С крыши только один путь

Слэш
R
В процессе
8
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 24 страницы, 5 частей
Описание:
Затащив пьяную тушу ученика с балкона в комнату, учитель закрыл дверь. - Что случилось?
Приподняв голову, второй ответил: Вы. Вы случились.
Посвящение:
Посвящаю своему умению проецировать собственные проблемы на персонажей фанфиков.
Примечания автора:
• Пишу без беты, могут проскакивать ошибки
• Да, нереалистично, но кроме всего прочего это вообще ау на волшебный мир, так что не думаю что это сильная проблема
• Проды выходят по воле бога, а не расписанию
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 5 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 5. Чай, кофе, а может истерику?

Настройки текста
Примечания:
Это воха, у него нет вдохновения. Кто же это вернулся с новой главой? Точно не воха.
       Как же плохо. Тошно от себя. И лечиться не хочется, хотя вроде нужно. Уже три недели как болеет, странно, не так ли? Сил учится нет. Ничего нет. Даже уйти от реальности в сны не получается, ночью просыпаясь сотни раз, видя его лицо даже там. Бежать не куда, от себя вообще вряд-ли убежать возможно. Тяжело вздохнув, он приподнялся с кровати. С учителем он старался не общаться, через боль в груди и слезы Арсений его заблокировал. И сейчас, если были силы на общение, писал какой-то девчушке с сайта знакомств. Но, зачем-то в приоритет ставил именно его предмет. Старался учится, хоть и нет разницы. И силы, которые были, бросал на математику, может жалко было скатиться в последний год. В принципе, не думая о нем Сеня чувствовал себя лучше, а от факта встречи с ним в школе вообще плакать хотелось. Пусть и не должен, но хотелось. Курить хотелось, но сигареты только в одной точке продавали, а до нее идти достаточно далеко. Получался какой-то вынужденный ЗОЖ. Во что он превращался, на себя смотреть не хотелось. Всего месяц назад он смеялся над дединсайдерами, но теперь уже жизнь смеялась над ним, выполняя давно известное правило: «Каждый из нас в конце, концов превращается в того, кем боялся стать». Помнится он старался отрастить волосы так, чтобы их можно было связать в высокий хвост. Вчера с ненавистью он срезал их ножницами, а остатки перекрасил в черный. Эту прическу теперь можно было назвать только «я упала с сеновала, тормозила головой». Все волосы разной длинны. От мамы отхватил, конечно, но разве есть разница, покричит и успокоиться. Хочется сделать сто шагов назад, в момент, когда он влюбился в ДС, и прокричать себе «Какого ты творишь, чертов мудак!». Последние дня три он посвящал переосмыслению себя. Смотрел фотографии женщин, общался с одной из них. Вроде прикольная девочка, а самое главное — они похожи. Да, кажется, у нее синдром спасателя, но разве не плевать. Если она тратит свои ресурсы на помощь ему — разве это проблема Арсения? И ещё одна причина для самоненависти. Блядская эмпатия с каждым днём всё сильнее иссякала, больше ничего не останавливало от того, чтобы делать людям больно. И вроде совесть грызла, за использование девочки, а вроде и плевать. Главный минус, наверное — она младше его на три года. После этих выходных он выйдет в лицей и будет делать вид, что все в порядке. Да и надо бы придумать оправдание, зачем он заблокировал Дмитрия Сергеевича. Можно сказать, что случайно, но разве это не глупо? А хотя сойдёт. К сожалению, просто избегать не получится, по глупости Арсений слишком много сделал, для их общения. Теперь придется просто притворяться, что они друзья. Быть рядом, слушать его наставления, отвратительно. В принципе, та девочка с Дайвинчика (ее же вроде Даша зовут, да?) ему симпатизирует, почему бы не предложить отношения? Судя по ее состоянию, ощущение того, что ее кто-то любит, что она кому-то нужна — то, что Даше нужно. А значит она согласится. Вообще плевать на чувства, вы действительно считаете, что люди вместе, потому что любят друг друга? Глупость какая. Люди встречаются и женятся, потому что это выгодно. Никакая влюбленность не должна становится причиной отношений. Это тупо. Из-за своей зависимости от учителя он не будет портить себе жизнь. Смешно, но любой тест в интернете проанализировав мысли Арсения счел бы их депрессией средней тяжести, но какая же эта депрессия, это прозрение. Все уже хорошо, он просто стал крепче стоять на ногах. Столько ходить в розовых очках, ждать любви, столько быть наивным, это надо уметь. Любовь к людям только мешает идти по головам, подниматься на вершину. На вершину, на которую самостоятельно не поднимешься, только пользуясь людьми. Глупые, несостоятельные, сами того не понимая, они остаются внизу. Зато сочувствовать умеют и помочь всегда могут. Смешок вырвался из груди Арсения. Да, возможно, ценой прозрения стала потеря интересов ко всему, проблемы со сном и боль в голове, но разве это не слишком дёшево для такого? Те, кто будут ставить эмоции и чувства, интересы и счастье в приоритет, это счастье в итоге и потеряют. Теперь он точно не пойдет на поводу эмоций.

***

      Утро. Каникулы через три недели. Отвратительно. Ещё три недели школы. Вообще, то, чем последнее время заняты мысли Арсения — кем он хочет стать. Ноль идей, голова пуста. Ничего ему особо не нравилось, кроме… А собственно… Ничего. Когда-то ему нравился футбол, но сейчас все будто по инерции. Это отвратительное чувство, когда все уже расписали свое будущее, а ты… А ты — до сих пор не решил, кем хочешь стать, когда вырастешь. А уже вырос. Написав «доброе утро <3» той девочке с Дайвинчика, Арсений не отложил телефон в сторону. Последнее время он все чаще стал уходить от реальности в виртуальный мир. Это тупое чувство, проверки новостей чего-либо каждые две секунды. И сил заняться чем-то сил нет, просто бесцельно листать ленту соцсетей. Просмотр роликов или аниме, игры больше не приносили удовольствия, становясь способом убийства времени без особой траты ресурсов. Дни смешивались, сменяя один другим не имея никакой разницы. Сегодня Арсений встретится с Дмитрием Сергеевичем. Сегодня. Натянуть улыбку. Ничего не поменялось. В груди закололо. Будто пытаясь убедить себя, он ещё раз повторил — «ничего не изменилось». — Арсений, прикинь чё! Тут Соня в очередной раз расклад сделала на ДС и прикинь чё! Девушка! Рядом с ним вьется какая-то дама! Вот же повезло ей! — Было первым, что услышал парень зайдя в класс. — А ещё мы на тебя расклад делали. — Сердце стопарнулось, но вида он не подал. — Признавайся, зачем блок поставил? Мы все равно поняли, что ты влюбился, только в кого. — Господи, заняться вам нечем. Девушка у меня появилась. — А как же ДС? — Ещё одно слово, и Оле ударами причинят боль или же нанесут увечья, как удобнее. — А что ДС? — Захотелось кричать. Почему он всегда появляется в таких ситуациях, будто зная, когда о нем будут говорить. — Н-ничего. — Вот и славно. О, кажись наш староста выхворался. Подойдёшь? — Иду. — Буркнул себе парень под нос. Как только Арсений приблизился, Дмитрий Сергеевич заговорил. — Во-первых, тебе нужно переписать две самостоятельные по алгебре и две по геометрии, так что, останешься сегодня и завтра на восьмые уроки, допишешь. Уроки пропускать ты не будешь. Во-вторых, вопросы по материалу есть? В-третьих, я тебя не заставляю с собой общаться, и если я тебе не приятен, можно бы об этом сказать, а не просто кидать в ЧС, игнорируя все сообщения. Не я дружбу предложил, не мне она нужна была. — Учитель запнулся, понимая, что болтнул лишнего. — Вопросов нет. Если вам не была нужна дружба со мной, так зачем согласились? Видимо, заблокировал я вас не зря. — Я… Выразился не правильно. — Да не пиздите, — Арсений на секунду остановился, понимая, что сказал, но почти сразу продолжил. — Все вы правильно сказали. С такими как ВЫ — выплюнул он такое ненавистное слово — мне не то, что дружба не нужна, я ща одним столом не сяду. Развернувшись, он начал было шагать к парте, как его остановили, схватив за рукав. Кофта съехала, оголяя изрезанное плечо. Арсения резко развернули, притянув к себе. — Во-первых, злость-злостью, но грубить Вам никто не позволял, я все ещё учитель, а не одноклассник. — У парня перехватило дух, от того насколько зло Дмитрий Сергеевич шептал ему это на ухо. Слова просачивались сквозь зубы, будто наполненняя все ядом. — Во-вторых, если я сказал «Я не правильно выразился» — значит так и есть. В-третьих, не хочешь объяснить мне, что за порезы у тебя. — Голос стал заметно мягче, хоть учитель и пытался изображать злость. — Ты весь перемотан, то грудь, теперь плечо. — Ладно. Извините. Все в порядке, это не ваше дело, чего вы цепляетесь? — Это мое дело. — Поняв, что звучало это достаточно странно, учитель дополнил. — Мой долг, как классного руководителя, следить за здоровьем учеников, в том числе и ментальным. — В любом случае, я пока что не планирую разговаривать с вами на эту тему. — А с матерью? — Что? — Я буду вынужден доложить родителям. — Боже. — Арсений закрыл ладонью лицо. — Если я поговорю с Вами, Вы не скажите им? — Возможно. Иди за парту. Поговорим после уроков. Тренажерный зал. И прозвенел звонок, будто заканчивая их перепалку. — Ну, ты сфоткала как он его притянул? Мне нужны арты по ним! — Быстро писала на каком-то листке Оля. — Сфоткала. Арты будут. От тебя жду фанфик. — Сразу же черканула ответ Саня, после чего листок был ликвидирован.

***

Почему тренажерный зал уже начинал ассоциироваться с чем-то плохим. Каждый шаг будто отдавался эхом где-то в глубине груди. Идти не хотелось. Вообще ничего не хотелось, как и всегда. Апатия уже входила в привычку. Потянув ручку двери он вошел внутрь. — Сень, я не хочу заставлять тебя говорить почему ты это делаешь. — Такой мягкий голос, учитель выглядел уставшим. — Просто… Хотелось бы дать знать: я рядом и всегда готов выслушать. Мое мнение о тебе не испортилось, после того, что я видел. Ты не слабый. Слезы покатились по щекам. Не слабый?.. Сомневаюсь. — К чему была эта агрессия утром? Я не злюсь на тебя. Правда. — Дмитрий Сергеевич устало потер переносицу. — Просто я правда не понимаю. Я бы хотел быть другом тебе, но ты… кажется не хочешь этого? Я не буду навязываться, только скажи прямо. — Я, я хотел бы… — Всхлипывая произнес парень, подавляя ком в горле. Сам не замечая, он стал поднимать подбородок выше, будто надеясь, что слезы потекут в глаза. — Просто, просто не справляюсь. — Садись рядом. — Дмитрий Сергеевич похлопал рукой по дивану. — С чем не справляешься? Арсений забрался на диванчик и поджав ноги под себя, обхватил их, уткнувшись лицом в колени. — Со всем. Простите. Я не должен водружать свои проблемы на вас. — Все в порядке. Ты можешь мне доверять. Если бы я не мог тебя выслушать — я бы не обратил внимание на порезы. — Просто. Все сложно… — Выдавил из себя парень. — Я ничего не понимаю, ничего. Ни кем стать хочу, ни правильно ли поступаю — ничего. — Дыхание становилось прерывистым, слезы продолжали стекать по щекам, плечи начинали подрагивать. Арсений посмотрел на учителя. Тот сидел и… Действительно слушал его. Не перебивал. Не торопил. — Последнее время я не чувствую интереса… Вообще. Апатия к всему. Полное отсутствие сил. Я больше не хочу улыбаться. Ничего не хочу. Я не понимаю, что делаю, почему, правильно ли поступаю. Черт, я влюблен в одного человека, а отношения у меня с другим. И я каждый день убеждаю себя, что это правильно, раз с первым шансов нет. Я ничего не понимаю. Постоянное чувство вины, идущее по пятам, и даже сейчас оно не отстаёт. Вина, за то, что сейчас сказал это Вам, за то, что хочу внимания. А ещё я курить начал, я просто. Потерянный для общества. Зачем такому мусору, как я существовать. Я не приношу пользы, не учусь, только существую. Бессмысленно существую. — Парень запнулся, пришло осознание того, что он сказал все это учителю, но очень быстро сменилось горечью. Отвратительным послевкусием, осознанием, что все сказанное было глупым, было странным и ненужным. Лучше бы молчал. Он все никак не мог привести дыхание в порядок, успокоиться, кажется истерика только набирала обороты. В приступе самоненависти, он не заметил, как его взяли на руки, обнимая. — Солнце, как же я мог не заметить, что тебе так плохо. Ты не бесполезный и никогда таким не был. Людям бывает сложно и плохо, но это не значит, что они плохие. Отсутствие сил на учебу и хобби не делает тебя плохим, ты не виноват в таком состоянии. Ты — хороший. Ты — важный и твоя жизнь ценна. Ты не обязан быть полезным и решать кем хочешь быть в 16. Ошибок не делают только мертвые. Я всегда буду рядом с тобой, всегда буду готов поддержать. Пиши, звони в любое время суток, никогда не сомневайся. Твои проблемы всегда имеют вес для меня, ты не должен считать их слишком мелкими, чтобы кто-то тревожить. А ещё знаешь что? Мы справимся. Мы вместе. Мы разберемся с никотиновой зависимостью и пристрастию к нанесению увечий. Мы. Я и ты. Мы вместе сможем справиться. Я всегда буду на твоей стороне чтобы не случилось. А сейчас плачь, не запирай эмоции внутри. Нужно давать волю чувствам. А потом посмотрим. Решим, что делать дальше. — Дмитрий Сергеевич держал его на руках, поглаживая по голове. Как котенка. Маленького, потерявшегося и вслепую тыкавшегося по углам, не находя выхода из комнаты. Арсений со временем успокоился и кажется… Уснул? Не желая будить вымотанного ученика, он стал разглядывать его лицо. Волосы, кажется, остриженные самостоятельно, путались на лбу немного закрытая глаза. Даже после получасовой истерики он оставался прекрасным. Бледная, аристократическая кожа, через которую проступали сосуды и вены. Уголки губ были опущены, так непривычно видеть его таким. Тот кто громче всех смеётся при всех, громче всех плачет в одиночестве. Придерживая парня за плечи, Дмитрий Сергеевич заметил, что кроме того, что он весь изрезан, он ещё и худющий. Выпирающие ключицы, позвонки, тонкие пальцы (или, как любят говорить интеллигентные взрослые «пальцы пианиста»). «А нет ли у него в придачу к возможной депрессии рпп?» — Пронеслось в голове у учителя. Казалось, Арсений такой же ученик как и все, почему он так волнуется за него. Но очень быстро Дмитрий Сергеевич отвечал сам себе, что волновался так бы за любого. И любого бы взял на руки… Или нет? Или не любого? Впрочем, важно сейчас не это. Важно привести ментальное состояние Арсения в норму. Для начала, хотя бы контролировать кушает ли он. Допустим, можно было бы попросить присылать фото еды. Глупо? Возможно. Но сейчас позаботиться о здоровье Сени было важнее. И предложить вместе гулять по воскресеньям. Если у него силы будут.
Примечания:
– В общем проблема такая: У меня три главы стекла. Плюс ещё три главы стекла. Плюс ещё три главы стекла. В общем делаем стекло. Выполняем гос заказ на стекло. Меня беспокоит, куда деть стекло.
– Что касается стекла, то я его с удовольствием ем каждый день по утрам. И сегодня тоже. В свежем либо охлаждённом виде.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты