Shards of Past Glory

Слэш
NC-17
Завершён
115
автор
Размер:
176 страниц, 22 части
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
115 Нравится 130 Отзывы 28 В сборник Скачать

ГЛАВА 6

Настройки текста
      "Невероятно! – Думал Твик, еле поспевая за идущим впереди Крэйгом. – Я и представить не мог, что за Стеной столько людей, живых!"       – Эй, не отставай! – Обернувшись, крикнул Такер озирающемуся по сторонам парню, который то и дело спотыкался на ровном месте или врезался в проходящих мимо.       Снаружи дышалось непривычно, воздух был как будто подогретый и тяжёлый, глаза слезились от ультрафиолета и крупной пыли, в горле пересыхало, постоянно хотелось пить. Они шли по довольно оживленной улице, наверное, что-то вроде главного проспекта, по обе стороны маленькие однотипные домики, укрепленные со всех сторон обшивкой из металлических пластин, колючей проволокой и ловушками на дорожках ко входу, на крышах практически всех домов были зафиксированы солнечные батареи, пожалуй, основные источники энергии.       Между домов была дорога, изрытая и покрытая огромными трещинами, остатки старого асфальта, который был свидетелем жизни людей прошлого. На улице было довольно оживленно, люди в непривычной для жителя Сектора одежде, яркие и разные, ходили в абсолютно вольном ритме, никаких ограничений и указателей, при этом они свободно проявляли эмоции: громко говорили, смеялись, прикасались друг к другу, улыбались идущим парням. Две девушки, хихикая, облепили Крэйга с обеих сторон, но тот, одарив их холодным взглядом, невозмутимо прошёл мимо. Девушки разочарованно-мечтательно выдохнули и куда-то убежали. Твик, будучи сторонним наблюдателем этой маленькой сцены, впитывал происходящее, стараясь не упустить ни одной детали.       Среди жителей были и подобные Трише, с абсолютно разными мутациями – цвет и структура волос и кожи, строение тела, животные элементы, например, хвосты, ушки, рога и прочее. И все они совершенно спокойно чувствовали себя среди обычных людей.       Крэйг рассказал ему, что за пределами Сектора есть четыре поселения, которые названы по сторонам света, этот район, например, называется Южный Парк, соответственно, есть ещё Северный, Западный и Восточный Парки. Почему именно Парки, никто не знает. Население каждого района около пяти тысяч человек, гораздо больше, чем думал Твик. Люди в основном живут за счёт охоты на мутировавшую дичь, примитивной торговли (самый ходовой товар, который может заменить и валюту, это антирадин), починку старой электроники. Дети посещают подобие школы, где получают элементарные знания и навыки выживания. Есть что-то вроде музея, где местные с какой-то фанатичной бережностью хранят предметы культуры людей прошлого: картины, скульптуры, музыкальные партитуры, уцелевшие инструменты, диски, касеты, плееры, книги, драгоценности и много-много всего. Сам Твик всего этого ещё не видел, знал только по рассказам Крэйга.       Уже неделю он жил здесь, за Стеной, сегодня Твику впервые было позволено выйти наружу, так как его состояние относительно стабилизировалось. Все это время за ним приглядывал Крэйг, дважды – на второй день и ещё через три дня – к нему заходила его мама, миссис Такер, высокая светловолосая женщина с цепкими светло-карими глазами, от неё всегда пахло медикаментами, спиртом и бинтами. Она была одним из местных лекарей-разработчиков, которые оберегали здоровье местных жителей от самой главной заразы – радиации. Твик заметил, что оба раза Лаура одаривала сына, присутствие которого при пациенте было негласной константой, красноречивыми взглядами, на что парень, хмурясь, показывал ей средний палец, а женщина, понимающе усмехаясь, отвечала тем же.        Миссис Такер в первый раз прослушивала лёгкие Твика каким-то странным прибором, который она вставляла в уши, а прохладным наконечником водила по груди и спине парня, потом измерила давление, все той же штуковиной, но теперь с жёстким рукавом, который надевался на руку, резиновым шариком и маленьким циферблатом. Нажатием на шарик в рукав подавался воздух, и тот расширялся, больно сжимая руку Твика, который даже вскрикнул от неожиданности.       – Прости, дорогой, по-другому – никак, – ободряюще улыбнулась Лаура, – приходится работать "по-старинке". Так, давление в норме.       Затем женщина взяла из вены кровь на анализ, достала из аптечки какую-то чёрную полоску, передала её Крэйгу и, попрощавшись, вышла из комнаты.       – Вернётся только через пару дней, – пробормотал Такер, вертя в руках чёрную полоску с экранчиком, – у них в лаборатории ебанутый график. Протяни руку, – попросил он Твика, который тут же выполнил просьбу. Крэйг ловко застегнул браслет на тонком запястье. – Вот, носи не снимая, он будет показывать уровень радиации в организме. Антидот тебе сразу же вкололи, но и это не панацея.       Твик с интересом рассматривал браслет, провел пальцами по черному экрану, на котором в ответ высветились мелкие циферки. Парень заметил, что у Крэйга на руке такой же, и у миссис Такер, кажется, тоже он был.       Спустя пару дней Твик попросил своего Присматривателя¹, как он про себя назвал Крэйга, пригласить к нему Тришу, раз сам он не может покидать пределы комнаты.       – И зачем? – С нескрываемым подозрением спросил Такер.       – Хочу извиниться за грубость, – честно признался Твик, которому казалось, что он сквозь стены чувствует обиду девочки.       Крэйг глянул на него так, словно парень начал цитировать одну из Великих Догм.       – Да забей просто, – отрезал Такер. По его мнению это была сущая мелочь, которая не стоила внимания. Они с Тришей выросли в условиях постоянной борьбы буквально со всем миром, когда мозг уже концентрируется на действиях, даже фактически на животных инстинктах, а не на словах. Младшая наверняка уже и забыла, на тренировках она вела себя как обычно и каждый раз интересовалась состоянием Твика. – Знаешь, Триша хоть и воспринимает свою сущность болезненно, но она давно привыкла к ней, к тому же она не одна такая. Её обидки – не больше чем показушные подростковые капризы.       – Но...       – Серьёзно, Твик, просто забудь, – твёрдо заверил Крэйг. Он вытащил из кармана небольшой прямоугольный экран и глянул в него. Кажется, это было устройство связи. – Мне пора уходить. Будь паинькой, ладненько?       "Паинькой? – Подумал Твик, когда Такер вышел из комнаты. – Что это значит?"       Послышались спускающиеся по лестнице шаги, потом голос Крэйга, который что-то коротко обсудил с Тришей, и звук хлопнувшей входной двери. Твик с какой-то внезапной решимостью приготовился разобраться со своей просьбой сам. Он с трудом выкарабкался из-под одеяла, организм ещё был слаб, ноги еле держали, пострадавшее ребро напомнило о себе, синяки от побоев болезненно ныли. Твик медленно, морщась от неприятных ощущений по всему телу, вышел из комнаты в тот момент, когда Триша поднималась по лестнице на второй этаж.       – Ты чего? Тебе ещё нельзя вставать! – Воскликнула девочка, подходя к больному.       – Я хотел с тобой поговорить, – пробормотал Твик, хватаясь рукой за кружащуюся голову.       – Дурак, мог бы просто крикнуть, – с укором рыкнула Триша и, придерживая парня, отвела его обратно в комнату. – Так, и о чем ты хотел поговорить? – Спросила она, забравшись прямо на кровать и усевшись по-турецки напротив Твика.       – Ты извини меня за те слова, я не хотел тебя обидеть, просто удивился, – пробормотал парень, комкая угол одеяла.       Младшая Такер непонимающе моргнула, она и правда уже забыла, а затем смешливо фыркнула.       – А Крэйг прав, ты точно странный до жути, – Триша улыбнулась, обнажив острые клычки. – Всё нормально, здесь этим никого не удивишь. Только вы, городские, шарахаетесь, как полные придурки.       – Глаза... у тебя... в смысле, красивые, – нескладно, но искренне произнес Твик, рассматривая девочку.       – Да брось ты, – усмехнулась Триша, в этот момент она поразительно была похожа на старшего брата. – Слушай, я знаю, что ты плохо спишь, всю ночь ворочаешься, как кротокрыс² в своей норе. Я могу читать тебе сказки или петь колыбельные перед сном, а то ты слишком беспокойный.       – Спасибо, – пробормотал Твик, думая, что же такое "колыбельные". Он и правда страдал от бессонницы, ещё живя в пределах Великой Стены, психолог просто прописывал снотворные препараты, а Бебе убеждала его отказаться от кофе, хотя бы уменьшить его количество. Парень тяжело вздохнул. Бебе, как же так...       В общем, так Твик и подружился с Тришей, в тот же вечер он познакомился с мистером Томасом Такером, невероятно высокий мужчина, с рыжими волосами, цвета апельсинов, которыми в детстве Твика угощал водитель утилизатора. Оказалось, пока он жил в Секторе, его волосы были темными, а здесь под влиянием радиации изменили структуру и цвет. Мистер Такер был главой местного общества и руководителем Сопротивления, как понял Твик из его разговоров с Крэйгом, они готовятся открыто выступить против Единого Государства и разрушить стену. Но пока что Твик не мог понять их мотивацию, кроме пары слов о "губительной политике" и "полной аннигиляции неугодных", но у него ещё будет возможность расспросить их.       И вот после 168 часов заточения в компактном доме Такеров Крэйг вытащил наружу Твика, который уже весь извелся от неизвестности. Причина была на самом деле уважительная: Лаура заявила, что Твику нужно сделать рентген грудной клетки, и, так как рентгеновскую установку в дом не притащить, она попросила сына привести пациента в местный госпиталь, который по совместительству был ещё и лабораторией по разработке препаратов, направленных на борьбу с радиационными мутациями.       – Вот и все, дорогой, – объявила миссис Такер, входя в подобие медицинской палаты со снимком в руках. – Так, посмотрим... Да, ребро срастается хорошо, паталогий нет. Поздравляю, Твик.       – Спасибо, миссис Такер, – пробормотал Твик. – Я и подумать не мог, что за Стеной настолько процветает жизнь, – простодушно выпалил он.       – Не процветает, – с печальной усмешкой отозвалась женщина, – мы пользуемся остатками благ людей прошлого. Понадобилось огромное количество времени, чтобы привести часть инструментов и приборов в рабочее состояние. Только несколько лет назад удалось восстановить электроснабжение, и то его хватает всего на несколько часов в сутки. Это великое достижение, что нам удалось создать препараты против радиации на основе оставленных людьми прошлого в криокапсулах разработок. Ну, мне пора возвращаться к работе, Крэйг тебе все расскажет и покажет. Милый, – Лаура обратилась к сыну, ласково пригладив пальцем его темную бровь, – пожалуйста, поменьше необдуманного риска, и приглядывай за Твиком.       – Я понял, ма, – ответил парень, попрощавшись, взял за локоть пациента и потащил его у выходу. – Не забывай следить за уровнем радиации в организме, мелкий, – напомнил Крэйг, кивнув на браслет на руке.       Твик обеспокоенно перевёл взгляд на маленький экранчик на запястье и слегка облегчённо выдохнул – уровень радиации в пределах нормы. Он вдруг вспомнил разговор, который состоялся у них с Такером буквально пару дней назад.       – Крэйг, а почему у тебя, у мистера и миссис Такер, теперь и у меня есть браслеты, показывающие уровень радиации в организме, а у Триши – нет? – Спросил тем вечером Твик у меняющего ему тугую повязку парня в приступе сильнейшего любопытства, в виду того, что пациента никуда из комнаты, кроме уборной, не выпускают, так ещё и закрывают на замок на ночь, поэтому новый внешний мир ему пока неизвестен, а вопросы копятся.       – Потому что она муторожденная, – ответил Крэйг, таким тоном, будто это всё объясняло.       – Муторожденная? И что это значит?       – Это значит, что эта мелкая зараза родилась с врожденным радиоактивным мутогеном, который делает организм устойчивым к воздействию радиации, – объяснил Такер, аккуратно фиксируя конец эластичного бинта и рассматривая бледную, почти прозрачную кожу спины Твика. Да, похоже синяки ещё долго будут сходить.       – Все, кто родился за Великой Стеной, такие? – Не услышав ответа, светловолосая голова повернулась вправо, заставив мышцы на шее и плечах натянуться. – Крэйг?       Залипающий на отметки родинок и проступающие под тонкой кожей венки и позвонки Такер тряхнул головой, прогоняя наваждение. Да что это с ним, блять? Не хватало ещё и это объяснять Твику, хорошо, что тот сидит спиной к нему.       – Нет, далеко не все, это единичные случаи, – подозрительно низким голосом начал Такер, пришлось прокашляться, чтобы избавиться от вяжущего чувства в горле.       – Ты не заболел? – Обеспокоенно спросил Твик, на что Крэйгу захотелось отвесить подзатыльник этому простодушному пацану за его непрозорливость.       – Нет, блин, – буркнул он и кинул во временного подопечного одну из своих футболок. – Так вот, иногда рождаются люди, с физическими особенностями, как Триша, как младшая сестра Кенни, ты её ещё увидишь, у них это врождённое, так проявляется иммунитет к радиационному вирусу, который мы называем "клещ".       – "Клещ"? Что это? – Задушенно спросил Твик, застряв в недрах футболки Крэйга, которая была ему велика. Такер, усмехнувшись, дёрнул за край вещи, и растрепанная голова наконец показалась из горлышка футболки.       – Это мутация, которая практически мгновенно поражает ко всем хуям нервную систему. Зараженный человек не умирает, но теряет разум,– Крэйг удрученно замолчал. – Я сам видел, как это происходит, кошмарное зрелище. Мы называем их потерянными, они становятся крайне агрессивны по отношению к любым живым существам, кроме себе подобных. Большинство людей за Стеной рождаются обычными, без мутогена, и они все потенциальные жертвы "клеща". Лет до десяти человека поддерживают с помощью антирадина, а потом ему вводят антидот, универсальная вакцина, которая вырабатывает иммунитет против "клеща", но и она не всегда срабатывает, были и такие случаи. Главная проблема в том, что на данный момент не известен способ излечить потерянных, хотя мы пытались: периодически отлавливали их, исследовательская группа тестирует разработки на мутировавших крысах, если результат положительный, то есть мутация уходит, препарат вводят зараженному, – парень тяжело выдохнул, сжимая кулаки. – Никто не излечился, они либо становились ещё более агрессивны, несколько раз такие испытания заканчивались жертвами среди штаба исследователей, либо их организмы не справлялись с дозой, и мутанты умирали.       – Звучит ужасно, – прошептал Твик, обхватив себя руками, чтобы сдержать бегающие по телу ледяные мурашки. – Неужели нет шансов их спасти?       – Исследователи работают над этим, – ответил Крэйг. – Но даже мы, те, кому ввели антидот, не можем быть в безопасности, сраный "Клещ" мутирует, и самое стремное в нем то, что он абсолютно непредсказуем, невозможно предугадать, когда и у кого он проявится. Мы вынуждены всегда при себе иметь запас антирадина. Такая вот охуенная жизнь, Твик, как говорил знаменитый учёный людей прошлого Чарльз Дарвин: выживет сильнейший, это сейчас и происходит.       "Неужели об этом не известно Единому Государству? У него же вполне достаточно ресурсов и технологий, чтобы обеспечить достойную жизнь людям за Стеной и спасти заражённых! – Думал тогда Твик, когда Крэйг уже оставил его одного. – Что-то здесь не так. Эх, жаль, что Кайл и Стэн всего этого не знают, они бы точно офигели", – на этой мысли Твик и провалился в сон той ночью.       – Эй, о чем так задумался? – Из воспоминаний его вернул голос Крэйга.       – Знаешь, я не могу понять, почему твоя семья так хорошо ко мне относится, они так просто приняли меня, и даже вопросов не задают, – озвучил часть своих мыслей Твик.       – Они просто знают тебя, – ответил Такер.       – Что? В каком смысле?       – Я же рассказал им, кто спас меня, – коротко объяснил Крэйг. Не признается же он, что семь лет пичкал семью рассказами о нем, наверняка уже родители и сестра воспринимают этого необычного белобрысого парнишку, как члена семьи. – Поэтому они, можно сказать, выражают свою признательность.       Странно, думал Твик, своим родителям он не особо и был нужен, просто дополнительные руки в их заведении, а здесь, люди, у которых он на глазах всего-то неделю, относятся к нему лучше, чем те, кто сдал свои биоматериалы на его создание.       Вообще у семьи Такеров были довольно странные, на взгляд Твика, отношения, например, они задавали друг другу этот самый вопрос, который выбивали из Твика с ранних лет: "Как дела?", а ещё "Как прошёл день?" и разные их вариации. Они так же проявляли тактильный контакт: рукопожатия, хлопки по плечам, объятия и прочее. Показательным моментом стал ужин третьего дня, где присутствовала вся семья, пригласили спуститься и Твика, который уже вполне сносно себя чувствовал. Кто бы знал, что "семейный ужин" это какой-то целый ритуал. В маленькой кухне везде горели свечи, так как лимит электричества уже был исчерпан на тот день, это создавало атмосферу уюта и единения. Довольно шумные и громкоголосые Такеры переговаривались вполголоса, Лаура передавала всем еду, причём она соблюдала какой-то определённый алгоритм: первым блюдо получал Твик, как гость семьи, вторым – Томас, как самый старший, далее Крэйг и Триша, последней брала себе порцию мать семейства. Ко всем женщина обращалась режущими слух Твика ласковыми эпитетами – "дорогой", "милый" и прочее. Мистер Такер интересовался у жены ходом исследований, у Триши – успехами в учёбе и боевой подготовке, у Крэйга – новостями и достижениями младшего отряда Сопротивления, у Твика спрашивал про здоровье, осторожно избегая тему его прежней жизни. Эти люди, казалось, были одним целым, гармоничным и полным, и им для этого не нужно было соблюдать расписание, следовать Великим Догмам и чтить Кормильца, они делились эмоциями и энергией и выглядели в тот вечер счастливей, чем любой житель Единого Государства. Твика настолько заворожило происходящее, что он жадно наблюдал за этими людьми, вместо того, чтобы есть, совершенно не замечая обеспокоенных взглядов Крэйга, а дополняла эту удивительную атмосферу вылетающая из подключённых к старому побитому ноутбуку помятых облезлых колонок незамысловатая лёгкая песня, которая была посвящена солнцу³. Так странно, подумал тогда Твик, зачем писать целую песню о чем-то настолько тривиальном, как восход солнца.       – Да я же ничего такого не сделал, просто перевязал твою рану, – вернувшись из воспоминаний, смущённо отозвался Твик, нервно дёрнув прядь у лица.       – Нет, не просто, – Такер загадочно улыбнулся. – Ты показал, что ты отличаешься от людей, выращенных Единым Государством, это дало надежду всем нам. Для тех, кто знает эту историю, ты... ну что-то вроде героя, – тихо закончил парень, отводя взгляд.       – Правда? Быть не может! – Твик действительно был поражён до глубины сознания. Это же такая ответственность! И такой стресс!       – Только не зазнавайся, герой, – Крэйг, усмехнувшись, мягко взлохматил его и без того растрепанные патлы.       – Да что ты, я бы никогда..., – горячо начал убеждения Твик, активно жестикулируя, но его прервал мягкий смешок Такера.       – Да, успокойся ты, я же пошутил, – парень смотрел на Твика с какой-то неизвестной ему эмоций, но ореховые глаза стали как будто ярче. – Эй, Твик, не меняйся, ладно?       "О чём это он?" – думал парень, крепко держась за руку ведущего его сквозь толпу Крэйга. Он уже изменился, давно, семь лет назад он свернул с праведного пути идеологически чистого человека. Жалел ли Твик об этом? Он и сам ещё не понял.       Такер провел своего спутника через особо оживленное место, похоже, это центр района, здесь было что-то вроде торговой точки, в длинном строении находились несколько лавочек, как говорили местные,       – Твик, подожди меня здесь, – проговорил Крэйг, остановив парня у стены. – Я быстро. Просто слухи тут быстро разлетаются, не хочу, чтобы тебя грузили расспросами. Ни с кем не говори, ни с кем никуда не ходи.       – Хорошо, Крэйг, – понимающе отозвался Твик.       Оставшись в одиночестве, он стал наблюдать за происходящим, здесь были и уличные музыканты, и крикливые торговцы, и местные фокусники (Твик понятия не имеет, что существуют мошенники). Такие ловкие ребята, крутят шарик в трех стаканчиках, и никто не может угадать, где же этот шарик скрыт. Вдруг один из игроков схватил фокусника за грудки, и со всей силы двинул ему по носу, крича о том, что тот его наебал. Завязалась драка, на которую тут же стянулись зеваки, которые уже делали ставки своими антирадинами. Твик, чтобы случайно не впутаться в раззадоренную толпу, стал потихоньку двигаться вдоль стены в сторону.       – Ух ты, что это тут у нас? – Столкнувшись с кем-то, парень услышал мелодичный, слегка хрипловатый голос. Обернувшись в его сторону, Твик увидел перед собой высокую женщину, её почти белые волосы были собраны в высокий пучок, полностью чёрные глаза, в которых невозможно было определить радужку, внимательно сканировали молодого человека, бледную кожу шеи стягивал жёсткий ошейник, а большая грудь практически выпрыгивала из поразительно низкого декольте. – Что это за прелесть? Боги, какие у тебя глазки! Дай мне рассмотреть.       Женщина подошла вплотную к Твику, запустив руки с длинными чёрными ногтями (или когтями?) в его светлые волосы, гипнотизируя парня бездонным чёрными глазами. Молодой человек замер, как мышь перед хищником, от такого внезапного вторжения в личное пространство.       – Идём ко мне, маленький принц, я о тебе позабочусь, – томно промурлыкала неизвестная, прижимаясь к обескураженному Твику. – Не волнуйся, я дорого не возьму, – прошептала она и впилась грязным влажным поцелуем в губы парня.       – Мои глубочайшие извинения, но этот парнишка – мой, – послышался смешливый голос со стороны, он принадлежал светловолосому парню, который стоял расслабленно облокотившись о стену, прокручивая на пальце керамбит⁴.       – Кенни?! – Удивлённо воскликнул Твик, вырвавшись из рук дамочки.       – Чего? Так ты по парням? – Разочарованно протянула женщина, сложив руки на большой груди.       – Просто ты его не завела, красотка, – весело заметил Маккормик, закинув руку на плечи подошедшего к нему Твика.       – Мне плевать, понравилась я ему или нет, но тебе придётся заплатить за тот поцелуй – одна серебряная монетка, – женщина переходила в разъяренное состояние.       – Тогда что скажешь на такое: будет у тебя сдача? – Отлепившись от Твика, Кенни стремительно приблизился к ней.       – Сдача? Что ты делаешь..., – голос женщины утонул во рту парня, который заткнул её жёстким поцелуем.       Твика опутало тягучее смущение, вынуждая его отвернуться, никогда прежде он не видел со стороны чего-то настолько интимного. "Неужели поцелуи так и выглядит? – Думал Твик, обхватив руками горящие щеки. – О, Кормилец, как же тогда выглядит что-то большее, например, половой акт?" Так странно, когда участвуешь в чем-то таком от первого лица, это воспринимается по-другому. Интересно, он во время встреч с Барбарой выглядел так же? Внезапно Твика ошпарило мыслью, как бы выглядел Крэйг, какой бы был у него взгляд, как бы звучал его голос, как бы двигались его руки, какая на вкус и ощупь его кожа, как...       – Твик!! – Услышав его голос, парень удивленно вскрикнул, заливаясь краской, наверное, по всему телу. Куда свернули его мысли? Почему сердце так колотится? Это же не болезнь, да?       Такер, спешащий к нему, выглядел крайне обеспокоенно. Увидев отсутствие Твика там, где он его оставил, парень буквально ощутил, что это его выбило из колеи, но интуиция подсказала ему обойти здание, и он увидел довольно занимательную картину здесь.       Кенни к тому времени уже спровадил раскрасневшуюся женщину, которая явно была в восторге от симпатичного парнишки и настойчиво звала его за собой, Маккормик, лучезарно улыбаясь, пообещал навестить её в ближайшее время.       – Так и знал, что ты где-то поблизости, старик, – проговорил Кенни Такеру, который оценивал состояние красного, как консервированная томатная паста, Твика. Маккормик бесцеремонно закинул руку на плечи последнего, явно с умыслом провоцируя своего товарища. – Этот симпатяга сам бы тут не появился.       – Руки убрал, – процедил Крэйг, бросая в Кенни ледяной взгляд.       – Все-все, видишь, убрал. Вообще-то я спас твоего бесценного из лап бабочки, – с хитрой ухмылкой оповестил Кенни.       – Бабочка? Это такая мутация у неё? – Твик обратил вопросительный взгляд на Крэйга.       Взорвавшийся безудержным смехом Маккормик припал к стене, как будто внезапно потерял равновесие.       – Чувак, ты просто нечто! Такер, старик, почему мы раньше его из-за Стены не спиздили?       – Твик, бабочками называют проституток, – объяснил Крэйг, потерев пальцами переносицу. Встретившись с непонимающим взглядом парня, он был вынужден продолжить: – Они занимаются сексом за плату.       – Такое возможно?! – Казалось, шок Твика был осязаем.       – Ещё как возможно, – отсмеявшись подтвердил Кенни. – Неужели не знал?       – Нет, в Едином Государстве нет нужды... в этом, – пояснил парень. – Сексуальная активность строго упорядоченна, всем хватает партнёров, и никто никому не платит.       – Этот Кормилец точно псих, да, Крэйг? – Такер в ответ на вопрос Маккормика лишь пожал плечами.       Кенни вдруг в мгновение ока стал необычайно серьёзен, глядя нечитаемым взглядом на друга.       – Как дела у Триши? – Спросил он очень осторожным тоном, про такой обычно говорят "прощупывает почву".       – А ты с какой целью спрашиваешь? – Крэйг говорил безразличным тоном, но в нем отчётливо угадывалось предостережение.       Он давно заметил неуместный интерес друга к младшей сестре, но пока никак не реагировал. Маккормик был в целом хорошим парнем, он был ценным членом их отряда, его аналитический ум и неуемная жажда жизни, не раз и не два вытаскивали их из тяжелых ситуаций, в бою на него всегда можно было положиться, не за смазливое лицо его негласно считают лидером, но он страшно ветреный, падкий на женское внимание, да и не только на женское, будем честны. Такера волновало то, что Кенни может проявлять внимание к Трише из-за её сущности, которая отличается от его младшей сестры Карен, а как только ему надоест, он и отойдёт в сторону, а Триша, которая и так неосознанно считает, что не сможет быть с обычным человеком, останется с дырой в душе. А может Крэйг преувеличивает, может у него и правда братский комплекс, как однажды заявила Рэд.       – Спрашиваю, потому что у неё были проблемы с арбалетом, – спокойно объяснил Кенни, игнорируя тон друга. – Я могу её потренировать.       Такер смерил товарища подозрительным взглядом, в котором так и читалось "хуй тебе, а не моя сестра".       – Чувак, да брось, – примирительно проговорил Маккормик, – я же, в отличие от тебя, не маньяк с замашками сталкера.       – Ты че сказал, придурок?!       – Эй, вы же не собираетесь драться, верно? – Нервно проговорил Твик, обращая внимание парней на себя.       – Слушай, чел, когда ты познакомишь Твика с нашими? – Спросил Кенни, во все глаза наблюдая за реакцией Такера.       – Ещё рано, – отрезал Крэйг, снова смерив товарища предостерегающим взглядом.       – Рано для кого? – Маккормик хитро сверкнул своими голубыми глазами. – Для Твика? Для ребят? Или для тебя рано?       Если бы взгляд имел физическую осязаемую остроту, Кенни уже, наверное, кровоточил бы многочисленными порезами, настолько опасно, сощурившись, смотрел на него Крэйг, заставляя Твика метаться нервным непонимающим взглядом между парнями.       – Хорошо, едем сейчас в штаб, – разрешив какую-то внутреннюю борьбу, провозгласил Такер, крепко сжав пальцы Твика в руке, что не укрылось от взгляда Маккормика.       – Вот и чудненько, – Кенни воодушевленно хлопнул в ладоши. – Ну, погнали.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования