Тигренок

Слэш
PG-13
Завершён
23
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
10 страниц, 1 часть
Описание:
Тэхен такой веселый и игривый. Тэхен такой яркий и эксцентричный. Тэхен такой идеально красивый для Юнги. И для всех, но, наверное, для Мина чуточку больше.
Посвящение:
Любимой и слишком азартной нуне.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
23 Нравится 3 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      — Я не люблю обнимашки, отцепись! — почти пищал Юнги, пытаясь вырваться из лап настоящего тигра-Тэхена. Если бы у него и правда бы такой же полосатый и длинный хвост, то тот всегда обвивался вокруг ноги хена.       — Ты сегодня слишком суровый и тихий, хен.       Эта съемка Run была чересчур выматывающей для Юнги. А Ким, кажется, только зарядился энергией. Как хорошо, что к завершению он скакал кроликом вместе с Чонгуком. Или это Чон от него так пытался спрятаться?… Юнги лишь смиренно улыбаясь и наблюдая за этим, вроде бы, повседневным зрелищем, подпирает ладонью подбородок, тихо вздыхает. Его оставили в покое и, наверное, этому стоит радоваться.       — Что-то случилось, Юнги-хен? — Намджун в крысу (честное слово, как настоящая крыса) подкрался позади и теперь любезно интересуется состоянием друга, который мог поседеть во второй раз, а его ведь только недавно красили…       — Не пугай меня так больше, это во-первых. А во-вторых, — он вновь медленно скользит взглядом по техенову телу, что молниями под кожу забираются. Хотя, казалось бы, совершенно не хотел придавать взгляду явной суровости: — Нет, ничего, просто устал за это время.       Намджун только пожимает плечами, переводя взгляд то на друга, то на слишком активную "цель" наблюдений. Тэхен такой веселый и игривый. Тэхен такой яркий и эксцентричный. Тэхен такой идеально красивый для Юнги. И для всех, но, наверное, для Мина чуточку больше. Он всегда хотел в это верить. Юнги, на самом деле, хотел верить в достаточно большое количество вещей. Что в конце радуги есть горшочек с золотом. Что есть самое большое и единственное счастье на планете. Что все их слова друг другу, после каждого бокала вина, согревали не только прохладный воздух в комнате Юнги, но и на теле мурашками оставались. А сейчас у него только приятно колит затылок, когда он смотрит на эту детскую, квадратную улыбку Тэхена. Наверное, он немного завидует, что это не ему так улыбаются. Кажется, Юнги правда хотел получить что-то больше, чем просто "Хен, я хочу с тобой выпить!". Возможно, еще просто не время.       Персонал постепенно уходит в гримерки, а Юнги, из старой привычки, плетется позади всех мемберов. Он разглядывает белый кафель, который таким неприятным стуком отдается в разуме. Юнги ненавидит долго сидеть у себя в голове. Эти слишком яркие, полосатые мысли поглощают не только его разум, но уже и сердце в своих когтистых лапах держат. Парень искренне не понимает, почему Тэхен так сильно схож с тигренком, когда сейчас змеей душит все его мысли, а сил вырваться уже нет, впрочем, как и желания. И, наверное, эта связь сейчас поглотила его от корки до корки, если бы не легкое постукивание чей-то руки где-то в области локтя. Глаза так неприятно обжигает белый свет, что морщится нос и чихнуть от такого хочется, однако он только предательски чешется и не более. А рядом стоит сам Ким Тэхен. Такой красивый, черные пряди легко прикрывают глаза, хотя эти сапфиры светятся точно не чистыми мыслями.       — Хен, можно вечером я к тебе зайду? — он смотрит такими искрящимися глазами, что звезды словно падают и путаются в этих вороньих прядках, которые хочется, как же сильно хочется заправить за ухо, нежное, прерывисто целовать его, прошептав что-то очень простое, но на себе потом чувствовать его мурашки.       — Да, конечно.       И он отходит. Кажется, разговаривает с Чимином. Да, конечно, это был Чимин. Да, конечно, он запьет сегодня все чувства, кажется, с его такой постыдной влюбленностью. Да, конечно, сейчас сердце его сжалось и уменьшилось в несколько раз. Мин никогда не понимал, почему так сложно с этим человеком. Именно ему сложно, хотя к нему тянутся, а он не хочет отталкивать. Даже Намджун уже заметил, как непривычно и глупо улыбается Юнги, когда Тэ проявляет к нему какие-либо знаки. Он только надеется, чтобы этот тигренок Тэтэ оставался таким веселым и не заметил этого. Или заметил? Может, пора уже действовать совершенно по-иному? Наверное.

***

      Вечер разлился парой бокалов красного сухого и, кажется, забрал с собой несколько звезд, ведь вкус был необычайно насыщенным, что по рецепторам била приятная волна наслаждения и легкое покалывание. Юнги любил выпивать с приятной компанией. Особенно если приятной компанией оказывался Тэхен.       — Ну ты только представь! Я, значит, жалуюсь Джин-хену, что простудился, сопли текут ручьем, а он, — Тэхен сильно выпятил грудь вперед, пытаясь еще и плечи визуально увеличить для пущей комедии, — "получается, ты сопляк".       Юнги заливается громким смехом, стучит по коленке, чуть ли со стула не скатываясь. Его глаза сейчас и правда напоминают полумесяцы, как любил выражаться младший. Тэхен наклоняется и почти ложится головой на стол, чтобы заглянуть в это лицо. А Мин смотрит исподлобья на него, а еще на цветы, что он принес. Это были полевые цветы, небольшой букетик. Где он успел отыскать его — не ясно, но очень интересно. Ким рассказывает истории, о которых он думал на ночь глядя. Некоторые из них безумно милые, детские, ему и правда подошло бы писать детские сказки. Это были бы маленькие рассказы о таких простых, но волшебных вещах. Юнги действительно думает, что детям стоит верить в необычное и сказочное, пока они еще только дети. И Тэхен был своеобразным ребенком, который тоже хотел верить чудеса, за это его никто и никогда не смел осудить. Таким стоит лишь восхищаться. Им правда невозможно не восхищаться, это ведь Ким Тэхен. Наверное, сама Афродита поцеловала эти уста, чтобы кровь опалила эти губы малиновым цветом, глаза, кажется, соткали самое красочное небесное созвездие, а в темных прядях спряталось чье-то счастье. Так как счастье Юнги точно находится в каждой частице Тэхена, в каждой молекуле и краске. И его счастье сейчас, кажется, очень неожиданно замерло и правда обещало задохнуться. Чувство явной теплоты чужих губ на своих заставляет вновь опьянеть и полностью освободить свои легкие от какого-либо воздуха. Ему не нужен этот воздух, ему нужны лепестки губ Тэхена, и он по злой воле именно сейчас их получает. Эта мягкость и легкая шероховатость точно заставляет вознестись до неба и обратно, ведь Юнги абсолютно забывает как дышать. Он чувствует как этот довольный тигренок словно пробует его на вкус, ведь языком по холодным и приоткрытым губам ведет, с блеском и туманами в глазах прямо в душу глядит. Кажется, он сейчас хитро улыбается, смотря на то, как его строгий хен шокирован и доволен одновременно. Юнги не хочет даже и на миллиметр его отпускать. Алкоголь точно сейчас бьет по сознанию как никогда. Или это его пьянит простое "Хен, тебе не понравилось?". И, о боги, ему пиздецки понравилось, но сладость всегда лишь мимолетна, и это он точно не стерпит. Рука ложится на вороньи волосы, зарываясь и притягивая ближе, теперь целует уже он. Но, блять, как же сейчас ему неловко и хорошо до коликов пальцев от того, что тонсэн так красиво стонет в губы. Тэхен поглаживает Мина по щеке своими длинными пальцами и только ближе придвигается всем телом, чтобы окончательно заставить его счастье рассыпаться где-то там, в отголосках рассудка.       Алкоголь делает страшную, но столь заветную мечту реальной.       Мин Юнги ненавидит и вожделеет эту мечту одновременно. Каждый день и каждую минуту его сердце нитями серебряными зашивается этим тигренком. Эту мечту, эти сладкие губы, он теперь готов получить с каждой открытой бутылки алкоголя. Он обязан ее получить. Он терпеть не может получать ее только таким способом, но по-другому у него не выйдет. Юнги так боится, что у него просто ничего не получится.

***

      Эта ночь, наверное, оказалась одной из самых бессонных, которые Юнги только помнил. Он ходил по комнате кругами, менял подушку уже третий раз и просто выходил на свежий воздух успокоиться. Но как тут, блять, успокоишься? Конечно, это больше риторический вопрос. Никак, просто никак. Мысли душили похуже практики ''ON'', а руки дрожали и вообще он не чувствовал себя в своем теле. Где-то на постеле со смятыми простынями, лежит телефон, что постоянно пиликает от новых сообщений. Сообщений Хосока. Как один из самых понимающих друзей, Чон, конечно же охуел для начала, а потом решил, что проведет эту ночь без сна за компанию. Юнги его безумно ценит, но сейчас голова и так разрывается без возгласов друга. J-Dope : Ты сделал ЧТО??!

Min Suga : поцеловал его, очевидно, точнее он меня, но я

подхватил.

J-Dope : J-Dope : Ты в порядке?

Min Suga : честно? нихуя. мне хочется вновь его поцеловать.

Min Suga : наверное, это очень глупо, ведь я счастлив, а это

точно просто алкоголь сыграл в мою пользу.

Min Suga : ты же знаешь, какой я дурак, да?

J-Dope : Всегда это знал, бро. J-Dope : Ты просто не накручивай себя раньше времени, поговори с ним, он точно поймет.

Min Suga : поймет и пошлет нахуй — разные вещи, Хо.

Min Suga : я, возможно, даже буду рад, если он меня пошлет,

меньше загонов будет и цирк этот закончится...

J-Dope : Сначала просто поговори, а потом делай выводы. J-Dope : Но это уже хоть что-то!

Min Suga : поцелуй по пьяни — просто отвратительный поцелуй

для неразделенной любви.

J-Dope : Это все еще поцелуй! J-Dope : Не загадывай наперед, пф. J-Dope : Я верю в ваш тандем и беспокоюсь за ваши отношения уже правда больше, чем за свои. J-Dope : Файтинг, хен!!! J-Dope отправил стикер J-Dope отправил стикер       Стикер с сердечком и гусем был очень кстати. Он везде мог вписаться, это давно пора признать. А вот Юнги не может вписаться нормально в поворот, что уж тут говорить о жизни Тэхена? Но Хосок всегда говорит, что хоть и корректором исправит, и криво-косо, но свое имя Юнги в жизни Тэ напишет. Может, даже фамилию в его паспорт захуярит, а почему бы и нет? Шум, умора, Тэхену такое понравиться.       На часах почти 4 утра, комната постепенно заливается еще холодным солнечным светом, а хозяин этой комнаты сидит на краю кровати, спрятав лицо в своих ладонях. Руки постепенно согреваются невиданным теплом, воображение всегда ненавидело играть за его сторону и теперь теплая тень Тэхена окутывает Юнги в свои объятия. У него такие же большие руки, что сердце удержать его смогут, и, вроде бы, такие же теплые. Грудь нервно и судорожно вздымается, а на шее сжимаются его руки. Да, сейчас тяжело дышать, глаза постоянно мечутся, а тело одной большой, серебряной струной натянуто. Наверное, именно так ощущается этот гром в голове, и солнце с облаками в сердце, когда он влюблялся. Интересно, чувствовал ли он что-то подобное тоже?

***

      Сегодня он должен поговорить с Тэхеном.       Или не должен? Может, оставить все как есть и просто также целоваться под какую-то песню из плейлиста тигренка, выпив бутылку вина? Вроде бы, отличный план, который в один момент съест весь рассудок и сердце Юнги.       Нет, надо точно поговорить.       Только сначала нужно успокоить бегающие и постепенно закрывающиеся глаза. А потом пройти спокойно в гостиную, спросить как спалось у всех. Наверное, вопрос может повиснуть в воздухе, главное, что бы сам Юнги в воздухе головой не повис, когда увидит Ким Тэхена. Он старался ступать необычно для него тихо, почти бесшумно, чуть ли не выглядывая из-за углов, чтобы посмотреть, кто находится в гостиной.       Тэхена там не оказалось.       Юнги с облегчением проходит вглубь комнаты, оглядывая Чимина и Хосока в конце комнаты, возле плиты.       — Доброе утро, хен! — словно в один голос.       — Доброе, — Юнги зевает, прикрывая рот по привычке кулаком и садится ближе к сегодняшним «кулинарам». Против Хосока он ничего не имеет, тот часто может сварганить что-то очень даже вкусное. А вот Чимин хоть и готовит неплохо, но на кухне остается срач. И травмы. Он получает много травм от самого себя и кухонных принадлежностей. Иногда это очень смешно, до тех пор пока вы тоже не становитесь причиной его травм. Талант, что сказать.       — Чимин-а, — коротко и почти проглатывая это долгое «а», восклицает Юнги, спрятав взгляд в футболке. Тот лишь кивает, переводя вопросительный взгляд на старшего. — Ты не знаешь, где Тэхен?       — Тэхен? Ну, он, вроде как, вышел на улицу за кофе. Наверное, вернется через минут 30.       Юнги тихо вздыхает, иногда поглядывая на реакцию Хосока. Кажется, он будто бы вчера с ним ночью не говорил и вообще не при делах, кушать готовит, какой хороший мальчик. Тихое «Спасибо» и шуршание одежды — все, что доносится от Юнги. Медленно переставляя ноги он, видимо, тоже решил пойти за кофе. В дождливый летний день прогуляться, хотя точно предпочел бы немного снеков в студию и какой-то фильм. Но нет, сегодня он идет решать свои проблемы с неуверенностью. И вообще, кажется, все проблемы.

***

      Прохладный ветер приятно очищает разум, и дышать, кажется, становится легче. Юнги смотрит на эту пустую улицу, что постепенно спускается все ниже и ниже, как туман укрывает одеялом дорогу и траву, как, казалось бы, медленно тучи плывут, спускаясь все ниже и ниже. Как же хотелось, что бы облака растворились прямо сейчас, как по велению руки. Ох, наверное, сегодня будет безумно красивая звездная ночь, стоит позвать Тэхена полюбоваться ночным небом.       Звезды успокоят бурлящую душу, они всегда говорят самые правильные и нежные слова. Юнги редко так мог высказаться, но отлично слушал и слышал. Говорят, остальное придет со временем. Или с человеком.       Он видит черную длинную рубашку и немного растрепанные волосы, что на лбу, кажется, сделали сердечко. Свет неожиданно опалил весь силуэт Кима. Юнги готов поклясться, что именно сейчас свет прожектором упал на этого довольного тигренка. Или это просто мир с ним ярче?.. или просто тучи постепенно рассыпаются… Самое смешное, что такое может случиться только с ангелами. Но никакой Тэхен не ангел, а самый настоящий дьявол. Но, ох, дьявол точно носит Луи Виттон, в одной руке — xxl латте на миндальном молоке, а в другой сжимает сердце Мин Юнги. А еще очень красиво улыбается, своей квадратной улыбкой. А еще легким жестом длинных пальцев заправляет выбившиеся пряди за ухо. А еще очень хорошо целуется.       И именно сейчас, когда Тэхен тоже заметил своего хена и весело машет ему рукой, хочется бежать. А бежать, блять, некуда. Поздравляю, Мин Юнги, ты можешь притвориться камнем. Или кустом. Выбор большой, не переживай! Только вот рука тонсэна уже легла на плечо и легко поглаживает. А все, а раньше надо было.       — Хен, ты тоже хочешь пойти кофе взять? Хочешь, я с тобой пройдусь? — Тэхен улыбается по-простому, а в глазах все так же звезды играют.       — Хорошо.       Хотел ли Юнги кофе? Нет. Юнги сейчас хочет виски. Однако брать кофе, по типу «мне латте в большом стаканчике с сиропом бейлис. Только само кофе не добавляйте. Да. Чистый бейлис. И льда, пожалуйста» было бы слишком подозрительно. Но он заказывает айс американо без каких-либо сливок.       — Мог бы уже взять просто молотый кофе, фе, так пожевал бы, — брезгливо говорит младший, смотря как ни одна мышца не дрогнула на лице Юнги от этого напитка.       — Ты можешь тогда пить банановое молоко с Чонгуком.       — Вот и буду!       Юнги идет рядом с Тэхеном, постоянно смотря на их ноги, чтобы успевать почти бежать за этим гиперактивным парнишей. Вроде бы, это он пьет чистый энергетик почти, а это у Кима странно много сил. А еще он рассматривает его лодыжки, ему даже не стыдно признавать это. Такие тонкие, сухожилие так плавно, словно плывет по коже и небольшой волной вместе с костью выпирает. Он слишком долго пялится, что почти оступается и падает на проезжую часть. Бортик совсем не заметил. Хорошо, что Тэхен рядом. Всегда хорошо, когда он рядом.       Только вот… Юнги тему вчерашнего поднимать совсем не хочет и боится. Просто и глупо боится. Страх иногда самый худший предатель. Мин иногда приоткрывает рот, пытаясь что-то сказать, но мысли совершенно не иду, как и слова. И подвести к разговору надо, и узнать, хочет ли вообще это обсуждать Тэхен, и собраться, в конце концов.       Они остановились возле автобусной остановки, где совершенно пусто. Словно в мире только они и природа. Та, великая природа, что бушует и готова поглотить все города. Это так напоминает Тэхена, как он постепенно поглощает всего Юнги, а он только рад. Хоть и страшно. Ужасно страшно, что руки дрожать и холодок по спине мурашек гоняет, и затылок холодеет, и вообще…       И вообще он чувствует теплоту на своей скуле. Кажется, что-то теплое ненадолго, почти как крылья бабочки прикоснулись и исчезли.       Юнги наконец-то поднимает взгляд и понимает, что, во-первых, он все это время стоял и жмурился, ведь теперь все слишком яркое да и с явным синим оттенком, а во-вторых, его поцеловали.       Это было слишком нежный и невесомый поцелуй, что старший взглядом требует это повторить, хватает Тэхена за руку, ближе притягивая. А тот лишь смехом хитрым заливается. И шепчет:       — Мне понравился вчерашний вечер. Не хочешь повторить?       Юнги только что потерял свою душу, она где-то тут витает это точно, но голос и губы Тэхена, что случайно задели и опалили уши теплым дыханием, оказались верной смертью. Старший стоит ошарашено, что-то пристально высматривая в лице наглого тонсэна. Но чем больше он смотрит, тем больше замечает каждый звездный блеск и синие искры, которое от честных глаз исходит. А еще они согревают и заставляют погрузиться в самые пучины океана одновременно. Да, точно, Юнги просто тонет в этом всем. Он забыл как плавать и смиренно погружается все ниже и ниже, освещенный толпы светом его самой глупой, но чистой любви. Наверное, у этого океана дна никогда не будет видно, возможно, там, внизу, он найдет самые прекрасные и ценные сокровища. Но пока ему достаточно этих алых губ и звездных глаз.       — Хочу, — почти мямлит тот. Как самый глупый школьник, честное слово.       — Тогда я и сегодня к тебе загляну.       И Тэхен просто уходит, выбрасывая бумажный стаканчик в один из баков. Юнги так и остается стоят на остановке, где, кажется совсем скоро пойдет легкий дождь, дышать становится слишко тяжело, легкие никак не могут насытиться воздухом, а старший не может насытиться Тэхеном.

***

      — Он так и сказал?       — Прямо так, блять, и сказал!       Хосок сидит в явном ахуе и счастье за друга в своей комнате. За эти два дня Хосок слишком часто был в шоке от личной жизни друга. Все же, на улице начался хороший такой дождь, а у Юнги сердце самостоятельно кровью обливается, как и слезами. Пока не ясно только, это из-за перевозбуждения (во всех смыслах) или примерных представлений о последствиях. Да он уже здраво судить последствия точно не может, поэтому его лучший друг Чон решился ему в этом помочь. Но пока выходит, откровенно говоря, хрево.       — Ну, поздравляю, кажется, твои чувства взаимны, — Хосок, с самой натянутой улыбкой приобнимает друга, поглаживая того по плечу. Кажется, он сейчас слышит как беспорядочно бьется его сердце и чувствует как медленно вздымается грудь его друга. Сегодня Юнги ждет замечательный вечер. Но он пока не решил, гильотина то будет или подсыпанный яд. Ведь именно так сейчас ощущается эта будущая встреча. Вы когда-нибудь пили со своей смертью? Нет? А вот Юнги очень понравится этот опыт, он уверен.       — Эти чувства меня сведут в могилу быстрее, чем я признаюсь ему. Мне все еще кажется, что ему хочется выпустить напряжение за все это время и я так удачно попал под руку, что.., — и он не успевает договорить, ведь Хосок с довольно серьезным лицом отвесил смачный подзатыльник. — За что?!       — За глупости, которые сейчас ты говоришь, у тебя иногда очень плохо получается думать, бро. Просто поговорите, выпейте, поцелуйтесь, может, даже до более сладкого сегодня дойдете..Ай! — теперь уже Хосок потирает ушибленное место, обиженно дует губы.       Но он ведь всегда оказывается прав. Голос разума, тьфу блять. И к нему стоит прислушаться и успокоиться. И, видимо, Юнги проведет все оставшиеся время в комнате Хосока. Ему нужно прийти в себя и вздремнуть... Если у него это, конечно выйдет. А Хосок стоит только возле окна, наблюдая, как погода смиренно и тихо напевает что-то свое. Что-то о любви. Что-то очень теплое. Наверное, такая мелодия сейчас в голове у Юнги. Неверное, Тэхену такая бы понравилась.

***

      Вечером все разошлись по своим комнатам, а Юнги, нервно постукивая пальцами по стулу, сидит и ждет. Ожидание для него сейчас и правда смерти подобно. Он пытается отвлечься, думая, о чем поговорить с Тэхеном, вспомнить какие-то истории? Наверное, что-то смешное надо, ведь он так любит эту милую улыбку. Главное не молчать. А может... А нужно ли вообще затрагивать тему чувств по поводу вчерашнего? Тэхену понравилось. Тэхен хочет повторить. Это самое главное. Но Хосок говорил, что все равно стоит о таком поговорить, тогда станет проще во всем разобраться... Но это "проще" постоянно ускользает и находится за слишком огромными пришествиями. Юнги медленно спускается вниз по креслу, тяжело вздыхая. Слишком много думать это отвратительно для него. На самом деле, Юнги многое не любил в этом мире. Проклятую жару, которая выжимает все соки да и вообще двигаться не хочется, даже дышать. Грубых людей, которые лезут не в свое дело, указывая и «исправляя». Пустые бутылки виски и довольно дорогие цены на него, хоть он и может себе позволить многое, но тратить так много никогда не хочется. Зато Мин Юнги любит две вещи: писать музыку и Ким Тэхена. Кажется, прямо сейчас его тень стоит позади, осуждающе смотрит. Он так боится этого взгляда, когда даже синие звезды гаснут. И вот, это странное присутствие холодным потом по коже стекает, а в висках странно болеть начинает. Сейчас парень слышит свое сердце и оно точно не на месте — где-то в области печени. На большом пальце уже раздирает кожу. Да таких нервов не было даже перед результатами экзаменов. Наверное, потому что Тэхен — главный экзамен его жизни? Какая же это глупость. Тень Тэхена гуляет по комнате, ищет как глубже и быстрее под кожу забраться. Юнги почти слышит, как мурашки перешептываются между собой, чтобы все тело пупырышками покрылось и кажется, его кожу сейчас будут слоями снимать. Юнги побаивается этой тени, поэтому точно не обернется. Значит ли это, что он боится своей же любви? Может, это его тень там гуляет, рассматривая со стороны своего владельца и улыбается? Потому что Мин ведет себя как полнейший влюбленный дурак. Это не первая его любовь, не должно быть так страшно. Но в тот же момент… а вдруг, этой тени вовсе и не существует? Просто плод воображения, когда мозг опять решил заставить вкусить реальность и возненавидеть ее. А он просто хотел, чтобы она всегда была с ним… Нет, он хочет, чтобы именно Ким черт-тебя-дери-Тэхен был рядом с ним. Прямо здесь. На его блядских коленях, целовался охуенно и тихо шептал его имя. Никаких исключений. И мурашки уходят сами по себе, и сердце перестало биться так рьяно, почти оглушая. Стук в дверь наконец-то стал слышен и глубок «Хе-ен!» заставляет спотыкаться, ударяясь коленкой, но открыть двери. И вот он… Улыбается как обычно, в белой футболке, держит бутылку коньяка и конфеты. Короткий кивок и все, вы впустили в свое логово змею. Ладно, это всего лишь Тэхен, который как всегда выглядит слишком охуительно, что Юнги уже не знает, куда смотреть, ведь просто дышать становится трудно рядом с ним. А в голове мысли и голос. Голос младшего, намекая, что «смотри в глаза». И это точно проговорил тигренок, ведь словил этот секундный зрительный контакт, что комом в горле застает, и легкой улыбкой на устах Тэхена. Юнги тоже пытается улыбнуться непринужденно, однако уголки губ подрагивают и выходит что-то не совсем привлекательное и доброе.       — Ты выглядишь таким напряженным и уставшим, — он приземлился, с небольшим глухим скрипом, на стул, что стоит рядом с Юнги, выставляя все «гостинцы» перед хозяином комнаты. — Не вяжется что-то в музыке?       Если только ты его лучшая мелодия, то да, блять, не вяжется.       — Просто немного устал за сегодня, дождь на голову давил, — легкий смешок и парни сидят уже бок о бок друг к другу. Юнги теряется в этих глазах, потому что ресницы так красиво спадают легкой тенью на радужку голубых глаз и искусственный свет играет, освещая все созвездия его любимого неба.       С характерным звуком Тэхен открывает бутылку, разливая алкоголь по хрустальным стаканам. Блеск алкоголя постепенно переходит на глаза, а простые разговоры наполняются смехом и издевками над друг другом. Кажется, в такой вечер забываются даже самые сильные страхи. Потому что уже спустя три шота Ким таки сидит на коленях Юнги, слегка выгибаясь в спине, когда холодные пальцы очерчивают все позвонки. Приятные вздохи, покрасневшие и немного опухшие губы, от налитой крови, не отрывались друг от друга. Тэхен уже начал глаза прикрывать и прятать, ведь под таким пьянящим взглядом хочется лишь ближе прижиматься. А напугать боится каждый из них. Эта страсть к друг другу обволакивает, сужается и концентрируется между двух грудных клеток. Сейчас даже сердцебиение синхронизировалось, от чего тигренок готов плавиться в руках, но, главное, что бы эти руки не отпускали.       — Притормози н-немного, — отстраняется от алых лепестков Тэхена, утыкаясь лбом в плечо парня. Кажется, это мог быть личный рекорд Юнги по длительности поцелуя. А еще его легких тоже, ведь дышать этим теплым воздухом невозможно— не насыщаешься. А мозг только кричит громче, как хочется больше, больше, больше. И мозг точно проигрывает в этой пьяной страсти, ведь Юнги уже узоры губами по шее Тэхена чертит, а младший лишь дрожью покрывается, неуверенно сжимая пальцы на плечах. — Не боишься, что мы так можем переспать?       — Боюсь, ведь я хотел бы услышать от тебя сладкие речи в трезвом состоянии.       — И я.       Юнги кажется, что ему показалось. Что это с ним играли в шутку. Да он тут, блять, главная шутка. Это «и я» застреет в голове. Камнем по доске режет, скрипучем, совершенно неприятным звуком, который отрезвляет вмиг. И легкий туман как цунами с собой мысли забирает. И я. Он что, блять, только что сказал?       Во-первых, Мин Юнги смог проговориться. Это считается признанием в чувствах? О боги, нет конечно! Но с ним хотят потрахаться на свежую голову, это уже удивляет. Во-вторых, Тэхен опять тянется за поцелуем и ему невозможно не ответить. Но с этим стоит повременить, да?… или нахуй правила и разум.       Еще один долгий поцелуй, готовый душу вырвать из тела. Тэхен невесомо очерчивает челюсть Юнги, постепенно спускаясь ниже, к подбородку, а старший только глаза вылупил. Свет в комнате приглушен, но так сильно ослепляет. Или это тело Тэхена дает такой эффект?       — Погоди, ты сказал, что хочешь переспать со мной не по пьяни? И даже поцеловать?       Тэхен смотрит на это и по-детски смеется. За затылок к себе больше притягивает, шепчет в самые губы:       — Ты выглядишь очаровательно, когда растерян и смущен. И да, если ты хотел это услышать, то ты мне нравишься.       И от такого уши и правда начинают постепенно гореть. А сердце давно огнем пылает, кровь быстрее по телу перегоняя. А еще у него нихуя не культурный шок.       — Что? Это для тебя проблема?       — В моей жизни есть только две проблемы: закончился любимый коньяк и Ким Тэхен, — голос немного охрип, рукой поправляет толстовку, стараясь дать себе больше пространства для свежего воздуха. Но как-то не помогает.       — Но этот Ким Тэхен твоя самая любимая проблема? — лукавой усмешкой одаряет старшего хитрый тигренок.       — Возможно, и ты должен был огорчиться.       — Я огорчусь, если у тебя не встанет на меня.       Юнги громким смехом заливается, закрывая глаза. И все же, это он сейчас находится в лапах самого озорного тигренка. Это его словили как добычу и не желают отпускать. Юнги утыкается головой в грудь Тэ. Слушает. Слушает эту мелодию сердцебиения. Не может насладиться, прекрасный ритм. Теперь… это его ритм тоже.       — Ты мне тоже очень и очень нравишься, Тэхен.       Молчание заполняет простые улыбки. Они оба сейчас выглядят как идиоты.       — Посмотришь сегодня со мной на звезды?       Тэхен, конечно же, соглашается. Теперь он готов пойти на все ради звезд Юнги. А Юнги пойдет на все ради одной звезды— Ким Тэхена.

Ты успокаиваешь мои мысли и голоса в моей голове, с тобой свет только в душе горит, не замечая солнца, наверное, это самое приторное, горькое, терпкое, но столь свежее чувство, что мне дарила жизнь.

Примечания:
Ох, надеюсь, Вам понравился подобный эксперимент. Или хотя бы разбавил Вашу скуку, позволив отдохнуть разуму. Большое спасибо, что прочитали~

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Bangtan Boys (BTS)"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты