Монгрелова Соната. Прелюдия. Дочерь Света и Тьмы.

Джен
R
Завершён
8
Горячая работа! 0
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
329 страниц, 20 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
8 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

1.6 Орен и Башня Крумы

Настройки текста
*** Над миром распростерлись освещаемые тусклым светом двух лун предрассветные сумерки. В городе было тихо и почти безлюдно. То тут, то там раскладывали свои товары уличные торговцы. Светало. Серо-голубые лучи едва пробивались сквозь высоченные стены, правильным квадратом окружающие город. Аделаида спросила первого попавшегося ей торговца, где можно остановиться на ночлег, и тот как-то презрительно указал путнице на одноэтажное строение вытянутой формы. Аделаида постучалась, и дверь ей открыла очень юная приятная темная эльфийка. Говорила она на человеческом с ужасным шипящим акцентом, сетуя, что никак не может пустить постоялицу со зверем, так как есть только одно свободное место, где путница может отдохнуть, в ее комнате, и волку там не поместиться. После недолгих пререканий, осознав, что ее волчонок и вправду подрос, Аделаида согласилась оставить Алойвию в стойлах у конюха, который также присматривал в Орене за ручными животными. Вернувшись, Аделаида нашла эльфийку, которая представилась как Дарья, готовящей постель. – Позавтракать можно в таверне в паре домов отсюда, что за гильдией орков, а меня ждут дела, – вежливо сказала она и удалилась. Аделаида была голодна, но спать ей хотелось еще больше. Она залезла под теплое одеяло и, довольно поворочавшись с минуту, заснула крепким сном. – Да спит уже полдня, – услышала Аделаида сквозь сон голос Дарьи. – Вероятнее всего, она прибыла сюда из Сумрачного Города. Ей надо приспособиться к дневной жизни, – послышался низкий мужской неторопливый голос без акцента. – Вспомни себя: недели две выходила из гильдии только по ночам. – Да она не из деревни... Точно говорю. Смотри, какие... Аделаида оторвала голову от подушки. В дверях вместе с Дарьей стоял очень красивый молодой темный эльф в шикарном расписном зеленом мундире поверх длинного военного платья. На его шее был элегантно повязан коричневый платок, еще больше оттеняя его голубую кожу. Он явно был из семьи очень благородного происхождения. Дарья смутилась и скрылась за дверью, а ее спутник очень вежливо поклонился гостье, а затем и представился: – Управляющий гильдией Орена, Старший Мастер Брэксон к Вашим услугам, как только Вы соизволите одеться и составить нам компанию за ужином. Аделаида улыбнулась и кивнула в ответ. Очень приятная компания. Еще немного понежившись, она встала с кровати, привела свой новый наряд в порядок, уложила волосы и вышла в холл гильдии. За небольшим столом в малой гостиной вместе с Дарьей и старшим мастером сидел еще один эльф, не менее элегантный, но слегка высокомерный, как показалось Аделаиде, встретившейся с ним впервые. – Мы тут поспорили, что Вы не из деревни, – улыбнулась Дарья, приглашая гостью присоединиться к компании. Аделаида с радостью приняла это приглашение и рассказала, что прибыла в Орен по настоянию мастера Ангуса из Гирана. После расспросов, поняв, что женщину послали по делу не в их гильдию, а к генералу Клаусу, эльфы в недоумении переглянулись, но расспрашивать далее не стали. – Извините, что не можем предоставить Вам одиночную комнату. Ученица Великого Мастера Ангуса – наш дорогой гость здесь, – заговорил Брэксон. – Понимаете, многие новоявленные воины из нашей деревни, из Деревни Темных Эльфов, первым делом приезжают сюда, в Орен, ввиду топографической близости, а также в связи с похожими климатическими условиями. Поэтому все комнаты битком набиты новобранцами, а их, комнат, у нас немного, в отличие от молодежи. Как Вы могли заметить, нашей гильдии было выделено хотя и весьма удобно расположенное, но недостаточных размеров здание. Орен – компактный город. Отсюда мы уже распределяем новичков по школам и даем им задания по их силе и способностям. Наконец подали горячие закуски, и все молча принялись за ужин. За супом мужчины вновь попытались разговорить странную ученицу великого мастера, но та отвечала весьма уклончиво и ни словом не обмолвилась о своей человеческой родословной, и разговор скоро перешел на обсуждение ближайшей осады Форта Слоновой Кости. Эта крепость располагалась как раз на границе Темного Леса и Орена, и войско темных эльфов решило занять ее, несмотря на недовольства правящих лордов. – Это раньше королевством правили люди. Теперь их время ушло, – яростно вмешался в беседу второй эльф, раздирая на части хорошо прожарившуюся тушку какого-то мелкого зверя. – Людям следует подвинуться и позволить темным эльфам разделить с ними власть. Сами они убивают друг друга в бесконечных войнах и конфликтах. Лучшие воины и отряды людей заняты защитой границ. Пусть же и нам позволят защищать свои земли от захватчиков с севера и запада. – А как же другие расы? – Аделаида посчитала интересным вмешаться, но, вновь натолкнувшись на удивленные взгляды, добавила. – Я имею в виду, что каждый считает себя теперь вправе тягаться с людьми за власть, ведь так? – Светлые эльфы слишком пассивны и лояльны к людям, – темный эльф фыркнул. – Орки глупы, и интересы их не выходят за рамки еды и мнимого превосходства. Гномы, эти хитрые, проворные торгаши… – …и гениальные изобретатели, – снова вмешалась Аделаида, чтобы проверить реакцию публики, но все трое вели себя безупречно и спокойно. – Гномы встанут на сторону победителя – они никогда сами в бой не полезут. Как видите, превосходство за нами. Я каждый день провожу работу с новобранцами, я вижу их проснувшуюся силу, их боевой запал. Вот увидите: будущее за темными эльфами, – этим мастер Брэксон подвел итог разговору. Аделаида лишь улыбнулась, молча допивая вино. После ужина – а был уже вечер – Аделаида вежливо поинтересовалась у старшего мастера, не поздно ли тревожить генерала, но тот заверил гостью, что тренировки в гильдии людей длятся до самых сумерек, и рассказал, как туда пройти. Аделаида также поинтересовалась, сможет ли она хорошо продать свои драгоценности на рынке в Орене либо ей следует попридержать их до Адена. И Брэксон заметил, что подобные изыски в Орене вряд ли оценят, а вот в столице, наоборот, щедрый покупатель быстро найдется. Уже окончательно стемнело, когда Аделаида покинула гильдию темных эльфов. Первым делом она проверила своего волка: зверь уныло скулил в неволе и отказывался от еды. – Не волнуйся, малыш, мы завтра же отправимся снова в путь, – попыталась утешить его хозяйка, но Алойвия лишь жалобно завыл, когда она исчезла из виду. Орен, являясь городом-крепостью, представлял собой неприступное укрепление с высокими стенами и смотровыми башнями, с которых, как верили его жители, зоркий глаз может разглядеть, как блестит море на краю континента. Земли Орена простирались на север от Гирана и к западу от столицы. Несколько сотен лет назад на этой земле поселились группки воинов-кочевников, а после постройки города и прилегающего к нему замка здесь была основана сильнейшая военная гильдия на континенте. Все побывавшие в Орене удивлялись строгости и дисциплине местных жителей. Северная область Орена понесла много потерь из-за частых войн с королевством Элмор. Жители этого города по большей части своей и сами являлись потомками тех суровых племен, что с давних пор населяли северную часть мира. Поэтому здешнее общество имело бóльшие связи с культурой Элмора, чем Адена. Кроме того, сам город долгое время находился под влиянием военного образа жизни. В связи с умеренным климатом и большим количеством хвойных лесов главной промышленностью области всегда являлось производство древесины. Несмотря на это, все дома здесь были построены из прочнейшего камня, окна домов украшали кованые решетки и ставни. В недоумении бродила Аделаида по темным улочкам Орена: лучи заходящего светила никак не могли пробиться сквозь высоченные каменные стены. Она пошла на свет в конце бесконечной улицы и попала в гильдию орков, если беспорядочные палатки, раскинутые на небольшой площади в дальнем районе города, можно было так назвать. Орки, как уже поняла Аделаида, были очень свободолюбивым народом – любые стены были им чужды. И здесь, в Орене, они разбили свой лагерь прямо на улице. Здесь они жгли свои костры, готовили еду и спали здесь же: кто в палатках, кто под навесами, а кто и прямо на мостовой. И было очевидно, почему при подобном быте зеленокожих громил руководство любого крупного города стремилось отвести оркам самые дальние его районы и закоулки, чтобы не будоражить остальных жителей. Наконец Аделаиде удалось разыскать интересующую ее воинскую гильдию – прекрасное высокое здание в форме пятиугольника с широкой террасой. У самого входа мирно беседовали два воина: один из них был помоложе и выглядел как обыкновенный охранник, а второго Аделаида сразу отметила как представителя военной элиты: он, несмотря на свой преклонный возраст, был высокий, широкоплечий и статный, с приятным благородным лицом. Как позже она узнала, это был сам сэр Густав Атебальт, один из самых приближенных к королю полководцев. В холле гильдии, несмотря на позднее время, было людно. Во всех прилегающих залах велись тренировки или лекции. Как только Аделаида вошла в здание, вся суета внутри резко прекратилась, и все внимание досталось темнокожей незнакомке. Вперед толпы выдвинулся самый старший по форме рыцарь гильдии. Его сопровождала облаченная в тренировочную броню, коротко подстриженная светлая эльфийка. Вышедший гостье навстречу мужчина представился как генерал Клаус, главнокомандующий войсками Орена, и спросил, чем он может быть полезен даме, посетившей его гильдию в столь поздний час. Генерал Орена был крупным мужчиной средних лет, с черными, как смола, коротко стриженными волосами и пронзительным взглядом. Он говорил, словно по уставу, в то время как все его окружение с презрением осматривало явившуюся в человеческую тренировочную гильдию темную эльфийку. Аделаида на миг смутилась, озираясь вокруг, но потом, с присущим ей бесцеремонным видом, вышла навстречу главнокомандующему и просто и ясно объяснила цель своего визита. Вокруг зашептались. Что-то говорили об осаде форта, что-то о том, что темные эльфы Орена тоже захотели получить королевское рыцарство и послали поэтому смазливую мордашку генералу на пробу... Но генерал Клаус жестко прервал их: – Так. Кто хочет сказать, что мы справляемся с поставленными задачами? – он сурово осмотрел собравшихся вокруг него мастеров и воинов. – Вы, мастер Бхан? Или Вы, мастер Руни, чуть не потерявший отряд на первом же этаже Крумы? Кто скажет, что нам не нужны новые бойцы? Кто гарантирует, что Башня простоит тихо-смирно еще сотню лет, когда там такие представления каждый день происходят? После того, как нашли эти чертовы скрижали, никому покоя нет. После речи генерала все дружно затихли и присмирели. – Значит так, – продолжил он серьезным тоном, обращаясь то ли к новоприбывшей, то ли ко всем присутствующим, – завтра сэр Атебальт организует новый поход в Круму. Старший Мастер Каен после выхода Его Светлости на заслуженный отдых продолжит его миссию. Посему, – обратился он к стоящему поодаль мужчине, – объясни нашему новому бойцу ее задание и поставь в курс дела. Остальные – за работу! Снова зашумела толпа, зазвенели мечи и сабли. К Аделаиде подошел невысокий моложавый жилистый мужчина и предложил отойти в сторонку, чтобы проверить, на что способна воительница, пожелавшая получить такую сложную специальность, как гладиатор[1]. Они нашли свободный угол. Аделаида достала свой кинжал и на чучеле продемонстрировала, как умеет обращаться с оружием. – Впечатлен, – с одобрением отозвался старший мастер. – Но с мечом – это немного другое. Владение мечом требует гораздо большего умения, – говорил он быстро и увлеченно, и было очевидно, что он фанат своего дела. – Меч длиннее, и им легче пораниться, чем небольшим кинжалом, но с ним не будет необходимости подкрадываться к противнику вплотную и марать руки – он сделает все за тебя, – сказав это, мастер Каен взял со стойки длинный изогнутый меч и сделал несколько резких и мощных движений. Чучело свалилось со столба, искромсанное, как старое одеяло. – А чтобы научиться сражаться двумя мечами, – продолжил он, – требуется владение куда более сложными навыками и техниками, но равных в бою тебе тогда не будет. У тебя есть меч? – спросил Каен после своего недолгого монолога. – Есть Слеза Волшебницы... Не думаю, правда, что им можно кого-то зарубить, – Аделаида протянула ему мерцающий мягким голубым светом меч. Мастер осторожно взял Слезу и, повертев в руках, вынес вердикт: – Меч шикарный, для мага. Но для воина нужен совсем другой. А откуда он у тебя? – От мамы, это мамин меч, она была целителем... – Неужели темным оракулом? – глаза гладиатора округлились. – Не совсем... – не решилась Аделаида углубляться в свою родословную. – А тебе он зачем? Не хочешь ли ты сказать, что тоже умеешь лечить-воскрешать – короче, магию знаешь всякую? – мастер Каен недоверчиво прищурился. – Всякую не знаю, – честно ответила женщина, – хотя лечить и вправду могу. Воскрешать людей, честно говоря, получается не всегда. – Не пойму, – развел гладиатор руками, – зачем тебе тогда учиться военному делу? На одного первоклассного целителя обычно приходится с десяток вояк. – Скажем так, – Аделаида попыталась уйти от назойливых расспросов, – это посмертная воля моего отца. – О! – одобрительно покивал головой ее новый наставник. – Тогда это дело хорошее. Больше намерения эльфийки они не обсуждали, и Каен рассказал ей про Башню Крумы: как около года назад в верхней ее части проснулся некий механизм, названный Ядром Башни, как глубокоуважаемый, знаменитый на весь свет сэр Густав Атебальт пожертвовал заслуженным отдыхом, чтобы разобраться с этим творением гигантов, которое управляет Башней. – Дело гномов – исследовать. Дело военных – пресечь любую вероятность угрозы для наших земель. Ведь энергии Башни Крумы хватит, как выяснили ученые, чтобы стереть с лица мира города Глудио и Дион, а также добрую часть территорий, примыкающих к ним. Поэтому регулярно организуются военные походы в Круму, чтобы уничтожить этот механизм, но пока лишь удавалось стараниями и даже жизнями отличных воинов сдерживать его в относительном состоянии сна, если так можно выразиться. Завтра организуется новый поход к Ядру. И это будет твоим первым заданием, хорошо показав себя на котором ты получишь заветную метку дуэлиста и сможешь получить разрешение на ношение двуручных мечей и последующее обучение гладиаторскому искусству, наиболее почетному военному ремеслу расы людей, – Каен снова довольно закивал. Далее он сказал, что на Аделаиде отличная броня, хоть и легкая, и пока ее будет достаточно, но посоветовал ей найти в скором времени себе меч получше того, что он ей выдаст. Затем он сходил куда-то в подсобку и принес тонкий простенький меч, ручка которого была украшена витиеватым растительным узором со вставленным в него небольшого размера хризопразом – камнем мутно-зеленого цвета. – Держи! – протянул он оружие женщине. – Это меч эльфийской работы: красивый, но не очень мощный. Впрочем, для обучения – самое оно. Далее он объяснил Аделаиде основы обращения с мечом: как держать, как наносить некоторые виды ударов. – Щит специально не даю, – заметил гладиатор, – будешь сразу учиться обходиться без него. Но, насколько я вижу, при твоей верткости проблем с уклонением у тебя быть не должно. После небольшой тренировки довольный успехами подопечной старший мастер Каен четко обозначил, что завтра в полдень отряд встречается у гильдии для дальнейшей дислокации в Башню, где все будет разъяснено более подробно. ---------- – То есть Вы хотите сказать, что вступили в один из отрядов генерала Клауса, что находился под руководством самого сэра Атебальта, наиболее близкого к королю полководца? – недоверие пробежало по бледному лицу верховного надзирателя. – Именно так, – ответила Аделаида. – Правда, не скажу, что служба моя продлилась долго или что я смогла принести хоть какую-то пользу своему военачальнику… – Ну уж дудки, – воскликнул сэр Сэдрик, ожидавший этой части рассказа, – сам генерал отметил Вас в своем докладе, и как же иначе удалось Вам заполучить свое разрешение и быть приглашенной на службу в один из самых передовых дивизионов королевства? – Но, как я понял, – пристально глядя на подсудимую, продолжил надзиратель, тщательно расставляя акценты, – Вы не удосужились намекнуть ни генералу, ни своему командиру о том, что являлись дочерью женщины, которая дезертировала на Север во время одного из первых конфликтов Орена с Элмором, не так ли? – Ваша честь! – снова вмешался в речь обвинителя сэр Сэдрик, обращаясь к судье. – Много воды утекло с тех пор. Провинции объединились под флагом Орена, затем покойный король Рауль создал новое государство, связав воедино все разрозненные южные королевства, а теперь и его преемник, Его Величество Король Амадео Кадмус, добился мира с Элмором. Так что полагаю, что если теперь каждая из сторон примется выискивать виновников былого конфликта, то на всем материке не останется ни единого праведного воина старше тридцати лет. – Королевства, может, и объединились, – небрежно заметил господин надзиратель, – правда, никто не знает, как долго продлится этот мир… – Мы усердно молимся, чтобы война, закончившаяся два года назад, была последней в истории Адена, – заметил один из молодых проповедников. Верховный надзиратель, проигнорировав это замечание, продолжал: – Но измена родине во все времена будет расцениваться как наихудшее из предательств… – Какое невежество: считать, что дурная кровь передается по наследству, – возмутилась леди Исра. – Юстав ван Хальтер всю свою жизнь пытался покорить Юг, в то время как его сын Астеар спас всех нас, прислушавшись к мудрым речам нашего горячо любимого короля Амадео и подписав мирный договор. – Если виновность этой женщины будет доказана, – надзиратель привстал со своего места, указывая костлявым пальцем на сидящую перед ним полукровку, – то Вы сами убедитесь, как неверно Ваше предположение, потому как я искренне уверен, что подсудимая виновна и недалеко ушла от своей изгнанницы-матери. – Если… – подняв добродушный взгляд на коллегу, поправил его судья. Верховный надзиратель с прежней надменностью вернулся в свое кресло. Аделаида, еще раз мысленно посетовав, что так глупо лишилась желанного всем сердцем места в отряде мастера Каена, и отчасти согласная с господином надзирателем, продолжила свое повествование. ---------- Зверски голодная после бесед и тренировок, она поужинала в таверне возле гильдии орков. А те танцевали и пировали прямо под окнами, и скоро Аделаида пополнила число зевак, обступивших их кольцом и диву дающихся их танцам и украшениям. Один из орков был весь в татуировках – огромный, зеленый. Он развлекал толпу, демонстрируя свою невероятную силу, ломая кирпичи об голову и подкидывая пивные бочки одной рукой. Другой на спор вбивал гвозди в разные части своего тела, чем вызывал шок даже у повидавших многое воинов, а гномка, подававшая напитки, даже упала без чувств при виде сего зрелища. Третий орк на поверку оказался женщиной. В общем, подобного развлечения еще надо было поискать. Народ веселился и шумел вовсю, но тут из палатки вырвался заспанный огромный орк с тяжеленной булавой наперевес и с железным ирокезом на костяном шлеме: он рычал и кричал на соплеменников, а потом, загнав их всех в шатры и под навесы, угрожающе бросился прямиком на зрителей. – Тэхакар!!! Орока!!! – вопил он вслед спасающимся бегством зевакам. Аделаида снова скрылась в дверях таверны. Ее хозяин, гном с юркими глазками, объяснил, что этот верзила по имени Такуна – вождь малочисленного ныне племени Дуда-Мара, воспротивившийся тому, чтобы орки его племени прислуживали «хитрым людишкам», и что он ходит по деревням и городам в поисках своих соплеменников, с тем чтобы с позором вернуть беглецов на родину. – Но его приспешники, похоже, находят жизнь в большом мире весьма интересной – вот его это и злит, – с ухмылкой закончил гном, протирая очередной графин. Допив чай, Аделаида поблагодарила хозяина и, захватив на кухне косточек для Алойвии, вернулась на центральную площадь. Она навестила грустного волчонка, который поел лишь с ее рук, и легла спать. *** Чудно выспавшись на мягкой перине, уже на рассвете Аделаида забрала истосковавшегося по вольной жизни волчонка, поблагодарив конюха за заботу о питомце. Время было раннее, и она решила, что успеет до обеда прогуляться от города на юг региона и взглянуть при свете дня на равнины ящеров и поселение орков, а также немного потренироваться во владении мечом. Ей очень не хотелось ударить в грязь лицом на первом же своем испытании. Покинув высокие городские стены, она изумилась, наткнувшись на окружавшие ее верхушки сосен. Прибыв в Орен телепортом, она не имела возможности сразу понять, что город был расположен на вершине небольшой горы. Узкая тропа вела вниз и змейкой убегала вдаль через редкий сосновый лес, простиравшийся в низине далеко под ее ногами. В окружающих крепость оврагах виднелись палатки и деревянные постройки. Спустившись с горы, Аделаида оказалась в лесной долине. Верхушки гигантских сосен шумели, плавно наклоняясь то в одну, то в другую сторону, словно бы танцуя; птицы пели в их ветвях, а из чащи доносился стук топоров – дровосеки уже принялись за работу. Группа уродливых гуманоидов показалась из-за деревьев и тут же скрылась меж скрипящих и стонущих стволов. Здесь, близ города, дикие племена не отважились нападать на людей, так как прекрасно знали, что вместо свежей плоти им придется отведать лишь сталь да серебро. Но это, по-видимому, не касалось местных злобных орков племени Тимак. Один из этих огромных зеленокожих монстров вздумал напасть на бредущую по лесной тропе женщину, и Аделаиде выпал шанс испробовать свой новый меч. По привычке она начала читать ослабляющее заклинание, но с боевым, не магическим, мечом наложение заклятия было таким медленным, что Алойвия сам уже вцепился в ногу уродливого гуманоида, как только тот приблизился к его хозяйке на угрожающую дистанцию, и орк, сообразив, что его добыча не так проста, как ему показалось, с криком бросился в чащу. Аделаида специально оставила свой меч и кинжал в гильдии, чтобы изменить свои старые, привычные приемы обороны и атаки, и лишь растерянно глянула вслед удирающей добыче. Но со следующим орком она не растерялась и, увернувшись от его удара, пронзила гуманоида насквозь несильным, но выверенным ударом в спину. Пока Аделаида вытирала первую кровь со своего меча, ее обступили несколько восторженных лесорубов. – Вот так! Бей этих орков! Жизни нет от них! – выкрикнул один из них, тряся топором в воздухе, и остальные повторили его жест. Аделаида поинтересовалась, отчего же никто не защищает рабочих от диких тварей, да еще и у самых городских стен. – Да у нас с ними, типа, мирное соглашение, – выпалил другой лесоруб, худой и лысеющий, утирая нос рукавом грязной рубахи. – Но эти тупые животные не знают чести! – снова выкрикнул первый, и толпа вновь поддержала его дружными возгласами. – Их вожак, Гозмос, – снова вмешался худой мужчина, – совершенно плюет на все соглашения и одобряет нападения своих соплеменников не только на воинов, но даже на нас, мирных лесорубов, хотя управляющие Орена и так отдают им хорошую часть выкупа в виде домашнего скота и даже оружия. А они его против нас же и используют. – Пора вырезать их всех!!! – не унимался первый, а толпа с топорами начала уже бесноваться. – К нам, конечно, приставили охрану, – худой снова шмыгнул носом, пытаясь объяснить ситуацию, – но этого мало: по одному воину на два, а то и три места вырубки. Надо каждой группе дать по охраннику, и еще хотя бы по одному на лесопилку. Вступитесь за нас, миледи. Орки жалуются, что пришли другие племена и вытесняют их. Аделаида осмотрела группу крестьян с топорами. Конечно, они не должны сами себя защищать – у них своя работа есть. – Помогу, чем смогу... – сказала воительница, похлопывая хлюпающего лесоруба по плечу, кивнула остальным и направилась дальше от города в сторону равнин. Аллея тополей вывела Аделаиду к широкому тракту, следующему в Гиран. По правую руку от нее простирались непроходимые хвойные дебри, а левее – обширные равнины, принадлежащие ящерам. Люди-ящеры облюбовали это место после того, как были вытеснены с южных территорий. Их престарелый вожак Тэлкин привел свое племя в эти плодородные и обилующие живностью земли, и с тех пор силой дипломатии своих ярчайших лидеров и своей многочисленностью они и по сей день удерживали в своей власти огромную часть земель Орена. Ящеры договорились с Военным Советом о разрешении рубить деревья по периметру своего лагеря взамен на дешевую броню и орудия труда, но вглубь территории проход посторонним был строго воспрещен. За этим тщательно следили выставленные по кругу поселения ящеров часовые. Люди-ящеры, обитающие под Ореном, являлись довольно продвинутым племенем в плане социального устройства – у них существовала четкая иерархия: от рабочих, охотников и собирателей до воинов, лордов и сюзеренов; было даже что-то вроде воспитательной и учебной системы для молодняка. В данный момент племенем правил шаман Терук, и он же, прекрасно зная человеческий язык, вел все переговоры с властями Орена. Поговаривали, что он даже обладал колдовской меткой и учился магии ветра у одного из человеческих чародеев, но военные уверяли, что это всего лишь сказки, так как примитивные гуманоиды не способны овладеть высшей магией. Терук по молодости был добр и наивен: он заключил мирное соглашение с людьми и разрешил им беспрепятственно засеивать поля на равнинах, разводить пчел и проводить исследования. Но люди повели себя бесчестно и втайне начали вытеснять самих ящеров с насиженного ими места, за что поплатились полным запретом посещения этих земель. По равнине до сих пор были раскиданы соломенные хижины земледельцев и разрушенные пасеки в память о временах, когда люди в который раз не смогли ужиться с дружественными к ним существами. Аделаиде безумно хотелось побывать на равнинах. Ее манили яркие зеленые луга с растущими на них вековыми дубами, пышными кленами и стремящимися в небо высоченными липами. Не решив рисковать, она побрела вдоль дороги, то и дело пытаясь разглядеть хоть что-то за отделяющими равнины от тракта невысокими холмами и пригорками. В некоторых местах вдоль дорог стояли наемники-гноллы, охраняющие подходы к лагерю. Нанятые ящерами, они строго оберегали границы их поселения. Заметив, что тени от деревьев начали укорачиваться, Аделаида опомнилась: к полудню ее ждали возле военной гильдии, а, прогуливаясь, она совсем забыла о времени. Посетовав, что оставила свиток телепорта в сумке, Аделаида сломя голову понеслась в направлении города. Она бежала быстро, стараясь не глядеть по сторонам. Солнце почти вошло в зенит. И тут из кустов прямо перед ней неожиданно выпрыгнул уродливый орк. Аделаида на бегу сразила его ударом меча, но словно ниоткуда на путницу набросились еще три или четыре зеленых верзилы. Пока воительница безуспешно пыталась бороться с тройкой воинов, Алойвия вцепился в посох похожего на скрюченное чучелко орочьего шамана в попытках вырвать из рук гуманоида его примитивное, похожее на палку оружие. – Оставь его, – крикнула Аделаида волку, решив, что проще будет просто убежать от медлительных дикарей, чем тратить драгоценные минуты, пытаясь от них отбиться. Меж тем за ней уже гналась целая толпа вооруженных до зубов гуманоидов. Из последних сил Аделаида взбежала на холм и ступила на ведущую к воротам лестницу. Она насчитала ровно девяносто ступеней, когда стрела пронеслась мимо ее уха, а затем еще одна, и еще… Аделаида обернулась: три орка так и остались лежать на нижних ступенях, остальные бросились врассыпную. – Это что за караван?! – строго проорал Аделаиде в лицо страж-лучник, остановивший ее преследователей. – Я... опаз… ваю... Прос... те... – задыхаясь, прошептала она, опершись руками о колени. – Где сэр Ат... болт...? Где сборы? – Возле гильдии, тут справа, недалеко... Э, дамочка... а этих убирать кто будет? – послышался рассерженный голос за ее спиной, и затем чертыханья, и еще, и уже тише. Домчавшись до пятиугольного особняка, Аделаида приметила возле входа группу воинов. – Где тебя носит? – послышался строгий голос мастера Каена. – С утра тебя не видно, уже и в вашей гильдии тебя искал, но там только руками развели. Решил – передумала. – Нет, я просто погулять ходила, – объяснила Аделаида, придерживая рукой занывший от долгого бега бок. – Погулять?! – брови старшего мастера взлетели вверх в полнейшем недоумении. – Ладно, – остыл он, – а это еще куда? Псину нельзя. – Это волк, – обиженно заметила Аделаида, – и он может постоять за себя. – Нельзя – значит нельзя. Командир окликнул идущего мима гнома. – Отведи-ка его в стойла, – приказал он, и Аделаида лишь руками развела, окинув волчонка сожалеющим взглядом. Когда гном с Алойвией скрылись за поворотом, Аделаида огляделась. Кроме них с Каеном в группе было еще четыре воина: паладин – высокий, статный мужчина, уже не молодой, но в прекрасной физической форме, копейщик – жилистый брюнет с приятными чертами лица, и два лучника, один из которых был светлым эльфом. Они лишь бегло и, как ей показалось, слегка недовольно оглядели ее – ни один из них, так или иначе, не проявил к факту присутствия новенькой в группе никакого видимого интереса. Сам гладиатор был одет в прочные, хотя и не очень изящные доспехи, но два его длинных меча создавали самое угрожающее впечатление. – А где сэр Атебальт? – поинтересовалась Аделаида у командира, и тот на миг помрачнел, но тут же снова принял суровое выражение. – Он не идет с нами, – объяснил гладиатор. – Утром сообщили, что сэр Густав плохо себя чувствует: знаешь ли, он уже довольно почтенный господин; и было принято решение, что группу поведу я. – Не много нас, – с опаской заметила Аделаида. – Еще двое уже на месте, – уверенно ответил Каен, – не считая госпожи Флер и мастера Фановии, которая любезно согласилась наложить на нас защитные заклинания. Ну все, – обратился он ко всем пятерым, – десять минут – и телепортируемся. – И дальше шепнул уже только Аделаиде:– Держись ближе и по возможности не делай резких движений. Меч взяла хоть? Да, вижу. – Как так телепортируемся? – переспросила Аделаида, тоже шепотом. – Прямо отсюда? – Ага, – Каен восторженно улыбнулся. – Наше войско поддерживает одна очень могущественная эльфийка. Говорят, ей уже более трехсот лет. Я сам мало что о ней знаю – слышал, что ее отец относился к древнейшему роду эльфийских оракулов. Никто из ребят не знает ее настоящего имени, мы зовем ее Флер. Так вот, она умеет управлять стихиями. Почему она нам помогает? Она одна из первых поняла перспективность союза с людьми. Ее за это предложение в свое время изгнали из деревни, и хоть теперь она снова в почете у эльфов, она сама больше привыкла уже с людьми жить. Она также обладает даром призывания. А еще она, вроде как, подружка нашего Дрозда, – мастер Каен заулыбался, намекнув на связь эльфийки с генералом Клаусом, которого, как Аделаида позже узнала, называли Черным Дроздом. – Мы окажемся сразу около Ядра? – обеспокоенно спросила Аделаида. – Конечно, нет, – усмехнулся ее наставник, – если, конечно, не хочешь быть случайно замурованной в стену. Флер выберет максимально свободную площадку: у башни или, возможно, даже на болотах. Держись рядом – мы сразу побежим внутрь. Не отставай – болота опасны. – Я знаю, была там... Каен снова посмотрел на подопечную с удивлением и даже неким восхищением. Аделаида не успела задать больше вопросов, так как через секунду гладиатор растворился в воздухе, а еще через минуту и сама она очнулась в холле первого этажа Башни Крумы рядом с остальной группой. Тут же стояла и уже известная ей хранительница портала. Каен с ней о чем-то договаривался, и Аделаиде выдалась минутка рассмотреть своих спутников. Кроме той четверки, с которой она уже виделась у гильдии, ей на глаза попались еще один светлый эльф – как ей показалось, лекарь – и еще один лучник, человеческая девушка. Она, похоже, была таким же новичком, как и сама Аделаида. Рядом с хранительницей портала стояли прекрасная статная светлая эльфийка в великолепной белоснежной мантии и с длинным посохом в руке и монахиня в старомодном коричневом платье с невзрачной книжкой, зажатой в морщинистых ладонях. Рядом же вертелся изящный единорог с кружевными крыльями, словно сошедший с картинки детской книжки. Эльфийка, вероятно, и есть Флер... А пожилой проповедник – мастер Фановия. Только Аделаида успела это подумать, как нетерпеливый голос лидера подозвал всех к себе. – Ну, все сюда, живее, – голос Каена заполнил все пространство холла, и вскоре воины сгрудились в его углу. – Ну что за бюрократия, – проворчал старший мастер себе под нос, – пока все бумаги не предоставил, не соглашалась пускать, еще и с двумя новобранцами вдобавок. Аделаида только фыркнула, а юную лучницу слегка затрясло. – Объясняю четко, один раз и без вопросов, – продолжил гладиатор, обратившись к новичкам. – Нас в группе восемь человек. Мы, шестеро, бежим к Ядру и будем пытаться усмирить его активность. Аделаида и Катрин, – обратился он к воительнице и лучнице, – у вас особое задание: вы будете дежурить у добавочных телепортов и очень постараетесь не пускать к нам монстров из Башни. Катрин – на первом этаже, Аделаида – на втором. Монстры не сильные, должны быть вам по зубам, но, если что, зовите на помощь друг друга: мы на вас отвлекаться не сможем. Катрин! Это отличная для тебя сольная тренировка. Аделаида, – он посмотрел на темнокожую женщину с полной уверенностью на лице, – когда вернемся в город, получишь свое разрешение и продолжишь заниматься боевыми искусствами. Тебе нужно убить не менее шести монстров, а потом предоставить доказательства: ну, там, обломки... или кожу... Ясно? Девушки дружно кивнули. Затем мастер Каен, командир их небольшого отряда, живенько объяснил еще раз, что делать, своей группе. Проповедница зарядила оружие воинов магической силой, а следом принялась читать длинные молитвы, зачаровывая паладина и самого Каена, и лишь после этого хранительница портала перенесла компанию внутрь Башни Крумы. Они оказались в холле меньшего размера, стены которого были исписаны рунами и странными схемами. А покинув холл через огромную арку, Аделаида увидела такое, от чего мельчайшие волоски на ее коже встали дыбом, хотя, может, это случилось из-за присутствия в воздухе мощных электрических разрядов. Аделаиде на миг показалось, что она попала в другое, неизвестное ей измерение. Ее окружала серая мгла, в которой без всякой опоры парили идеально вытесанные из камня мосты, платформы, залы, колонны. Все это убранство попеременно то заливалось странным изумрудным светом, то полностью погружалось в беспросветную мглу. Аделаиде не удалось долго простоять с разинутым ртом – Каен торопил группу вперед. У него не было карты, но он, казалось, знал дорогу наизусть. – Не растягиваемся, хвост поджать, бежим строго за мной, – растворился его голос в плотном воздухе Башни. Жутковато было продвигаться по мостам над бесконечной пропастью, хотя и в ширину они были приличные, около четырех метров, но Аделаида ощущала, словно какая-то неведомая сила тянет ее прямо к обрыву. Она с облегчением вздохнула, когда компания оказалась в защищенной стенами комнате, но тут же раздались страшные звуки, засверкали мечи, из-под них забрызгали камни и кровь, и вот – не успела она даже хоть что-то сообразить – они уже были на новом мосту. Пока лучники прикрывали тыл, воины сломя голову вырезали все, что встречалось на их пути. Аделаида даже не успевала заметить, с кем они воюют. В один миг за ней увязалась какая-то кристальная кошка, вроде той пумы, что она видела в Темном Лесу, магическое создание. Аделаида проткнула зверя мечом, и тот рассыпался на мелкие осколки. А потом к ней подлетело какое-то странное круглое существо с хвостом, но его подстрелила спешащая за темной эльфийкой Катрин. Аделаида одобрительно кивнула девушке, и та робко улыбнулась. Так воины, узкими коридорами и темными комнатами, расположение которых Аделаида не успевала запомнить, добежали до небольшой площадки с самодействующим телепортом на следующий уровень. В спину им летели молнии – их выпускали магические каменные существа. Благо эти големы были чрезвычайно медлительны, и, увернувшись от пары зарядов, они с легкостью от них оторвались, но не успел отряд отдышаться, как показались тени очередных тварей. – Ядро знает, что мы здесь, – задыхаясь от бега, проговорил Каен. – Оно пустит все силы на свою защиту. – Ну как, справишься? – он посмотрел на Катрин. – Думаю, да, – Катрин натянула тетиву, и ходячий кусок камня свалился в пропасть, не успев даже приблизиться к группе на сотню шагов. – Остальные, двигаемся дальше! – скомандовал лидер. Телепорт перенес людей и эльфов на второй этаж башни, где их встретил очередной длиннющий мост. Аделаида глянула в пропасть: Катрин стояла далеко внизу; в лучницу летели, одна за другой, голубые молнии. На минуту воцарилась полная тишина, но вот две одновременно выпущенные стрелы отправили очередную тварь в неизведанные глубины таинственной башни. Аделаида решила, что недооценила поначалу эту девушку. Группа двинулась дальше. В первой же комнате на них налетели уродливые создания: мутировавшие ящеры и мандрагоры. В новых залах скопление существ увеличивалось в разы: появились какие-то умертвия и магические сферы, по-видимому, созданные гигантами для защиты Башни. Каен и его команда без колебаний вырезали толпу за толпой. Эльф подлечивал раны. Аделаида все никак не могла сориентироваться и лишь растерянно смотрела, как слаженно работают ребята. – Не унывай, – дружески толкнул Каен темную эльфийку в плечо у второго телепорта, – будет возможность и у тебя помахать мечом. Вот мы и на месте. Это твоя позиция. Поверь, сейчас сюда прибудет толпа монстров. Мы очень на тебя рассчитываем. Не пусти их к нам – там, на третьем этаже, нас и без них ждет полное безумие. – Можете на меня положиться, – только и успела произнести Аделаида, как ребята, один за другим, исчезли из виду, и женщина осталась одна в комнате, к которой вели два моста из пещер, набитых монстрами. Сначала было тихо. Но уже скоро из правой пещеры показалась чья-то безобразная любопытная зеленая морда, а за ней вылез и весь ящер-мутант. Из его открытой пасти с множеством острых зубов свисала густая слюна. Он принюхивался. Похоже, он был слеповат, но легко мог учуять незнакомый запах. Продолжая вдыхать плотный воздух, зверь медленно побрел в направлении телепорта. Тут уж Аделаида не стала ждать: первой она налетела на ящера и со всего размаху отрубила его ужасную голову. Зверь упал на мост без шума. Но тут в проеме показались еще две такие же морды, и вот уже пришлось уложить двоих таких чудищ, и это создало немало шуму. Подошло подкрепление: сначала на большой скорости с противоположной стороны на Аделаиду полетели два магических шара. Наложив на жертву ослабляющие заклинания, они начали бить ее током с приличного расстояния. Аделаиде пришлось догонять их и рубить своим эльфийским мечом, который от подобной обработки железа серьезно затупился. И именно тогда на мосту появился ужасающий своим видом и размерами мертвый рыцарь в доспехах и с огромным мечом. Вот шанс показать себя. Рыцарь был медлителен и неуклюж, но необычайно тяжел; она не могла столкнуть его с моста, но зато могла прочитать магическое заклинание – и тварь тут же бы и испарилась. Но вдруг кто заметит, что я мухлюю. Аделаида спохватилась и решила бороться с ним по-честному. Она подошла к самому обрыву, и когда мертвец с силой замахнулся, воительница использовала его же инерцию и, увернувшись, легким движением послала его в пропасть. После этого уже никто больше не решался ее тревожить. Аделаида ободрала клыки у убитых ею ящеров, подобрала металлические осколки магических шаров – итого получилось пять монстров. Жаль, что мертвец канул в пропасти. Аделаида досадовала, потому что ей нужно было предоставить еще один трофей, чтобы убедить Каена в своей боеспособности. Она уже собиралась прокрасться в пещеру и зарубить первую попавшуюся тварь, но тут у телепорта появился человек-лучник и громко позвал ее по имени: пот стекал с его лба, а на плече зияла дыра, оголяя кровавую рану. – Быстрее, иди за мной! – скомандовал он и тут же пропал. Аделаида последовала за лучником. Ступив в светящийся портал, она переместилась в огромную залу, у дальней стены которой расположился непонятный, переливающийся бирюзовым сиянием механизм: размером он был от пола до потолка – а купол нависал метрах в двадцати над головами людей, – но и по своду тянулись его длинные каменные щупальца. В центре механизма, словно ледяное сердце, вращалась сверкающая кристаллическая сфера, полностью заполненная энергией. Вся конструкция сверкала и гудела – зрелище было столь же страшное, сколь и величественное. Еще мгновение, и Аделаида очнулась от оцепенения: эльф-лучник неистово выпускал стрелу за стрелой, метко попадая в круглый кристалл. Человек-лучник немедленно присоединился к обстрелу. Паладин рылся в каких-то железках и шестеренках у основания гигантского механизма. Эльф-лекарь не переставая лечил раны то одного, то другого товарища, но его сил, очевидно, не хватало на всю компанию. Каен подбежал к Аделаиде. – Ситуация критична, – прокричал он. Тут же из механизма вырвались непонятной природы заряды и сшибли эльфа-лучника с ног. Лекарь тотчас же бросился к нему и, сделав над ним несколько движений руками, вернул его в боевое положение, но сам, похоже, был уже на пределе сил. – Ядро пробудилось окончательно. Когда мы пришли, в комнате нас ожидала толпа монстров: да не просто монстров, а сильных, заряженных магией Ядра. Оно ждало нас, оно защищалось, – командир задыхался, пытаясь по-быстрому обрисовать ситуацию. – Слаю пришлось отвлечь их всех на себя: он увел их из комнаты, повел в коридоры, но мы не можем справиться с механизмом. Нас слишком мало… мы не были к такому готовы… Если они догнали его, то уж точно растерзали… и, значит, скоро вся эта толпа прибежит обратно сюда, и тогда нам всем крышка. Будь здесь, – скомандовал он наконец. – Помогай Андуэлю, ты же можешь лечить... Я пойду поищу Слая. И еще, – гладиатор помедлил, – если монстры доберутся до комнаты, я дал приказ Андуэлю отступать без промедлений. Все! – Каен хлопнул подопечную по плечу и бросился к выходу из залы. Аделаида помедлила секунду, затем подбежала к эльфу-лекарю. – Как я могу помочь? – Лечи Кира, – выдохнул эльф. – Он там, у самого Ядра. Аделаида сразу поняла, что он имел в виду паладина. Сто раз прокляла она себя, что поленилась прихватить магический меч: без него заклинания читались долго и забирали у целительницы много сил, но с одним человеком она вполне могла справиться. Она подлечила воина, а потом и самого эльфийского лекаря, на что тот благодарно кивнул головой, вставая позади лучников. – Все, нельзя больше медлить – надо уходить, – произнес эльф громко, чтобы услышали все. Лучники и паладин глянули на него и единодушно ответили резким отказом. – Мы будем ждать Каена или умрем тут все вместе, – громогласно выпалил Кир; остальные лишь молча кивнули. Аделаида перевела взгляд на эльфа. Тот, пожав плечами, продолжил накладывать исцеляющие заклинания на лучников, а потом в изнеможении сел на камни прямо посреди залы. Ситуация действительно была критичная. Спустя несколько минут в дверях появился каменный исполин, и Аделаида собралась уже напомнить ребятам, что командир сам приказал уходить, когда попрут монстры. Но тут к чудовищу протянулись руки с мечами и, будто огромными ножницами, снесли голему голову. Следом появился и сам Каен с товарищем на плече. – Быстро, уводи нас, Анди! – проорал гладиатор. – С радостью, – эльф подскочил, как на пружине, взмахнул своим мечом, и вся компания дружно засверкала и через минуту была уже на узенькой улице Диона. Аделаида огляделась: вокруг собирались зеваки. Воины решали, что делать с товарищем. – Нашел его в одном из гротов, – кивнул Каен в сторону раненого, – он еще дышит... Аделаида с Андуэлем принялись осматривать копейщика. Через минуту молодой мужчина открыл глаза, но не смог даже пошевелиться. – Ребята... Рад вас видеть... Думал, все… – прошептал он и снова потерял сознание. – Несем его в храм, быстро! – скомандовал Каен. Только тут Аделаида заметила, что командир сам весь изрезан, как кусок мяса. – Все в порядке – царапинки, – усмехнулся гладиатор, заметив взволнованный взгляд эльфийки, затем окликнул одного из глазевших на них мужчин, который был шире и выше его самого раза в полтора, и они вдвоем подхватили копейщика и понесли в храм. – Телепортируйтесь в Орен, – отдал Каен финальный приказ. – Завтра с самого утра жду всех в холле гильдии. Андуэль, тебе придется еще раз сгонять в Башню и вытащить Катрин, а то она там неделю просидит у телепорта. Да, передай мои благодарности Фановии и госпоже Флер и скажи, что миссия не удалась. Суровый паладин Кир еще раз убедился, что с раненым бойцом все будет в порядке, после чего воины, невеселые и до смерти уставшие, побрели к телепорту. Эльф-лучник отказался составить им компанию и вызвался помочь Андуэлю. В Орене трое, оставшиеся от всей группы, – Аделаида, лучник по имени Браннан и паладин – решили пойти в таверну подкрепиться. За ужином Аделаида особо не вмешивалась в беседу мужчин. Они были серьезны и хмуры. В конце ужина Кир все же сердечно поблагодарил целительницу за оказанную ему в башне помощь и поинтересовался, есть ли ей, где переждать ночь. – В гильдии темных эльфов, – ответила Аделаида. – Ах да, я на время как-то и забыл, что ты темный эльф, – рассеянно улыбнулся паладин, и для Аделаиды это прозвучало как комплимент. Воины вышли из таверны и разбрелись в разных направлениях. Аделаида навестила Алойвию. Волк был грустный и словно даже похудел. Обещаю, эта ночь – последняя. Она погладила через решетку его мягкую вытянутую мордочку и направилась в сторону темной гильдии. В столовой, примыкающей к холлу, Дарья и еще несколько темных эльфов ужинали, о чем-то мирно беседуя. Дарья предложила Аделаиде присоединиться к ним, но та отказалась, и, видя состояние гостьи и ужасный внешний вид, настаивать никто не стал. *** Ни свет ни заря она уже стояла на пороге гильдии, и через полчаса ее впустили и провели в длинную комнату для заседаний. Во главе стола сидел сам сэр Густав Атебальт, пожилой вояка с морщинистым лицом, не утративший, однако, с возрастом своего обаяния и харизмы. Он о чем-то пылко беседовал с генералом, который расположился справа от него, а слева с виноватым видом сидел Каен. И хотя Аделаида была уверена, что их командир ни в чем не виноват, она не могла не заметить, что его терзает чувство вины и стыда за проваленную миссию. За столом сидело еще много народа: были почти все из вчерашней компании, кроме копейщика и проповедницы. Аделаида хотела было передать сэру Атебальту новости о его сыне: что мастер Арен был в полном здравии, когда она видела его на праздновании дня рождения пару дней назад, но нашла текущую ситуацию полностью для этого неподходящей. Приметив в дверях темную эльфийку, Каен попросил у сэра Густава прощения и вышел в холл. – Благодарю тебя, Аделаида, и приношу свои извинения. Вместо выполнения простого поручения я втянул тебя в опасное для жизни дело, и мне нет оправдания. Я, правда же, посчитал наше предприятие несложной прогулкой, а на деле... – он тяжело вздохнул. Аделаида попыталась его утешить, заметив, что он, проявив абсолютное бесстрашие, спас юного копейщика от монстров. – Сначала я сам же его и послал на задание, которое он просто не мог вытянуть. Теперь ему предстоит долгое лечение, да и вообще… Эх… – Каен раздосадованно махнул рукой. Но потом, словно вспомнив, зачем он здесь, вновь пристально посмотрел на стоящую подле него женщину. – Ах да... Сэр Атебальт узнал о твоем участии в нашей кампании и распорядился выдать тебе разрешение на ношение двуручных мечей – оно у меня здесь, – сказав это, он полез во внутренний карман жилета. – Но... у меня лишь пять кусков, – вздохнула Аделаида. – Там, у телепорта, я, конечно, успела убить шесть монстров, но один... – она начала было оправдываться, но Каен остановил ее сбивчивый рассказ. – Катрин сказала, что видела, как резво ты уложила стеклянную кошку на первом этаже. Так что как раз получается шесть, – Каен улыбнулся и подмигнул подопечной; затем достал разрешение и рекомендательное письмо. – Генерал Клаус велел передать, что для вступления в наши ряды тебе осталось одно простое задание – доказать свою лояльность Военному Совету. Поговори с Его Преосвященством Архиепископом Холлинтом, и он объяснит, что для этого нужно сделать. Желаю удачи. И надеюсь вскоре увидеть тебя в своем отряде. Мы правда будем рады тебе, – Каен неловко хлопнул женщину по плечу и добродушно улыбнулся. Аделаида была так обрадована приглашением старшего мастера, что даже обняла гладиатора, но тут же отступила. – Мне пора возвращаться на собрание, – мужчина вновь стал серьезен. – А что теперь будет с Ядром? – поинтересовалась Аделаида, когда мастер Каен уже потянулся к дверной ручке. – Теперь, когда оно набрало мощь, нам уже не справиться своими силами. Придется подавать петицию в Башню Слоновой Кости о предоставлении нам в помощь нескольких сильных магов. Теперь нам потребуются минимум две группы. Киру удалось покопаться в устройстве механизма… мы ведь его почти разрушили… Нам бы еще хотя бы одного лекаря и лучника... Ну да ладно, – Каен тряхнул головой, – в следующий раз мы будем готовы. Аделаида пожелала ему удачи и высказала предположение, что успеет вернуться до следующего похода в Круму. – Да, вероятно, но, честно говоря, – наклонился Каен к самому ее уху, – хороший лекарь нам пригодился бы больше. Они еще раз попрощались, и Аделаида, исполненная радости, направилась в храм. Ее необычайно воодушевляло чувство причастности к чему-то грандиозному, и, несмотря даже на провал задания, в сердце она ощущала небольшую победу. На входе в Храм Эйнхасад Аделаида столкнулась с мастером Фановией, которая оказалась старшим священником при храмовой школе целителей. Она же провела посетительницу к первосвященнику. Архиепископ Холлинт принял Аделаиду с небольшим недоверием, но, получив рекомендательное письмо от сэра Атебальта, где говорилось, что темная эльфийка ценой своей жизни защищала ребят из воинской гильдии, слегка подобрел. Первосвященник объяснил, что для государственной службы женщине необходимо присягнуть на верность местному Военному Совету и получить благословление Первосвященника Баэтина с Говорящего Острова. Аделаида все поняла, но внезапно в разум к ней закралось сомнение в правильности ее действий. Ей не верилось, что мастер Ангус именно этого ждал от ее становления воином, ведь он говорил о каких-то танцах. Но тогда она предпочла отмахнуться от этой своей мысли, решив, что именно так прочитал ее судьбу иерарх Митраэл, и с легким сердцем собралась посмотреть на столицу, прежде чем обратиться за разрешением к первосвященнику родного острова, которого знала уже давно и на благословение которого рассчитывала, несмотря на самовольный уход. И потом ей оставалось только встать на службу здесь, в Орене, или получить распределение в Деревню Охотников. Регион был красив, а главное, Аделаиде очень понравилось работать в команде. Она была одинока всю свою жизнь. Те четыре года, что она провела в обществе наемников, научили ее лишь еще больше держаться за свое и не доверять никому, даже своим товарищам. Но здесь самоотверженность и чувство взаимовыручки бойцов просто подкупили ее, и она с радостью предвкушала начало новой жизни, в дружном сплоченном отряде, в единстве, в следовании великой цели и осознании важности своей роли. Уходя из храма, она вдруг вспомнила про злобных орков и поинтересовалась у Холлинта, кому можно пожаловаться на ситуацию, происходящую с местными лесорубами. Оказывается, никто и не знал, что творится такое беззаконие и нарушаются мирные договоры. Архиепископ лишь покачал головой и предположил, что глава местных орков, мудрый провидец Рагот, с которым и был заключен договор, по-видимому, не может более сдерживать воинов во главе с кровожадным Гозмосом. – Надо бы назначить награду за шкуру этого бандита, – подумал он вслух, – композитную броню и мешок серебра. А за каждого убитого лесоруба будем казнить по десять этих невежественных созданий – может, так до них дойдут наши правила и порядки. И еще, хорошо бы временно приостановить поставку в лагерь орков еды и материалов. Ты молодец, – обратился он к Аделаиде, – что все мне рассказала. Как только генерал Клаус разберется со своими делами в гильдии, я тут же побеседую с ним о сложившейся ситуации. Теперь ступай. Да осветит твой путь свет Эйнхасад! ---------- – То есть я бы хотел прояснить… – ухмыляясь, прервал рассказ женщины господин верховный надзиратель. – Вы так и не сказали ни генералу, ни своему наставнику о том, что Вам была уготована участь темного рыцаря? – Если бы она должна была стать темным рыцарем, – гневно посмотрел на него сэр Сэдрик, – ее послали бы учиться в гильдию темных эльфов. – Ну так я полагаю, разрешение нужно было ей для чего-то более грандиозного, – прошептал обвинитель, и глаза его сверкнули огнем. – Вы правы, Господин Надзиратель, – глядя на него в упор, отозвалась Аделаида. – Я ни словом не упомянула, что должна была учиться темным боевым искусствам. Но честно признаюсь, что не делала на этом особый акцент, так как подумывала о том, чтобы остаться в отряде мастера Каена клириком. – Клириком? – переспросил сэр Эрик. – Именно так. Я вдруг ясно почувствовала тогда, в Башне Крумы, что нашла себя, и думать забыла о том, чтобы идти по стопам темного рыцаря. Я человек. И всегда себя так ощущала. И меньше всего на свете я мечтала быть похожей на отца, который соблазнил мою мать, когда она была молода и наивна, а после бросил на произвол судьбы. – То есть Вы решили не обучаться на воина, а то разрешение… – Разрешение было у меня. Но я вдруг поняла, что мой магический меч мне был куда милее любого оружия на всем белом свете, и именно с ним я могла проявить свои таланты в полной мере. – То есть, – звонко вмешалась в беседу леди Исра, – Вы решили посмотреть на столицу и вернуться служить в Орен целительницей? – Именно так, миледи, – улыбнулась Аделаида, но улыбка эта была не веселой, а полной горечи от того, что ей так и не довелось пройти дорогой, которая была единственно правильной для нее с самого начала. – Вы покинули Орен в полной уверенности вернуться, – еще раз повторил судья, потирая вспотевшие ладони, – тогда остается один главный вопрос: как получилось так, что через день Вы прибыли в Аден в демонической броне и с кровавым оружием? Все глаза были направлены на нее одну. День за окном клонился к своему завершению, как и ее рассказ. – Напоминаю, что лишь правду Вы поклялись здесь сегодня нам поведать, – сурово отозвался старый священник. Аделаида кивнула и продолжила, умолчав, однако, о письме, которое получила сразу после принятия своего решения остаться на службе у генерала Клауса. ---------- Стены храма она покинула с легким сердцем, полная планов на будущее и с небольшим списком дел, требующих завершения. С улыбкой на лице брела она к гильдии, а новая жизнь представлялась ей во всей красе: благородные воины, интересные задания, подруги. Да! Ей так хотелось, оказывается, просто иметь хорошую подругу. В мечтах паковала она вещи, когда Дарья вмиг разрушила все ее грезы. – Надо идти уже тебе? – поинтересовалась она. – Да! Но я вернусь. Это пока секрет, но, думаю, я тут скоро обоснуюсь неподалеку, – Аделаида сияла. – Это письмо пришло только что, – девушка протянула гостье конверт с черной печатью. – До встречи, – приветливо помахала она рукой и удалилась. Аделаида немедленно вскрыла конверт. Внутри на дорогой бумаге было выведено прекрасным узорным почерком следующее: «Нисколько не сомневался, что ты с легкостью завоюешь доверие этих глупых людей. Слабоумие и отвага – вот их козырь. Разрешение у тебя. Прими мои искренние поздравления по этому поводу. Надеюсь, ты осознаешь, какая ответственность на тебя возложена теперь: путь призрачного танцора открыт перед тобой. Уникальная возможность, молодая леди. Одна из тысячи. Сам Дрозд не понял, какую силу он вручил тебе. Скоро он поймет. Они все поймут, моя дорогая. Теперь выполни то, что я говорю, и уже завтра ты начнешь обучение редчайшему в мире искусству танца с клинками. Я в тебя верю. Мы все теперь верим. Отправляйся в столицу и найди Великого Мастера Олтлина. Он учил твоего отца, а теперь станет и твоим наставником. И да, меч, который передал мне мастер Медон, – это не совсем меч, это сабля, катана, – и она твоя. Теперь ты уже немного умеешь ею пользоваться, но ей уготовано сыграть лучшую партию в этой игре. Так что береги ее. С уважением ко всем твоим деяниям, Ангус». Словно тяжелая глыба свалилась на Аделаиду и впечатала в пол. Несколько минут она просто не могла пошевелиться. Потом перечитала письмо: «он учил твоего отца…» Что же это делается? Что они все хотят от меня? В какую пропасть ведут? Нет, нет и нет. Меня ждет Баэтин, меня ждут Каен и моя новая семья. Возмущение за возмущением рождались в ее голове. «Одна из тысячи». Она пыталась не давать и шанса подобным мыслям. Около часа она лежала на кровати, металась по комнате и глядела в серые штукатуренные голые стены. Лишь когда в холле послышались шаги, поняв, что не готова ни с кем теперь обсуждать свои думы, Аделаида поспешно дособиралась, взвалила сумку на плечо и, ни с кем не обмениваясь даже взглядом, в спешке покинула гильдию. После этого она забрала Алойвию. Ах, если б ты знал, дружок, сколько всего произошло, пока ты тут тосковал... Она мысленно обратилась к волку, но тот лишь радостно вился у ее ног. Вместе вышли они из ворот и спустились с холма. И только когда она достигли тихой рощи, а город остался далеко позади, Аделаида села на упавшую поперек дороги сосну, обхватила голову руками и зарыдала. Так непонятно ей было лишь тогда, когда умерла ее мать. Как и тогда, она вдруг почувствовала, что теряет все смыслы и основы существования, что теперь каждое ее решение с вероятностью пятьдесят процентов будет обречено на неудачу, а каждый шаг она делает вслепую. Но она также знала, что это состояние пройдет, рано или поздно, и она договорилась с мыслями, чтобы они не смели тревожить ее, пока не придут меж собой в подобие согласия. И тогда, через день-другой, она сможет еще раз все взвесить и принять правильное решение. Она посмотрела на Алойвию: волк был совершенно счастлив, прыгая по травке в попытке поймать пролетающую мимо бабочку или шмеля. И тут она почувствовала себя просто живой. И не важно, что будет завтра. Сегодня я просто буду жить, слушая сердце. Пускай сейчас оно говорит многими голосами, которые я не могу разобрать. Уже очень скоро смысл станет мне ясен; нужно лишь ждать и быть ему открытой. Впереди виднелся Замок Орена, расположившийся на соседнем холме, не так высоко, однако, как одноименный город-крепость. С правой стороны в замок упиралась широкая река, а с левой виднелась цепь непреступных холмов, отделяющих земли Орена от территории светлых, а далее и темных эльфов. Вдоль берега реки разбили свои палатки лесорубы. Аделаида шла вперед, провожаемая взглядами хищных глаз. Орки, орки, орки и еще раз орки. Зря скалитесь, скоро вам тут несладко придется. Она мысленно пригрозила им кулаком. Подумав о своей безопасности, Аделаида вдруг поняла, что совершенно запуталась с оружием: в одной руке она держала все тот же, пришедший почти в полную негодность, тренировочный эльфийский меч, за пояс был заткнут кинжал, а за спиной она закрепила вместе с сумкой свой магический меч – единственную вещь, что теперь осталась от ее матери. С трудом заколов вылетевшего на дорогу орка, она приняла решение выкинуть длинный меч и орудовать по привычке кинжалом. А ведь в Адене меня ждет прекрасная катана. Она, рассердившись, прогнала и эту мысль. Сразу за замком протекала речушка, а чуть далее на горизонте вырастал силуэт высоченной башни, украшенный полукилометровым, как показалось изумленной путнице, острым, как стрела, шпилем. Невдалеке виднелся деревянный мостик, а на другой стороне было уже рукой подать и до самой Башни Слоновой Кости. Высокое изящное сооружение было расположено в центре кратера, оставленного упавшим на землю метеоритом в древние времена. Сначала здание сооружалось на месте падения небесного камня, чтобы управлять исследованиями по изучению таинственной силы метеорита с целью усилить магические способности человеческих колдунов для противостояния мощной механической магии Периоса. Однако мало-помалу Башня Слоновой Кости стала центральным местом для обучения всех магов благородного происхождения и со временем превратилась в сильнейшую магическую школу в мире. Тропа до Башни была обозначена прекрасными резными колоннами эльфийской работы, а вход проходил под стрельчатой аркой, которая была защищена магическим барьером, а также еле заметной решеткой, готовой в любой момент перекрыть доступ неприятелю внутрь строения. Само здание было построено из редчайшего сорта известняка и из-за своего молочного цвета и прекрасной узорной отделки выглядело практически невесомым, невзирая на огромные размеры. Зная, что без рекомендательных писем и специальной метки ее и на порог не пустят, Аделаида, вздохнув, побрела дальше по пыльной дороге в сторону плотной стены деревьев. [1]Гладиатор – воин, сражающийся двуручными спаренными мечами, одна из самых сложных военных специальностей.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования