Вспомнить всё

Слэш
NC-17
В процессе
47
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 35 страниц, 7 частей
Описание:
Когда двое людей счастливы, обязательно появляется третий, желающий это счастье разрушить. Бай Жун считает свой план идеальным, и она не собирается останавливаться даже перед смертельной опасностью в лице Янь Уши, но всё ли так просто, как она думает, и сможет ли она переиграть Короля всех Зол?
Примечания автора:
В ход пойдут оба канона (новеллы и дунхуа). События происходят через несколько лет после новеллы, герои уже в отношениях, некоторые события прошлого будут немного отличаться, поэтому AU.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
47 Нравится 19 Отзывы 16 В сборник Скачать

Ты мне скажи

Настройки текста
Примечания:
Здесь и далее местами цитируется оригинальная новелла и дунхуа.
_________________
Не бечено. ПБ открыто.

***

После событий в клане Бися, Янь Уши чувствовал себя опустошённым. Он хотел продолжить действовать, но по каким-то причинам не находил в себе сил вернуться на пик Сюаньду; так, послонявшись по городам и послушав разного рода сплетни и толки, Янь Уши решил на время вернуться в клан Хуаньюэ, заняться своими делами, а после продолжить работать над возвращением Цяо. Стояла глубокая ночь, когда он появился на территории своего клана, надеясь, что до утра его никто не потревожит, однако все надежды разбились подоспевшим Юй Шэньяном. — Учитель, — он поклонился, но когда поднял голову, увидел, что Янь Уши просто прошёл мимо, — Учитель, — растерянно повторил Юй Шэньян. — Обязательно дёргать меня в столь поздний час? — не оборачиваясь, бросил Янь Уши. — Я только вернулся! — Простите, учитель, но… — Шэньян понимал, что должен действовать прямо сейчас, поэтому просто сказал, что собирался, — здесь глава Шэнь. Эта фраза прилетела Янь Уши в спину и нанесла удар такой силы, что он покачнулся и замер на месте в неоконченном движении. — Что? — Шэнь Цяо здесь, — уверенно повторил Юй Шэньян. Воцарилось молчание, оно повисло между ними во мраке ночи, потрескивая искорками недовольства. Молчание тянулось и тянулось до тех пор, пока Янь Уши не сжалился над вконец измучившимся учеником. — Когда он прибыл? — Вчера. Просил сообщить ему сразу, как вы вернётесь… Не понимаю, я же собственными ушами слышал, что он сказал, будто не приедет до завершения важных дел, неужели он… — Меня не интересуют твои выводы, — Янь Уши не двигался с места. На самом деле меньше всего он был готов видеть Цяо сейчас. — Учитель… — Шэньян растерялся, — но вы же не выгоните его? Тот обернулся так резко, что полы фиолетового ханьфу взлетели вверх и плавно вернулись в прежнее положение. — Думай, что несёшь! Конечно, мы его не выгоним. Где он? — Я дал ему комнату как обычно, в надежде, что он начнёт вспоминать. — Молодец, — буркнул Янь Уши, — я разберусь. Он ушёл к себе, спрятал доули и маску, переоделся и с первым лучом рассвета явился к Цяо, который не спал, а тренировался на лужайке у павильона. Невозможно было не остановиться и не полюбоваться на это прекрасное зрелище: на изящество и абсолютную точность движений, на хрупкую силу и граничащую с ней уверенную непоколебимость, единение с миром, которого мог добиться лишь Шэнь Цяо. Только он. — Когда море следует дао — волны затихают, — послышался тихий голос Цяо, — когда сердце следует дао — меч разрезает воздух. Даос един с духом, и значит, его нет, но он пребывает в мире, и значит, он есть… Янь Уши даже не осознавал, что невольно повторяет за ним эти слова, и что жгучие слёзы, в которых он никогда не признался бы даже себе, уже собрались на ресницах. — … Будь в мире с миром, — продолжал Цяо, — будь слабым среди слабых, когда вокруг сила — прояви силу, воля меча — это воля дао. Если нет места на земле, где стоять — есть место там, где стоишь ты… — Если не видишь свет, найди его в своём сердце, — закончил за него Янь Уши, когда меч Скорби гор и рек со свистом разрезал воздух и, провернувшись в руке хозяина, указал остриём в землю, — сердце моё. Цяо поднял голову и удивлённо распахнул глаза. Он не разобрал его слов, но определённо ощутил их необычную мягкость. — Глава Янь! Как давно вы здесь стоите? — он поклонился. — Не так давно, как хотелось бы. Зачем вы приехали? — наконец-то Янь Уши мог перестать притворяться вежливым Лао Шу и быть самим собой, не сдерживать и не скрывать свою ци. — Глава Янь, я понимаю, почему вы не рады моему визиту, мы расстались при весьма странных обстоятельствах. Я приехал, чтобы всё прояснить и принести извинения. — Напрасно, — Янь Уши развернулся и пошёл в сторону беседки на краю лужайки, — мне не нужны ваши извинения… — он сел, положив голову на руку, и усмехнулся выражению лица Цяо, — садитесь, глава Шэнь, — в его голосе прозвучала откровенная насмешка над именем, которое он всем сердцем желал произносить иначе. Цяо молча выполнил его просьбу и, только оказавшись напротив, снова заговорил: — Я вынужден просить прощения за то, что принял вас неподобающим образом. Вы имеете полное право… Янь Уши поднял руку, жестом призывая его замолчать. — Я же сказал, мне не нужны ваши извинения… — он прервался на полуслове, и Цяо, заинтригованный, поторопил его. — А что же вам нужно? — О, — на лице главы Янь расцвела коварная ухмылка. Поскольку он не мог сказать просто «мне нужен ты», ему в голову закралась другая идея, — останьтесь у меня погостить на несколько дней. Точнее на один лунный цикл. Цяо отрицательно качнул головой. — Не шутите так, глава Янь. — Этот достопочтенный похож на того, кто умеет шутить? — ухмылка не сходила с лица Янь Уши, но она скорее угрожала, чем была несерьёзной. — Но глава Янь, я не могу оставить клан на целую луну по вашей просьбе, никого не предупредив. Янь Уши недоверчиво улыбнулся. — Никого не предупредив? Никто не знает, что вы здесь? — Нет. — Нет? А какую же вы нашли причину для отъезда? Шэнь Цяо вздохнул. — Недавно ко мне в клан пришёл один человек. Ему известна техника клана Радости и клана Хуаньюэ… И я теперь ищу его, он ушёл поспешно и должен был вернуться, но… — Так, а при чём тут я? — Вы? — Цяо смотрел в одну точку и только теперь перевёл взгляд на Янь Уши, — Я сказал, что отправляюсь на поиски того мастера, но сам же решил сначала навестить вас, чтобы принести извинения и расспросить… может быть, вы его знаете. — Хотите сказать, что вы солгали, вот так вот взяли и солгали, глава Шэнь?.. Шэнь Цяо виновато улыбнулся, и Янь Уши покачал головой, наслаждаясь его реакцией. — Ну, что ж, я приму ваши извинения, если вы останетесь на время. — Зачем я вам? Почему вы хотите, чтобы я остался? — Потому что… — Янь Уши встал и взмахнул рукавом, проходя мимо него, — вы сами этого хотите. Цяо не пошевелился. — Ну теперь-то вы точно шутите, глава Янь. Я… — Не волнуйтесь. Я вас не побеспокою, но могу заверить, что здесь вы найдёте ответы, которые ищите. — Откуда вы знаете? — Цяо сглотнул и изменился в лице. — Интуиция.

***

Ночь опустилась на поместье душным непроницаемым покрывалом, усыпанным алмазами звёзд. Янь Уши бродил вокруг поместья, не решаясь пойти в спальню Шэнь Цяо, он так же сильно хотел этого, как и боялся, но желание быть рядом с ним, в конце концов, перевесило все остальные. Янь Уши вошёл тихо, сливаясь со стенами, и устроился на подоконнике — луны не было, оттого Цяо, скрытый ночным полумраком, озвучивал своё присутствие лишь мерным дыханием. Янь Уши задремал, а, может, просто слишком задумался, так что не заметил, как Цяо встал и подошёл к нему. Его бледная стройная фигура выделялась несколькими нечёткими линиями, казалось, стоит протянуть руку, и он рассеется, словно дым. — Здесь так хорошо, — Шэнь Цяо шумно втянул носом воздух. — Правда? — настороженно и сонно спросил Янь Уши. — Да… — ресницы Цяо подрагивали, — у меня такое чувство, будто я дома. Янь Уши не смог сдержать улыбку и не ответил. — Янь-лан… я… — Да, А-Цяо? — Почему я чувствую себя здесь, как дома? — Потому что ты в моём поместье. В… — Янь Уши прервался, понимая, что слово, которое собирается сказать, прозвучит впервые за много дней, — нашей спальне. — Я? Зачем я здесь? — Ты мне скажи, — усмехнулся Янь Уши, наклоняясь к нему. — Ты не знаешь? — мир во сне Цяо был другим, и он лишь чудом совпадал с реальным миром. Почти совпадал, потому что в этот момент Цяо протянул руку, собираясь коснуться чего-то, стукнулся пальцами о стену и открыл глаза. Мгновение Шэнь Цяо был уверен, что рядом с ним кто-то до неприличия близкий, но когда его взгляд метнулся к подоконнику, там уже никого не было. Цяо приложил прохладную ладонь к разгорячённому лбу. — Неужели я хожу во сне?

***

Янь Уши сбежал. Конечно, он не собирался раскрываться таким образом, но после близости Цяо спать тоже уже не мог. Он вышел к пруду и сел под деревом, отрывая и выкидывая травинки в воду — здесь, на открытой местности было светлее, но всё же в отсутствии луны всё казалось не таким. Луна — сердце ночи, и если её нет, тьма безраздельно владеет миром… Янь Уши печально усмехнулся: луна, как Цяо… А-Цяо — его сердце, и без него душа пребывает во мраке. Он откинул голову, поправив серебристую прядь волос, и закрыл глаза. Казалось, минула всего доля секунды, как шорох за спиной заставил Янь Уши пошевелиться, но на самом деле солнце взошло уже довольно высоко и ярко освещало окрестности. — Глава Янь… Этот голос произвел эффект небольшого сердечного приступа. Янь Уши чудовищным усилием воли сдержался, чтобы не вздрогнуть. Он скрыл своё состояние за вальяжным потягиванием. — Что случилось? — Янь Уши даже не обернулся, стараясь отвечать максимально равнодушно. — Вы сказали, — Шэнь Цяо помялся, — что здесь я найду ответы… — И? — Я… простите, я помешал... наверное... Янь Уши встал и, отряхнувшись, взглянул на него. — Я сказал, что вы найдёте здесь ответы, но не имел в виду, что предоставлю вам их на блюдце с золотой каймой. Цяо невозмутимо кивнул. — Но сами вы их знаете, не так ли? — Знаю или нет, — глава Янь заложил руки за спину и отошёл к кромке озера, встал так, что носки его обуви коснулись воды, — не важно. Вот лучше послушайте, глава Шэнь… Жил был один человек, который нашёл камень в куче серебряных и золотых украшений, но ему трудно было поверить, что это обычный камень. Человек решил, что это сокровище, которое приносит богатство и удачу и стал всегда брать его с собой, тщательно ухаживать за камнем, полировать его и чистить. Человек многие годы искал подтверждение драгоценности камня, но, когда, в конце концов, поверил, что камень обычный и совершенно ничем неприметный, к нему так же пришло осознание — не важно, насколько низкое происхождение у этого камня, ведь для него он дороже всяких драгоценностей. Шэнь Цяо склонил голову. — Что вы хотите этим сказать, глава Янь? Янь Уши неосознанно повторил его движение и усмехнулся. — Один друг сказал мне, что человек из этой притчи любил тот камень с самого начала больше, чем любые драгоценности, просто он был ограничен своими предрассудками и отказывался признать это. — Я… — Цяо схватился за голову, покачнулся и срочно прислонился к стволу дерева, чтобы не упасть. Воспоминания пришли к нему всплеском эмоций, боли, наслаждения, отчаяния и нежности. Он порывисто вздохнул, зажмурился и опустился на колени… — Цяо… А-Цяо, сердце моё… Сквозь пелену своего состояния, Цяо отчётливо слышал напуганный голос главы Янь, давно забытый и незабываемый… такой… Сознание прояснялось, но отголоски воспоминаний уже не покидали его. Кто-то подхватил его под руки, усадил удобно под деревом, заправил выпавшие локоны из причёски, поправил ханьфу и проверил пульс. Когда Шэнь Цяо окончательно пришёл в себя, Янь Уши стоял на прежнем месте спиной к нему, будто и не двигался вовсе. — Глава Янь… Тот молчал. Ветер играл прядями его волос и полами ханьфу, руки главы Янь слегка подрагивали за спиной, но в целом, он выглядел так же неприступно, как и до этого. Цяо вздохнул. — ... что со мной происходит?

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Мэн Сиши «Мириады осеней»"

Ещё по фэндому "Shanhe Jian Xin"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты