По пути с вечностью

Гет
NC-17
В процессе
5
автор
Размер:
планируется Макси, написано 2 страницы, 1 часть
Описание:
Они не знали, что их ждёт в будущем. Не знали, какая судьба стучится им в дверь, готовились к чему угодно. Но единственное, чего им хотелось – раствориться в друг друге и в вечности. || ОЖП, указанные в пэйрингах, разные персонажи.
Посвящение:
Моим любимым Дарье и Милене! Надеюсь, вам понравится.
Примечания автора:
Возможно, новые метки будут добавляться постепенно. :)
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
5 Нравится 1 Отзывы 0 В сборник Скачать

Пролог. Июль.

Настройки текста
Ремусу Люпину тридцать пять лет. Ремус Люпин пережил смерти всех своих друзей. Ремус Люпин опустошён. И Ремус Люпин, как бы стыдясь своих же чувств, сидит в комнате своего одного из лучших друзей и пытается сдержать слёзы. Закрывает рукой с огромными шрамами рот, дабы удержать себя от крика — болезненного, громкого и полного отчаяния. Все эмоции, кто копились в нём больше пятнадцати лет, выползают наружу из своей темной, как и его сущность, норы и решаются наконец дать о себе знать. И Ремусу Люпину тяжело себя сдерживать. Он смотрит, вглядывается в плакаты с полуголыми девушками, которые обклеены, чтобы позлить миссис Блэк. Обводит полубезумным взглядом красный цвет абсолютно везде — начиная от ковра и заканчивая дневником на столе. И Ремусу кажется, что он не может дышать. Переживать этот ужас, что случилось с ним в первый раз в его двадцать один год заново — хуже, чем четырнадцать лет назад. Намного. Всё, чего он хотел — не испытывать это в очередной раз, но судьба не пожалела его. Она никогда его не любила. Насколько он себя помнил, всё, что Ремус когда-либо ощущал — отчаяние, горе и боль. Исключение составляли эти десять лет его жизни, которые он провёл в окружении лучших людей в его жизни, но теперь, всё, что от осталось — воспоминания и колдографии. До безумия жалкие колдографии, в которых всё было хорошо — по крайней мере, он так думал. Колдографии, в которых были запечетлены все его эмоции — счастье и удовлетворение жизнью. В свои десять он даже подумать не мог, что он, будучи оборотнем, обретёт яркие краски в жизни. И он точно не думал, что эти яркие краски однажды сменяются серыми, до слёз ненасыщенными цветами. Дрожащие руки сами по себе тянутся к альбому на столе, полным воспоминаниями и колдо с людьми с широкими улыбками на лице. Держа в руках старый альбом, Ремус всеми силами пытается заставить себя не открывать его. Не причинять себе боль, не ковырять рану. И он открывает. На глаза попадается снимок, сделанный летом тысячи семьдесят седьмого года. Его сердце сжимается от боли от вида счастливых людей, машущими рукой. Ремус хорошо помнит историю колдо — они были в гостях у Марлин, отец которой настойчиво попросил её познакомить с её друзьями. Ремус чувстовал тогда неловкость, что передавалась от Сириуса, нервничавшего из-за сильного интереса мистера Маккиннон к его персоне — Марлс явно рассказывала своему папе много о нём. И Ванессе, которой Мэри в подробностях рассказала о неделе в доме Маккиннонов, это явно не понравилось. Джеймс рассмеялся, восклицая, что Сириус влип. Питер тогда выдавил из себя фальшивую улыбку. Он пролистал страницу, теперь уже рассматривая другое изображение. На нём двигались Сириус и Джеймс — Сириус с недовольством поведал Джиму о новой подружке своего младшего брата, а он в ответ лишь кивал с доброй насмешкой во взгляде. Сказать, что Сириус был недоволен — ничего не сказать. И Ремус обнаружил себя. Он сидел чуть в стороне от них, мирно обедая с «Ежедневным пророком» в руках. И ему было стыдно, что он не ценил тот момент. Момент рядом с ними. Листая дальше, Ремус даже позволил себе печальную улыбку в шаге от истерики. Альбом закончился, с ним и рушилось всё его деланное спокойствие. Он крепко сжал фотоальбом, наконец чувствуя, как слёзы стекают по лицу. Ремус сильно закусил губу, в жалкой попытке остановиться, но не мог — не хватало сил. Он слишком долго себя сдерживал. Держа в крепких объятиях вещь, подобную книге, Люпин услышал звуки громкого плача, едва осознавая, что это его собственные. » — А какой была моя мама? — спросил Гарри, с надеждой взглянув на мужчину. — Я не знаю даже её девичью фамилию… — его плечи опустились. — Мне так хотелось бы узнать о ней хоть что-то. Я ощущаю себя виноватым перед ней. Я уверен, что она была прекрасным человеком, но… Ремус улыбнулся. — Ты прав, Гарри. Он немного опустил голову, подавляя все чувства, бушующие в нём ураганом от одного упоминания имени своих близких друзей. Сколько бы лет не прошло, всё, что происходило тогда, будут для него самыми болезненными воспоминаниями в его жизни. Даже тяжёлые ночи в полнолуние не могли переплюнуть ту боль, что он ощущал после того, как они покинули его жизнь. Казалось, он не успел даже моргнуть. — Твоя мать была одной из самых светлых людей из всех, что я повидал. — начал Ремус с тяжёлым вздохом. — Когда я утопал в своей ненависти к себе, Лили помогла мне. Даже одна её улыбка освещала мою жизнь — я чувствовал себя намного лучше. Она любила весь мир, отдавая свой свет всем… Кроме неё самой. — Никто из нас не представлял свою жизнь без неё. И я очень виню себя за то, что не смог помочь ей, когда ей это было нужно. — Она защитила тебя ценой своей жизни, и, будь уверен, Гарри, это было не зря. Даже сейчас, когда она… — Люпин окашлялся, подбирая слова. — Пошла дальше, покидая жизнь, ты можешь ощутить её присутствие рядом с собой, так? Гарри кивнул. — И это не ошибочно. Лили всегда будет рядом с тобой, что бы не случилось. Ведь она умудряется поддерживать меня по сей день.»
Примечания:
Отзывы приветствуются. <3

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты