Зимние Сказки

Слэш
PG-13
В процессе
7
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Мини, написано 14 страниц, 3 части
Описание:
Сборник АУшных сонгфиков по DMC, по большей части ДанВерги, но могут добавиться и другие пейринги. Инджой <3
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
7 Нравится 6 Отзывы 2 В сборник Скачать

Сказочная Тайга

Настройки текста
Примечания:
Агата Кристи — Сказочная Тайга. Обязательно послушайте песню, она шикарная: https://youtu.be/tbWqdcQIOfY
АУ, где все — люди, действие происходит в начале двадцатого века.
ПБ открыта))

Когда я на почте служил ямщиком Ко мне постучался косматый геолог И, глядя на карту на белой стене Он усмехнулся мне Он рассказал, как плачет тайга Без мужика она одинока Нету на почте у них ямщика Значит, нам туда дорога Значит, нам туда дорога Облака в небо спрятались Звезды пьяные смотрят вниз И в дебри сказочной тайги Падают они

      Солнце садилось за горизонт, окрашивая небо кровью, уже появились неяркие звезды и жирная половинка луны. Это небо не знало облаков — здесь из самого космоса задувало морозом. Лес уходил в бесконечность, с вековых лиственниц редко падали пласты снега, потревоженные белками. Это была ничем не нарушенная вечность.       Упряжка мчалась по практически бездорожью. То, что называлось здесь дорогой, утопало в болотах и зарастало лесами. Полуголодные собаки сильнее тянули упряжь, предвидя вечернюю кормежку. Тяжело нагруженные провизией нарты стрелой катились под гору, чуть на наезжая на лапы коренным псам. Каюр* стоя отдавал собакам команды — передовые лихо вписались в крутой поворот, объезжая болотину. За шарфом и очками не было видно его лица, руками в тяжелых крагах он держался за рейку. Ветер обдувал его тяжелую дубленую куртку, на поясе висел охотничий нож.       Становилось все темнее, и вдруг собаки понесли быстрее — заслышался вой волков. Звери внезапно выскочили из бурелома — заснеженные, голодные. Каюр выхватил из-за пазухи пистолет, дожидаясь нужного момента. Выехали на прямой участок пути, и вожак начал нагонять нарты. Погонщик одним метким выстрелом разнес его череп на куски. Но остальных волков это не испугало, они чуяли запах замерзшей еды из саней — хлеба, чая, рыбы и мяса.       Один из волков попытался в длинном прыжке долететь до человека, но был сражен выстрелом в пасть. На еще одном крутом повороте сани занесло и они чуть не вылетели в канаву. Поворот открыл каюру лучший обзор на стаю, и он уложил еще двоих, голосом продолжая подгонять собак.       Это была отличная цуговая** упряжка, лучшая из всех по эту сторону Елюенэ***. Человек сам подбирал лаек из лучших пометов, дрессировал их, учил голосовым командам и тренировал выносливость. Самым важным было обучить передовых время от времени оборачиваться, чтобы они могли развернуть упряжку, если человек свалится с нарт.       Выстрелы гремели в таежной тиши, как глас забытых богов, распугивая с деревьев редких птиц. В какой-то момент волков осталось всего двое. Один из них изловчился и схватил погонщика за штанину, стаскивая с саней. Пистолет выпал из рук, каюр свалился на землю и крикнул собакам остановиться.       Свободной ногой он пнул схватившего его волка в морду, выбивая клыки тяжелым сапогом и временно оглушая, что дало ему время встать на ноги. Он выхватил нож и бросился на второго волка. Зверь целился клыками ему в шею, но человек подставил руку в плотном рукаве и вонзил нож ему в глаз, пытаясь повалить на землю. У него это получилось, и вовремя — второй волк пытался застать его врасплох, прыгнув сзади. Но человек успел развернуться и схватил животное за нижнюю челюсть, вгоняя нож в горло по самую рукоятку и резким движением перерезая все, что только можно. Волк обмяк и упал, заливая кровью снег.       Каюр устало выдохнул и направился к стоявшей поодаль упряжке. Собаки приветствовали его радостным лаем. Он поднял с земли пистолет, положил его за пазуху и, достав оттуда же маленькую плоскую бутылочку, приспустил шарф с лица и жадно отхлебнул. По его густой бороде можно было сказать, что путешествовал он уже давно. Глубокие морщины голода, холода и усталости избороздили его обветренное лицо. Жидкость обожгла горло, он глубоко вздохнул, выдыхая пар в холодном воздухе, и снова поднял шарф на лицо. Вскочив на нарты, каюр крикнул собакам двигаться, и упряжка рванула с места.       Через час стало совсем темно, лишь тонкая красная полоска виднелась на горизонте, и вдруг вдалеке забрезжил огонек. Собаки с энтузиазмом и лаем побежали быстрее, погонщик нахмуренным взглядом вцепился в огонек.       Через пятнадцать минут быстрого бега упряжка вылетела из леса на берег озера. Оно уходило далеко к горизонту, и где-то там в темноте, на фоне последних лучей заката виднелись горы. На берегу стояла маленькая хижина, неотесанные бревна, крыша из щепы. Собаки остановились в десятке метров от нее, лаем приветствуя привал. Не успел погонщик спрыгнуть с саней, как из дома выскочил человек с ружьем наперевес:       — Стоять! — рявкнул он, — Не двигаться, ублюдок или сдохнешь! — он был без куртки, только в старом дырявом свитере, который болтался на его тощем теле как мешок. Его лицо густо заросло бородой, длинные белые волосы нечесаными клоками спадали на лицо. Из-под них блестели глубоко запавшие полубезумные глаза. — Я не отдам тебе мое золото!       Погонщик поднял руки в примирительном жесте и медленно, чтобы успокоить незнакомца, проговорил:       — Спокойно, мне не нужно твое золото.       — Тогда какого черта ты здесь забыл?!       Каюр снял с лица шарф и очки, откинул капюшон. Под ним оказалась такая же нечесаная белая шевелюра. Из-под нахмуренных бровей спокойно смотрели такие же голубые глаза.       — Узнаешь меня? Вергилий?       Хозяин хижины прищурился, рассматривая нежданного гостя в неярком свете из окна. Внезапно его лицо озарилось осознанием, и он тихо произнес:       — Данте?..       — Да, это я. Можно подойти?       Вергилий медленно опустил ружье и кивнул. Данте осторожно двинулся к нему. Подойдя, он остановился в паре шагов, рассматривая брата.       — Черт, это и правда ты... — как будто не веря, проговорил он, — Столько лет...       Вергилий смотрел на него в ответ, почти не моргая.       — Зайди в дом, ты скоро замерзнешь, — Данте видел, как брат дрожал на морозе. Вергилий будто вышел из транса и спросил:       — А ты?       — Сейчас, только покормлю собак.       Зайдя внутрь, Вергилий смотрел сквозь маленькое окошко, как брат кидает голодным лайкам мороженную рыбу. Псы ловили ее на лету и жадно грызли, периодически скалясь друг на друга.       Данте зашел в дом с огромными мешками в руках.       — Что это? — удивился Вергилий.       — Еда. Я понятия не имею, что ты тут ешь, поэтому привез всякого.       — Спасибо.       В хижине было мало мебели — стол и стул у окна, узкая кровать в углу и прикроватная тумбочка с лежащей на ней книжкой. Два окна с видами на дорогу и на озеро. От маленькой печки в центре помещения исходил жар. Данте скинул краги и протянул к ней руки.       — Какой же там холод. Давно я так не мерз.       — В городе должно быть тепло,— мечтательно обронил Вергилий.       — Скучаешь? — на это брат не ответил. Данте достал из куртки бутылочку и отхлебнув, протянул Вергилию, — Будешь? Это — единственная, которая не замерзла, специально ее грел.       Тот осторожно взял фляжку и приложился к ней губами. Вкус оставил его ошеломленным — как всегда Данте пил только лучший алкоголь. Одного глотка Вергилию хватило, чтобы закружилась голова — он не пил уже много лет. Он вернул фляжку брату и сел.       Данте закончил греться, повесил промерзшую куртку на крючок у двери и стал класть на стол провизию из мешков. Скоро на сковородке жарился жирный кусок замороженного мяса, который Вергилий пожирал одними глазами. Туда же отправился греться хлеб, и скромный ужин был готов. Данте поставил сковородку на стол и застыл в недоумении. Вергилий понял, что ему нужно и произнес:       — Извини, второго стула нет, я не ждал гостей. Можешь сесть на тумбочку.       Данте подошел к кровати, взял с тумбочки книгу и вслух прочитал название:       — "Время не ждет"****. Это что, советы о том как везде успеть?       Вергилий усмехнулся:       — Нет, это про таких же как я.       Данте непонимающе взглянул на него.       — Про тех кто хочет большего.       — Понятно... — пробормотал Данте. Его брат всегда отличался особенно завышенными амбициями и огромной, даже чрезмерной мотивацией. Ему всегда нужно было гнаться за великими свершениями, и вот он больше десяти лет назад, не сказав ни слова, исчез в тайгу добывать золото. В оставленном письме он объяснил это тем, что они наконец вылезут из бедности и начнут жить, не беспокоясь ни о чем. Данте не особо верил во всю эту чушь, но что-то делать было уже поздно. Несколько лет он провел, пытаясь смириться с тем, что брат по сути бросил его в полном одиночестве, а оставшееся время колесил по тайге, пытаясь напасть на его след. И вот поиски увенчались успехом.       Мясо разрезали пополам, ели вилкой по очереди — она была всего одна. Вергилий ел мало — за долгие годы питания рыбой и скудной дичью он привык обходиться малым и по опыту знал, что если после долгой голодовки наесться до отвала, то станет плохо. За все время ужина никто не сказал ни слова. После еды Данте довольно потянулся и спросил:       — У тебя есть, в чем вскипятить воду? А то чаю хочется.       Нашлась старая пыльная кастрюлька. Данте вышел с ней на улицу, плотно утрамбовал внутрь нее снег и поставил на печку. Братья завороженно смотрели как он тает, сначала превращаясь в холодную кашу, потом оседает и становится водой. Снег в северных горах чистый, без пыли, присущей городскому снегу. Вода от него осталась такая же чистая, без осадка. Было тихо, только потрескивали дрова в печке. Так они и сидели молча, пока Данте не заговорил:       — Ты знаешь, а я ведь целое расследование провел, пока тебя искал. Где я только не был... Я все продал ради этого путешествия. Вот это, — он кивнул на мешки с едой, — Куплено на последние деньги. Я даже охотиться научился, черт возьми. Всю жизнь думал что это развлечение богатых, а тут выживать пришлось.       — Ты мог бы этого не делать, — тихо проговорил Вергилий. Данте посмотрел на него, как на сумасшедшего.       — Ты сейчас шутишь, да? Ты — единственный кто у меня остался, и даже ты свинтил! Ты предпочел вот это, — Данте обвел рукой жалкий интерьер хижины, — Моей конторе. Может там не лучший порядок, но там хотя бы есть центральное отопление, черт возьми! Я не пойму, может дело во мне? — его голос стал тише, а плечи опустились. Вергилий внимательно слушал, смотря на огонь керосиновой лампы у печи, — Все исчезли. Сначала отец свалил, потом маму... — Данте запнулся, решив не продолжать. — Теперь ты, — он посмотрел прямо на Вергилия, и в его голосе чувствовалась боль, — Я тебе не нужен, да? Ты мог бы просто сказать...       Вергилий посмотрел на него в ответ.       — Мне казалось, я ясно написал, почему ухожу.       — Брехня все это! Где это твое золото? Ты сидишь в этой хибаре, как рак-отшельник, ешь непонятно что, спишь непонятно на чем, и никому ты не нужен! Кроме меня разумеется... Ради чего ты все это затеял, а? Покажи мне!       Вергилий сощурился и едко произнес:       — Хорошо, покажу, — он встал со стула и направился к кровати. Кое-как у него получилось отодвинуть ее от стены. Он поднял с пола доски, под которыми открылся темный подвал. — Иди за мной, — взяв керосинку, он спрыгнул вниз и нагнувшись ушел под пол. Данте в недоумении последовал за ним.       Подвал был низкий, пыльный и холодный. Повсюду лежали мешки, кирки, лопаты, тачка, и что удивительно, несколько аквалангов. У дальней стенки стояли бочки, вонявшие керосином. Вергилий отодвинул одну из них — между бочками лежал среднего размера мешок из хорошей плотной ткани. Вергилий развязал его и кивнул головой, приглашая Данте подойти. Тот так и сделал. В неясном свете керосиновой лампы из мешка выглядывали самородки. Они слепили глаза и озаряли грязный подвал как солнце.       — Я нашел его, нашел... — прошептал Вергилий. Данте не мог оторвать глаз от золота:       — Как?..       — Озеро. Оно все было на дне озера. И там есть еще, но у меня закончился воздух в аквалангах.       — Ты сумасшедший... Ты нырял в эту ледяную воду?..       — Сначала надо было привыкнуть, потом стало легче. Это все собрано не за один год. Каждое лето я дожидался самых теплых времен и нырял.       Данте в тихом шоке смотрел на невероятное богатство, лежавшее перед ним.       — И как давно закончился воздух? — брат молчал, — Вергилий?       Тот опустил голову и тихо обронил:       — Шесть... лет назад...       Данте закрыл лицо рукой:       — Боже... — он глубоко вздохнул, — Почему ты не уехал?       Вергилий грустно усмехнулся:       — На чем? Собак уже давно нет, в какой-то момент мне стало нечем их кормить, и... по одной они пошли в расход. Из их шкур я сделал матрас и одеяло. Так что, сплю я не на неизвестно чем.       Они молчали какое то время. Потом Данте вздохнул:       — Пошли наверх, здесь холодно, — они поднялись в дом, к забытой кипящей кастрюле. Данте выудил из большого мешка мешочек поменьше и высыпал из него немного чая в кастрюлю. Они по очереди пили горячий чай из помятой металлической кружки, обжигая пальцы и губы. После нескольких кружек Вергилий сказал, что ему хватит, и Данте добавил в кружку виски из фляжки.       — Ты знаешь, тут такие красивые звезды, — сказал он допив, — В городе их почти не видно, а тут они... яркие!       Вергилий улыбнулся:       — Да, это правда. Иногда бывает и северное сияние.       — Один раз его видел. Дух захватывает... Пойдем на улицу — посмотрим на звезды? Как в старые добрые...       Вергилий согласился.       Они оделись и вышли на улицу. Собаки спали в снегу, обогреваемые толстой шерстью. Было тихо, не было даже ветра. На иссиня-черном небе сияли яркие северные звезды, здесь не было городов, и их огни не мешали небу светиться. Полярная звезда мерцала почти прямо над головой. Они стояли и смотрели на нее.       — Завтра же мы уедем, — произнес Данте, — Ты, я и этот чертов мешок.       — А собаки потянут?       — Справятся, я сам их тренировал.       Вергилий с удивлением посмотрел на брата:       — Ты и собаки? Это что-то новое...       — А что? В академии нас учили с ними работать. Просто когда я ушел в частную практику, надобность отпала. А тут подвернулся случай.       — Ты проделал весь этот путь из-за меня. Мне даже… неловко как-то.       — И правильно, — беззлобно усмехнулся Данте, — Сказал бы мне сразу и мы бы вместе поехали и вместе ныряли бы в это дурацкое озеро, — его тон посерьезнел, — Почему ты мне не доверяешь?       — Я доверяю, но...       — Но хочешь делать все сам потому что ты круче всех?       — Нет, потому, что... я... Если я не буду полагаться только на себя, значит я слабый...       — Нихрена ты не слабый, — перебил его Данте, — Ты забрался в эти дебри, выжил тут, откопал золота на кучу миллионов, и даже не сошел с ума, если это не сила духа, то я не знаю что тогда! — он перевел дыхание и продолжил, — Но вдвоем мы были бы еще сильнее. В этом и смысл работы в команде — мы дополняем друг друга. Поэтому, пожалуйста, — он посмотрел брату в глаза, — Если ты задумаешь еще одну безумную авантюру, то дай мне знать. Я тебя точно никогда не предам.       Вергилий долго смотрел на него, потом, прикрыв глаза, кивнул. На лице Данте расцвела счастливая улыбка, и глядя на него, улыбнулся и Вергилий. Они стояли рядом с маленькой хижиной, затерянной на далеком севере, и смотрели на звезды. Одни против суровой природы, против всего мира. И больше ничто не могло помешать им достигнуть желаемого.
Примечания:
Каюр* — погонщик собачьей упряжки.
Цуговая** — упряжка, в которой собаки бегут по двое друг за другом.
Елюенэ*** — старое название реки Лены.
"Время не ждет"**** — роман Джека Лондона о клондайкском золотоискателе.

Не серчайте, у автора Джек Лондон головного мозга. Ну люблю я всю эту северную тематику. Почему вместо Аляски/Канады здесь россиянская тайга? Потому, что дополнительно вдохновение черпалось из концовки “Богатства” Валентина Пикуля. Знаю, Пикуль — не лучший пример для подражания, но “Богатство” — его наименее привязанная к историческим событиям книга, поэтому там было меньше шансов изменить факты в угоду фантазии. Почему именно такая АУ? Потому что по самому Джеку Лондону бесполезно писать фанфики — его произведения и так идеальны. Поэтому вот так и изворачиваюсь. О, господи, если я продолжу в том же темпе то скоро сама стану похожа на косматого геолога... Всем писс ✌️
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты