Fox

I-LAND, ENHYPEN (кроссовер)
Слэш
NC-17
В процессе
20
автор
Размер:
планируется Мини, написано 11 страниц, 3 части
Описание:
У Рики Нишимура всегда было идиотское чувство юмора. Сонхун ненавидел его шутки, но исполнил последнее желание его лучшего друга. Поэтому он собирает рюкзак чтобы автостопом отправиться на встречу Лисе и какому-то пиздецу.
Посвящение:
Лисе
Примечания автора:
Я очень долгое время не пишу, только раз в несколько лет и только в стол, поэтому для меня публичная публикация это эксперимент над собой. Посмотрим, что из этого получится, что-ли. Если у Вас получиться уделить мне секунду внимания на прочтение и отзыв вы поможете мне развиваться.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
20 Нравится 10 Отзывы 6 В сборник Скачать

Star

Настройки текста
Примечания:
Но любой звезде суждено потухнуть, какой бы яркой она не была.
У Рики Нишимуры всегда были идиотские шутки. Он любил прикалываться над другими людьми, любил квесты и пранки. Этот мальчишка никогда не мог усидеть на месте больше пяти секунд. Рики мог придумать около десяти способов как наказать негодяев в их школе, что пытаются задирать младших детишек. Он мог уехать в соседний город на неделю и даже не получить за это наказание, его мама прощала ему всё. Таким он был человеком. Он любил азарт, загадки и всегда творить весёлый беспредел. И Сонхун был совершенно другим, флегматичным, они во многом друг друга не понимали. Сонхун больше чем шляться за поиском проблем любил почитать книжку, покататься на роликах в прохладном парке. Рики был другим, но Пак любил его как своего родного брата, это правда. Они познакомились когда Ники перевелся в их школу три года назад, и что-то Нишимуру зацепило в таком непримечательном человеке как Сонхун. Он не отлипал от него с первой же встречи, поставив перед фактом что они теперь лучшие друзья. И это одно и лучших событий, что когда либо происходило в жизни Пака — присутствие такого яркого пятна как Рики. Но любой звезде суждено потухнуть, какой бы яркой она не была.

***

— Хён, хён! — шепот в ночной тишине и стук по стеклу. Сонхуну семнадцать, но он готов поклясться, что на его голове сейчас поседели несколько волосков. Он подрывается с кровати и подлетает к окну и открывает его, затаскивая внутрь своего лучшего, сидящего на дереве. Рики смеется в кулак, чтобы не разбудить спящих родителей Пака, и старший расплывается в улыбке тоже, хотя хотел секунду назад поругаться, что комната вообще-то на втором этаже и он мог разбиться. И что сейчас вообще-то два часа ночи и как его мама может быть такой доброй и понимающей женщиной, чтобы отпускать его гулять в такое время. Но от вида этого потрепанного, чуть грязного человека почему-то все мысли куда-то испарились. — Я так рад, что увидел тебя, хён! А то из-за моих дурацких конкурсов мы почти не видимся. — Твои дурацкие конкурсы помогут тебе попасть в лучшую танцевальную команду страны, не жалуйся, придурок. — по доброму ворчит Сонхун, взъерошивая чуть длинные волосы на голове Нишимуры. Тот фыркает в ответ, ярко улыбаясь и обнимает старшего. — Вот именно, хён-а, гордись что твой лучший друг будущая звезда Кореи… — его перебивает громкий звук, слишком напоминающий мяуканье кошки. На лице Рики сразу появляется виноватое выражение. — Это то, о чем я думаю?.. — шокированно поднимает бровь вверх Пак и косится на сумку на плече друга. Звук из нее звучит еще громче и жалобнее. Рики растегивает сумку и на них смотрят любопытные желтые глазки черного котёнка. — Ты же знаешь, у моей мамы аллергия, я нашел ее на улице и не смог оставить. Ее зовут Бёль*, символично, не думаешь? Он хихикает, устав делать виноватую моську, Рики и так знает, что хён не сможет противиться ему даже если сильно захочет. Сонхун достает кошку из сумки младшего и гладит красивую шерстку цвета вороньего крыла. — Да, символично, Рики-сан. А теперь пойдем покормим ее, что-ли.

***

Когда в два часа ночи его разбудил звонок мобильного, он поднял трубку и рявкнул, не смотря в экран: — Рики, ты ебнулся? Ты знаешь который час?! Никто другой не мог позвонить так поздно ночью, кроме него. Наверняка, придумал очередное приключение, например украсть яблоки с соседского сада, и посчитать кто сможет больше наворовать… В ответ почему-то не было слышно дурацкого, злорадного смеха. Сонхун встревоженно сел в постели, насторожился. Случайно скинул Бёль с кровати, от чего кошка фыркнула и обиженно улеглась на ковре в другом конце комнаты. Всхлип.— Что происходит…? — Сонхун-а, боже… Сонхун-а, ты должен приехать прямо сейчас. — он узнал дрожащий голос матери его лучшего друга. Внутри у Пака будто произошло крушение здания. Вы знаете, как это происходит? Старое, непригодное к использованию здание подрывают взрывчаткой, и оно оглушительно падает в одно мгновение, будто его и не было никогда. Вот что произошло с Пак Сонхуном за три месяца до его девятнадцатилетия. Всё, что было внутри него обрушилось на землю. Сонхун не чувствовал абсолютно ничего. Он выплакал все свои слезы тогда, когда мама его самого близкого человека попросила его срочно приехать. Он не задумываясь разбудил всю свою семью, Сонхун знал, что если произошло что-то ужасное он не справится один. Когда Пак зашел в комнату Рики, его тело было накрыто простыней, но из-под нее виднелась его рука. Бледная, мертвецки бледная. И Сонхуну даже не пришлось объяснять, что конкретно произошло. Он упал на колени, не царапая их благодаря мягкому ковру, который они пачкали миллионы раз. И зарыдал так, как никогда не рыдал в своей осознанной жизни. Нет, нет, кричал он истошно, отталкивая объятия своей матери, чувствуя как его накрывает истерика. Он слышал как громко плачут их сестры — Сонхуна и Рики. Они были одной семьей, все эти люди никогда бы не могли представить то, что такое могло произойти, но… — Как же так случилось, как этот светлый мальчик мог покончить с собой? — за спиной слышался шёпот не самых приближенных родственников, и в них чётко чувствовалось только осуждение, не сочувствие. Сонхун дрожащими от желания ударить кого-то обнимал за плечи сестру Рики. Он ненавидел похороны. Куча людей, которым в целом то и плевать на тебя при жизни, пьют и едят за твой упокой и средства твоей семьи. Фарс, болезненный и бессмысленный. Рики бы не хотел бы сидеть здесь, он бы утащил его на улицу поиграть. Но сейчас Нишимура Рики лежит в дорогом, лаковом гробу, его лицо такое же красивое как и всегда. Но его губы больше никогда в жизни не смогут растянуться в улыбке, как он делал каждую секунду при своей жизни… Или не делал? В одном правы стервятники за соседним столом. Как же так случилось? Как же Сонхун мог допустить то, что это произошло всё именно таким способом? Почему сейчас руки Рики не обнимают его за шею, как всегда, а сложены на груди? Как он сможет… — Сонхун-а, послушай меня внимательно. — как гром среди ясного неба голос миссис Нишимура. Парень вздрогнул и посмотрел на нее абсолютно стеклянным, пустым взглядом. Женщина улыбнулась ему, ее глаза были полны слёз, но улыбка была тёплая, как всегда. Она прикоснулась к его щеке, аккуратно смахивая слёзинку. Сонхун даже не понял, в какой момент начал плакать, опустил взгляд на свои руки, сжимающие брюки. — В том, что произошло, нет нашей вины, хорошо? Ты не виноват. Ты же знаешь нашего Рики, если он принял решение — его не остановить. Он появился в нашей жизни чтобы сделать ее счастливее. И мы должны быть благодарны, что он был с нами и позволил погреться под его лучами. Ее слова не успокаивали, но забрали часть боли и груза вины что сжимали его сердце. Сонхун впервые за пару суток смог вздохнуть, чтобы почувствовать вновь настигающие его рыдания, рвущиеся из груди. Комната, полная людей, будто замерла. Пак поднял красные глаза на женщину. — Я… Я никогда не смогу простить себя, я никогда не смогу простить его! Я не могу быть благодарен человеку, который отобрал у меня самое дорогое, что у меня было, я… — она обняла его за дрожащие плечи, и Сонхун хотел вновь расклеиться в этих объятиях, но его больно потянули на ноги за шкирку и потащили из зала, на улицу. Приятная прохлада вечернего воздуха отрезвила, Пак проморгался и узнал в грубияне хорошего приятеля Рики, Пак Чонсона, хоть он и требовал называть себя пафосным именем Джей Пак. — Успокойся, хватит ныть, как девчонка. Сонхун поднял на него злые, бешеные глаза и с силой толкнул его в грудь. Как он смеет говорить такие вещи?! — Пошёл ты нахер, Чонсон. Пак старший мрачно хмыкнул, доставая из кармана упаковку сигарет и протянул одну Сонхуну. Не зная сам зачем, но принял сигарету, покрутил ее в дрожащих руках. Они закурили в тишине, Сонхун закашлялся. И тогда Джей наконец заговорил. — Я очень тебе соболезную, но ты не имеешь права рыдать так в руках женщины которая потеряла своего ребёнка, Сонхун-а. Наш Рики не хотел бы видеть такое. Сонхуну очень хотелось его ударить или снова послать в пешее эротическое, но он был абсолютно прав. Рики-сан не допустил бы чтобы его хён вел себя подобным образом. Но его больше нет. И больше ничего не остановит Пака от того чтобы вести себя как неудачник. — Он оставил тебе кое-что. Он оставил это мне две недели назад и попросил не вскрывать а передать тебе, когда придёт время. Если бы я знал, я бы обязательно расспросил его об этом, но увы. Чонсон достает из сумки большой желтый конверт и протягивает его Сонхуну. На его руках сбиты костяшки, даже остались подтеки крови. Видимо, не только Пак младший винит себя в том, что произошло. — Хён…- голос Сонхуна дрожит, но он вновь кашляет, пытаясь прийти в нормальное состояние. Смотрит на своего знакомого, иначе его не назовёшь, они не очень близки, и говорит. — Хочешь, мы посмотрим что там вместе? Он был для тебя очень близким человеком, как и для меня. — Нет, Сонхун-а, он оставил это лично для тебя, я не могу… — Мне очень страшно. — перебивает его быстро, зажмуриваясь. Ему стыдно за нескончаемые порывы своих эмоций, но Сонхун не может сдержать их. Будто сейчас прорвалась дамба в его душе, и всё что он копил всю свою жизнь прорывается наружу. Он чувствует руку Джея на своем плече и его сочувствующий, дружелюбный взгляд. — Давай я посижу с тобой рядом, пока ты читаешь, хорошо? Пак кивает, они садятся на лавочку рядом и Сонхун аккуратно открывает конверт. Парень быстро пробегается по письму глазами и переводит встревоженный взгляд на Джея. — У тебя же есть своя машина, вроде? — Ну да, есть. А что? — настороженно интересуется Пак старший. — Собирайся. Мы едем в Сеул.
Примечания:
Бёль по корейски будет звезда, хехе.
Напишите, пожалуйста, пару слов о своих впечатлениях.
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты