Легче

Джен
G
Завершён
4
автор
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Эзельдарм. Железная дисциплина. Каждому провинившемуся не избежать пули. Рано или поздно эта участь постигнет всех. Нужно делать вид, что тебе наплевать на смерть, а в душе трепетать. Но что, если на мгновение отбросить это в сторону и сделать что-то другое? Из ряда вон выходящее, преступное, но необходимое?
Посвящение:
Когтелистой и WolfsStar
Примечания автора:
Перезалив измененной работы, которая была удалена
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
4 Нравится 5 Отзывы 1 В сборник Скачать

_

Настройки текста
Примечания:
Пожалуйста, указывайте ошибки и прочие нюансы в ПБ.
      Шарлотта сидит на подоконнике, поджав под себя ноги, и смотрит в ночную темноту. Из густого мрака на нее уныло таращится отражение — мутное и чуть размазанное, будто призрак. Может, это из-за дождя, а может, просто стекло пыльное.       Короткие, немного волнистые светлые волосы, белое, как луна, лицо с тусклыми глазами. Тонкая шея, от которой отходят узкие плечи с отчётливо видными под пижамой ключицами и будто отчерченные по линейке руки. Из-под плоских ладоней выглядывают края пижамы и острые коленки таких же «линейных» ног. Мертвенное обличие когда-то нормальной и красивой девушки ненавязчиво, но очень ярко говорит ей о том, что пора бы начать следить хотя бы за своим режимом сна.       Но о каком сне может идти речь? Ночью, как всегда, в голову лезут глупые и никчёмные мысли о том, что завтра она наверняка не выспится. Её, как и любого другого ученика Эзельдарма, вырвет из сладких объятий Морфея негромкий стук в дверь и обязанность резко встать и сказать «Доброе утро, товарищ командир», получив в ответ лёгкий кивок головы. А потом ей дадут новое задание, с которым она, возможно… хотя нет, почти наверняка не справится и в очередной раз увидит, как Середи с безразличным лицом отвернётся от всех и бросит сухое «Свободны», предоставляя едва ли половину человеческих свобод. Можно пойти в свою комнату или в столовую, поесть, но нельзя переговариваться или сидеть друг у друга в комнатах. Для этого отводятся полчаса каждый день, после чего все снова расходятся, как говорит Середи, «по своим местам». Иметь какие-то чувства, даже приятельские, запрещено. И весь Эзельдарм легко вписался в этот шаблон, не спрашивая, зачем, и не возмущаясь.       Но Середи никогда не упрекает, не кричит и не грозится с бешеным лицом «Да я вас всех…»       Зачем ему тратить время на тех, кто уже мёртв?       Да, вся группировка уже мертва. Все, в том числе и Шарлотта, знают, что в итоге будут убиты. Они подписали себе смертный приговор, когда дали согласие на перевод в Эзельдарм. Середи не из тех, кто оставляет свидетелей в живых, давая им шанс вывести все данные в свет. И даже после того, как все принесли ему присягу, пообещав быть верными и ни при каких обстоятельствах не покидать сторону Середи, он им не доверяет. Это чувствуется почти физически.       Пусть все мелкие задачи на пути к грандиозной цели — захвату мира и уничтожению человечества — выполняют ученики или другие члены группировки. Но стоило Середи заподозрить неладное, как он убирал эту тень сомнений ядовито-красным светом глаз и не знающей промаха пулей. В Эзельдарме ученики давно поняли, что никто не знает планов Середи насчет мира до конца. Все получают только задания по факту — «иди и делай». Но каждому известны планы относительно самого себя: смертный приговор, который будет приведён в исполнение через неопределённый срок. Это вопрос времени. И никто в основном составе группировки или Эзельдарме не боится смерти. Вернее, делает вид, что не боится. Повторяет из раза в раз, что не видит в этом смысла. Что зачем бояться того, что стало частью повседневной жизни? Того, что однажды встанет перед тобой, поблагодарит за верную работу, после чего непринуждённым взмахом лёгкой руки и нажатием на курок отправит тебя за пределы этой реальности? Какой толк трепетать от мыслей об окончании жизни, зная, что в итоге не останется никого?       Но каждый готов поклясться, что всем им страшно. До одури, дрожи и кошмаров по ночам. Страшно, жутко, невыносимо. Душно от одной мысли.       Люди перестанут существовать на планете, повторяли все.       Шарлотта сомневается в глубине души: люди ли они? Ее так называемые одноклассники? Войска группировки? Сам Середи? Она, в конце концов?       Телефон на столе негромко, но резко жужжит, параллельно издавая звенящий звук. На экран выводится уведомление. SMS. Читать его нет желания. Наверняка это опять механики со своими разработками. Подождут до утра, ничего с ними не будет.       В глаза бросается время. Три часа ночи. Шарлотта спрыгивает с подоконника и медленно тащится к кровати, мысленно представляя себе очередной день, который наверняка будет похож на другие, будто ее собственное отражение в мутном стекле.

***

      Стук в дверь. Как всегда, в общем-то. Надо живо вставать и открывать дверь, попутно прокашливаясь, чтобы голос звучал бодро и уважительно. Что Шарлотта и делает, хотя вставать крайне не хочется.       — Доброе утро, — еле давит она из себя, несмотря на все приготовления. Всё-таки не получилось быстро и ровно отчеканить эти четыре слова. Будто она забыла всё и разом. Ежеутренняя процедура провалена.       Середи смотрит на нее спокойно, без тени эмоций. После ее сонного приветствия он, как обычно, кивает и вдруг добавляет:       — Приведи себя в порядок и сегодня ложись спать раньше.       — Есть, — Шарлотта еще сильнее наклоняет голову и… падает около двери. Нет, она не уснула внезапно, как с ней иногда бывает. Просто ноги подкосились. Но она тут же встаёт и поспешно закрывает дверь, после чего сползает по ней на пол и моментально засыпает. Ей уже плевать, что сразу после сна под дверью она ненадолго встанет и тут же снова упадёт и затихнет навсегда. Сейчас у нее даже глаза не открываются.

***

      И снова стук в дверь. Шарлотта открывает глаза, чувствуя, как начинает неприятно ныть спина.       Она поднимается на ноги, опираясь рукой на дверь. Голова немного кружится, позвоночник весело хрустит, а во всем теле ощущение такое, будто девушка только что собственными руками вагоны разгружала.       Стук повторяется. Шарлотта кисло оглядывается на дверь и плетётся к столу, чтобы посмотреть время на телефоне. Шесть вечера.       Шесть вечера.       Проспала весь день       Стук. Девушка все-таки подходит к двери, нехотя открывает. Середи.       — Доброе ут… в смысле… вечер… Здрасте… — бодрости по-прежнему никакой.       — Шарлотта, — в этот раз он не кивает, а неотрывно смотрит в глаза, заставляя девушку вздрагивать в немой судороге. — Ты весь день проспала.       — Прошу прощения, — твердит хорошо заученный текст Райн.       — Не опоздай на ужин, — перебивает Середи, после чего разворачивается и уходит.       Шарлотта смотрит ему в спину. Середи хоть немного, но заботился о студентах, а потому иногда напоминал им нечто вроде «Надо поесть» или «Ложись спать раньше». Становится немного легче и страшнее — последствий ее сегодняшнего отсутствия на занятиях и Военном времени никаких, но ощущается это как затишье перед бурей.

***

      И снова нужно уничтожить войско противника и плюсом взять Ключ Парасайт. Странно, ведь главная задача — захват точки, а не исключение целой толпы из академии. Но права голоса ни у кого нет, есть только подчинение. И пуля.       Россиус Юнион — сильный противник, но программа заключена в самом слабом звене этой цепи — Кенбиши Ватару. Лучшем друге Мураку Ходжоу, этого Фиолетового Дьявола, который давно отравляет сердце Шарлотты. Но она даже заикнуться об этом не смеет. Иначе встретится с пулей за ближайшим углом.       Конечно, говорить необязательно. Можно просто наблюдать за ним на переменах, писать в тетради его имя и посылать ко всем чертям ухмыляющихся одноклассников. До тех пор, пока Середи не поставит ей задачу вывести из игры парнишку с ключом...       Райн внутренне вздрагивает. Конечно, она не надеялась на то, что Мураку хоть голову в ее сторону повернёт, но даже не думала о том, что когда-нибудь ей придется убить одного из близких ему людей. Людей, среди которых мечтала быть она сама. Но ей не суждено даже стоять рядом с ним. Ее судьба неизменно придёт к расстрелу. А значит, можно успокоиться. Или нет?       И сейчас она спокойна лишь внешне. В душе у нее воют стаи волков, а стеклянное сердце превращается в прах и разлетается по ветру режущей глаза пылью.       Руки дрожат, нервно сжимая рычаги. Шарлотта делает глубокий вдох, возвращает привычную наглость, цепляет на губы садистскую ухмылку и встаёт на пути убегающего Ватару. И почти физически ощущает страх парнишки, у которого почти наверняка сердце упало в живот от страха, а в голове уже нарисовались проклятые слова: «Всё кончено».       — Нет… нет, нет, нет, — судорожно бормочет Ватару, замахиваясь мечом.       — Прости, — «равнодушно» пожимает плечами Райн. — Обещание есть обещание.       Она поклялась выполнять любой приказ, будь то задача на Военном Времени или убийство человека. А значит, сейчас она не может поступить иначе. Ей не оставили выбора. Так ведь, да?       Шарлотта выхватывает оружие у Ватару, оценивающе смотрит на него. Прекрасный меч, отличная штука для коллекции. Не то, что их механики изобретают. И почему бы не покончить с пацанчиком с помощью этого шикарного оружия?       — Стой, — резко командует Середи. — Твоя работа выполнена.       Фантом возникает перед Гюнтером Ватару и протягивает руку. Сейчас пробьёт его насквозь, украдет программу и исчезнет. Всё как всегда. Шарлотта лишь наблюдает за этим и... чувствует, как внутри нее растёт неожиданное бешенство.       Руки сами собой дают команды и сжимают рычаги. В одно мгновение Калифер оказывается перед Гюнтером. Рука Фантома пробивает грудь робота Шарлотты.       А Ватару, дрожа, приоткрывает один глаз.       — Что?..       — Вали уже, чего уставился?! — кричит Шарлотта. — Ну?! Оглох, что ли?! По буквам продиктовать?!       Райн кричит, хотя прекрасно знает, что он ее не слышит. Кричит так, что, наверное, сама оглохнет. Орёт до хрипа. Ну же.       — Проваливай! — по ее щекам резко начинают ручьями литься слезы.       Голос срывается, руки сводит, хочется закрыть глаза и никогда их больше не открывать.       — Вали... Идиот... — и будто убеждая себя, она бормотала под нос: — Я все равно убита! Я с самого начала была мертва, мне все равно...       Ей все равно.       ?..       Нет       Но она продолжает. Без остановки, без перерыва, отчаянно цепляясь за навязанный бред, лишь бы не столкнуться с реальностью, с жестокой истиной, с осознанием того, что действительно все кончено.       — У тебя судьба есть... И у Мураку она есть. А у меня ее нет, слышишь ты, идиот, вали уже!!!       Ее трясёт.       Ватару нервно сглатывает. Бежать?       — Ватару! — по ушам даёт крик Мураку. И Кенбиши приходит в себя.       Не говоря ни слова, он срывается с места и летит к машине. Всё. Спасён.       Калифер Шарлотты Райн взрывается. Девушка отпускает рычаги и вздыхает. Теперь конец. Но отчего-то ей стало легче осознавать конец жизни. Намного легче.       — Военное Время завершено.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Danball Senki"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты