Пять пуль для Олега Волкова

Слэш
R
Завершён
31
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Первая пуля входит чуть выше второго ребра и перед глазами Олега застывает образ не его Серёжи. Ему кажется, что глаза из синих стали золотыми, а обычную человеческую руку сжимает ещё одна, в черных перьях.
Примечания автора:
Давно хотела описать этот момент с пятью пулями и что было потом.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
31 Нравится 3 Отзывы 5 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Олег Волков безропотно позволяет Сергею застегнуть у себя на шее ошейник с обозначением фигуры «слона». Он верит, что единственный важный человек в его жизни сделает всё, чтобы выиграть партию и не допустить того, чтобы детонатор не оторвал Олегу голову. На шахматном поле гибнут фигуры, а рядом с ним в клетке умирают наёмники. Олег видит, как паникует Гром. Как мужчина закусывает губы, напряжённо думая. Жаль, что Олег не может увидеть лица Серёжи. Но то безумие, что творится сейчас… Теперь Волкову совсем не кажется, что Разумовский сошёл с ума. Кошмары, что ему снятся, эти странные рисунки, которые рисует Сергей, думая, что никто не видит, синяки под глазами, которые с каждым днём становятся только больше. Но вот только Олег не слепой. Но и сделать ничего с происходящим он не может. Что сделать обычному человеку, если даже те таблетки, что пьёт горстями Серёжа, не могут ему помочь? Единственное, что в его силах: спать рядом, прижимая к себе непрерывно вздрагивающее во сне тело любимого, гладить по голове и говорить «я рядом», прикасаясь губами к мокрому от пота и слёз виску. Волкову плевать на себя, но не на Серёжу. С первого дня в детдоме и до смерти. Иногда Олег задумывался, есть ли те вещи, за которые он сможет возненавидеть Разумовского? Как оказалось, у судьбы есть ответ. Гром побеждает очередную шахматную фигуру и … Ошейник почему-то не срабатывает. Волков слышит фразу, что надолго станет преследовать его в кошмарах: — Дурацкая китайская техника. Что ж… Всё придётся делать самому! Прости, Олег, но правила есть правила! Первая пуля входит чуть выше второго ребра и перед глазами наёмника застывает образ не его Серёжи. Ему кажется, что глаза из таких родных синих стали золотыми, и обычную человеческую руку сжимает ещё одна, в черных перьях и с когтистыми длинными пальцами. Вторая попадает в плечо. Олег не понимает, почему же Разумовский так поступает с ним. Они ведь единственное, что осталось друг у друга. Предательства с его стороны мужчина не ожидал. Третья пуля едва ли не задевает сердце, что так отчаянно стучит под действием адреналина. Волков испытывал ужас всего пару раз. Первый — когда Сергея избили в детдоме так, что тот долго лежал в больнице. Второй случай был связан с первым заданием в его наёмничьей карьере… Но эта "игра", где вместо шахматных фигур люди, стала ещё одним событием, когда ему, наёмнику и убийце, стало жутко. Олегу было страшно не за себя, а за Сергея Разумовского. За друга, любовника и любимого, за того, к кому он всегда возвращался. Четвёртая пуля проходит через живот, и благодаря лишь огромному везению имени Олега Волкова не разрывает брюшной отдел аорты. Такое ранение не было первым. Но ведь раньше и в него не стрелял обезумевший любимый. Пятая пуля оставляет свой след над правой подвздошной костью. Боль от этой раны и злой смех Серёжи — последнее, что помнит Олег, закрывая глаза.

***

«Люблю, несмотря ни на что» — шептал когда-то Олег совсем юному Разумовскому, целуя его в кончик носа, разукрашенный золотисто-коричневыми веснушками. Он любил каждую его родинку, веснушку и шрам, ведь к ним так приятно было прикасаться губами. А тогда, напившись на выпускном, он наконец-то смог признаться другу, что чувства испытывает к нему совсем уж не дружеские. Сколько они были вместе? Несчастные полгода, а потом Волков понял, что его место не здесь. И что двоим студентам не хватает денег на жизнь совсем. Олег не мог видеть, как ночами просиживает за стареньким, едва «дышащим», ноутбуком Серёжа, пытаясь хоть немного заработать им на жизнь. Содержанкой Волков быть не хотел. Решение пришло быстро: служба в армии по контракту. — Я прошу тебя, береги себя. Ты мне нужен, — Серёжа смотрел на Олега своими невозможно синими глазами. Разумовский ненавидел себя за то, что он не смог уговорить любимого остаться рядом с ним и не уходить в армию. — Ты же знаешь, я всегда рядом с тобой, как и ты со мной, — Олег вытащил из ворота футболки кулон с волчьей головой. Серёжа подарил его, как только они закончили школу. «Волкову волчий кулон. Ты же любитель своих диких родственников», — смущённо произнёс Разумовский, протягивая серую квадратную коробку другу. — Поварёшкин, ты чего? О девчонке своей вспоминаешь?» — в бок прилетел дружеский тычок локтем. -Ага. Вот закончу задание и вернусь к ней, — правда дома ждала далеко не девушка. «Как там в холодном Питере, Рыжик? Вот бы сейчас тебя обнять», — думал Олег, поглаживая кулон большим пальцем через футболку, пропитавшуюся потом.

***

Сколько невидимых людям битв он выиграл на своей службе? Сколько раз выручало его практически звериное чутьё или всё же это была удача? Огромное везение спасло Волкова и сейчас. Придя в сознание в больничной палате Волков понял, что ненавидит Сергея Разумовского. Горло болело, как и плечо. Хотелось пить и наконец-то умереть, чтобы не чувствовать ту боль, что бушевала внутри. Серёжа, которого он любил, к которому так хотел вернуться, выпустил в него пять пуль. Но смерть прошла мимо, как и многие разы до «игры». Только вот в этот раз Волков ненавидел свою удачу. Ему теперь не к кому возвращаться. И даже если раздробленное пулей плечо будет функционировать нормально, наёмником ему не быть. Всегда есть возможность, что ранение даст о себе знать в самый неподходящий момент. Как теперь жить дальше? — То, что вы выжили — чудо. Вам нужно благодарить Бога, — произнёс итальянский врач, осматривая его после месяца, проведённого в палате. — Если бы Бог существовал, ему нужно было дать мне умереть, — хрипло ответил Волков, держась за горло. — Вам лучше не говорить. Я не совсем удачно вас заинтубировал, но в тот момент у меня не было времени сделать всё ювелирно. Сейчас придёт медсестра, принесёт спрей. Он облегчит боль. Если станет хуже- знаете, что делать, — доктор указал на кнопку вызова персонала и вышел из палаты. Прошло ещё полтора месяца и Волкова наконец-то выписали из больницы, настоятельно рекомендуя не отлынивать от занятий с физиотерапевтом. Сев в парке около больницы Олег впервые за много лет закурил. Запах сигарет выдавал наёмника, и поэтому о них пришлось забыть. Но сейчас, впервые за долгое время, в жизни Волкова не было ни войны, ни заданий. Мужчина хотел лишь мести. Выпустить в Разумовского пять пуль. Привычно войдя с телефона в даркнет Олег замер. Что происходит в России, в далёкой Сибири? Зачем такое огромное количество наёмников требуется Хольту для работы? Волков открыл уже обычные новости, и испытал шок второй раз. Сергея Разумовского, безумного русского, которого держали в одиночной камере, похитили из охраняемой тюрьмы. Что происходит в этом мире? План о повторном похищении в голове возник практически мгновенно. Осталось только продумать, как его реализовать.

***

Олег не верил в то, что видел своими собственными глазами. Бесы, сотрудники МАК, какая-то хтоническая дрянь, которая сошлась в битве. Игорь Гром, который уничтожил то, что вылезло из его Серёжи. Хорошо, что рука восстановилась в достаточной степени, чтобы сесть за штурвал вертолёта и украсть сумасшедшего гения. Ненависть Волкова к Разумовскому исчезла в тот же момент, когда он увидел то, как полицейский приставил пистолет ко лбу Серёжи. Гражданин затравленно смотрел на Грома, направившего на него оружие. И в следующий момент выстрела не прозвучало. Вместо этого Игорь наотмашь ударил Разумовского, крича: «Ты арестован, ублюдок.» — Ничего. Сейчас я спасу тебя, — прошептал сам себе Волков, крепче сжимая оружие в руках. Осталось немного подождать. — Чего ждёшь? Полетели уже! — произносит мужчина в форме и вместо ответа получает пулю в голову. Давным-давно, ещё пять лет назад, Волков обустроил себе несколько тайных убежищ. Одно в тайге, ещё несколько в пригороде Питера и Москвы. Тайга большая, в ней есть где скрыться, но после произошедших событий прятаться в ней не было хорошим решением. Посадив вертолёт Олег осторожно поднял на руки спящего из-за введённых препаратов Сергея. — Я думал, что сразу же убью тебя. Просто выпущу в тебя пять пуль и успокоюсь, но… Я люблю тебя. Как ты говорил, когда я спрашивал, почему ты не ревнуешь? У волка всего одна пара на всю жизнь? — спросил у пустоты Волков, шагая от заранее приготовленной площадки для посадки к плоту. Сейчас ему нужно скрыть вертолёт, переместить Сергея в лодку, а потом добраться до убежища. Несколько дней вниз по реке, а потом на машине и они будут в Питере. Он опустил на лесную землю спящего Разумовского, проверил, в порядке ли аптечка и её содержимое. Олег не хотел, чтобы до того момента, пока они доберутся до убежища, Серёжа проснулся. Неизвестно, здоров ли бывший миллионер, и какой будет его реакция после пробуждения. Спящий на заднем сидении машины Сергей нравился Олегу намного больше, чем безумец, готовый выпустить пулю в беззащитную спину. А поэтому в аптечке было несколько препаратов, которые вполне смогут усыпить Разумовского на время их путешествия. Путь до Питера занял неделю. Олег последние несколько дней держался на одном лишь упрямстве. Он делал перерывы только на поесть, вколоть себе кофеин вместе с таурином, а Серёже — очередную дозу снотворного «коктейля». Волков посмотрел в зеркало: на заднем сидении беспокойно спал Разумовский. Рыжие волосы разметались, всё лицо было в царапинах, грудь часто вздымалась, и в добавок, плед упал под ноги, обнажив худое тело в оранжевой форме заключённого. — Ничего, сейчас будем дома, — произнёс Волков, паркуясь около непримечательного дома в пригороде Питера. Он открывает ворота, загоняет машину и открывает двери, ведущие в подвал. Нужно оставить Серёжу запертым в комнате, поспать самому и найти Рубинштейн. Выпытать у больного психиатра всё о диагнозе Разумовского, но сначала… Сначала нужно помыть Сергея, да и самому нужно в душ, смыть с себя недельную грязь. Олег аккуратно достаёт с машины Серёжу, спускается по лестнице, закинув Разумовского на плечо. Волков в очередной раз подумал о том, что он поступил правильно, оборудовав себе душ ещё и подземной части дома. Мужчина аккуратно усадил на туалет спящего Разумовского, быстро разделся сам и принялся осторожно раздевать любимого. Расстегнул пуговицы верхней части комбинезона, после стянул с него штаны. Подумав мгновение, Олег всё же закинул вещи в стиральную машину, запуская режим стирки и сушки. Пора стирается бельё он как раз успеет вколоть последний шприц лекарства и обработать ссадины и раны Разумовского. Душевая кабинка была удобной и широкой, поэтому в неё без проблем поместились два мужчины. Волков включил воду, настраивая температуру, и только потом, едва ли не положив на себя Серёжу, встал под душ. — Стоишь? Стоишь, вот и хорошо, — Олег закинул тонкие руки обессиленного Сергея себе на шею, а своей рукой обхватил его пониже лопаток, чтобы не дать упасть спящему. Волков осторожно провёл руками по спине с выступающими позвонками. Они не виделись совсем немного, если сравнивать с предыдущими разами, но как всё изменилось. Вот Серёжа стал совсем худым, вернувшись к тому состоянию тела, когда они оба были студентами. Тогда совсем юные парни, обнявшись и сидя на диване, на кухне съемной квартиры, в которой со стен и потолка падала штукатурка, ели пельмени из одной кастрюли. Прошло так много времени… Серёжа стал безумным миллионером, а в Олеге появилось пять шрамов от пуль, выпущенных рукой любимого человека. Наёмник взял с полки мочалку и гель для душа. И уже мыльной мочалкой провёл по шее Серёжи, смывая с кожи пыль и застарелый пот. Спустился вниз, покрывая пеной плечи, осознавая, что с них пропали веснушки, которые он так любил целовать. — Вот выберемся из передряги, всё вернётся на круги своя. Обязательно, — произнёс Олег и прикоснулся губами к мыльной коже. Рука с мочалкой скользила дальше по телу, огладила ягодицы, покрывая их ровным слоем белой пены. — Я люблю тебя. Знаешь, я хотел тебя убить. Но потом увидел, как ты лежишь на земле, а рядом с тобой Гром… И понял, что больше к тебе нет ни ненависти, ни злости. А как же мне тебе голову вымыть? Ладно, посажу тебя на пол. Волков отцепил от себя руки Разумовского, аккуратно усадил его на колени, и сам сел позади него. Вода неприятно затекала в нос, и поэтому Олег быстро намочил рыжую голову и прикрутил кран, уменьшая напор. Щедро налил на ладони тот же гель для душа, и аккуратно распределил его по волосам. — Всё, сил моих нет, обрежу их к чертям! — Сережа бушевал перед зеркалом, держа в руках ножницы и намереваясь обрезать рыжие кудри. — Не обрезай волосы. Пожалуйста, — будущий наёмник подошёл сзади и крепко обнял парня, — Ты с длинными волосами такой красивый… — Поцелуешь меня, Волче, не обрежу, — Разумовский развернулся в объятиях и посмотрел своими синими глазами едва ли не в душу Олега. Или ему так показалось? Отвечать парень не стал, а лишь запустил ладонь в рыжие волосы, а второй прижал к себе любимого, страстно его целуя. Воспоминание было таким ярким, что на мгновение выбило Волкова из реальности. — Нужно заканчивать, — Олег вспенил шампунь и быстро его смыл, промывая рыжие волосы от пены. Выкупав Сергея, наёмник осторожно пересадил его к стенке душевой кабинки и быстро вымылся сам. Поднял с пола всё ещё спящего мужчину, закинул на себя его руки, и смыл с обоих остатки пены. Сидя в спальне возле камеры, Олег с беспокойством смотрел на Серёжу, которому он ввёл лекарство. Ссадины и порез на его лице и руках он обработал антисептиком и намазал заживляющим кремом. Осталось только дождаться пока высохнут волосы Разумовского и их одежда. — Я люблю тебя. И я даже готов простить тебе те пять пуль, — Волков прикоснулся губами к крестообразному шраму на груди возлюбленного. Он знал каждую отметину на теле Серёжи и как он её заполучил. Волков очень любил целовать их. Он всегда прикасался к шрамам и веснушкам очень нежно, ведь нежности в их жизни всегда было чертовски мало. Олег не знал, сколько прошло времени. Он просто уснул, сидя возле кровати и положив голову на переплетённые пальцы. Простреленное плечо напомнило о себе приступом жалящей боли. Едва слышно шипя, Олег вышел из комнаты, натянул на себя одежду, а потом одел Разумовского в оранжевую форму. Сейчас с болящим плечом перенести его в камеру было сложнее. Аккуратно опустив Серёжу на матрас, он подложил ему под голову подушку и вышел из камеры, закрывая стальную дверь на два оборота. Олег залпом выпил две таблетки обезболивающего и рухнул на кровать. Сон пришёл мгновенно, принеся с собой привычный кошмар: напротив него стоял Серёжа с пистолетом в дрожащих руках. Кончики пальцев тряслись, и он всё никак не мог нажать на курок. И как будто из ниоткуда поверх бледной руки ложится конечность в чёрных птичьих перьях и с когтистыми пальцами. Мгновение- и раздаётся выстрел. — Твою мать…- Волков чувствует, как сильно бьётся его сердце. Он ненавидел этот кошмар. Мужчина подвигал плечом: боль не спешила впиваться в него голодным зверем. Наёмник накинул на себя чёрный плащ, взял из машины бутылку воды и сдобную булку. Держа еду на подносе, он остановился возле двери: прошло достаточно времени, и Разумовский должен был проснуться. Олег открыл дверь и замер, рассматривая ослеплённого потоком света любимого. — Кто здесь? — нерешительно произнёс Серёжа, привыкая к яркому свету. — Где я? Прошу, скажите мне! Волков лишь молча поставил поднос с едой на пол и собирался уже закрывать двери, но увидел, как расширяются глаза любимого: -Олег? Но как ты… Олег! Наёмник лишь закрыл двери, слыша, как отчаянно бьёт руками по металлу Разумовский и кричит: «Олег, прости меня… Прости!» Теперь Олегу нужно узнать, от чего же лечил его Серёжу совсем не добрый доктор Рубинштейн. И он знает, как и где можно встретить психиатра.

***

Прошлое вернулось в их практически семейную жизнь слишком стремительно. Два отца и приёмная "дочь", которую они обучали для должности правильного чумного доктора. Но убийцам никогда не будет прощения и покоя, даже если они решили быть на стороне добра. Волков лишь закусил губу: висеть на балках было больно. Жгло разрезы на спине, а то, как простреленное плечо расплачивалось за драку на кухне и подвешивание не стоило и говорить. Боль охватила и разум Олега. Но всё же где-то внутри теплилась надежда на то, что Серый не решится его спасать. Лера ещё не обучена до конца. Взять её на его освобождение — подписать смертный приговор девочке и его любимому. Вдруг в тишине раздались автоматные очереди и взволнованные голоса. Шум драки прервался так же быстро, как и начался. Волков поднял голову и увидел, как в ангар вошла Лера в костюме Чумного доктора: — Я нашла его. В следующий раз Волков очнулся в незнакомой комнате. Он удивленно заметил, что ничего не болит. «Меня спасли? — подумал Олег, пытаясь сфокусировать зрение. Но картинка комнаты по-прежнему была нечёткой. — Точно же… Лера» Наёмник повернул голову и улыбнулся: на кресле возле кровати беспокойно спал Серёжа. Всё хорошо, его любимый жив, он спасён принцессой на белом «коне». В комнату вошла Лера и тут же приложила палец к губам. Она подошла и села с другой стороны кровати, и тихо начала говорить, стараясь не разбудить Разумовского: — Привет. Мы тебя спасли. У тебя сломаны рёбра. я не знаю, что у тебя будет с глазом, но я надеюсь, что кровоизлияние произошло только в склеру или просто полопались сосуды из-за удара, и это со временем пройдёт. А твоя тату… Ну, всегда можно исправить. Но только как заживёт. Сильно болит? Волков лишь отрицательно покачал головой и сжал руку Разумовского. — Лер, выйди, пожалуйста, — сонно произнёс Сергей, раскрыв глаза. Создатель «Вместе проснулся в тот же момент, когда Лера вошла в комнату. И всё время только слушал разговор, боясь посмотреть в глаза Волкову. Он и так причинил своему любимому слишком боли. Чего стоили те дурацкие пять пуль… — Хорошо, — ответила девушка и ушла, притворив за собой двери. — Я люблю тебя. Я испугался. Ввёл тэг, а там твоё фото. Я… я, — тихо начал говорить Разумовский, но замолчал в тот же самый момент, когда Волков переплёл их пальцы между собой. — Я тебя не виню. Мы оба были слишком беспечны, - Олег замолчал на секунду. - Как думаешь, одинаковые шрамы будут лучше колец?

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Майор Гром / Игорь Гром / Майор Игорь Гром"

Ещё по фэндому "Чумной Доктор"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты