Фиалка +31

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Футбол

Основные персонажи:
Марио Гомес , Филипп Лам
Пэйринг:
Марио Гомес/Филипп Лам
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, ER (Established Relationship)
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Филипп не понимает, как умудрился купить билет до Флоренции за пару часов до вылета. В мыслях варится манная каша, а перед глазами стоит образ человека, ради которого стоит совершать безумства. Обязательно стоит.

Посвящение:
Всем, кто прочтет.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
"Эх, Марио, ну какого черта ты свалил?" - задавалась я вопросом весь июль. Вот это все и вылилось в этот фик.
12 августа 2013, 13:59
Филипп не знает, что делает. Впервые в жизни он не в состоянии отвечать за свои поступки. Его здравый смысл в Мюнхене, а остатки ума уже направлялись в сторону загадочной Италии.
В сборах выдался неожиданный перерыв, слова Гвардиолы прозвучали, как гром среди ясного неба. Выходной наступил так не по-немецки внезапно.
Филипп не знает, что делает. А еще Филипп не помнит, когда последний раз в жизни совершал мало-мальски сумасшедший поступок. Двадцать девять лет, пора бы начинать.
Лам не понимает, как умудрился купить билет до Флоренции за пару часов до вылета. В мыслях варится манная каша, а перед глазами стоит образ человека, ради которого стоит совершать безумства. Обязательно стоит.
Филиппу кажется, что рейс задерживают, слишком долго не объявляют регистрацию. А еще Лам чувствует себя сумасшедшим, когда видит у соседней багажной стойки Бастиана. Швайнштайгер замечает Филиппа и понимающе ему улыбается. Филу кажется, что он слышит мысли Басти. "У тебя Флоренция, у меня Лондон". Сразу становится легче от осознания того, что не один он такой, влюбленный идиот.

Во время полета на мгновение Лам успокаивается, но мысли снова без очереди лезут в его голову. Марио может быть не один, Марио может выставить его, Марио банально может не быть дома. Причины тысячи раз пожалеть о сделанном множатся в геометрической прогрессии.
Филипп не пожалеет. Только за то, чтобы увидеть любимого после месяца разлуки, он готов отдать многое, если не все.

В чужой стране Лам поначалу теряется, большой аэропорт давит на него незнакомым языком, большим количеством людей... Найдя стоянку такси, Филипп ловит первую попавшуюся машину и сует водителю бумажку с заученным наизусть адресом.
"Если тебя случайно занесет сюда, заезжай".
Занесло же.
Пока таксист везет Лама до места назначения, в парне невесть откуда просыпаются километры ненависти к этому городу. Злиться не на кого, Гомес сам принял решение сменить клуб. Филипп рассматривает из окна вычурные флорентийские здания и раздраженно сжимает кулаки. Лам видит старинные статуи античных времен и думает лишь о том, что ни одна из них не сравнится по красоте с Марио.
Водитель что-то тараторит на итальянском, футболист не может разобрать ни слова и не хочет ничего понимать. Вечер стремительно опускается на город, на часах высвечивается значение 21:30. Марио запросто может куда-нибудь пойти, он не любитель домашних посиделок в одиночестве.
- Мы на месте, - на ломаном английском произносит таксист. Лам быстро расплачивается и оглядывает дом, к которому его привезли. Не вычурный, но статный, не яркий, но заметный. Найти нужную квартиру не так уж сложно.
Перед дверью Филипп останавливается и задумывается на мгновение. Нет обратного пути, разум остался в Мюнхене. Месяц между ними были громадные расстояния, сейчас между ними всего лишь тоненькая входная дверь. "Нет обратного пути,"- думает Филипп и с силой сжимает звонок. В квартире слышится шум, и значит, Фил приехал не зря.

Они молча сверлят глазами друг друга, не решаясь что-либо делать. Один не верит такому неожиданному сюрпризу, а другой осознать не может, что наконец достиг цели, пройдя долгий путь.
- Фил, - выдыхает Гомес то ли вопрос, то ли утверждение.
А Лам понимает, что уже потерял кучу драгоценного времени.

Филипп тянется за поцелуем, и Марио тут же подхватывает его, разницу в росте никто не отменял. Громко хлопает входная дверь, и теперь им нечего стесняться.
Мысли в голове Лама смешиваются в странный коктейль. Он целует своего Марио, пока не начинают болеть губы, пока не кончается в легких воздух. Слишком болезненным было расставание, слишком короткой будет встреча.От каждого прикосновения по телам проходят разряды тока.
- Скажи, что мне это не приснилось, не привиделось,- тихо бредит Марио.
Филипп обвивает руками шею Гомеса и шепчет в губы:
- Не приснилось, я с тобой.

Целовать сильнее, судорожно избавляться от одежды, руками водить по любимому телу, прижиматься теснее, задыхаться от близости. Слишком много желания, слишком мало самообладания. Сначала терпеть боль, а потом медленно растягивать удовольствие, лихорадочно сминая простыни.
Сегодня можно не сдерживаться.


Остатками разума Филипп понимает, что есть эмоции столь же сильные, как и радость победы в Лиге Чемпионов.

- Я уже говорил, что тысячу раз пожалел о своем уходе? - шепчет Марио, крепко прижимая к себе уставшего Фила. А Лам молчит, носом утыкаясь в шею Гомеса, и наслаждается моментом. Завтра его ждет самолет, который вернет его в Мюнхен, а его любовь останется здесь, в Италии. Прямо сейчас - вот, весь его, такой теплый, нежный и родной Марио. А еще в его объятиях усталость как рукой снимает. И треклятая бессонница, забиравшая у Филиппа все силы последнюю неделю, больше не мучает. Просто стесняется мучить.

- Неправильно все это, - через силу выдавливал из себя Филипп, аппетитно уплетая традиционный итальянский завтрак,- ты только что пришел в новый клуб, а уже нарушаешь режим.
Из-за Лама Гомес прогулял утреннюю тренировку Фиорентины.
- Фил, успокойся, Флоренция - это тебе не Мюнхен, санкции тут не такие строгие. Тем более, у меня такая серьезная причина, ради меня, кстати, тоже нарушил режим.
- Но все же...
Заткнуть рот Лама поцелуем было лучшим решением.
- Никчемный из меня хозяин вышел, я же тебя прямо с порога в спальню потащил...
- Если бы ты потащил меня в другое место, я не знаю, чтобы я с тобой сделал.

Расставание вышло хоть и горьким, но с привкусом апельсинового джема на губах. Перед регистрацией на рейс Флоренция - Мюнхен одна из кабинок мужского туалета лицезрела самый страстный поцелуй в жизни Филиппа.
- Никак не могу привыкнуть, что ты теперь не с нами.
- Скоро в сборной увидимся, не переживай.
- Я люблю тебя, Марио.
- Я тебя тоже. И передай Пепу, что если он использует тебя в полузащите, то он полный придурок.

Снова начинается отсчет дней до встречи в сборной, снова жуткая скука поглощает всего баварца.
Но Фил старается не унывать, ведь Гомесу не нравятся унылые люди.
А с некоторых пор в квартире Лама на одном из подоконников ютится горделивая фиалка, такая же прекрасная, как и новоиспеченный житель Флоренции.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.