпали шею укусами вперемешку с поцелуями. В мужской руке появился стек и последовал вопрос: — Ты мне доверяешь? — Да. — Если некомфортно — мы сразу прекращаем.       Я ещё раз киваю и чувствую лёгкий удар по груди. Кожаный наконечник поднимается вверх. Невесомый удар по щеке. Меня возбуждает только мысль о том, что я полностью принадлежу Джеймсу, он может делать со мной все. Я хочу удовлетворять его. Несколько ударов по низу живота. Я тяжело вздыхаю, соприкасаясь с зеркалом лопатками. Мужчина нежно ведёт приспособление ещё ниже, доходя до половых губ, и снова шлепок. Первый стон за эту ночь срывается с моих губ, больше похожий на умоляющее мяуканье. Каждый удар вызывал приятную дрожь. Я тянусь за очередным поцелуем, но Джеймс разворачивает меня лицом к зеркалу. В зубах у меня оказывается стек, а флоггер перекочевывает в руки моего жениха. Кожаные "хвостики" ласкают разгоряченную кожу спины и ягодиц. Удар. Я едва удерживаю в зубах игрушку, выгибаясь в спине, подставляя ягодицы выше. Взгляд в отражение. Брюнет увлечён. Он вырисовывает восьмёрку своими движениями, то и дело одаривая мои ягодицы мягкими ударами. Я все больше вжималась в зеркало, вокруг моего тела оно запотевало, намекая на то, что обитатели этого замка смогут узнать о том, что происходило. Мужчина вновь схватил меня за шею, прижимая горящими ягодицами к своему паху. Я, как больная мазохистка, задвигала задом, тихо постанывая от смешавшегося с болью возбуждения. Джеймс усмехнулся, усаживая меня на кровать. Он скинул с себя пиджак и кобуру. Следующей жертвой стала рубашка, пуговицы которой томительно медленно расстегивались голубоглазым. Он забрал стек, кидая его куда-то в угол, навис надо мной, поглаживая по щеке: — Малышке не пора спать? — Джеймс... — я слегка коснулась губами его большого пальца — Не надо. — Джеймс, — я попыталась его переубедить, взяла в рот палец, посасывая его.       Пальцы второй руки брюнет запустил в мои волосы, двигая моей головой подобно тому, как я сосала ему в туалете ресторана. Морщинка меж его сведенных бровей говорила о том, что я на верном пути. Однако и мои непроизвольно движения бёдрами на кровати говорили о том, что моё терпение на исходе. Дэвидсон вытянул свой палец из моего рта, разворачивая меня вновь к себе спиной. Он дёрнул ремень и тот ослабился и скатился с моих запястий. Прилившая к рукам кровь слегка покалывала их, а шевелить ими было сложновато. Не давай мне и минуты на то, чтобы размять запястья, парень перевернул меня вновь на спину. Его член упёрся меж половых губ, а взгляд был выжидающим, выпытывающим. Я знала чего он ждёт. Ещё одного немого согласия. Я, едва шевеля пальцами, опустила руку вниз, раздвигая свои половые губы и подставляясь под Дэвидсона. Он забыл сразу же о своей галантности и вошёл в полную длину, пытаясь поймать мой блуждающий стыдливый взгляд. Он грубо толкнулся, срывая весьма громкий стон. Я от нервов прикусила губу. — Я хочу, чтобы каждый слышал, что ты моя, — прошипел мой жених, ещё раз грубо толкаясь до упора.       Я даже рада этому. Ни он, ни я не сдерживаемся. Его движения резкие и быстрые. А мои стоны забирали последние шансы на нормальное дыхание. Я задыхалась в них, срывала горло. Но последняя капля — большой палец на моем клиторе. Он стимулировал его то мягкими поглаживаниями, то быстрыми рванными движениями. Я прикрыла рот рукой, слегка хмурясь. И вновь знакомое ощущение. Напрягается низ живота, слегка дрожат ноги, тепло разливается по всему телу, заставляя меня обмякнуть. Джеймс двигается теперь гораздо медленнее и осторожней, поглаживая мои ноги, чтобы унять дрожь. Я не могу сконцентрироваться на его лице, я прикрываю глаза, глупо улыбаясь. Я чувствую, как сокращается его член, заполняя меня горячей и вязкой спермой. Он устало ложится рядом со мной, усмехаясь каким-то своим мыслям. Немного придя в себя Дэвидсон приподнялся, рассматривая моё тело, впервые за этот вечер. Он перевернул меня на живот, слегка нахмурился. Он погладил одну ягодицу, вынося вердикт: — Перестарался. — М? — Синяк будет, — мужчина поцеловал место, где видимо будет синяк и лёг на мою поясницу, обнимая меня за ягодицы. — Джеймс... — Да? — Я хочу обратно в Америку. — Зачем? — Мне там нравилось. Я все испортила... — Нет, давай без слез, без нервов, — мужчина сел и поднял меня следом, — Ты даже в Италию не хочешь? — Хочу к нам домой... Там было спокойней. — Я постараюсь что-нибудь придумать, но ты ложись спать. — А ты? — Я в душ и подумаю, что могу сделать, чтобы безопасно вернуться с тобой в Америку.       Всё так и было. Я уснула довольно быстро, пока мой жених мылся в душе, но сквозь сон я слышала, как он с кем-то разговаривал по телефону.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования