Лягушка

Летсплейщики, House (кроссовер)
Слэш
PG-13
Завершён
42
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
42 Нравится 3 Отзывы 11 В сборник Скачать

1st step

Настройки текста
      Сапнап знает, что от него требовалось.       Недавно этот дом потерпел изменения. Спустя столько времени, столько этих чёртовых перезапусков, выслушивания грозного трепетания чего-то потустороннего над своим ухом, что на деле оказывалось названным голосом одной куклы в его комнате, спустя столько смертей, он наконец нашёл свой счастливый путь. И, поверьте, это стоило того.       На самом деле, можно было часами сидеть и размышлять на своей кровати, дар ли это — знать каждый последующий шаг проклятия этого дома за повторением и повторением своей смерти, или все же наказание. Наказание переживать один и тот же цикл из раза в раз, изо дня в день, из жизни в жизнь. Да, можно было бы. Если бы к определённому часу телевизор на тумбочке не начинал захлебываться помехами, а из-под той же кровати не вылезала чёртова гусеница-мутант, желающая полакомиться бесконечной человечиной. Потому и приходилось действовать быстро.       Но вот, наконец, наступил тот самый счастливый конец. Мать спасена. Младший брат, пусть и продолжает ненавидеть все на этом свете, спасён. Отец мёртв. Угрозы нет. Счастье. Умиротворение. Циклы прекратились повторяться, просто потому что Сапнап перестал умирать. Казалось, все закончилось, солнце утра взошло после ночного кошмара. Да, так и было.       Пока лягушек не стало больше.       Нет, разумеется, они были и раньше. Периодически их можно было увидеть то на кухне, беспричинно прыгающих в углу и зелезающих на стенки морозильной камеры, то в ванной со сломанным унитазом (Сап не виноват — в ином случае бы оттуда вылезла изуродованная барышня, разрывая его на две половинки с сочной красной кровью в придачу). Они его не трогали, он не трогал их — не было никаких проблем. Лягушки даже порой казались милыми и единственными, кто не собирается прикончить его. Обобщая, его устраивало.       Но теперь лягушки прыгают в каждой комнате. Каждой чёртовой комнате этого чёртова дома — даже подвал с одной сомнительной гниющей личностью, что так милостливо одолжил Сапнапу рогатку, был оккупирован земноводными. Кроме того, с этим разведением безобидных животных пришли новые проблемы. Проклятье не было отменено, как могло казаться изначально. Оно лишь затихло, а сейчас, под вестием лягушачьего нашествия, набирает обороты вновь. Кошмар существования здесь теперь не ограничивается парочкой хилых призраков. Всё стало… Будто на повышенном уровне сложности, будь это всего-лишь компьютерной игрой, а не сумасшествием одного конкретного ребёнка с белоснежной повязкой на голове. Да что там это — однажды он по неосторожности зарядил дробовиком в ныне налитые со стороны циферблата кровью часы. Вот тогда наступал настоящий ад, так что теперь Сап старался обходить за километр устрашающе бьющий ритм в определённый час шкаф времени.       Но ладно, это он, вроде как, уже приноровился переживать. А вот что вызвало у него действительно смешанные эмоции — так это появление соседа в окне его кухни. О каком соседе вообще могла идти речь? Этот дом буквально единственный населённый здесь. В любом случае, спрашивать это у него он был не намерен. А вот сам сосед решил просить его об услуге. При этом, правда, неестественно вытягивая свою шею прямо через оконный проём.       Но Сап, зная особенность его жизни здесь (ту самую причину возможного сидения за размышлениями на кровати), не поспешил выполнять просьбу, а занялся изучением. Да, умирать было больно, да, он отвык, но это все было ради его же будущего счастья.       И так, в итоге он понял для себя две вещи: Для начала, он не мог спасти всех. Все было решено заранее. Если брат ещё каким-то неизвестным образом мог был выжить, то мать просто… пропадает. Как позже выяснилось, холодильник тоже попал под проклятие, выращивая себе к тому часу безумия руку и хватая мать. Это навевало воспоминания о её подскальзывание и складывании в морозильной камере… И второй вещью становилось осознание, что Сапнап просто ОБЯЗАН убить всех чёртовых лягушек. Как к этому пришло он не помнил, но знал свои же выводы, что все горе и усуглебние ситуации из-за этих чёртовых склизких земноводных. И так, в очередную попытку, он приступил к выполнению плана.       Убегая от особо настырной барышни с ножницами в руках, Сапнап вспоминал, сколько жаб ему осталось. Кажется, он не просматривал только свою комнату. Выбегая из комнаты с роялем и мёртвым братом (так вышло, он просто не успел), Напп посредством резкого поворота направо заставляет призрака подскользнуться на лакированных половицах, что бы напороться головой на свои же ножницы. Чудесно. Теперь следовало забрать из кладовой немного зарядок для дробовика. Гигантская крыса, живущая там, уже была накормлена бутербродом покойной матушки, так что проблем создать не должна. И не создаёт. Лишь сидит и с интересом смотрит на умелый выстрел рогатки в коробку на полке. Прекрасно, оружие есть, план есть, убийственный ковёр, вроде как, уже должен был исчезнуть, так что самое время убивать последнюю жабу. Кинув взгляд на наручные часы Сапнап удостоверяется в этом — до возвращения того монстра ещё есть время.       Тушка лягушки противно лопается шариком крови под кинетическим ударом шара для боулинга. Сап с отвращением фыркает. В ту же секунду в углу появляется движущаяся чёрная тень, из-за чего парень поспешно выбегает в коридор. Отсчёт шёл на секунды. Встав прямо в середине длинного пространства, идеально подходящего для убийства, он проверяет свои запасы. Дробовик, немного оставшихся патронов, топор, рогатка (которая, вероятно, не сильно поможет). Чтож, он готов постоять за свое будущее.       Липкий ужас предвкушения неприятно въедается в затылок мурашками, заставляя лопатки сжаться, а ладони запотеть, когда триады десятков находящихся на шкафах и тумбах лягушек стихли, погружая дом в тишину. Часы бьют время, грозясь разбить стекло циферблата силой, которой они это делают. Входная дверь с хлопком закрывается. Ну вот и все. До ушей брюнета донеслось отвратительное, низкое квакание, красноречиво намекающее на то, что его ждёт. Пальцы плотнее сжимают горячее оружие, наводя на межкомнатную дверь напротив. Тотчас же она открывается, вбиваясь в стену за ней и, кажется, оставляя вмятины.       Блять. Уродливое, отвратительное создание стоит напротив. Кривые ноги подгибаются под тяжестью тела неправильной формы сверху. Из огромного раскрытого рта с острыми зубами стекают струйки крови. Чьей — не ясно, но об этом думать банально не хочется. Сапнапа начинает трясти от тревоги и отвращения. Тем не менее, он оперативно отправляет пулю в одну из конечностей этого чудовища, на что он лишь подкашивается и начинает идти на юношу. К счастью, останавливает его капкан, предусмотрительно установленный последним реально человеком здесь. Огромная жаба за неспособностью продолжить путь падает на пол. Но Сапнап не спешит радоваться — он знает, что совсем скоро это существо просто разомкнет челюсти ловушки, продолжая свой путь, как ни в чем не бывало. А еще его бьёт озноб. Он боится. Даже зная, что возродится в своей кровати, страх пробивает не на шутку. Снова идти сначала. Снова переживать смерть родственников, если сейчас он не закончит план. Дышать и видеть становится трудно, но он стойко держится на ногах, с тряской в руках меняя дробовик на топор из кладовки. Когда он поспешно подходит к пока что лежащему кошмару, что бы замахнуться топором, его зрение слегка плывёт. Сапнап пытается проморгаться. Звуков напротив подозрительно нет. Это даёт фурор и расслабляет юношу, позволяя уделить чуть больше времени на собирание себя в кучу. Но тут его плеча касаются. Глаза с ужасом раскрываются, зрение проясняется, а напротив он не видит того, кого собирался убить буквально только что. Куда делась гигантская лягушка?       Постепенно успокаивающийся разум жадно хватался за человеческие черты напротив. Это парень, явно молодой. На голове вполне себе приличной причёской слегка завивались крупные пряди каштановых волос, на туловище была налёта зелёная кофта, иронично с лапками жабки на рукавах, и, кажется, глазами на капюшоне. Это, что, шутка? Глаза же смотрели сердито и будто обиженно, но что то в этом парне заставляло расслабиться. Удивительно.       — Зачем ты убил лягушек? — словно гром среди ясного неба послышался вкратчивый голос человека напротив. Так это, по сути, и было, учитывая полнейшую тишину вокруг. Лягушки на тумбах начали шевелиться.       — Че? Погоди, ты, вообще, откуда? — тревога Сапа окончательно сменилась лишь недоумением и интересом.       — Не отвечай вопросом на вопрос. Я тебя спрашиваю: зачем ты убил моих лягушек тем уродливым шаром? — он нахмурился ещё больше. — Почему ты уже какой раз подряд стремишься просто их перебить? Тебя прикалывает от этого, чувак?       — Погоди, ты знаешь о цикличности? Разве не только та улитка…       — Да забей ты на улитку, ты мне на вопрос ответить можешь? Вот тебе какая разница, что я знаю, а что нет?       — Давай начнём с того, что из-за твоих лягушек мой дом стал не просто кошмарным, — это стало настоящим адом. Что ты мне ещё прикажешь делать в таком случае, когда из-за лягушек твоя жизнь окунается в бочку дёгтя? А во вторых, тот сосед, который как фрик стоит под окнами моей кухни, просил их перебить. Видимо, не я один от них страдаю.       — Да как ты можешь так говорить! Мои лягушки в жизнь бы не причинили кому-либо неудобств, тем более усугубив проклятие! Сапнап, ты придурок, раз считаешь, что закрасить дыру в стене является решением проблемы. Факт того, что ты добился «хорошего конца» разозлило духов. Надо было делать кардинально, понимаешь? А лягушки тут ни при чем!       — Допустим, даже если и так. Что ты предлагаешь делать? Терпеть, пока этот чёртов дом меня бы не уничтожил? И вообще, почему ты знаешь моё имя, а я твоё нет? Как тебя называть? Лягушка-мутант-хуманизация?       Парень в кофте попытался скрыть весёлый смешок за закусыванием щеки.       — Меня зовут Карл, — в общем-то, он быстро оправился от веселья. — а вот что ты будешь делать дальше, меня уже не волнует. Не убивай лягушек, понял? Если ты продолжишь это делать, я приду и в следующий раз, но уже не на переговоры, а убивать.       — Ооо, неет. Страдать один я точно не буду. — Сапнап взял нового знакомого за рукаф кофты, настойчиво потянув в сторону своей комнаты, от чего тот даже споткнулся. По пришествию Карла просто усадили на кровать, а после плюхнулись рядом. Гусеница под кроватью испуганно сжалась.       — Ты издеваешься? Что это вообще значит?       — Ничего. Теперь мы будем сидеть здесь, пока не придумаем решение лучше. Такое, что бы удовлетворить и тебя, и меня. — он посмеялся над удивлённым лицом рядом, крепче сжимая запястье Карла, что бы вдруг не убежал. Иногда он сам поражается своей храбрости.

***

      — Сапнап, нет, пожалуйста! — заливаясь смехом и откидываясь на, на самом деле, достаточно узкой кровати, Карл пытался принять попытки прекратить все это. Напп же так не думал, отдавая одну за другой крайне удачные шутки.       Время, проведённое за спорами, естественным образом получения удовольствия от разговоров друг с другом, переросло в обычную дружескую беседу. Оба нуждались в таком общении. Один потому что просто не мог общаться с нормальными людьми, другой потому что застрял в ненормальном месте. Все сходилось идеально, и оба были довольны. Пожалуй, этот заход можно назвать удачным для Сапнапа. Да, это не то счастье, которое он искал, но все же. Если он умрёт, он потеряет это? Ему придётся убивать жаб, что бы снова встретиться с Карлом. Тот не потерпит такого отношения. Все было бы слишком запутано, поэтому следует наслаждаться тем, что имеется у них сейчас. Волновала лишь мысль о уходе мальчика лягушки. Он ведь сам говорил, что не его проблемы выживания Сапнапа здесь. А Сапнап бы и не выжил, не имея буквально никого, за исключением такой же гигантской крысы. Может быть, он бы ещё смог сделать хоть что-нибудь, что бы все было не так горько?       — Слушай, Карл, — на того заинтересованно подняли взгляд. — Я помню про твои дела и все в этом духе, помню, что мы так и не нашли компромиссное решение, но все же… Может, ты останешься тут ещё? Ненадолго. Совсем чуть чуть. Просто не уходи в ближайшее время, пожалуйста.       Тёмные глаза пытались запечатлеть каждое движение чужих зрачков, каждый трепет ресниц, каждое опадение красивых волос на уши. В ответ ему добро и рассеянно усмехнулись, пытаясь подавить розовеющие щеки со спинкой носа. За руки они взялись. Карл переплёл их пальцы. Другой рукой убрал растрепавшиеся волосинки с чужого лба.       Он не ушёл ни в ближайшее время, ни на следующий день, ни в какое либо другое время. Они полюбили этот дом таким, какой он есть, пусть и пришлось внести некоторые изменения для комфортного существования двух живых людей.       И Сапнап готов был сутками оправдывать Карла за каждую собственную смерть в предыдущие разы. Он привязался к нему так, что не отвяжешь. В прочем, они оба.       В критических ситуациях люди влюбляются чаще, так?
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.