Маджента

Джен
PG-13
В процессе
9
Размер:
планируется Макси, написано 28 страниц, 7 частей
Описание:
В мире Тейревануса почти все рождаются с драгоценным камнем души, поискам «близнеца» которого люди посвящают свои жизни. Ведь тот, кто им обладает и есть твоя половинка, уготованная пресветлой богиней. Паллада - владелица уникального драгоценного камня, принадлежащего наследному принцу Сесилу. И она всерьёз намеревается пойти наперекор шутнице-судьбе.
Примечания автора:
Бета Toomon работала с текстом вплоть до 5 главы. Бета орфографический словарь работал с текстом начиная от 6 главы и далее + вносил исправления в главы 1-5.
Обновляется нерегулярно.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
9 Нравится 4 Отзывы 0 В сборник Скачать

ГЛАВА 6. Наиправдивейшая ложь

Настройки текста
      — Кто бы мог подумать, что наша Паллада выскочит замуж поперёд Афродиты? Ещё и за принца! Воистину, пути Фаэль неисповедимы, — подражая голосу тётушки Геры, протянула кузина, после чего звонко рассмеялась: — Ух-х, до чего недовольна маменька! Говорит, если бы знала, что ты — ДУШкА Сесилиуса, заперла бы на чердаке и не выпускала оттуда!       — О-о-о, кто бы сомневался, — устало усмехнувшись, я свернулась клубочком на огромной, но оттого не менее неудобной кровати, подложив для удобства руку под голову. — А что насчёт тебя, Дита? Тоже считаешь, что я — мерзавка, надумавшая уволочь наследного принца из-под твоего носа? Эдакая злая ведьма, крадущая чужое «долго и счастливо»…       Афродита, до этого момента усердно мазюкавшая себя кремами, недовольно посмотрела на меня, после чего приставила указательный палец к виску и выразительно им повертела:       — Лада-а, я тебя всю жизнь знаю! И если в чём и могу быть уверенной, так это в том, что прямо сейчас ты чувствуешь себя жертвой обстоятельств. Слышала, Сесилиус был крайне настойчив и всячески поторапливал со свадьбой.       — Да, в чём ему не откажешь, так это в настойчивости, — охотно согласилась я, легонько касаясь царапины на щеке. — Боится, как бы я снова не ускользнула из-под самого его носа и не затаилась в каком-нибудь королевстве.       — Его тоже можно понять, сестрица, — неуверенно хихикнув, Афродита повязала вокруг головы махровое полотенце, после чего блаженно вздохнула: — Ах-х, Паллада, я тебе та-а-ак завидую! Само собой, белой завистью. Уже завтра ты станешь законной супругой наследного принца Сесилиуса, иными словами, принцессой!       — Так давай поменяемся, — пылко предложила я, срывая с шеи осточертевший кристалл чёрного обсидиана и суя его в ладонь оторопевшей кузины. — Тебе — распрекрасный Сесилиус, а мне — тот, кому предназначен твой розоватый кварц.       Афродита ожидаемо ойкнула и, оттолкнув мою руку, отползла на дальний конец кровати. Её всю трясло не то от страха, не то от кощунства происходящего: обмен камнями душ строго-настрого воспрещался под угрозой отлучения от церкви Фаэль Пресветлейшей и лишения Её благоволения.       — Эх-х, будь ты посмелее, всё бы срослось, — посетовала я, вновь надевая на себя проклятый камень и буквально чувствуя, как он придавливает меня к земле. — Само существование конкретно этого камня душ — роковая ошибка, совершённая моим стариком.       — О чём ты? — и без того круглые глаза сестрицы Афродиты округлились ещё больше. — Разве ты не была рождена с камнем души принца Сесилиуса, просто доселе упорно это скрывала?       — Нет, Дита, — выдохнула я, откидываясь на подушки. — Всё… совсем не так, как ты думаешь. Городить тайны больше нет смысла, поэтому слушай.       По мере того, как Афродита внимала рассказу о баловстве старика с запретной магией, способной даровать искусственный камень душ, и о принудительной привязке одного конкретного камня к моей собственной душеньке, её лицо вытягивалось всё больше и больше, а хорошенькие губки сложились в идеально ровное «о».       — Да как он только посмел! — вознегодовала под конец моего повествования кузина, яростно взбивая подушку. — Нет, серьёзно, Лада, как он посмел?! В распоряжении дядюшки Гефеста имелась ещё одна девочка, страстно мечтающая о свадьбе с принцем, а он всё равно выбрал тебя, которая и смотреть лишний раз в сторону наречённого не станет! Ух-х, до чего я зла!       Кажется, моя драгоценная кузина пропустила мимо ушей большую часть повествования, заострив внимание на главном: возможности привязки камня души принца к стороннему элементу. Тот факт, что сторонний элемент тоже должен быть беспарным, в её голове не укладывался.       — У тебя есть возлюбленный, — мягко напомнила дующейся Афродите я. — Владелец розоватого кварца. А вот я рождена без камня души, как и Сесилиус, поэтому старик и смог осуществить насильственную привязку.       — Всё равно несправедливо, — продолжая дуться, Дита щёлкнула пальцем по своей ДУШкЕ. — Почему дядя Гефест выбрал именно тебя? Мало ли в королевстве рождённых без камней души! Ему не приходило в голову составить список подходящих кандидатур, а уже потом осуществлять эту глупую привязку?       — Ты что, моего батю не знаешь? — фыркнула в ответ я. — Для него главное — сам процесс экспериментаторства, а вот то, что получается на выходе, его почти не волнует. Получилось — хорошо, не получилось — попробуем сызнова. Искусственный камень души, сотворённый без божьего благоволения — сам по себе вопиющее кощунство и без подпитки извне распался бы за пару-тройку минут. У старика не было иного выбора, кроме как привязать его к первой, кто подвернулся под руку.       Афродита неловко завозилась и, придвинувшись ко мне, опустила златокудрую голову на плечо. Доверчиво заглядывая голубыми глазищами в мои «цвета уличных фонарей», она выдала очередную бесценную мысль:       — Почему ты не… э-э-э… не воспротивилась ему? Могла бы закричать, замахать руками, отпрянуть, в конце-то концов?       — Дита, ты забываешь, что мне в ту пору было всего пять лет, — ласково напомнила сестрице я, взъерошив ей волосы. — Или, по-твоему, испуганной малолетке есть, что противопоставить умудренному годами Архимагу?       — Не поспоришь, — охотно признала собственную неправоту Афродита, трагически заламывая руки. — Однако нельзя же было лишать и тебя, и Сесилиуса будущего.       — Эй, единственная, кого мой старик таким образом лишил будущего и права на выбор — это меня! — вяло запротестовала я. — У твоего дражайшего Сесилиуса будущее, напротив, появилось. Ему на блюдечке поднесли невесту и мать его потенциальных детей.       Афродита закусила губу и обвела взглядом предоставленные для предсвадебного девичника покои. Огромная, во всю комнату, кровать под балдахином, украшенном гербом королевства — серебристыми магнолиями, задрапированные голубым бархатом окна с вышитыми на нём вездесущими магнолиями и мягчайший ковёр из шерсти неведомого, но наверняка редкого зверя.       Даже моя предбрачная сорочка из тончайшего шёлка не избежала клятых золотистых магнолий, располагавшихся вокруг декольте. По словам Сесилиуса выходило, что до меня в этой сорочке перебывал не один десяток дев, которые впоследствии стали королевами Тейревануса.       Остаётся лишь надеяться, что её хотя бы стирали.       — Лучше скажи, принесла ли ты мои карточки, — отмахнулась от ненужных мыслей я. — Те, что лежали в коробке с надписью: «Для экстренных случаев».       Моя кузина опять надулась и, повалившись на спину, замахала ногами, обутыми в мохнатые розовые тапочки. Видимо, ей страсть как хотелось продолжить разговор о ДУШкАХ, предназначении и, конечно же, дражайшем принце Сесилиусе. Закончив размахивать стройными ножками, она встала в позицию «берёзка», после чего изящно перекатилась на бок.       Всё это время я терпеливо ждала с протянутой рукой, на которую Афродита не без подозрения посматривала. Наконец, она закатила глава и полезла в сокрытый под пижамой лифчик, который согласно наставлениям тётушки Геры не снимала даже на ночь.       — Принесла, но… — Дита заколебалась. — Ты уверена, что всё пройдёт гладко, Лада?       — Как будто бы я тебе когда-то лгала, — я старалась говорить как можно спокойнее, но внутри вся кипела. — Мы с Сесилиусом просто отправимся кое-куда, чтобы расторгнуть навязанное батей единение, и сразу же вернёмся. Проморгаться не успеешь.       Афродита вытащила из лифчика изрядно помятые карточки экстренного назначения и с сомнением посмотрела на них. Каждая из них была снабжена мягкими пупырышками, скрывавшими под собой могущественное заклинание. Для его активации было достаточно вставить такую карточку в живой гримуар, коим являлся Грицек.       — Паллада Эллин! — сквозившие в голосе Диты интонации до того походили на тётушку Геру, что я невольно вытянулась по струнке. — Обещай мне… обещай, что эти твои экстренные заклинания не навредят принцу Сесилиусу. Ты же в курсе, что он — единственный наследник нашего королевства?       — Обещаю, что содержащиеся в карточках экстренного назначения заклинания ни в коем разе не повредят законному наследнику престола, Сесилиусу Антонию Магнусу диес Магнолия, — торжественно поклялась я, для вящей убедительности стукнув себя в грудь, и, немного подумав, добавила: — Обещаю также, что место, в которое мы с ним отправимся, тоже никоим образом не навредит ни ему, ни его статусу наследного принца Тейревануса. И да поразит меня Фаэль Пресветлейшая молнией, если хоть что-нибудь из сказанного не соответствует действительности.       Истинная тьма, как известно, таится в деталях, и, глядя на просветлевшее личико Афродиты, мне стало немного стыдно. Нет, употреблённые мной формулировки чисты и прозрачны, словно пролитые Фаэль слезинки, но вот всё остальное…       Никто не говорил, что живущие в «том месте» существа не навредят принцу Сесилиусу. Никто не гарантирует, что я не брошу его в «том месте», оставив на растерзание голоду и холоду. Никакой ответственности ни за что и ни за кого.       Окажись на месте Афродиты мой батя, он бы ни за что не поверил моей пестрящей дырами клятве, заставив переформулировать таким образом, чтобы учитывать интересы юного принца.       Только вот моя кузина — не мой старик, и она доверчиво протянула мне обе карточки, сама не ведая, на что обрекает «дражайшего Сесилиуса».
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты