Fox and Panther

Stray Kids, ITZY (кроссовер)
Слэш
NC-17
В процессе
46
«Горячие работы» 64
автор
Размер:
планируется Макси, написано 215 страниц, 17 частей
Описание:
Минхо и Феликс братья, выросшие вместе в приюте, хоть и не обладающие кровным родством. В их жизни наконец-то наступил относительный мир и спокойствие после вступления во взрослую жизнь.
Пока однажды их давно хранимый секрет не был раскрыт. Судьба уносит их в поток событий, где у каждого есть свои скелеты в шкафу.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
46 Нравится 64 Отзывы 23 В сборник Скачать

Глава 15

Настройки текста
— Ты когда-нибудь начнёшь убирать свои вещи на место? — Возмущается Минхо, не поворачивая головы в сторону открывшейся двери. У Джисона была вредная привычка раскладывать вещи где попало. Минхо это не особо-то напрягало, но построить из себя старшего никогда не будет лишним. Пока Минхо складывает футболки аккуратно на полку, до его ушей доносится тихое мяуканье. Он оборачивается и видит Хани с полотенцем в руках. В полотенце был замотан маленький шерстяной комочек. Минхо заинтересовано подходит ближе. — Ты ведь хотел кота завести. Нашёл его в кустах малины. Теперь он твой, — говорит Джисон, лучезарно улыбаясь. Минхо заворожённо смотрит на котика, который ласково тянется мордочкой к нему. Он был небольшой. Вероятно, ещё котёнок. Шёрстка была окрашена в рыжий, точно как волосы Хани, с небольшими белыми пятнами на мордочке и лапах. Минхо протягивает руку и почесывает макушку. Кот довольно прикрывает глаза. — Хани, — Минхо поднимает счастливый взгляд, — Он такой милый. Спасибо тебе. — Ну, он сам к нам забрался. Так что моей заслуги тут не много. Как назовёшь? — Хмм. — Брюнет задумался. — Думаю, стоит подождать с этим. Пообщаюсь с ним немного, пусть сначала свой характер покажет. И тогда выберу подходящее имя. — Думаешь, у котов имена тоже должны иметь значение? — Наши же имеют. А мы ведь отчасти коты. — Усмехается Минхо. — Ну, ты так точно. — Кивает Джисон на довольно покачивающийся хвост. Они вместе счастливо смеются. В их странноватой семье пополнение. Минхо делает подобие лежанки для кота из найденного в шкафу пледа. Он решает, что надо бы увязаться вместе с Крисом, когда он поедет за продуктами. Необходимо было купить всё необходимое для питомца, чтобы он чувствовал себя комфортно. Он берёт кота на руки и, нежно прижимая к себе, выходит из комнаты. Кажется, ближайшее время он будет уделять внимание только ему. Спустившись в кухню, парни застают у плиты Хёнджина, который с выражением явного удовлетворения мычит себе под нос какую-то мелодию. Он выглядел намного менее напряжённым, чем прошлым вечером. Сейчас блондин очень активно взбивал яйца для большого омлета. Наверняка он пустил на это всю упаковку, ведь голодных котов в доме полно. — Ну и чего мы такие счастливые? — Иронично хмыкает Минхо. — А что, нельзя? — абсолютно без обиды отвечает тот. — С самого утра отличные новости. Почему бы не порадоваться. — Ты о том, что Сынмин никуда не уезжает? — спрашивает Джисон. — Ага. И, кажется, у нас кое-что да налаживается. Ну, между нами двумя. В целом ситуация остаётся беспросветным дном, но хотя бы теперь у меня есть кого обнимать ночью. В проёме двери появляется Феликс и сонно улыбается. — Я рад за тебя, Хёнджин, — говорит он, садясь на стул. — Спасибо. И, — Он замолк на мгновение, — Не думай, что я говорил тебе тогда те слова не искренне, раз сразу же переключился на Сынмина, как только он появился. — Даже в мыслях не было. Я понимаю, что у вас всё давно началось. И у меня есть Бинни, так что я искренне рад за тебя. Хёнджин улыбается облегчённо. В его жизни наступает относительный покой. Наконец-то в голове не роятся мысли о собственной никчёмности и несправедливости мира. Да, впереди ещё много сложностей, но ему казалось, что со спокойным сердцем будет намного проще со всем разобраться. Феликс замечает кота в руках Минхо. У него сразу же искорки в глазах появляются от восторга. Он переваливается всем телом через стол и гладит его за ушком. — Откуда здесь котик? — Поднимает он счастливый взгляд на брата. — Забрёл на участок. Теперь будет моим другом. — Это наличие хвоста на тебя так влияет? Хочешь окружить себя собратьями? — Усмехается Феликс. Минхо в ответ лишь угрожающе поднимает бровь. Этого вполне достаточно, чтобы заткнуть рот любому. — Кстати, о хвостах, — невзначай говорит Хёнджин, поджигая конфорку на плите. — Планируешь от него избавляться? — Ты его отрезать предлагаешь? — уточняет Минхо. Друзья одновременно издают лёгкий смешок. — Нет, конечно. Но, возможно, если ты обратишься туда-обратно, он исчезнет. — Не хочу рисковать. Не ясно, что будет, если я снова обернусь пантерой. Пока что в этом нет особой необходимости, так что оставлю как есть. Да и я уже привык. Пока Минхо радостно гладит нового друга, на секунду в глазах темнеет. Уши закладывает, а лёгкие сжимает боль. — Эй, всё в порядке? — обеспокоенно спрашивает Хани, кладя свою руку на его плечо. Брюнета сразу же отпускает. — Да, всё в норме. — Улыбается он с натяжкой в ответ. — Голова слегка заболела. Не выспался, наверное. Крис с Чонином просыпаются лишь к обеду. Они, как уже стало заведено, собирают всех в кухне, чтобы обсудить дела насущные. — Итак, как я уже сказал, собрание Ордена в пятницу. А значит у нас около восьми дней, чтобы попытаться натренировать вас. Не хотелось бы, чтобы кто-нибудь коньки отбросил, — говорит Крис будничным тоном. — Важнее всего, продумать всё так, — Втискивается в обсуждение Хан, — Чтобы у нас не было особой необходимости сражаться один на один. Может, подорвать здание или газ какой пустить. Устроить саботаж. — Но в таком случае возможны жертвы среди обычных людей, — говорит Сынмин. Он сейчас выглядел самым серьёзным среди собравшихся. — На такое мы пойти не можем. Да и места мы пока что не знаем. Если там будет людно, то весь план пойдёт коту под хвост. — Согласен. — Кивает австралиец. — Возможно, будет разумно устроить западню в их штабе, пока они будут отсутствовать. Тогда нам и место не нужно, и разгуляться там можно, посторонних там точно не будет. — Штаб почти никак не охраняется, — задумчиво выдаёт Чанбин. — Орден самонадеянно считает, что никто не рискнёт нападать на них. Это просто особняк за городом, к которому довольно просто подобраться. — Там есть какое-то место, откуда хороший обзор на подъездную зону? — интересуется Чонин, заранее продумывая свою позицию. Сынмин задумался, вспоминая расположение объектов на территории. — Можно, конечно, на крышу забраться, но оттуда часть дорожки не просматривается. Да и ты на ней будешь как красный флаг светиться. — А если гараж? — спрашивает Бинни. — Да, вот он подходит. Он достаточно высокий и его прикрывает дерево. Издалека тебя не будет заметно. — Отлично. — Улыбается Крис. — Вариант со взрывчаткой мне не очень-то нравится. Среди нас нет сапёров, а случайно подрывать самих себя было бы чертовски нелепо. — Может ударить по ним их же оружием, — неожиданно для всех подает голос Рюджин. Все смотрят на неё с выражением крайней заинтересованности. Она, почувствовав уверенность от такого внимания, продолжает. — Раз они используют чаще всего дальнобойное оружие, то может их самих обстрелять? Поставить что-то вроде ловушки. Когда они подъедут, на них посыплется град пуль или что-то в этом роде. — Я могу изготовить достаточное количество из своего сплава. Они даже Обращенных в решето превратят. Только надо будет съездить к знакомому в мастерскую, — предлагает Сынмин. Крис громко вздыхает. Подготовка будет утомительной, ведь времени у них в обрез. — Хорошо, закончим пока на этом. — Он подводит итоги, раздавая каждому указания. — А теперь, тренировка. Рюджин, ты с нами не поедешь, но всё же можешь тоже за компанию позаниматься. Лишним точно не будет. — Да, с удовольствием. Не хочется остаться без ещё одного пальца. Они разбились на группы. Кого-то Чонин учил стрелять, кого-то Сынмин просвещал о важности хорошей реакции и концентрации, кидая в них апельсины, а Минхо уже битый час отрабатывал удары на Чанбине. — Нет, серьёзно, как ты мог обидчиков Феликса укладывать? Конечно, это неплохо, но кого-то сильнее буйных подростков ты точно не одолеешь, — сетует Чанбин, в очередной раз блокируя удар. Минхо начинал злиться. Не столько на своего «учителя», сколько на своё тело, которое двигалось абсолютно не так, как того хотелось. После произошедшего с ним, он стал пластичнее и будто бы сильнее. Возможно от того, что он всё ещё частично оставался в животной форме. Но этого всё равно было недостаточно. Защита у него стала лучше, за счёт улучшенной реакции, но вот техника удара составляла желать лучшего. Сейчас он не мог рассчитывать на форму пантеры, поэтому изо всех сил старался прокачать своё человеческое тело. — Смотри. — Чанбин берёт его за локоть и запястье, двигая руку в нужном направлении. — Вот так. Напрягай эти мышцы и держи запястье ровнее, иначе выбьешь себе пальцы. Феликс мельком взглянул на них, широко улыбнувшись. Он был счастлив видеть, как два самых дорогих для него человека наконец-то ладят. Не успевает он помечтать о прекрасном будущем, как в него влетает апельсин, ударяя прямо в скулу. — Не отвлекайся. — Саркастично поучает Сынмин. — Может хватит еду переводить? — бухтит Йеджи, собирая разбросанные по дорожке фрукты. — Взяли бы какие-нибудь мячики что ли. В таком темпе проходит несколько дней. Минхо значительно улучшился в ударе, а Хёнджин с Йеджи научились довольно прилично стрелять. Чонин светился от радости, как гордый отец, хоть и был их младше.

***

Сынмин под присмотром Криса съездил в мастерскую. Они пробыли там до позднего вечера. Вернулись они с несколькими огромными ящиками патронов и дистанционными установками, которые служили подобием автоматов на пульте управления. — Мы будто на войну собрались, — говорит Феликс, облокотившись на стену. — Это она и есть. Локальная и скрытая ото всех, но всё же война, — отвечает Минхо. В его голове роились беспокойные мысли. Так много всего произошло с момента начала их самостоятельной жизни. Порой казалось, что лучше бы они навсегда остались в приюте со всеми его идиотскими правилами и непослушными воспитанниками. У него опять темнеет в глазах. Он хватается за косяк двери, чтобы хоть как-то удержать равновесие. Горло сдавливает в тиски, дышать становится невозможно. В ушах разносится гул. — Минхо! Что с тобой? — Слышит он сквозь пелену шума. Он тяжело вздыхает и падает на пол, проваливаясь в пучину сознания. Минхо снова чувствует разрывающую тело боль и жажду. Он пытается сопротивляться, но ничего не выходит. В попытке сохранить рассудок мозг выносит на передний план застывший, будто фотография, образ улыбающегося Джисона. За его спиной, также светясь от счастья, стоит Феликс. Минхо будто бы разом отключает все чувства, кроме одного — желания защитить. Ведь он здесь ради этого. Не выжить самому и не победить Орден, а защитить дорогих людей. «Я не должен причинять им вреда» — разносится его тихий голос в собственной голове. Феликс в панике зовёт остальных. Он не понимал, что происходит и что делать. Его сковал страх по рукам и ногам. Чанбин силой оттаскивает его от брата и загораживает собой, оттесняя назад. — Джисон! Быстро сюда! — кричит Крис, склоняюсь над Минхо. Брюнет сейчас пытался приподняться на локтях, не открывая глаз. Он перекатывается и встаёт на четвереньки, опуская голову и сильно жмурясь. Минхо начал стонать от боли. — Что происходит? — Джисон в ужасе подбегает к ним. — Еще б мы знали. Если он сейчас обратится, то дело точно дрянь, — констатирует Чанбин. — Минхо, слышишь? — Хани садится на колени рядом с ним и кладёт руку на спину. — Слушай мой голос. С тобой все будет хорошо. Ты должен сопротивляться этому. Пожалуйста… Минхо резко распахивает глаза. Джисон смотрит в них, и его пробивает холодный пот. Зрачки расширены, губы скривились от боли. — Убейте… — хрипит он, с мольбой смотря куда-то в пустое пространство. У Феликса всё внутри переворачивается. Он не хотел верить, что Минхо сам просит о чем-то подобном. Ведь он уже терял контроль и ему удалось выкарабкаться. Неужели агония настолько сильна, что ему проще умереть? — Решил благородно собой пожертвовать, чтобы никого не ранить? — буквально кричит Сынмин, вылетая к ним в коридор. Он быстрыми шагами подбегает к Минхо и со всей силы бьёт носком ботинка в грудь, откидывая в противоположную стену. — Ты что творишь? — кричит Джисон, пытаясь ухватить его за руку. Но та выскальзывает и будто бы игнорирует всех окружающих. — Хочешь героически сдохнуть? Да пожалуйста, могу помочь. Минхо скалится и обращается в пантеру. — Ты его провоцируешь? Нахера? — кричит Крис, направляясь к Сынмину, чтобы остановить. Сынмин поворачивает голову на него и смотрит с надеждой. — Доверься мне. Крис останавливается. Сынмин звучал настолько спокойно и убедительно, что невольно хотелось поверить в то, что он делает всё правильно. — Ну, и долго ты будешь сопротивляться? Не проще ли принять то, что ты монстр? Принять и дать твоей природе одержать вверх. Ты ведь хочешь крови? Держи. Сынмин одним движением достаёт кинжал из кармана и рассекает кожу на запястье. Минхо набрасывается на него, заваливая на пол, и впивается в кровоточащую плоть. Рука Сынмина выставлена вперёд так, что морда пантеры оказывается прямо напротив его лица. На щёки капают капли тёплой крови. Всё происходит так быстро, что никто даже среагировать не успевает. Только сейчас все подрываются с мест, чтобы оттащить Минхо. Они хватают его за все четыре лапы и стаскивают его с парня. Минхо не сопротивляется. Он послушно выпускает из пасти чужую руку и садится у стены. Он уставился в одну точку и больше не двигается. Он замирает на несколько долгих минут. Минхо не проявляет больше признаков агрессии, лишь безучастно смотрит в пустоту. Джисон аккуратно присаживается рядом и приобнимает. На его плечо капает кровь из приоткрытой пасти. Внезапно шерсть под руками Хани исчезает, сменяясь гладкой и тёплой кожей. Он отстраняется и смотрит на лицо Минхо, который с тенью грусти улыбается. — Простите. — Он опускает голову. — Всё хорошо, Минхо. Пожалуйста, не вини себя. Ты ведь не хотел. — Он хотел, но запрещал себе, боясь причинить кому-то боль. И в этом проблема, — говорит Сынмин, с трудом поднимаясь с пола. — Ему нужна была кровь. Теперь он будет вынужден питаться как Обращённые. А если не захочет, то будет звереть каждый раз, когда голод проснётся. — Сынмин, какого чёрта ты опять скрываешь что-то важное, о чём мы должны знать? — разочарованно спрашивает Крис. — Ну, я этого не знал. Сужу лишь по тому, что произошло. Просто у меня шестерёнки в голове быстрее логические цепочки выстраивают, чем у вас. И как ты сам говорил, мне нет необходимости становиться вашим другом. Я здесь, чтобы Орден уничтожить, а не ваши задницы спасать каждый раз. — Но всё же спасаешь. — Усмехается Минхо. Феликс, абсолютно игнорирующий их разговор, со слезами на глазах накидывается на брата, заключая в объятья, прихватив в охапку и Хани. — Сколько ещё раз ты будешь меня так пугать? Идиотина. Минхо мягко гладит его по волосам, успокаивая. Феликс хнычет в чужое плечо. Ему опять было страшно от мыслей, что он может потерять его. — Фел, я понимаю, что ты очень расстроен, но… можно я пойду и оденусь, пожалуйста. Феликс как ошпаренный отлетает в сторону, слегка краснея, чем вызывает хохот остальных. В дом заходит Йеджи с корзиной ягод в руках. — Что опять происходит?! Вас что, и на минуту одних нельзя оставить? Сынмин, у тебя кровь из руки хлещет. Ты чего стоишь? Она хватает его за здоровую руку и тянет в гостиную к аптечке. — Что произошло? — спрашивает она, перевязывая запястье. — Минхо стало плохо. Он начал терять контроль из-за голода. Ну, и я дал ему то, чего он хотел. — Разве наша кровь подходит? — Она больше похожа на человеческую, чем у Оборотней. Так что на какое-то время хватит. Но нужно подумать о том, чтобы найти для него кровь. Орден питается донорской кровью, которую они не совсем законно скупают. Именно её я принес тогда. — Ясно. Нужно предложить ему съездить в город. Нападать на людей, конечно, дело не благородное, но нужно как-то выживать. Найти кого-то вроде Рюджин, согласного по своей воле отдавать свою кровь, довольно сложно. — А я могу с ней поговорить? Извиниться за то, что стрелял в неё тогда. Йеджи ошеломлённо поднимает взгляд. Она всё же не ошиблась. Сынмин действительно изменился. Раньше он не стал бы извиняться за подобную «мелочь». — Конечно. Не думаю, что она до сих пор так же злится. У неё в голове какое-то своё виденье мира. Минхо стоял перед раковиной, смывая с лица чужую кровь. Он поднимает голову и смотрит в зеркало. Зрачки всё ещё были расширены, но самообладание полностью вернулось. Он упирается руками в раковину, когда всё тело напрягается от тихого всхлипа. Минхо по-настоящему боялся. Он не желал причинять кому-либо вреда. Поэтому был готов даже умереть, лишь бы никто из его близких не пострадал. Возможно, именно поэтому его тренировки проходили с таким медленным прогрессом. Он подсознательно сковывал себя, стараясь не причинять никому боли. Но, судя по всему, от этого ему становится только хуже. Если постоянно ограничивать самого себя, то рано или поздно сорвёшься. И причинишь многим больше проблем, чем если бы позволил себе сделать то, что было необходимо. Слышится тихий стук в дверь. — Минхо, я зайду? — неуверенно спрашивает Хани. Минхо наскоро вытирает от слез лицо полотенцем и шмыгает носом. — Да, входи. — Ты как? Тебе лучше? Ничего не болит? — Нет, всё в норме. — Брюнет натянутой улыбается, пытаясь не показывать собственной тревоги. — Это… — Джисон замолк, подбирая слова. — Было так же больно, как и в прошлый раз? Минхо усмехается. Подобное довольно сложно поддаётся описанию. Но раз Хани интересуется, то парень должен хотя бы попытаться объяснить. — Думаю, боль была слабее. Но из-за того, что я сильнее сопротивлялся и оставался частично в сознании, то ощущалось всё намного более явно. — Этого ведь не повторится, есть ты будешь пить кровь? Ты ведь теперь можешь сохранять контроль. — На это уйдёт какое-то время, но да, вероятнее всего, я смогу контролировать себя во время… процесса. — Он замялся на последнем слове, не зная, как более корректно описать высасывание крови из человека. Джисон осторожно подошёл ближе и крепко обнял. Ему хотелось подарить парню хотя бы частичку своей уверенности в его силах. — А у тебя хвост пропал, — тихо подмечает он. — Ну, теперь нам будет удобнее заниматься всякими непотребствами. — Усмехается брюнет. — Минхо! — Хани легонько бьёт его кулаком в грудь, растягивая губы в улыбке. Минхо наклоняется к его лицу и утыкается своим носом в его. Он всматривается в сверкающие глаза. Где-то на их глубине таится грусть и боль от прошлых утрат. «Чертов эгоист. Как я мог даже подумать о том, чтобы позволить себе умереть и оставить Хани одного с разбитым сердцем» Он соединяет их губы и нежно переплетает языки. Джисон шумно выдыхает через нос, закапывая ладонь в чужих волосах на затылке. Минхо накрывает его член рукой сквозь джинсы. Хани дёргается от неожиданности и отстраняется. — Ты хочешь прямо здесь этим заняться? — А почему нет? — Ехидно ухмыляется Минхо. Джисон сглатывает. Опять этот соблазнительно развратный тон. От него у Хани внутри всё замирало, не оставляя даже шанса на сопротивление. Минхо прижимает его стене, уже более активно гладя и надавливая на твердеющий член. Рыжеволосый хочет было застонать, но его затыкают поцелуем. — Здесь отличная акустика. Лучше не смущать наших друзей твоими сексуальными стонами. Рука Джисона в ответ ложится на выпирающее достоинство парня. Он сразу же проскальзывает сквозь резинку спортивных штанов, обхватывая ствол. У Минхо  внутри всё горит. Он расстёгивает пряжку ремня и запускает ладонь в слишком свободные джинсы. Хани кусает его за плечо, пытаясь сдержать звуки, вырывающиеся из горла без его воли. Минхо надавливает на головку и растирает по ней выделяющуюся смазку. Голова больше не соображала. Джисон на автомате начинает повторять за ним его движения. Минхо начинает активно двигать рукой по стволу, прижимаясь сильнее. Их члены давят друг на друга сквозь ткань, посылая дополнительный разряд тока по телу. Они приспускают штаны и сплетают руки вместе, обхватывая оба ствола. Минхо жмурится и тяжело дышит. Хани сильнее впивается зубами в чужую кожу, всё же пропуская сквозь губы тихий стон. Сдерживаться не было сил. Джисон поднимает голову и мутным от удовольствия взглядом смотрит в глаза напротив. Минхо приоткрывает глаза и улыбается в ответ. Они наращивают темп, дыша друг другу в губы. — У тебя звёздочки в глазах, — на выдохе шепчет Хани, растягивая губы в улыбке. Теперь это, кажется, будет его любимой фразой. Брюнет жадно впивается в губы, свободной рукой обхватывая горло и слегка сжимая. Хотелось ещё больше, ещё ближе, ещё развратнее. Дверь со скрипом приоткрывается. Не успевает незваный гость даже шагнуть, как Минхо отрывает руку от шеи и дёргает ручку на себя, захлопывая дверь обратно. — Занято! — раздраженно кричит он. Хани весь заливается краской. Он забыл закрыть дверь, и из-за этого их чуть не поймали за столь откровенным занятием. Минхо, почувствовав его напряжение, невесомо касается его щеки губами, как бы успокаивая. Трение становится невыносимым. Вены на членах вздуваются, а внизу живота завязывается узел. Движения рук становится всё быстрее. Джисон обнимает Минхо за шею, целуя, в попытке заглушить громкий стон. Он доходит до пика первым и повисает на чужой шее, тяжело дыша. Минхо размазывает сперму по члену и, сделав ещё несколько резких движений, кончает. Немного отдышавшись и придя в себя, они лениво целуются. Ноги подкашивались, поэтому они вместе садятся на край ванны. — Закрывай дверь в следующий раз, — с улыбкой говорит брюнет. — В смысле, в следующий раз? Ванна не для наших утех создана, — тихо возмущается Джисон. Минхо облегченно смеётся и сплетает их пальцы вместе. — Сынмин, подожди, — зовет Крис, когда тот собирается подняться на второй этаж. — Да? — Держи. — Он протягивает парню в руки его же смартфон, который забирал. — Считай, что это символ моего доверия. Сынмин искренне улыбается. И сейчас он уже не пытается скрыть это. В компании этих людей ему становилось всё уютнее. По сравнению с Орденом, здесь он действительно чувствовал себя живым человеком, а не простым оружием. — Спасибо. Не волнуйся, я не стану связываться с Орденом. — Вообще-то я рассчитывал как раз на обратное. У вас же есть какой-то чат или что-то вроде этого? Почему-то мне только сейчас пришло это в голову. Посмотри на досуге, может там появилась какая-нибудь нужная информация. — Хорошо. Сынмин поднимается наверх и ставит телефон на зарядку. Он успел отключиться за это время. Через несколько секунд после присоединения провода он вибрирует и включается. У них был, конечно, чат. Но это было похоже на обычные дружеские переписки. Никаких важных вопросов они там не решали и ничего секретного не озвучивали. Зайдя в мессенджер, он видит, что его удалили из диалогов. Значит, его всё же внесли в чёрный список целей. У него несколько сотен пропущенных звонков от разных номеров. Тут и от Ханны, и от Джони, и от ещё нескольких членов Ордена. Но последний пропущенный заставил его нервно сглотнуть. Отец. Он никогда ему лично не звонил. Всегда узнавал что-то либо лично, либо просил кого-то спросить. Номер был записан скорее для галочки. Телефон вибрирует. На экране входящий. У Сынмина холодок по спине прошёлся. Учитывая последнюю информацию, у него внутри начала разрастаться не только ненависть к отцу, но и инстинктивный страх. Он вздыхает и берёт трубку. — Алло. — Здравствуй, Сынмин. Как поживаешь? — Голос на том конце провода был, как и всегда, лишён какого-либо эмоционального окраса. — Неплохо. Как в Ордене? — Понемногу продвигаемся. — Он затих. Сынмину даже показалось, что связь оборвалась, но он продолжил. — И долго ты с этим отребьем бегать будешь? До меня слух дошёл, что с одним из них ты в довольно близких отношениях. — Что ты… — Не моё, конечно, дело. Но разве Ханна — не более подходящий вариант? Она ведь давно за тобой бегала. Способная девочка. — Ты позвонил, чтобы мою личную жизнь обсуждать? — раздражённо спрашивает Сынмин. — Нет, что ты. Хотел предложение сделать. Если вернёшься сейчас, то я, так и быть, замолвлю за тебя словечко. Наказания в любом случае не избежать, но тебя точно не убьют вместе с этими Оборотнями. На лице Сынмина появилось отвращение. «Это он так заботу проявляет? Или думает, что на мне сработают его запугивания?» Слишком очевидная и мерзкая манипуляция. — Откажусь. — Что, даже не подумаешь? Знатно тебе мозги промыли. — Нет уж. Это вы мне мозги промывали долгие годы. Ты использовал меня, как вздумается. А сам творил свои мерзкие делишки прямо у меня под носом, оправдываясь высшей целью. — Он вскипел. Хотелось высказать всё, что так долго скопилось внутри. — И ты врал мне обо всём. О целях Ордена, о том, почему мы к нему присоединились. И о том, что ты сам один из Оборотней. Последнее он буквально выкрикивает в трубку. Но сразу же прикусывает язык. Этого явно не стоило говорить. Не стоило показывать их осведомлённость. — А, так вот в чём дело. Значит, ты держишь на меня обиду? Я не врал тебе о том, что считаю, что Оборотней необходимо уничтожить. Всех до единого. Уж поверь, как один из них, я это лучше всех понимаю. Земля ушла из-под ног. Отец только что подтвердил то, во что так не хотелось верить. — Прости, — говорит Сынмин, пытаясь сохранять голос спокойным. — Но я так больше не считаю. — Вот как. А если я скажу, что твоя мать перебила несколько десятков людей, озверев до того, как я смог убить её? Разве не хочешь отомстить нам подобным, что так же отнимают у других близких? В горле встал ком. Слёзы подступали к глазам. Он не думал, что этот человек может упасть ещё ниже в его глазах. — Единственный, кому я теперь хочу отомстить, так это тебе, — с нескрываемой ненавистью сквозь зубы отвечает Ким. — Ну, что ж, тогда скатертью дорога тебе на пути к твоей маме на тот свет. Из динамика слышатся гудки. Сынмин обессиленно опускает руку, роняя смартфон. Он впервые за долгое время даёт своей боли выйти наружу слезами. Он обхватывает себя руками, утыкаясь лицом в колени. Внутри всё разрывалось на части. В комнату входит Хёнджин и, увидев сидящего на полу парня, сразу же подбегает к нему. Он кладёт руку на спину, успокаивающе поглаживая. — Что случилось? Сынмин проглатывает слёзы и отвечает своим привычно до тошноты ровным и уверенным голосом. — Мне позвонил отец. Оба моих родителя — Оборотни. И отец убил маму, потому что она вышла из себя. Поэтому он присоединился к Ордену, посчитав, что их существование — зло. — Что? Но разве у оборотней рождаются обычные люди? — Если в роду они были, то такое возможно. Я встречал девушку, родителей которой мы убили, и она был человеком. Сынмин безучастно уставился в одну точку. Слёзы против его воли продолжали течь по щекам. Хёнджин замечает перемотанное бинтом запястье. Он хотел было спросить о нём, но почувствовав, как парня начинает потряхивать от всхлипов, откладывает вопросы на потом. Ему оставалось лишь сильнее прижимать Сынмина к себе, давая хоть какую-то поддержку. От того, что поведал всем Сынмин за ужином, у Джисона сразу же пропал аппетит. Остальные были не менее шокированы. — То есть, ты мог бы родиться Оборотнем, но выиграл в генетической лотерее? — интересуется Минхо, поглаживая кота на своих коленях. — Типа того. — Сынмин был на удивление спокоен. — Хорошо. С мотивами твоего отца понятно. Он и самого себя, и свою жену начал считать ошибкой природы и направил все свои силы на то, чтобы избавить мир от Оборотней. А вот Глава всё ещё остается загадкой, — задумчиво говорит Крис, ковыряя тесто пельмешки. — Тут от нас информации не ждите, — говорит Чанбин. — Глава довольно скрытный человек. Говорит только по делу и ни с кем не откровенничает. На вопросы о целях он всегда начинает нести бурду о лучшем мире и его спасителях. — Может, у него произошла такая же ситуация, как и у доктора Кима? — размышляет вслух Феликс. — Поэтому они так сблизились. Общее горе и всё в этом духе. В тот вечер они так и не пришли ни к каким выводам. Информации всё ещё было катастрофически мало. И не понятно было, поможет или она им вообще.

***

— Вот, отлично! А теперь сильнее! — подбадривает Чанбин, ловя удары Минхо. Тот сильно продвинулся за пару дней после того, как выпил немного крови, хоть и не совсем человеческой. И, видимо, эмоциональное состояние всё же играло роль в его успехах. Сейчас он абсолютно себя не сдерживал, давая волю собственному гневу, который до этого отчаянно запирал под замок. Он больше не боялся навредить. Больше не сдерживал свои инстинкты, боясь, что не сможет удержать контроль. Если это поможет его близким, то он готов любого в клочья рвать. На дерево рядом с ними садится Чонин, яростно хлопая крыльями и привлекая внимание. Они останавливаются и вопросительно смотрят на сову. Орден здесь! Соберите всех! Как можно скорее!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты