Если бы Вэй Ин был немного умнее

Джен
R
Заморожен
172
автор
Размер:
185 страниц, 12 частей
Описание:
Если бы Вэй Ин был немного умнее, то не произошло бы никаких ошибок на тропе Цюнци, Цзинь Цзысюань и Цзян Яньли не погибли бы так случайно, а Пристань Лотоса получила бы своих обещанных Героев Юньмэн Цзян.

ВЭЙ УСЯНЬ - ENTJ. КАК ТЕБЕ ТАКОЕ, ЦЗИНЬ ГУАНЪЯО?!
Посвящение:
Сайту 16personalities.
Примечания автора:
Давайте представим, что после падения с горы Луаньцзан главный герой действительно меняется, становясь спокойнее и рассудительнее (собственно, за это и ставлю "частичный ООС"), и спустя время перед нами появляется настоящий Старейшина Илина, с холодным взглядом опытного манипулятора, как мертвых, так и живых, гениальными идеями изобретателя и обещанной давным-давно во флэшбеках преданностью Пристани Лотоса, а не внезапными побегушках за Лань Чжанем на поводу автора, сводящего любимый пейринг всеми силами и возможностями.

Я очень ценю творчество MXTX, но почему бы и не посмотреть на другое развитие сюжета. Возможно, более логичное.

- Но ты просто переписываешь новеллу...
- Ничего я не переписываю, это все - одна пропущенная сцена!
- Пропущенная сцена, которая меняет весь сюжет?
- Ничего не знаю, ничего не знаю.

Периодически можно будет заметить кусочки из новеллы, вшитые в работу для большей комплементации. Пока временно в заморозке. Не знаю, насколько. Мне нужно переосмыслить свою работу.

Пусть эта работа станет моей личной "Тетрадью Смерти".
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
172 Нравится 19 Отзывы 64 В сборник Скачать

Всегда можно попробовать договориться

Настройки текста
Вэй Усянь медленно-медленно повернул голову. «Один из помощников хозяина? Значит, он был здесь с самого утра и поджидал меня… Или убил настоящего подручного? Нет, старик только что вышел из зала. Вполне живым… Черт, почему я сразу не обратил внимания на его внешность. Девушка отвлекла от него внимание, когда разбила посуду, а я, дурак, не догадался.» — Нехорошо брать чужие вещи без спроса. Цзян Чэн непонимающе всмотрелся в юношу, чье лицо скрывала некогда принадлежащая загадочному «нищему» маска. — Нехорошо разбрасываться своими безделушками по заведению, дружище, но сколько тебе не запрещай сюда приходить, все равно приходишь и все равно разбрасываешься. Помощник тут же вежливо поклонился главе Цзян. — Простите, молодой господин, что помешал Вашей беседе. Я — обычный деревенский невежа, а этот торговец к нам зачастил, вот и заприметил знакомое лицо. Цзян Чэн, краем глаза заметив, как насторожился брат, несколько скованно кивнул. — Ничего. Благодарю за гостеприимство. — Рады стараться, молодой господин! — Может, тогда вернешь маску? — встрял Вэй Ин. Дружелюбный подручный расплылся в улыбке. — Э-э-э, дружище, ты ведь мастер на все руки, судя по твоим игрушкам? Так сделаешь себе еще одну, а мне эта больно понравилась. Возьму вместо платы за чай, идет? Вэй Усянь прикусил язык от досады. «Чертова змея… Как обошел меня, вы только посмотрите! Небось, как выйдем из таверны, тут же побежит разбалтывать услышанное своему начальничку.» Перед ним стояло два пути. Первый: он выпытывает маску обратно, но сразу получает ответ в виде шантажа, угроз и очередной вилки вместе с переходом на более серьезный разговор и вмешательством Цзян Чэна в паутину, и все это приведет к тому, что никакую внешность они не узнают, так как подручный просто переместится отсюда подальше. Второй: они мирно расходятся, не подав виду для Цзян Чэна, обозначив его вне игры, но тогда придется резко и быстро менять план. Никаких растяжений времени, иначе дружелюбный подручный любезно сократит его непредсказуемой выходкой, никаких мирных договоров до поимки убийцы адептов. «Или все-таки можно? Откуда я знаю, что у них на меня есть, а что — не более чем блеф со свитками? Но ведь и кражу оправдать достаточно муторно… Черт-черт-черт. Что мне делать?» — Идет. — спокойно произнес Цзян Чэн. — Но маска будет подороже этой безвкусицы. Сдача найдется? Юноша благодарно поклонился. — Спасибо! Сейчас спрошу у хозяина, молодой господин! И, бросив насмешливый взгляд на затихшего Вэй Усяня, помощник выбежал из заведения через черный ход. Цзян Чэн молча указал на меч и, получив утвердительный кивок в ответ, вздохнул. Ночной убийца вернулся на место преступления и с распростертыми объятиями пошел встречать гостей. Так сильно повезти могло только его брату. — Простите, но сдачи не будет. Давайте поторгуемся? Не прошло и минуты, как помощник вновь предстал перед деревянным столиком с пустыми чашками, держа за волосы отрубленную голову хозяина. Цзян Чэн тут же вскочил. — Ты что творишь?! — Ну, начинается… — Вэй Ин устало закатил глаза. «Не дают мне спокойно ни поспать, ни выпить чай. Вечно кому-то надоедает мое примитивное существование, аж руки чешутся разбавить жизнь яркими красками. А сколько желающих-то…» Помощник пожал плечами. — Ребятки, будем честны, вы сами устроили встречу. Разболтали все детали спектакля, начали строить планы… Если бы не это, клянусь, я бы главу Цзян даже не пальцем тронул. Вэй Усянь усмехнулся. — Твое «клянусь» держится по первого приказа. — Не без этого, но что поделать. «В принципе, пока разговор идет спокойно, вполне можно и поторговаться. Раз темный гений не убил меня в ту ночь, что, так-то, ему только на руку вместе с заочным обвинением при отсутствии подсудимого, следовательно, я для чего-то нужен живым.» — А Вы, глава Цзян, присаживайтесь. Давайте-давайте. Поплясать на мечах всегда успеем. Напрягшийся Цзян Чэн осторожно опустился. Теперь он, как хищник, не отрывает взгляда от потенциальной опасности, поэтому скорее предоставит возможность вести светскую беседу брату. — Может, хоть представишься? Как мне называть тебя? — развел руками Вэй Ин. Незнакомец соблазнительно провел языком по губе. — «Шиди» подойдет. Я же все-таки младше тебя, старик с игрушками. «Шиди? Разбежался. Он окончательно взбесить Цзян Чэна хочет? Бесстрашное создание.» Вэй Усянь улыбнулся в ответ. — Младше, а сам дерзишь и перебиваешь своих шисюнов. Твой советник не посоветовал подучить правила этикета? Откинув голову хозяина в сторону спящей на лавке девушки, помощник уселся по-турецки и придвинулся чуть ближе к столику. — Да ужас вообще, совсем не справляется со своей должностью. Болван да и только. Цзян Чэн непонимающе моргнул, не совсем догоняя, о каком советнике идет речь, если незнакомец явился один, без сообщников. — Ну-ну, ты слишком строг к нему. У меня тоже не все в порядке, дел, небось, накопилось по горло за время моего отпуска здесь. — О, ты оценил наш выбор? Я польщен. Мне тоже нравится эта деревенька. Знахари, правда, чудаковаты, но, в принципе, адекватные люди. Вэй Ин простодушно пожал плечами. «Ну и комедию разводит, актер, а сам увиливает от главного… Почему же вы оставили меня в живых? Вам ведь нужно что-то, что могу сделать только я? Вэй Усянь славится флейтой и управлением мертвецами, но раз существуют некие свитки, позволяющие даже подавлять темную энергию, очевидно, моя сила не уникальна и в скором времени возможно появление последователей.» Тревожно покручивая кольцо Цзыдяня на пальце, Цзян Чэн продолжал молчать, наблюдая за незнакомцем и запоминая отличительные черты — манеру речи, жесты, фигуру. Вероятно, диалог и впрямь пустой, нужен только, чтобы потянуть время. Так что стоит им воспользоваться по праву. — Жаль, конечно, что ты не попробовал местный алкоголь. Чай действительно отвратителен, но этот спирт будет получше «Улыбки Императора». «Вряд ли он явился за тайнами Пристани Лотоса. Ордену Ланьлин Цзинь, конечно, никогда не наскучит плести паутину интриг из выясненных секретов, но ради подобного никто не станет нанимать убийцу для никому не навредивших адептов. Значит, все-таки именно Вэй Усянь — необходимая карта.» — Не думаю, что найдется алкоголь лучше «Улыбки Императора». Облачные Глубины выдерживают градус годами неприступной важности и серьезности. С такими жертвами не сравнится ни одна тропа Цюнци. Вэй Усянь вгляделся в щелочки для глаз на плотной маске. «Что же им нужно? Мое дьявольское умение готовить? Непризнанный талант художника? Может, гений охотника на фазанов?» — Знаешь, а ведь во многом дело в бутылках, которые они изготавливают. Небольшой, но вместимый сосуд, аккуратная форма и изящное сочетание цветов. И все для того, что сохранить ценное содержимое — поистине великую силу. Напряженные размышления мгновенно испарились, и Вэй Ин даже удрученно вздохнул. «Какой же я идиот. Никогда не смотрю на то, что лежит на первом плане.» — Значит, великая сила тебя сюда привела? Снисходительный кивок. — И почему же ты решил, что я настолько смел, чтобы таскать, простите, великую Стигийскую Тигриную Печать с собой? — Вэй Усянь, ты — рисковый и непредсказуемый парень, мало что можно от тебя ожидать. Вот я и предположил. — Хех, что правда, то правда… Но продолжить поиски тебе придется в другом месте, у меня ее действительно нет. Незнакомец расхохотался, а Цзян Чэн бросил недовольный взгляд на брата. Спрашивается, зачем доводить психов? Психов с непрозрачным преимуществом? Психов с непрозрачным преимуществом и способностью мгновенного перемещения к глотке с ножом? — Вэй Усянь, кажется, ты не совсем понимаешь… я пришел сюда не искать. «Естественно, ты пришел сюда не искать. Тебе приказали забрать ее у меня, пока есть возможность договориться без объявления бойкота или войны Юньмэн Цзян. Глава ордена уже подключился к игре, поэтому запасаемся новыми картами и действуем.» — Хм… Возможно, я много чего не совсем понимаю… Например, что будет после того, как я, чисто теоретически, отдам Печать? Меня убьют или за досудебное соглашение о сотрудничестве наказание будет наполовину меньше? Помощник аж скорчился от возмущения. — Вэй Усянь, вот ты советник, а законы даже я знаю лучше. Если за преступление предусмотрено пожизненное лишение свободы или смертная казнь, то никакие скидки не светят, и наказание назначается в пределах предусмотренной санкции… То есть, конечно, тебя убьют. Такая жестокая расправа над несовершеннолетними… Бр-р-р! — Но я сам несовершеннолетний… — А никто нормальный суд тебе не обещал. Военный трибунал и все. Никакой защиты. Только обвинение. — Да как ты… — Цзян Чэн побледнел от негодования. Этот паршивец, мало того, что пытается их запугать, так еще и дерзит старшим. Вэй Ин тут же положил ладонь на плечо разъяренного брата и продолжил «светскую беседу»: — И… я никак не могу подкупить своих судей? Какая-нибудь сделочка вне рамок закона? Какие-нибудь условия? Да, сильно не понравился потерпевшему, но все-таки еще не знаю мотивов, может, удастся… — Ой-ой-ой. Это не ко мне. Я просто представляю чужие интересы… Да и доверитель у меня — весьма требовательная персона, заранее предупредила не давать согласия на попытки досудебного урегулирования спора. Раздраженный Цзян Чэн почувствовал, что еще чуть-чуть и у него закипит голова от этих бесконечно умных фразочек, сделочек и попыточек смешать гражданский и уголовный процессы. — А как насчет того, чтобы организовать встречу? Мы бы также мирно побеседовали, как и сейчас. Выпили чай, попробовали местный алкоголь, в конце концов… Помощник вздохнул и удрученно покачал головой. — Вэй Усянь. — Да, это я. Улыбка медленно сползла с уставшего лица. — Гони Печать или останешься без сестры. В заведении воцарилась тишина. Посетители, сидевшие за дальним столиком, уже ушли, а лежащая на лавочке девушка, судя по всему, спала мертвым сном. Голова хозяина одиноко валялась в луже собственной крови у стойки, и алые дорожки медленно растекались по полу. За окном ночь вяло и неохотно сменяется зарей, мелкие пташки потихоньку начинают щебетать, вытягивая ленивое солнце из сладкой дремы. Ветер затих, и молодая листва больше не колышется ворохом сомнений. Через пару часов начнут возвращаться местные жители, закончив лесной обряд очищения деревни. Пока в их сердцах еще живет надежда, что ритуальный танец при растущем полумесяце отогнал проклятье, ведь они не знают, сколько новых тел повстречают утром. Странное место притягивает странных людей, таков баланс вселенной. Пусть и пределы странности граничат с безумием. Вэй Ин медленно перевел взгляд на Цзян Чэна и моргнул. — Да уж, наверно, тяжело представить. Такая милая девочка и раз — без головы. Незнакомец устало потянулся. — У-ух. Загоняли нас, Вэй Усянь, верно? Туда-сюда, туда-сюда. И все никак не заплатят… Что ж, в его словах была доля правды. Оплачивать отпуск на подобных увеселительных мероприятиях советнику ордена Юньмэн Цзян никто собирался. Выкручивайся сам, как говорится. — Ну так что? Она ведь с тобой? Медленный кивок вместо ответа. — Отлично. Видишь, и торговаться не нужно. «Действительно. А сдачу мне за маску так никто и не принес, хотя я столько времени убил с этой иголкой. В следующий раз заберу что-нибудь у тебя, мерзавец. Око за око, маска за маску.» — Но за хорошее поведение, так уж и быть, дам тебе пару дней понаслаждаться свежим воздухом, голубым небом, белыми облачками, солнышком и всем таким. И умрешь ты спокойно, во сне, даже не почувствуешь. Замечательно? — Замечательно. Тихий голос без единой эмоции. — Итак, Печать? — Печать, да… «Это делец отлично справился со своей задачей, мне даже противопоставить нечего. Вот бы и у меня были такие славные подчиненные.» На губах расцвела грустная улыбка: — Все-таки меня переиграли? Фантазия у темного гения оказалась побогаче. Незнакомец удивленно поднял брови. — «Темный гений»? Хах, неплохо, я ему передам… Да не расстраивайся ты так, в жизни всякое бывает. Повезет в другой раз. И все-таки непривычно видеть пораженного Вэй Усяня — некогда беспощадного человека, управляющего жестокими мертвецами и выходящего из любого сражения победителем. — Бывает-бывает… А могу я попросить кое о чем? — Попросить? — Ну… Недавно я проводил некоторые эксперименты над Печатью, поэтому внешний слой был снят… — И? — И теперь сдерживаемая энергия при использовании выдает крайне сильный свет… Незнакомец непонимающе замахал руками. — Так что ты хочешь? Маску обратно, что ли? — Нет-нет. Достаточно погасить фонари, чтобы было не так ярко… Постепенно встает солнце, оно и поглотит лишнюю энергию… А зажженные свечи в фонарях, наоборот, разгорятся сильнее. Может и до пожара дойти… — А-а-а-а, вот в чем дело… Он задумчиво закивал головой. — Никто же не хочет ослепнуть, вот-вот… Так могу я попросить главу Цзян? Тот кивнул, не дожидаясь ответа незнакомца. — Сначала раскрою шторы пошире. — Эй-эй-эй! Что за спешка?! Я же еще не согласился! Вэй Усянь поднял руки в примирительном жесте. — Это займет меньше минуты… Вон, глава Цзян уже потушил первый фонарь. Незнакомец подобрал колени к подбородку, инстинктивно прикрывая золотое ядро. — Меньше минуты… Цзян Чэн закончил со вторым фонарем и направился к третьему, находившемуся у стойки за спиной незнакомца. — Конечно, меньше минуты! А я уже могу достать цянькунь с Печатью… Смотри, как она светится сквозь ткань! Помощник обернулся на Вэй Усяня, потянувшегося за поясом, и тут же раздался резкий щелчок — Цзыдянь обхватил пояс незнакомца. В таверне вновь стало тихо, словно гости разом замолчали в ожидании громогласной речи хозяина. Но в заведении уже на два фонаря меньше — атмосфера не та — нарушение этикета. И только птицам, поющим все громче, неинтересны бессмысленные человеческие манеры. Природные музыканты играют без них. Не отпуская кнут, Цзян Чэн осмотрелся по сторонам. Местность была ему незнакома. Достаточно однотипные здания с флажками неизвестного клана, вероятно, не слишком большого. Лавки стояли полупустые, дешевые — бедность здесь что-то разгулялась. По дороге мчалось перекати-поле, а прохожие с ужасом повыглядывали из раскрытых окон на внезапно возникшие фигуры. Было раннее-ранее утро, время, когда только просыпается скот и поют первые петухи. Но эта местность была ближе к востоку, и солнце вставало здесь раньше, чем на тропе Цюнци. Поэтому старшие жители деревни быстро проснулись от электрического стрекотания Цзыдяня. Как позже узнал глава Цзян, они переместились на территорию, некогда принадлежащую клану Юэян Чан. Весьма ключевая локация с интересными персонажами. У судьбы было игривое настроение в тот день. А ведь братья сразу догадались, что угроза жизни Цзян Яньли — просто блеф. Займись ей темный гений сейчас в обмен на Стигийскую Тигриную Печать, и тогда на счет кандидатуры Вэй Усяня на роль маньяка-убийцы несчастных адептов появились бы сомнения. Либо это был необдуманный ход, либо не обговоренный с начальником. Разницы для Вэй Ина и Цзян Чэна, в общем-то, никакой. Пока первый отвлекал «помощника» опечаленным видом и умными фразочками, другой выискивал слепую зону, куда можно будет встать и атаковать. Фонари над стойкой. Идеально. Как они и предполагали, незнакомец не на шутку испугался мощного удара током, а потому мгновенно отреагировал и использовал перемещение. Как приятно пускать в ход карты соперника против него же. Цзян Чэн взглянул на тяжело дышащего «помощника». Перенос двух людей дался ему нелегко. — Да как ты… как ты… — Закрой рот, шавка. Как ты посмел угрожать главе ордена Юньмэн Цзян?! Нужно произносить фразы как можно громче. Чем больше жителей проснется и поинтересуется погодой на улице, тем лучше. — Как ты посмел свалить все свои деяния на моего брата?! Еще и шантажировать пытался?! Мерзкая, продажная псина! Одно слово из твоего поганого рта — и останешься без языка, подонок! Пробужденные головы застыли в окнах, не решаясь высунуться дальше, но продолжая вслушиваться в знакомые названия. Кто-то напал на орден Юньмэн Цзян? Разве сейчас не период мирных договоров? Цзян Чэн усмехнулся. Взмах левой рукой — и фиолетовая волна Ци раздробила маску на части. Некоторые жители, приоткрыв двери, с интересом выглянули на улицу. Кто-то уже сидел на пороге, вглядываясь в кричащую на всю деревню фигуру в темно-фиолетовом. Загадочные заклинатели проводят разборки на нашей территории? Так-то раздражает, но эти цветастые ханьфу смотрятся занимательно. А Сюэ Яну было ни капли не весело. От мысли, что его раскрыли, в глазах застыли настоящие искры тревоги. — Слушайте внимательно! Я, Цзян Ваньинь, глава ордена Юньмэн Цзян, одного из великих орденов-союзников, объединившихся ради Аннигиляции Солнца, заявляю, что этот юноша жестоко убил адептов наших кланов, а прошедшей ночью осмелился напасть на меня. По улице пробежала волна пораженного шепота. Слишком громкие слова для обычного заклинателя в темно-фиолетовом ханьфу. Еще и богатая заколка, относящая его к категории статусных управленцев. И гравировка меча… — Да это же Сюэ Ян! Проклятый паршивец! — крикнул пожилой торговец, выбежав на середину улицы и указав пальцем на юношу. Осмелевшая толпа переглянулась. Значит, действующие лица все же известны? — Точно! Мальчишка, который погубил Чан Цяня! — подхватил кто-то из старших. Даже очень известны. — Да-да! — Вор и босяк! — Страшный убийца! Сюэ Ян от такого резкого поворота событий даже не сразу сообразил, что во время опасности, настигнувшей его не самыми приятными объятиями Цзыдяня, он по инерции перенес себя в роковое место. Знакомый до жуткой боли Куйчжоу. Не веря глазам, он помотал головой, надеясь, что страшное видение исчезнет, но кнут лишь крепче стянул его. — Только попробуй вырваться. Цзян Чэн обернулся к пожилому торговцу: — Вы знаете его? Мужчина, заметив, что преступника крепко держат, и тот вряд ли сбежит, вежливо поклонился и подошел чуть ближе. — Да, молодой господин. Этот юноша — Сюэ Ян — воспользовался разгромом ордена Цишань Вэнь нашего поселения и, долгие годы вынашивая месть к клану Юэян Чан, месяц назад жестоко убил его главу и членов семьи. А позже сбежал, и след его простыл. Рефлекс мгновенного перемещения сыграл с ним злую шутку. Сюэ Ян от негодования закусил нижнюю губу. Сейчас он ничего не может сделать — Цзыдянь нехило сковал движения, да и сил после фокуса с переносом осталось немного. А выкачивать энергию из подчиненных Яо ему сейчас не предоставит. Его банально нет рядом. Может, вступить в драку с Цзян Ваньином? Идея, в общем-то, здравая, ибо у каждого есть слабые места, вот только ни Бичэня, ни Цзянцзая он с собой не брал на встречу в таверне, опасаясь, что первый меч отреагирует на Вэй Усяня и разорвет мешочек Цянькунь, тогда как второй был оставлен Яо на случай самообороны от ярости Не Минцзюэ. Конечно, с Бася мало что сравнится, но точно не гибкий Хэньшен. А ожидать от все более агрессирующего Чифэн-цзюня еще и достаточно далеко от нейтральной территории можно было что угодно. Предусмотрительность сегодня тоже была против Сюэ Яна. Зачем он вообще решился кому-то помогать? В политике? Серьезно? Лучше бы переубивал всех в этом проклятом поселении и остался бы главным. Старейшина Куйчжоу. А что? Звучит. — Значит, тебе не впервой кромсать людей, а, подручный? — обратился к нему Цзян Чэн. Юноша поднял голову и улыбнулся. Ситуация изменилась чересчур быстро. Да, его раскрыли, при людях, при свидетелях, так что теперь, скорее всего, обвинения с Вэй Усяня будут сняты. Главное — не умереть. Всегда можно попробовать договориться. А там добраться до Цзинь Гуанъяо, виновато склонить голову и ждать наказания. Ну, сократят оплату, ничего не поделаешь. Все равно он придумает, как выкрутиться и перетасовать карты, поэтому во избежание доставления ему лишних проблем надо бы говорить как можно меньше. Еще и не конец торжеству. «Подручный» прищурился, заметив, как сквозь окружившую их толпу проходят две новых фигуры — один в светлом, словно яркая луна, другой в темном, будто замерзший иней. — Что здесь происходит? — раздался приятный, спокойный голос. И Сюэ Ян мысленно проклял идею проследить за появившемся вместе с подкреплением в поселении Вэй Усянем. Нет, все-таки конец. Как-то раз глава клана, Чан Пин, вместе с несколькими сородичами отправился на ночную охоту. Ничего не предвещало беды, как говорится. Но через пару недель он неожиданно получил печальное известие о кончине своей семьи и немедленно поспешил домой. Ужасная трагедия, о которой все говорили в поселении. Чан Пин пытался выяснить причину их гибели, но единственное, что ему удалось узнать, — кто-то с дурными намерениями уничтожил защитное поле и впустил в имение несколько могущественных и злобных духов. Смерть членов его семьи была долгой и мучительной, но нечисть на ней не остановилась и вскоре перебралась на других обитателей деревни. Твари страшно запугали простых фермеров, едва переживших Аннигиляцию Солнца, казалось, нет спасения от проклятого мстителя из Куйчжоу, но на помощь Юэян Чан пришли двое преданных друзей и великих заклинателей, пожелавших докопаться до правды и найти истинного убийцу. Что ж, сегодня Сюэ Ян упал им прямо в руки. — Это же Сяо Синчэнь и Сун Цзычэнь! Обычно говорят, что случайностей не бывает: не может в самый ответственный момент в комнату с направившими друг на друга мечами людьми ворваться герой с невероятной силой и помочь товарищам, не может в минуту невиданной боли и скорби явиться любовь всей жизни и вместе с тобой преодолеть душевную рану. Но если вдруг ты промахнешься, судьба повернет стрелу так, чтобы ты обязательно попал сам в себя. — Сюэ Ян повержен! Ура! Любопытные дети, выглядывающие из-за широких взрослых спин, радостно захлопали в ладоши. — Наконец-то рассудят этого негодяя! — Бесчеловечный! — Псих! Убийца! Подоспевшие на крик и гомон старейшины были тоже страшно довольны. Отныне их поселение будет избавлено от злодея и сопутствующих ему бед. Подойдя ближе, Сяо Синчэнь глубоко поклонился Цзян Чэну. — Глава ордена Юньмэн Цзян, великодушно благодарим Вас за оказанную помощь… Могу предположить, что этот юноша пересек и Вашу дорогу? — Не просто пересек. Он жестоко расправился с адептами союзнических орденов, а его деяния, завуалированные под стиль разъяренных мертвецов, были готовы повесить на шею моего брата. Сун Лань покачал головой. — На этой неделе мы прибыли в Юэян Чан, дабы разобраться с местной нечистью. Виновником гибели многих людей оказался человек, которого Вы сейчас держите, а потому мы действительно очень благодарны Вам, глава Цзян. Его давно ждет темница, а насколько я знаю, сейчас проходит заключение мирного договора по окончании войны, следовательно, будет весьма уместным решить и судьбу Сюэ Яна? Цзян Чэн кивнул, соглашаясь с представленной мыслью. — Тогда мы будем рады помочь Вам перенести Сюэ Яна и сопроводить в сторону лагеря союзников. — Спасибо. Территория клана Юэян Чан мне незнакома, а оказался я здесь лишь благодаря перемещению этого паршивца. Сяо Синчэнь ласково улыбнулся. — Нам будет приятно сделать хоть что-то в ответ. Удивившись такой невиданной вежливости — даже напомнило очередную маску Цзинь Гуанъяо — Сюэ Ян внимательно вгляделся в светлую фигуру заклинателя. Несмотря на высокий рост и невероятную силу ученика Баошань Саньчжэнь, Сяо Синчэнь казался легким, невесомым, как небожитель, и безумно красивым. В глазах отражались мягкие солнечные лучи, наполняя взгляд чистотой и невинностью. И все в сочетании с божественной грацией. — Я тебе еще поулыбаюсь… — пробормотал юноша, запоминая приятные черты лица. Цзян Чэн дернул за кнут, и связанный невольно шагнул вперед. — Улыбаться за решеткой будешь, подонок… А теперь пошел! И чтобы ни единого подозрительного движения! Сун Лань кивнул со всей серьезностью. — Вы правы, не будем терять время. Но сначала обзаведемся лошадьми. Так будет быстрее и проще на случай, если наш вынужденный «спутник» решит отказаться идти следом. Один из старейшин поселения глубоко поклонился, выражая готовность обеспечить заклинателей всем необходимым. Дорога обещала быть неблизкой.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты