At Least For Tonight

Гет
NC-17
Завершён
39
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
39 Нравится 22 Отзывы 3 В сборник Скачать

one

Настройки текста
Примечания:
В квартире на восьмом этаже в одном из спальных районов Москвы щёлкает замок, и двое буквально вваливаются внутрь, двумя руками захлопывая дверь, будто отгораживаясь и сбегая от всего окружающего мира. Их встречает тишина квартиры. Не та, что вызывает тревогу и давит на нервы. Не та, от которой хочется лезть на стенку. Не та, что вечная спутница одиночества. Всё обошлось — и на этот раз тишина тёплая, уютная и до мурашек родная. Внутри Юли бушует месиво из чувств, эмоций и переживаний последних дней, и она делает то, что всегда помогает успокоиться — берёт мужа за руку. Он смотрит на неё любящим взглядом и только сильнее переплетает пальцы. — Любимая, я, конечно, стоял бы так вечность, но всё-таки хочется пройти дальше. — А я тебя сегодня никуда от себя не отпущу, даже не надейся, — усмехается Юля, всё-таки убирая руку и удаляясь в сторону кухни. — Что будем на ужин? Может, как-нибудь отметим? — она открывает холодильник, придирчиво оглядывая полки и делая мысленные пометки. Алексей смотрит на такую знакомую домашнюю картину, и внутри теплеет. Подумать только, ведь он мог лишиться всего этого на три года. — Будешь лазанью? Например, с салатом с рукколой? Или лучше с Греческим? Или... — она обрывается на полуслове, когда на талию ложатся теплые руки и медленно притягивают к себе. — Мне без разницы. Ты же знаешь, я люблю всё, что ты готовишь, — шепчет Алексей жене на ухо, легкими поглаживаниями двигаясь ладонями к её бедрам и оставляя легкий поцелуй на шее. — Я вообще тебя всю люблю, я говорил тебе? — М-м-м, каждый день? — Юля довольно жмурится от его прикосновений и оборачивается, на её губах играет легкая улыбка. — Вот видишь, какой у тебя обязательный муж, — Алексей широко улыбается и наклоняет голову, целуя ключицы. — Только ты одна себя плохо ведешь, — видя непонимание в родных голубых глазах, он выразительно вздыхает. — Появляться в суде в таком виде было в чистейшем виде преступлением. Странно, что никто не возбудил на тебя дело, — он оглядывает свой небрежно свисающий со стула чёрный пиджак, который сегодня его жена коварно прибрала к рукам, и задерживает взгляд на её перламутровом топе. — Я всё заседание прикидывал, как буду обходиться без тебя три года, и на всякий случай даже запечатлел в голове картинку во всех деталях. — Не знала, что так на тебя действую, — Юля нервно облизывает губы и берёт лицо мужа в ладони, смотря в любимые глаза и пытаясь справиться с массой чувств: безумным облегчением от того, что сегодня они смогли вернуться домой вдвоем, безграничной нежностью, которая, как в зеркале, отражается в глазах напротив, смятением из-за туманных перспектив на будущее. Впрочем, она давно научилась не загадывать далеко вперед. Сегодня её муж рядом: улыбается, смеётся, отпускает свои глупые (но такие родные!) шутки — а большего ей и не надо. Она медленно гладит большим пальцем его щёки, и Алексей замирает, затаив дыхание, бережно берёт ладони в руки и начинает целовать пальцы, не сводя глаз с её лица. Юле кажется, что ещё немного, и она сорвется или совершит какую-нибудь глупость. Столько чувств за раз слишком много для неё, можно их куда-нибудь отсыпать? Глаза начинает щипать, дыхание давно сбилось, и она больше не может ждать. Притягивает голову мужа к себе, тянется к губам и порывисто целует, вкладывая в этот поцелуй всю свою нерастраченную страсть, все терзавшие её переживания и страхи. Он сразу начинает отвечать, вмиг подняв её в воздух, как пушинку, и посадив на кухонную столешницу. Нежность отходит на второй план, уступая место огню, который охватывает их одновременно. Скинув с её плеч лямки, Алексей спускает топ на талию и начинает беспорядочно покрывать жалящими поцелуями всё, что видит перед собой. Спускается к груди, обхватывая её ладонями и чередуя влажные поцелуи сосков с легкими укусами. Юля тихо стонет, перебирая пальцами русые волосы и прижимая его голову ближе. — Идём в спальню, нам всё-таки уже не двадцать, — шепчет она между стонами, пытаясь обратить внимание мужа на себя. — Ты хотела сказать, уже сорок? Да уж, старость подобралась незаметно. Будешь потом ныть, что спина болит. — Дурак! Ничего я не ною, — Юля стукает Алексея кулачком по плечу и удивленно вздыхает, когда он одним махом поднимает её на руки, заставив обвить торс ногами и прижаться ближе. Он идёт почти вслепую, слишком отвлекаясь на манящие губы перед собой и мурашки, которые вызывают её пальчики, нежно поглаживающие лицо и зарывающиеся в волосы. Опасаясь за сохранность своей драгоценной ноши, Алексей опускает её на первую попавшуюся на пути горизонтальную поверхность, на поверку оказавшуюся диваном в гостиной, и с новой силой впивается в губы, пальцами перебираясь на застежку шёлковых брюк, которые его стараниями вскоре летят в сторону. Вдруг Юля поднимается и давит мужу на плечи, вынуждая их поменяться местами. Не разрывая поцелуя, она наклоняется, расстегивая ремень и снимая его брюки вместе с трусами, оставив их болтаться на щиколотках. — Ты не против, если мы отложим прелюдию на потом? — шепчет Юля на ухо мужу, перекинув ноги через его корпус, садясь сверху и судорожно расстегивая пуговицы на его рубашке, целуя открывающиеся участки кожи. — Хочу тебя прямо сейчас. — Я только за, любимая, — его зрачки расширяются от возбуждения, а руки оставляют отпечатки на бедрах, сжимая ягодицы и толкая её на себя. Пальцы пробираются под бельё, начиная поглаживать нежную кожу и проникая внутрь. От его хриплого голоса и ритмичных движений тело Юли покрывается мурашками, а внутри зарождается тепло. — Лёша, пожа-алуйста, — стонет она ему в губы, выгибаясь и чувствуя желание каждой клеточкой тела. Хочется ощущать его ещё ближе, чтобы убедиться, что он здесь, что он настоящий, а не плод её больного воображения. Алексей кидает взгляд вверх, любуясь раскрасневшейся женой. Его любимая прекрасна всегда, но от неё такой, отзывчивой, шепчущей его имя между стонами, податливо отдающейся его рукам, с висящим на талии топом, зацелованными ключицами и возбужденными сосками, он напрочь теряет остатки рассудка. Не в силах больше терпеть, он отодвигает её трусики и одним плавным движением входит целиком. С губ Юли срывается сладкий стон, и она наклоняется к любимому, выдыхая в рот и смазанно целуя пересохшие губы, когда он начинает двигаться. Подрагивающими пальцами расстегивает оставшиеся пуговицы на рубашке и распахивает её, оглаживая ладонями грудь и спускаясь к животу. Его пальцы снова ныряют под бельё, начиная кружить вокруг клитора, а губы находят грудь, которая соблазнительно движется перед глазами. Юля чувствует, как внутри поднимается волна, и исступлённо шепчет мужу на ухо слова, которые сводят его с ума, подталкивая к краю. Лёша движется быстрее и отпускает себя, отдаваясь наслаждению, чувствуя, как её тело сотрясает дрожь. Он не спешит выходить, продолжая медленно двигаться, ловя последние вспышки ослепляющего удовольствия. — Если старость выглядит вот так, то я не против, — Юля падает ему на грудь, пытаясь выровнять дыхание и довольно улыбаясь. — Мы будем самыми классными пенсионерами, дорогая, правда, до этого ещё надо дожить, — смеётся Алексей, нежно поглаживая пальцами поясницу и лениво целуя лицо жены. От поцелуя в нос Юля фыркает и отстраняется, прижимаясь к его груди. Слыша, как внизу глухо бьется его сердце, она замирает, пытаясь продлить этот миг бесконечного счастья. Придя в себя, они помогают друг другу избавиться от остатков одежды и, обмениваясь лёгкими поцелуями, идут в сторону ванной.

***

На кухне вовсю кипела жизнь. Юля, прямиком из душа, завернутая в халат, отточенными движениями перемещалась между столом и холодильником, в перерывах колдуя над плитой, одновременно помешивая несколько кастрюлек, которые в скором времени обещали стать превосходной лазаньей. На пороге показался Алексей. Он прислонился к дверному косяку, любуясь женой. На самом деле, он всегда любил смотреть за тем, как она готовила, искренне восхищаясь её талантами. А ещё это успокаивало. После тяжелого рабочего дня стоило только взглянуть на неё, такую милую, в домашней одежде и босиком напевающую себе песни под нос, мешая болоньезе, и весь негатив моментально исчезал. Юля обернулась, на миг замолчав, и довольно улыбнулась. — Нужна помощь? — Алексей не смог не улыбнуться в ответ, сокращая дистанцию, невесомо касаясь её талии и кладя голову ей на плечо. — Потри пармезан, он на верхней полке, — Юля откинулась ему на грудь, вдыхая родной запах и подставляя шею под легкие поцелуи. — А вот это уже лишнее, — рассмеялась она, когда муж обвил её талию, притягивая к себе. — Такими темпами мы останемся без ужина, а я проголодалась, — будто в подтверждение её слов, живот дал о себе знать, напоминая, что она ничего не ела с утра. Что уж тут говорить, было не до того, да и всё равно в неё бы ничего не влезло от волнения. — Всё-всё, слушаюсь и повинуюсь, — со смешком Алексей принялся за работу. На удивление, готовка вдвоем давалась легче. Может, дело было в том, что они понимали друг друга с полуслова, а, может, в том, что Алексей всегда добивался успеха в том, за что брался, учитывая его энергию и энтузиазм. Лазанью успешно проводили в духовку, и наконец можно было просто постоять в объятьях друг друга, говоря обо всём и ни о чем одновременно, обмениваясь шутками и легкими касаниями. Вдруг взгляд Алексея зацепил нечто выбивающееся из их обычного кухонного пейзажа. — А откуда у нас эта гигантская коробка бумажных платочков? Что-то я её раньше не видел. Это ты так подготовиться к решению суда решила? Юля не поняла, как так вышло, но его слова задели ту её часть, которую она сознательно отодвинула назад, решив разобраться позже, ту, которая весь день тонула в тревоге за неё, за него, за их будущее. И вдруг все эти эмоции, похороненные под всепоглощающей радостью, всё напряжение этого безумного дня вырвались наружу. Её плечи задрожали, и она отвернулась, ища, чем занять руки, и натыкаясь на грязную посуду в раковине. Зашумела вода, заглушая её всхлипы. Она очень не хотела сегодня плакать, потому что всё разрешилось самым лучшим из возможных образом, но не могла ничего с собой поделать. Горячие слёзы потекли по щекам, и она, оставив тщетные попытки их остановить, схватила тарелку, подставляя её под воду и видя в отражении приближающегося мужа. — Пожалуйста, прости меня. Я не представляю, что ты сегодня испытала, — Алексей, с болью в сердце заметив перемену настроения жены и точно зная, что послужило тому причиной, аккуратно взял тарелку из её рук, закрыл кран и развернул её к себе лицом. Один взгляд в её голубые глаза, полные тревоги и затаенной грусти, и стало ещё больнее. Как всегда, в такие моменты его с головой затопляло чувство вины. Алексей был готов ко всему, что могло произойти с ним, но страдания жены причиняли ему почти физическую боль. Юля только всхлипнула, когда её осторожно втянули в нежное, но крепкое объятье, и уткнулась лицом в грудь, заливая её слезами. — Я старалась не думать о том, как вернусь домой без тебя, и что буду делать дальше, но у меня это не получалось, и я... — она остановилась на полуслове, хватая воздух, которого катастрофически не хватало. — Всё хорошо, я дома, слышишь? — Алексей гладил её волосы, целуя макушку, медленно качая любимую из стороны в сторону и шепча ей на ухо что-то успокаивающее. Они стояли так ещё пару минут, пока всхлипы не стали стихать. — Всё позади. Я всё понимаю, и я рядом. Можешь плакать, сколько хочешь, ну или пока мой халат не вымокнет насквозь от твоих слёз, — Юля закатила глаза, но улыбнулась, подняв голову и прижимаясь лбом к губам мужа. Тот тут же взял её лицо в руки и начал покрывать его лёгкими поцелуями. — Сегодня, там, среди всего этого хаоса, который зовется судебным заседанием, я в очередной раз понял, как сильно тебя люблю. Не понимаю, как ты ещё не послала меня с моими приколами куда подальше, а всегда рядом, но знай, что я ценю это больше всего в жизни. Ты и есть моя жизнь. — Боже, я только успокоилась, — прошептала Юля, снова рыдая на его груди, но уже от других эмоций. Правда, все её эмоции сейчас превратились в один запутанный клубок, в котором она оставила надежду разобраться, поэтому нельзя было сказать наверняка. — Сколько раз ты ещё будешь говорить этот бред? Я люблю тебя, и, конечно, я всегда есть и буду рядом, иначе зачем вообще всё это? — она подняла взгляд наверх, натыкаясь на любимые голубые глаза, в которых плескалось столько чувств, что она почти захлебнулась. Потянулась к губам и прижалась к нему уверенным, дерзким, утверждающим-свои-на-него-права поцелуем, не оставляющим после себя никаких сомнений. Алексей осторожно ответил, целуя влажные, солёные и такие нужные сейчас губы. Они, казалось, замерли в моменте, прижавшись лбами друг к другу. Вдруг писк таймера нарушил повисшую уютную тишину, и Юля, облегчённо улыбнувшись и разорвав объятья, направилась к духовке. Лазанья вышла превосходной, впрочем, как всегда. В квартире ещё долго горел свет, освещая пару, которая проводила ужин вдвоём, таская еду друг у друга из тарелок и обмениваясь весёлыми репликами, не замечая ничего и никого вокруг. И если бы кто-то спросил у них: «Вы можете назвать самый счастливый день вашей жизни?», наверняка бы получил единогласный ответ — «Сегодня».
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты