But I don't have any money

Слэш
NC-17
В процессе
7
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 9 страниц, 2 части
Описание:
Говорят, деньги решают всë в этом мире. С их помощью можно отстраивать новые и новые города с многомиллионным населением и новейшими технологиями во всех сферах жизнедеятельности, совершать исследования и опыты, бесценно-важные для эволюции и прогресса всего рода людского, а можно спасти кому-то жизнь. Почему какие-то жалкие бумажки могут решать настолько глобальные вопросы? Почему от них зависит человеческая судьба?

У меня нет ответов на эти вопросы, но зато есть кое-что получше...
Примечания автора:
Это моя первая работа и я действительно волнуюсь перед еë публикацией. Я не стремлюсь понравится кому-то или заслужить чьё-либо признание — изначально у меня в планах не было выкладывать это, но... иногда жизнь заносит на поворотах.

Что же, достаточно тирад, прошу к прочтению...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
7 Нравится 4 Отзывы 2 В сборник Скачать

2.

Настройки текста
— Я же говорил, что всë решу, — придерживая телефон между плечом и ухом, уверенно заявил Уэйн. Парень стоял на кухне в своей квартире, половину цены за которую ему помогли покрыть родители, и нарезал овощи для салата, попутно разговаривая по телефону с кем-то достаточно громким. Юношеский голос буквально разрывал мобильный Картера. — Господи, Уэйн, ты золото! — доносилось из трубки радостно. — Нет, не золото, — платина! Найти для нас разыгрывающего защитника всего за три дня... Хочу расцеловать твою наглую физиономию! — Как хорошо, что у тебя сейчас нет такой возможности, Кайл, — за ответом брюнета последовали театральные возмущëнные возгласы по ту сторону телефона. Кайл Блэнк — задорный парень с приятными взору золотистыми локонами и по-доброму смотрящими зелëными глазами, по совместительству хороший друг Уэйна, атакующий защитник в его заурядной команде и просто болтливый экстраверт. Иногда даже слишком. Слишком болтливый и слишком экстраверт. — Ладно-ладно, злюка, ты лучше скажи мне, — Блэнк становится уже более серьëзным, понижая свой привычный тон, — этот твой пацан нас на дно не потянет? — Я уже говорил Шону сотню раз, а твоей дырявой башке — ещë больше, что когда мы в школе учились, он играл со мной наравне, иногда даже обыгрывал, засранец мелкий, — придаваясь мимолëтным воспоминаниям, Уэйн улыбается тепло, с долей насмешки. — После толковой практики, уверен, он превзойдëт свой прежний уровень и тебя сделает. Не переживай, я возьму на себя ответственность за него. — Сказал как в какой-то сопливой романтичной мелодраме, — подметил Кайл, переходя на более мечтательный тон. — На его месте наверняка сейчас хотела бы оказаться какая-то твоя ярая фанатка. Только представь: ты сейчас берëшь ответственность за него, а он через пару лет — твою фамилию в ЗАГСе... От сказанного у Картера нервно дëрнулась рука и сердце, кажись, вместе с ней. Холодное лезвие кухонного ножа неаккуратно скользнуло по последней фаланге указательного пальца, случайно образуя средней глубины порез. Струйка крови прокатилась по загрубелой подушечке пальца, стекая на деревянную доску. Брюнет протестующе шикнул, одëргивая руку от стола. — Знай, Кайл Блэнк, из-за тебя родимого сегодня травмировался сам Уэйн Картер, — злобно провозгласил парень, перехватывая мобильник рукой, которую он пока что не собирался пустить на салат следом за огурцом. — Ответишь за мой указательный палец в суде. Брюнет спешно ткнул на красную кнопку сброса вызова и позволил себе пустить краткий смешок. Жаль, он не видит сейчас лицо Кайла, играющее роль палитры эмоции недоумения, сменяющиеся потом смешливым: «Во придурок». Смотря на холодную струю воды, смывающую алую жидкость с «боевого ранения», Картер и не заметил, как погрузился в собственные раздумья. Первыми мысли парня заполнили пепельные волосы с редкими меж ними прядями натурального чëрного. Когда Кайба успел сменить цвет? Аккуратно сжимая и шевеля пальцами левой руки, он представляет, как медленно переливающиеся серебристым локоны скользят по ним, нежно лаская. Неужели он до сих пор помнит это незабываемое чувство даже спустя несколько лет? Когда эти двое ещë были школьниками, Уэйн чертовски любил ворошить волосы младшего и наблюдать после за тем, как тот неимоверно бесится. Он и сам ещë не до конца осознал, почему вдруг захотел встретиться вновь с этим раздражительным мальчишкой, которому и палец в рот не клади — всю руку откусит. Ведь мог бы просто по надобности написать сообщение, а не следить за его пыльными из-за редкого использования страничками в соцсетях денно и ночно, лишь бы суметь подстроить «случайную» встречу где-либо. Почему вообще загорелся идеей взять Ленона на роль нового недостающего члена команды, когда только-только узнал об уходе бывшего — ещë один сложный ребус. Да это целое грëбанное судоку, в котором одна жалкая цифра в уголку мелко выведена. Как дальше крутиться и что со всем этим делать, увольте, разбирайся сам. И ведь судьба, эта хитрая сука, держащая за тонкие нити абсолютно каждого живого человека, словно кукловод — безвольную марионетку, почему-то решила связать именно Кайбу и Уэйна прохладным летним вечером действительно случайной встречей, абсолютно случайным стечением обстоятельств: первый захотел вспомнить то прекрасное ощущение огонька в области сердца, когда занимаешься тем, к чему душа не просто лежит, а языками пламенного желания тянется отчаянно; со вторым всë проще — отчего-то потянуло его позаниматься не на привычной баскетбольной площадке у своей девятиэтажки, а на той, где проходили его лучшие будни после ненавистных школьных занятий. Когда две пары глаз — привычно раздражëнные по одну сторону, и приятно удивлëнные по другую — встретились в красочном салюте огненных искр, это стало их общей точкой невозврата. Судьбу не проведëшь. *** Взгляд пропитанных зимним холодом глаз блуждает по удивительным краскам рассвета: полоса фиолетовых туч укрывает горизонт, далее переливаясь вызывающим ярко-розовым, и на пушистых кончиках мерцая совсем нежным персиковым. Прохлада лëгкого утреннего ветра нежно обволакивает бледное лицо, высунувшееся из окна и с удовольствием под потоки подставляющееся. Над чашкой горячего кофе клубится ароматом исходящий пар, пока тонкие пальцы подносят к мягким губам зажжëнную сигарету. Дым у неë тяжёлый, крепкий, сравнимый с тем, коим обладают толстые сигары, но не столь же изысканным — такие обычно курят мужчины лет за сорок со своим личным бизнесом и огромной горой проблем из-за него же. Он помогает на время забыться, сбежать от изголодавшихся псов жестокой реальности... Именно поэтому выбор Кайбы пал на красные «Marlboro» несколько лет назад, когда со стрессом из-за аварии справляться становилось всë сложнее. Хотелось бы травить свои лëгкие и успокаивать беснующиеся нервы чем-то покрепче, подороже и в целом делать это почаще, но у него нет денег на подобную роскошь — все расходы делятся на покупку препаратов для брата и оплату аренды однушки в спальном районе. Единственную пачку порой приходится растягивать на месяц, а то и на полтора. Тяжко, но не смертельно. Обжигая глотку едким дымом, Ленон не переживает о том, что спортсменам такое поведение не подобает — он два года как не баскетболист, и пусть даже начнëт заниматься вновь, бросить дурную привычку не сможет. Если оборвëт одну зависимость, вернëтся первая, намного более опасная и болезненная. Лучше уж так. Взгляд юноши упал на дисплей смартфона устаревшей модели — 4:38 утра. Сегодня Байрон, хороший друг владельца клуба — в котором Кайба по ночам работает барменом — и негласный его заместитель, отпустил мальчишку со смены пораньше, ведь смотреть на его уставший понурый вид и посиневшие под краешками глаз мешки уже не мог. Доброй души человек. Он даже пообещал, что зарплата Кайбы от этого никак не пострадает. Старший велел ему прийти домой и посвятить всего себя здоровому крепкому сну, и Ленон с удовольствием бы исполнил — даже пробовал уже — эту просьбу в приказном тоне, но очередной приступ бессонницы оборвал все планы. Спать хочется, на самом деле, дико, но как бы глаз беловласый не смыкал, как бы веки не жмурил, колыбель сладких грëз всë никак не желала подхватывать его и уносить в далëкие безмятежные дали. Бодрящий горький кофе великодушно помогает справляться с косящей с ног усталостью, коль уж уснуть совсем не получается. В юношеское сознание скользкими змеями пробираются мысли о том, как медленно утекают из потрëпанного бумажника деньги, которые Кайба потеряет из-за долгих изнуряющих тренировок заместо подработки в очередном ресторане притворно-доброжелательным ради хороших чаевых официантом. И нет ведь гаранта на победу в национальных, но зато успокаивает возможность получать деньги за другие выигранные матчи. Без потерь не обойтись, но в каком начинании их может не быть? Вопрос, не требующий ответа. Когда тлеющий огонь касается фильтра, Кайба тушит сигарету о пластиковую пепельницу, где лежат ещë два точно таких же окурка. Он всегда много курит после визита к брату, пытаясь стереть со своей памяти безжизненный бледный лик брата, больше похожий на мертвеца с этими второй год как закрытыми веками. Говорят, горькая правда лучше сладкой лжи, но Ленон так, отнюдь, не считает. Пусть лучше в колючем настоящем, Джонатан остаëтся всë тем же жизнерадостным парнем из прошлого, всегда готовым поддержать и развеселить любимого младшего брата. Узкие плечи ломаными движениями кутаются в простыню, что всë это время была накинута на практически обнажëнное тело, а их владелец с хриплым вздохом валится на, пусть и скрипучую местами, но мягкую кровать, успевшую стать родной. Юноша суëт вакуумные наушники в уши, пролистывая на телефоне свой излюбленный плейлист, желает доброго утра только проснувшемуся Ореху, небольшому пухленькому хомяку в клетке поодаль кровати и включает наугад выбранную песню. Уснуть он уже не сможет, но позволить себе небольшой отдых всë же возможность имеет. Нужно набраться сил перед тренировкой, запланированной сегодня на час дня. И почему только перед глазами так настойчиво мелькает раздражающий смуглый лик? *** Из-за того, что экономный Кайба решил не тратиться лишний раз на проезд на автобусе или метро, прямо сейчас он с трудом перебирает ватными ногами, лишь бы не опоздать на первую после долгого перерыва тренировку. Он никогда не отличался излишней пунктуальностью или же, наоборот, еë полнейшим отсутствием, но и приходить позже назначенного времени ему никак не было по душе. Задерживать кого-то и быть задержанным — хреново, как ни посмотри. Запыхавшийся, со спадающими с худых плеч лямками чëрного рюкзака и нервно поправляющий того же цвета напульсники на тонких кистях, но юноша таки сумел прийти вовремя. Если 12:59 на часах всë ещë можно было назвать «вовремя». — Эй, коротышка! — прозвучало со стороны размашистого двухдверного входа во внушительных размеров здание, сделанное на современный лад. — Я уж заждался тебя здесь, думал, мхом покроюсь. Беловласый вздрогнул от резкого шума и чуть не повалился с ног на последней ступеньке. Чëртов шпала. — Бля, лучше бы покрылся, — небрежно бросил Кайба, зыркая на Уэйна, который по-хозяйки опëрся плечом о дверной косяк. — Тебе повезло, что мне слишком лень тратить на тебя свои драгоценные силы. Зачем караулишь вообще? — Как это зачем? — театрально удивился старший, ловя момент, чтобы потрепать подошедшего мальчишку по манящим крашенным волосам. — Затем, что малышам не положено ходить по таким учреждениям без сопровождения взрослых. Вдруг заблудишься, или чужие дяденьки конфеткой в машину заманят? Младший без промедления хлопнул Картера по запястью, сбрасывая его руку со своей головы с особенно недовольным выражением лица. Эта маска уже давно стала его защитной реакцией на любой тактильный контакт. Может, ему даже приятно было бы постоять пару минуток, чувствуя тепло большой руки и расслабляющие поглаживания, но упрямый юноша никогда этого не признает. Психология такого человека, как Кайба — сплошные непроглядные дебри. Пока брюнет столь любезно убирал свою руку, младший лишь на секунду скользнул взглядом по чужим длинным пальцам, замечая на одном из них свежий порез, со стороны выглядящий довольно болезненным. — Я бы предпочёл уйти с чужими дяденьками, чем слушать твою надоедливую болтовню, — пробурчал голубоглазый, проходя мимо Уэйна внутрь здания. — Веди меня давай к раздевалкам, пока моя чаша терпения нахрен не опустела. Картер на этот выпад в свою сторону лишь загадочно ухмыльнулся и поспел следом за уходящим парнем, не уводя довольного взгляда со своей левой ладони, на которой ещë оставалось эфемерное ощущение мягких, словно плюшевый мишка, волос. Этот день обещает быть интересным.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты