Чёрное и белое

Гет
R
В процессе
91
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 49 страниц, 6 частей
Описание:
"Интересный парень, этот Майки..."
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
91 Нравится 14 Отзывы 28 В сборник Скачать

Глава 3 - Страдания и прощение

Настройки текста
Примечания:
Было принято решение разделить третью главы на 2 части, потому что она вышла на 14 (!) страниц. :р
Ждите сегодня сразу две главы.
      На улице заметно потемнело, а это значило, что собрание Тосвы в самом разгаре. Холодный порыв ветра сменялся теплым, как только мотоцикл останавливался на красном свете светофора.       Хана держалась за заднюю часть сиденья мотоцикла, пытаясь сохранить дистанцию с братом.       Смотря на сменяющийся быстрыми картинками пейзаж девушка думала о том, что скажет Майки. Она многое хотела выговорить ему в лицо, но не хотелось тянуть резину. Восхищение и отвращение — так могла описать Хана свое отношение к нему. Она не отрицала его харизму и силу, но подмечала его детское поведение и принципы. Будто Майки следовал за детской мечтой, где каждый друг за друга, отказываясь принимать жестокую реальность, где каждый за себя.       Вдали показалась стоянка рядом с горой, на которой и был тот самый храм, где всегда собирались Свастоны. Хана выглянула из-за спины брата, выпрямив спину. — Ты точно просто хочешь поблагодарить Майки? — спросил Котаро. — Не вытворишь какую-нибудь хрень? — Да, да, конечно! — Хана заулыбалась. Пришлось соврать, чтобы брат отвез её на собрание. Да-уж, если бы она сказала, зачем она на самом деле напросилась с ним, Котаро бы сбросил её с байка на всей скорости.       Груда металла, так называла Хана самый любимый мотоцикл Котаро, остановилась и ранее заглушающий все вокруг рычащий звук наконец стих.       Девушка ловким движением спрыгнула с мотоцикла и побежала к ведущей наверх лестнице, оставляя брата позади. Она шла, сжав ладони в кулаки и приготовившись к самому страшному событию в своей жизни — выговору для самого «Непобедимого Майки».       Однако выговор пришлось оставить на потом, как только Хана услышала два ругающихся голоса. Узнав в них Дракена и Майки, она забыла обо всех планах и рванула вперед. Ссора, которая не должна была произойти, вывела из колеи девушку. Такемичи ведь говорил ей о расколе Тосвы и смерти Дракена. Однако Ханагаки тут нет, чтобы предотвратить все те ужасы, так что Хана не знала, как взять ситуацию под свой контроль.       Выбежав в толпу она остановилась, вслушиваясь в разговор. — Он наш товарищ, нельзя так просто это оставлять! — прокричал Майки, скрестив руки на груди. — Па сам выбрал свою судьбу, мы не можем изменить его решение! — с акцентом на слово «его» выдал Дракен.       Фразы, схожие с предыдущими, вылетали из уст оппонентов, усиливая раздор и среди толпы. — А вот и последствия. — на выдохе сказал Котаро, подойдя к сестре. — И что делать? — испуганно спросила сестра. — Ничего. Потом помирятся. Они иногда ссорятся, так что не переживай. — Котаро безразлично почесал затылок, явно не собираясь встревать в споры. Однако Хана не ощущала «обыденности» в этом споре. Более того, она знала, что именно эта ссора станет яблоком раздора.       Как и тогда, во время боя Па с Осанаем, сердце заходилось сильным стуком, а в ушах звенело, словно где-то рядом на полной громкости работал неисправный телевизор. «Нельзя все так оставлять…» — подумала Хана, пробираясь сквозь толпу вперед. Дойдя до первых линий, что уже во всю между собой спорили, она продолжала смотреть на Майки, чье лицо выражало сильное раздражение. — Ты перечишь Тосве, Дракен. Уже тогда, когда ты предложил повременить с войной против Мёбиусов. Сам же говорил, что только мы можем навести порядок в «нашем» мире! — Майки сорвался на крик. — Па сам решил взять ответственность! Своим своевольством мы можем ему лишь прибавить проблем! — продолжал Дракен.       Майки умолк, после чего со злостью выдал: — Я же уже не раз сказал: мы должны помочь Па! Он взял ответственность, потому что запутался! — Если бы он не понимал, что делает, то не принял бы такого решения!       Хана могла лишь наблюдать за схваткой двух глав. Однако Хана, что была там, на бое, и видела всё своими глазами не могла понять, на что злится Майки, и из-за этого её собственная злость закипала.       У одного из глав лопнуло терпение, Дракен рявкнул что-то в ответ на типичную фразу о спасении Па и ушел. Что конкретно Хана не расслышала, ведь их разговор и так заглушался чужими спорами. Однако, этого было достаточно, чтобы Хана сорвалась.       Она прошла мимо всей толпы, поднимаясь вверх по лестнице. Майки, тогда стоявший и смотревший в след Дракену, с удивлением перевел взгляд на новоприбывшего гостя, но не на долго. Хана со всей силы ударила того в лицо. Все тут же умолкли, заметив такое кричащее непослушание. — Это тебе за то, что дал Па побить Такемичи! — сказала она, после чего замахнулась другой рукой и снова ударила Манджиро, уже в другую щеку. — Это за то, что дал Мёбиусам меня за волосы таскать! — третий удар пришелся в живот, Хана ударила Сано ногой, да так, что тот упал. — А это за то, что ни во что не ставишь решения других! — громкое высказывание. Однако Хана почему-то была уверена в своих словах.       Уверенность быстро улетучилась, когда девушка заметила, что на неё смотрит как минимум человек 50. Она убежала так же быстро, как и появилась, оставив ошарашенного брата и толпу наедине с лежащим на земле Майки.       Рассекая воздух, она бежала что есть силы, вечно оборачиваясь, чтобы вовремя заметить возможную погоню. Страшно ей было и от того, что она публично побила босса Свастонов и от того, что этим самым боссом был «мальчик из легенды», о котором ходило множество уличных баек.       Внесла ли она свои коррективы в будущее Хана понять не могла, но за себя она точно отомстила, а значит самоутвердилась, хоть и заработала теперь репутацию «врага народа».       Немного сбавив свой темп бега, вскоре Хана вовсе остановилась, жадно хватая воздух ртом. Поставив руки на колени, она пыталась успокоить дыхание, от которого болело горло. Она зашагала в сторону дома, продолжая тяжело дышать, смахивая капельки пота со лба. … — Ты где была?! — на весь дом прозвучал вопрос. — Гуляла. — безразлично сказала девушка. — Где же ты гуляла, что пришла такая растрёпанная?! — мать стояла в дверях и не давала дочке зайти внутрь. — Мам, давай без сцен. — Хана закатила глаза. — Ты мне тут правила не диктуй! Марш домой! — женщина была явно не в самом лучшем распоряжении духа. Впустив Хану на порог, она продолжала злобно смотреть на неё из прихожей, пока та снимала обувь. — Где твой брат? — От куда мне знать, где эта редиска* лазит? — в пол голоса сказала девушка. — Перестань! Вы же семья! Ты должна уважать своего брата! — продолжала нравоучения мать. — За что его уважать? За его поддельные достижения? — с насмешкой сказала Хана, проходя мимо мамы. — Он твой брат! У тебя ближе никого не будет! Кто тебе поможет, когда плохие времена настанут? Твои друзья? — женщина пошла за дочерью, пока та доставала из холодильника банку сока. — Ха, были бы у меня друзья, я бы тебе ответила. — с некой грустью сказала та. — А от этой дылды мне ничего не надо. Пусть лучше своей жизнью сначала займётся, а потом мне помогает. — налив в стакан сок и потом быстро его опустошив, Хана пошла в свою комнату под сопровождением маминого оркестра, что не переставал твердить о ценности семьи.       Дверь закрылась, а возгласы утихли, послышалось, как мать цокнула языком и пробубнила себе под нос что-то вроде «несносная девчонка».       Прислонившись спиной к двери Хана стояла, пялясь под ноги. Сделав глубокий вдох, она подняла глаза и осмотрела комнату. Отпрянув от двери и сделав пару шагов по направлению к кровати, она без сил упала.       Вечные мамины разговоры о том, что они с братом должны жить дружно заставляли Хану и Котаро ссорится лишь еще сильнее. Говоря проще, когда Хане брат был нужен, его рядом не оказалось. Так было, когда над девочкой издевались в младшей школе, а старший брат проигнорировал, называя «жизненным уроком». У Ханы не было друзей.       Разве что хорошие знакомые, такие как Хина, с которой жизнь их связала. Хина в младшей школе была единственным человеком, что заступался за Хану, однако Мурасамэ ничего не могла дать взамен. Потому и отдалилась.       Может показаться, что их отношения налаживаются, но это лишь временное явление. Сначала они вполне себе спокойно смотрят фильм вместе, а через 20 минут уже громко выясняют отношения, и никому не ясно, что же стало камнем преткновения.       Еле как встав с кровати, Хана сняла с себя одежду и, натянув халат, убежала в ванну. Теплая вода смывала и пот с грязью, и склизкий страх. «У меня ещё есть немного времени. Надеюсь, Такемичи скоро проснётся… Не хочу брать на себя всю ответственность.» — подумала девушка, пока струйки воды стекали по телу, смывая белую пену.       Выйдя из душа, Хана смотрела на свое размытое отражение в запотевшем стекле. Мокрые волосы прилипли к телу, оставляя неприятные ощущения на коже. «Чертовы патлы… — подумала девушка, собрав волосы в хвост, скрепив двумя пальцами. — Если б вас не было, может и убежала бы…» — девушка вздохнула, после чего стерла конденсат рукой. Увидев свое лицо в отражении, Хана нахмурилась.       Надоели косички, надоели волосы, что мешали биться. Надоело все девчачье, надоело быть обычной. Хана открыла шкафчик, на полке которого лежали ножницы. Взяв их в руку, она провела другой стороной лезвия по собранным волосам, якобы отмечая место, где начнет резать. Девушка вздохнула, после чего стала быстро отрезать клочья волос. Те падали на кафель огромными кусками, Хана отрезала внушительную длину. До этого её волосы были ей почти по поясницу, а теперь даже не доставали до плечей.       Закончив с «преображением», Хана взглянула на себя в зеркало. Совершенно другое лицо смотрело на неё с отражения. Удивившись увиденному, Хана собрала обрезанные волосы в небольшой хвостик. Покрутив лицом и разглядев себя получше, Хана принялась ровнять криво отрезанные концы. …       Прошлой ночью брат вернулся поздно. Сонная Хана лишь услышала стук двери и злобный ответ Котаро на вопросы матери. Не придав этому значения, она уснула снова, даже не собираясь узнавать утром, где так долго расхаживал старший ребенок семейства.       Утром она вышла из комнаты, уже не застав брата дома. Тот явно что-то замышлял, раз так рано уехал. Зайдя на кухню, она словила испуганный взгляд матери. — Где твои волосы?! — крикнула та, уронив на пол пластиковый контейнер для бенто. — Отрезала. — сонно ответила Хана, поглядывая на плиту, где уже во всю готовился завтрак. — Надоели. — Сама?! — снова прокричала женщина. — Нельзя самой волосы себе отрезать! Это плохая примета! — она подошла к дочке, внимательно рассматривая новую прическу. — Когда ты успела?! Не поранилась хоть?! — Вчера, в ванной. Все в поряде, ма. — сказала Хана, обойдя женщину и сев за стол. — Одна лучше другого. Этот в шесть утра куда-то спохватился, ты волосы режешь… Вот уже, вырастила на свою голову… — мать вернулась к приготовлению завтрака, а Хана лениво смотрела в окно, наблюдая за тем, как пожилая соседка поливает свой огородик.       Семейство Мурасамэ жило в двухэтажном доме, не отказывало себе в дорогих вещах и жило в роскошах. И, казалось бы, дети у такой семьи должны быть чуть ли не вундеркиндами, если не молодыми лауреатами Нобелевской премии, однако ожидания сильно отличалась от реальности.       Оба ребёнка — хулиганы, с не особо выдающимися успехами. Да, Хана была отличницей, но это скорее прирожденный дар запоминания информации, нежели настоящие знания. Котаро был спортсменом, но выезжал на своем везении, вечно ему попадались слабые противники. К тому же, с недавнего времени, оба члены банды гопников. Ну, делать было нечего, мать не могла пойти против детей, а даже если бы попыталась, то любые упреки точно останутся без внимания. …       Хана шла по улице, засунув руки в карманы спортивных штанов. Плотная худи не раз стала для неё неприятным раздражителем, ведь на дворе стояло знойное лето. Девушка шла, куда глаза глядят, разве что оглядывалась, чтобы заметить приближающиеся тела в черных байкерских костюмах. Всё-таки побитой быть не хочется.       Уставившись в одну точку Мурасамэ шла, думая обо всем, что приключилось с ней за последние пару дней. Больно уж много происшествий свалилось на голову, не говоря уже о «путешественнике во времени», что сейчас отдыхал в больнице.       Хана вдруг пришла в реальность, заметив знакомую местность, а точнее парковку рядом с храмом, где проводились собрания Свастонов. Девушку слегка передернуло, однако боятся было ничего, вокруг ни души. Девушка смотрела на лестницу, медленно поднимаясь вверх, к арке. И вправду, вокруг ни единого человека. — Противное место. — в пол голоса сказала та. — Неприятное… — Привет. — послышалось где-то сзади. Хана с ужасом оглянулась. На неё смотрела светловолосая девушка, одетая в милый наряд. Она также дружелюбно улыбалась, и лицо казалось довольно знакомым. — А… — Хана вспомнила, где видела девушку. — Эмма… Верно? — с недоверием спросила Мурасамэ. — Да. Эмма Сано. — ответила девушка, подойдя немного ближе. — Сано?! — вскрикнула Хана, после чего повернулась к Эмме лицом и тут же наклонилась на девяносто градусов. — Прошу прощения! Я ударила Манджиро на эмоциях! Мне очень очень жаль! — прокричала она. — А, не волнуйся об этом! — Эмма замахала ладонью. — Все в порядке. Я даже рада, что ты ему вмазала. — Сано рассмеялась. — Чё? — Хана подняла голову. Только сейчас она заметила заплаканные глаза Эммы. — Оу… — она отвела взгляд в сторону. — Зачем сюда пришла? — поинтересовалась Эмма, взглянув на арку, на которую пялилась Хана минутой ранее. — А… Да так… Почему-то ноги сюда привели. — и в правду, странно, что Хана пришла именно сюда. Её гложет совесть? — Я вот ходила к Ханагаки… С ним все в порядке, если что. — Это хорошо. — обе девушки продолжали смотреть вверх. — Надеюсь, с тобой тоже все в порядке. — Да, спасибо. — обмен любезностями закончился. Обе стояли неподвижно и тихо. Хана медленно опустила взгляд вниз и перевела его на Сано. — А ты… Можешь мне рассказать про них? — Про них? — переспросила та. — Про Свастонов… А то я ничего не знаю… — Хана зарделась, ведь не хотела признавать свое незнание. Эмма лишь захихикала. — Пошли в кафе, тут рядом. А то я немного проголодалась… …       Три дня прошло с тех пор, как Хана наваляла Майки. Ни собраний не было, ни брата дома не застать. Девушка часто выходила на прогулки с Эммой, а потом и с Хиной. Троица часто выбиралась куда-то, а особенно в торговые центры. Хоть Хана и не любила ходить по магазинам, но с хорошей компанией все кажется менее скучным. — Ты проведывала Такемичи, Хана? — спросила Хина, пока Мурасамэ и Тачибана остались наедине. — Да нет. Эмма говорила, что он в порядке. — девушка смотрела на Эмму, что в очередной раз просто смотрела на одежду в магазине. — А вы разве не дружите? Мне показалось, что вы хорошо ладите… — Дружим? — Хана усмехнулась. — Скорее, товарищи по несчастью. — Вот как… — задумчиво ответила Хина. — И снова ничего! — обреченно ответила Эмма. — А что ты ищешь, хотя бы? — раздраженно спросила Хана. — Что нибудь милое! — Мурасамэ выпала из реальности от такого ответа. — Несусветная глупость… — прошептала Хана. — Ну вот у тебя миленький наряд! — обиженно ответила Эмма. — А у меня этот старый комбинезон.       И в правду, Хана знала толк в стиле. На ней были надеты модные джинсы палаццо, зеленая атласная майка и удобные шлепки. В основном девушка ориентировалась на практичность, а не на моду. Да еще и стильная короткая стрижка, завидная невеста, так сказать.       Девушки продолжили разговор ни о чём, шагая по торговому центру и рассматривая витрины. — О, точно, скоро же фестиваль! — выдала Эмма, стукнув кулаком о ладонь. — Фестиваль? — повторила Хана, идя засунув руки в карманы. — Ага! Нам точно нужно позвать ребят! — воодушевленно продолжала Сано. — Р-ребят? — уже Хина повторила, только робко. — Ну да! Я позову Дракена, ты Хина Такемичи, а Хана может пойти с Майки! — Ни в коем случае. — холодно отрезала Хана. — Э? Почему? — продолжала Эмма. — Он меня на этом фестивале в жертву принесет. — с дрожью в голосе ответила Мурасамэ, на что Эмма рассмеялась. — Майки не такой! Думаю, он уже тебя простил. — она похлопала подругу по плечу. — Уж лучше сама пойду. Так хоть целой останусь. — Ну, как знаешь… — Позвать Такемичи… — вдруг начала Хина. — А что, если он откажет? — С чего вдруг?! — Эмма удивленно взглянула на Тачибану. — Ну… Может ему не нравятся фестивали… — Да не переживай ты. — Хана толкнула Хину локтем. — Он же твой парень. Чего ты так волнуешься? — Давайте прямо сейчас пойдем к ним? — прозвучало предложение от Сано. …       Пока Хината и Эмма приглашали Такемичи на фестиваль, Хана робко стояла в сторонке, боясь попасться на глаза Майки. Тот был слишком увлечен игрой в футбол, потому особо по сторонам не глядел, однако Хана вздохнула с облегчением, увидев, что Сано и Дракен помирились. — Эй, Хана! — знакомый голос окликнул девушку. Мурасамэ повернулась, увидев машущую ей Эмму и неспешно подошла. — Чего? — безразлично ответила та. — Пойди позови Майки на фестиваль. — прошептала Сано, взяв подругу за плечи. — Ещё чего? — раздраженно ответила Хана, но Эмма лишь толкнула её на поле. «Твою мать, Эмма! — Хана еле удержалась на ногах. — Прибью!» — она повернулась на подругу, но потом словила на себе удивленный взгляд. — А! Э? Майки… — она подошла поближе, обняв себя за локти. — Эм… Прости, что тогда ударила… Вот… — Ничего страшного. — с улыбкой ответил Майки. — Чегось? — Хана нервно улыбнулась. — Ты не злишься? — Не-а. Я понял, что был не прав. — он выглядел как ребёнок, но говорил вполне осознанно. — Эм… Тогда… Может хочешь сходить со мной на фестиваль? — Хана покраснела, отведя взгляд в сторону. — Фестиваль, хм… — Сано задумался. — Не-а, прости. У меня были кое-какие планы. — Ах, вот оно что… — Мурасамэ разочаровано улыбнулась. — Тогда ладно, хе-хе… — она отошла, быстро зашагав к подругам. Сев рядом с Эммой, она наклонилась вперед, поджав плечи. — Чтоб я тебя еще когда-то послушала. — сказала она шёпотом, но подруга её уже не услышала.       И в правду, чего Хана ожидала? Что Сано согласиться пойти куда-то с девушкой, которая его привселюдно унизила? Мурасамэ расстроенно взглянула на играющего в футбол Майки. «Может, оно и к лучшему…» …
Примечания:
Редиска - по сути, Хана назвала брата "дайкон", что было оскорблением ведь котаро "долгий, как дайкон"
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты