Чертоги страха

Гет
R
В процессе
0
автор
Размер:
планируется Мини, написано 8 страниц, 3 части
Описание:
В лицее номер 350 произошло жестокое убийство одной из самых популярных девочек заведения. Она была импульсивна, была очень дерзкой и высокомерной, имела много друзей... и недоброжелателей. По просьбе полиции, занявшейся этим сложным делом, к расследованию присоединяется штатный психолог лицея, пришедший на работу только в этом году. Именно этому молодому человеку придётся раскатывать клубок из сложной системы взаимоотношений между школьниками...
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

День первый. Часть третья. Не везёт в любви? (Кода 1-го дня)

Настройки текста

***

— Точно не надо довести? — Точно. Я живу в доме напротив. С этими словами погрустневшая, до сегодняшнего дня буквально «светящаяся» от радости жизни Анастасия Сергеевна даже не посмотрев на провожающего её достаточно холодным, отстранённым и уставшим взглядом Михаила и направилась в сторону многоэтажного дома, где она жила. «Дурак. Просто дурак.» Почему люди игнорируют чувства? Казалось, варианты ответов очевидны. Либо они не желают отношений с конкретным человеком, либо боятся отношений в принципе. Второй вариант в случае с Михаилом отпадает. Как он может боятся того, чего не познал? — Да и при виде противоположного пола он не шугается же? — даже не заметив этого, Анастасия принялась рассуждать вслух, благо людей не было по пути. Решив прикупить чего-нибудь на вечер поужинать, девушка свернула в сторону супермаркета в пятнадцати метрах от её дома. Сугробы снега мерно хрустели под ногами, заставляя поднимать ноги выше. — Так… А насчёт первого варианта… — Он же говорил, что я ему симпатична… Хотя, с другой стороны, нельзя было не заметить, что это вовсе не показушное поведение. Любое внимание к нему он пресекал на корню, не давая к нему подобраться ближе. И так со всеми. Возможно, он как раз и боится если не отношений, то какой-то ответственности. Но если в этих отношениях он не главный, то… — Он боится, что кто-то будет за него ответственен? — мелькнула догадка в голове у Анастасии, когда она уже подошла к дверям работающего супермаркета. Внезапно, откуда ни возьмись, материализовался комар, и это в начале зимы-то! Отогнав от лица надоедливое насекомое ладонью, девушка вошла внутрь магазина. Восемь часов вечера, вторник. Час-пик для того жилого комплекса, где живёт Анастасия. Много людей… стук колёс тележек, механические звуки, доносящиеся со стороны касс и… атмосфера спокойствия? Того самого душевного спокойствия, которого так не хватало последние несколько дней. Лишние, абсолютно ненужные переживания без повода… как оказалось. Взяв небольшую ручную корзину для покупок, девушка прошла вглубь магазина.

***

Сама того не осознав, Анастасия засмотрелась на развешанные заранее, практически за месяц новогодние гирлянды. Источая миллионы оттенков цветового спектра, который только способен воспринимать человеческий глаз, они протянули к себе всё внимание… И совсем растворившись в своих мыслях, Анастасия приоткрыла рот от удивления за пол секунды до того, как столкнулась со стоящим к ней спиной человеком. — Ой, что же вы, аккуратнее… — раздался над ухом откуда-то знакомый тихий, вкрадчивый мужской бас. Потерев ладонью свободной руки лоб, скорее на рефлекса, чем от боли от удара, Анастасия подняла голову и увидела полицейскую фуражку и глаза, в мешках под которыми можно было бы вполне легко носить продукты домой. — А-а-а, — протянул молодой человек, — добрый вечер, Анастасия Игоревна. Это лицо… Овалообразное, аккуратное лицо, узкий подбородок, трёхдневная щетина, внимательные зелёные глаза, скулы, приковывающие к себе внимание и густые, ухоженные усы только дополняли образ доблестного советского милиционера, с которым ассоциировался Дмитрий Юрьевич, занявшийся со своим отделом вчерашним происшествием, по совместительству являющийся районным участковым. Говорят, Гай Юлий Цезарь мог одновременно создавать картины и писать мемуары? Что-ж, тогда Дмитрий Юрьевич — его ближайший родственник, поскольку только ему удавалось одновременно зевать, прикрывая рот одной рукой, разговаривать и убирать продукты в корзину. — Прошу прощения… — растерянно пробормотала Анастасия Игоревна, отходя чуть в сторону, к соседней полке с мучными изделиями. — Да ничего, это я тут зазевался, — мило улыбнулся «милиционер», как для себя его окрестила девушка, — совсем забыл, где стою. Как мебель. И короткий, тихий, заливистый смешок дошёл до её ушей. Смеяться так тихо, почти не меняя выражения лица мог, пожалуй, только он. Но от этого Анастасии Игоревне меньше не захотелось прыснуть в кулак. Заметив её покрасневшее от смеха лицо и взяв с верхней полки батон нарезного хлеба, мужчина спросил у неё вполоборота: — Что такое? — и снова эта улыбка. Улыбка уставшего человека. Не только физически, но и морально. — Да ничего, — успокоилась Анастасия и взяла со средней полки упаковку круассанов. — У меня что-то на лице? — он сделал взволнованный взгляд и почесал щёку, посмотрев на неё, пытаясь найти какую-то несуществующую грязь. Его достаточно позитивный склад личности нивелировался за счёт его чрезмерной расторопности и… осторожности? Стараясь не сказать чего-то лишнего, он предпочитает лишний раз отмолчаться и постараться понять, что с ним не так. Как же это похоже… — Да, мешки у вас под глазами, — не скрывая и тени улыбки, хитро прищурив глаза, ответила она, выходя вслед за ним в сторону кассы. — Ой… — махнув рукой и показательно цокнув языком, отозвался чуть впереди идущий милиционер. — Это мелочи. Режим давно уже сбит, так что остаётся плыть по течению. Пропустив Анастасию вперёд к кассе, он встал чуть позади и начал что-то искать на прикассовом стенде. Пробив нехитрый набор покупок из мучного, пусть многие и говорят, что от него толстеют и в общем набирают вес, девушке удавалось есть хлебá в достаточных количествах и не иметь по этой части проблем, так что небольшой пакет сладких пряников был оплачен с лёгкой руки. Пока она складывала в конце кассы покупки в кулёк, Дмитрий Юрьевич начал выкладывать на кассу из корзины свои продукты. Анастасии Игоревне вдруг стало интересно, чем же питается современный милиционер, и потому периферийным зрением начала всё фиксировать. В «авангарде», первыми были поставлены два пакета зернового кофе «Жокей», что неудивительно. Далее последовали два батона хлеба, полкилограмма помидоров «семеринок», полтора килограмма картофеля и пакет кефира. Нехитро, но и не очень ожидаемо. Хотя, глядя в его глаза, сразу и не скажешь, что кофе заправляет кефиром. Скорее, один сорт другим. — И, пожалуйста, — молодой человек пригляделся к полкам позади кассирши со сладостями, шоколадом и мармеладом, — «Россию», тёмный шоколад, одну. Кассирша кивнув, подала плитку шоколадки и озвучила цену. Быстро расплатившись, он собрал всё в кулёк, и подойдя к Анастасии Игоревне, кивнул на выход. Автоматические двери на выходе открылись, пуская в лицо поток холодного воздуха и не менее холодный и плотный поток снега. — Метель прям, — мотнув шеей, потуже затягивая шарф, выпалила Анастасия Игоревна, спрятав лицо под шарфом. Дмитрий Юрьевич вдруг запустил руку в свой пакет с покупками… — Вот, возьмите, пожалуйста, — он протянул девушке плитку тёмного шоколада, слегка наклонив голову, — в такую погоду надо только сладкое и есть. На пару секунд застыв на месте и посмотрев на шоколадку, потом на него, она тихо усмехнулась. — С-спасибо, — температура на улице резко упала к восьми часам вечера, потому уже даже ни пальто, ни шарф на лице не спасали. А шапку она и того… вовсе забыла надеть, заправив волосы под шарфик. А ему, кажется, было нормально. В одной милицейск… полицейской форме да в чёрных туфлях ему, казалось, более чем комфортно. — А то, знаете, как вкусно бывает, выпить чаю с подтаявшим шоколадом… вот и я не знаю. — схохмил Дмитрий Юрьевич, не дождавшись ответа и снова тихо рассмеялся. Не смотря на его весьма «плачевное» состояние, он всё равно пытался сохранять позитив, что не могло к нему не притягивать окружающих. — А вы сладкое не едите? — сделала вид, что удивилась Анастасия, хотя подозревала это. — Нет, не люблю. Разве что конфет когда-никогда каких шоколадных куплю… и то, особо не разбираюсь… так! Молодой человек! — он вдруг остановился на полуслове и обратился к кому-то чуть впереди них. В метрах десяти, у парковки какой-то парень стоял к ним вполоборота и согнувшись, пытался вытащить фару из чьей-то иномарки. Услышав голос, он бросил щипцы и бросился прочь, в сторону тёмных дворов. Сделав пару скорых шагов в сторону убегающего, он остановился и погрозил в воздухе кулаком: — Я тебя запомнил! И развернувшись, тут же снова к кому-то обратился. — Гражданин! — он обратился к мужчине лет тридцати, выходящего из магазина с полными пакетами в руках, и тот аж на секунду впал в ступор, замерев на месте. — Вам бы сигнализацию поставить, растащит же наша интеллигенция на экспонаты ваши фары! Мужчина подошёл к милиционеру, и о чём уж там спрашивал он, девушка не услышала. Впрочем, через полминуты он уже вернулся к ней. — Вот, видите, какие люди бывают… вы тут где-то живёте? — не меняя интонации, спросил Дмитрий у рядом идущей Анастасии. — Да, в доме напротив, — согласно улыбнувшись, кивнула она. — Вы, если что, звоните, вдруг какие проблемы будут, — выдохнул густой клуб пара молодой человек, останавливаясь около нужного подъезда, — а то сами понимаете… не мебелью я тут прописан. И снова этот смех. Не смотря на то, что он уже в который раз повторяет эту шутку, не улыбнуться она не могла. Что-то было в нём такого непосредственно позитивного и… надёжного? Впрочем, все в нём видели такового. И это, скорее всего, недалеко от истины. — Да, обязательно, — она серьёзно кивнула и начала доставать ключи от домофонной двери. — Вам помочь донести? — он почти развернулся уходить, но тут же остановился и спросил на всякий случай. Шумно выдохнув и смущённо улыбнувшись, девушка ответила: — Нет, спасибо, у нас лифт есть, — сказала она, открывая дверь. — Тогда… до свидания и спокойной ночи. — удовлетворённо кивнул Дмитрий Юрьевич и не пройдя и пяти метров, тут же скрылся в потоке ночной вьюги. — До свидания… — запоздало ответила вполголоса Анастасия Игоревна, подходя к лифту. Который, почему-то, не хотел работать. Для убедительности нажав ещё пару раз на кнопку вызова, она тяжело вздохнула, и перед тем, как начать подниматься, повертела в руках тёмную шоколадку, которую она всё ещё держала в свободной руке. И Анастасии почему-то не хотелось ему говорить, что она не любит тёмный шоколад.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты