Турмалиновые сережки

Гет
R
В процессе
7
автор
Размер:
планируется Макси, написано 18 страниц, 2 части
Описание:
После совершенно обыденного рабочего дня Катя просыпается в незнакомом месте, а люди, которые встречаются на ее пути, вроде бы ей знакомы, а вроде бы и нет.
Эрвин Смит записывает ее в разведку из-за турмалиновых сережек, а Катя всего лишь хочет сохранить самое ценное - воспоминания о прошлой жизни, которые постепенно стираются.
Со временем она понимает, что защищать нужно не то, что ушло, а то, что она обрела, но в мире со свирепствующими титанами сделать это ой как сложно.
Примечания автора:
Я не писала фанфики уже несколько лет и сейчас решила взяться за перо, потому что у меня свербит написать про попаданчество в Атаку Титанов. Если у меня хватит сил и вдохновения и я дойду до отношений, то они совершенно точно будут нетипичными, потому что мне сложно представить Леви в нормальных человеческих отношениях! Для меня это будет интересный эксперимент.

Леви/Ожп - основной пейринг.
Эрвин/Ожп - вторичный (больше по части намеков).

Время действия: после потери стены Мария, за некоторое время до выпуска 104 кадетского корпуса. Ребята из 104 тоже должны появиться в будущем!
Отклонений от канона не планируется.

Персонажей и метки будут добавляться в порядке появления.

Простите женщину за любовь к попаданцам!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
7 Нравится 1 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава 1, в которой Катя просыпается не там, где нужно.

Настройки текста
В этот день я проснулась не от приятной мелодии будильника, а сама. Еще не открыв глаза, стала вспоминать, моя ли сегодня смена на работе. Моя, конечно. Мозг у меня всегда начинал работать до того, как просыпалось тело, да и тело у меня просыпалось очень быстро. Я протянула руку, чтобы нажать кнопку на планшете и посмотреть, сколько времени. Неожиданно рука проскользнула сквозь стенку дивана и упала на край кровати, не встретив препятствия. Я резко распахнула глаза. Это не мой диван, и ровные ряды продолжающихся кроватей тоже не мои. От испуга я опустила глаза вниз, на скомканное одеяло и простыни, и не захотела больше поднимать их. До того, как полностью осознала, что я не дома, в груди начал подниматься неконтролируемый комок тревоги, спирающий дыхание. Я вскочила на локтях и уставилась оторопелыми глазами перед собой. Впервые в жизни не понимаю, где нахожусь. Мозг резко прошила молния осознания, и я впала в оцепенение. В моей жизни всегда все было размеренно. Я всегда знала, что ждет меня впереди, а если и случалось что-то неожиданное, то я все принимала, как должное. На работе мне говорили, что я справлюсь с любыми проблемами с каменным лицом, будь то нервный клиент, сжатые сроки выполнения целей или неожиданный приезд строго начальства. Коллеги шутили, что даже если начнется война, то я встречу эту новость раздосадованным вздохом и пожму плечами со словами «Ну что же, вы же знаете, в какое время мы живем. Придется умирать». Это была шутка, конечно, и про войну и про смерть. Но факт оставался фактом: меня сложно было выбить из колеи. До этого дня. Я с трудом вернула обладание над телом, да и сказать так можно было с натяжкой: дышать все еще было тяжело, тело мелко трясло, а сердце колотилось так быстро, что казалось еще немного, и меня хватит удар. Я сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, немного успокоилась и оглядела комнату: деревянные стены, несколько рядом с кроватями по обе стороны комнаты, пара шкафов, несколько тумбочек и много раскрытых окон, через которые гуляет теплый ветер, разносящий запах трав и полевых цветов. Солнце еще только встает, освещая комнату мягким светом. Это точно не местная городская поликлиника, больше похоже на деревенские казармы. Но какого хрена я вообще могла оказаться в казармах? В груди поднялся новый комок страха, и мысли запутались в клубок разноцветных нитей, который мой разум неспособен был распутать. Я схватилась за голову и зажмурила глаза. Нет, это точно не сон, я бы отличила одно от другого. Но как? Как? Я никогда не болела и сознание теряла лишь один раз в жизни, да и то в результате сильного отравления кефиром. Я не пила и не принимала наркотики, я жила обычной жизнью офисного работника и ездила на велосипеде, и вчера - я уверена! - я вернулась домой и легла спать пораньше, потому что завтра мне нужно было на работу. Так как же? Я открываю глаза и осматриваюсь еще раз, как испуганный котенок. Со второго раза замечаю, что в комнате присутствуют признаки запустения: у одной из кроватей сломана ножка, дверцы одного из шкафов выбиты, а полки за ними абсолютно пусты, а окна вовсе не раскрыты на микропроветривание, они просто выбиты. А в дальних уголках комнаты лежит толстый слой пыли, и только по центру она кое-как протерта. В таких местах в моем понимании обычно обитают только воры, наркоманы и алкоголики, но никак не я! Я сдавленно замычала от бессилия, бросилась на подушку и закрылась одеялом с головой. Сперва я попыталась вернуть мысли в нужное русло и вспомнить, что было вчера, но воспоминания были неизменны: вернулась с работы, посидела за компьютером, поела, помылась и легла спать. Никаких звонков, никаких гулянок, все было как обычно. И все равно получается, что засыпала я в своей кровати в своей квартире, а проснулась в незнакомом месте, в котором я никак не могла оказаться. Из горла рвался крик, но я не размыкала челюсти, только качалась из стороны в сторону и не видела выхода из ситуации. Телефон! Ну конечно, надо поискать телефон и позвонить родителям. Я откинула одеяло и стала осматриваться, но неожиданно хорошая мысль за долю секунды трансформировалась в отчаяние, потому что я обнаружила, что рядом со мной нет не только телефона, но и одежда на мне совершенно другая. Вместо пижамы я увидела длинную светлую сорочку, которой в моем гардеробе никогда не было. Правда я плевать хотела на сорочку. Повозила руками по простыням на всякий случай, но надежды найти телефон у меня уже не было. - А, вы проснулись. Мои широко распахнутые глаза уставились на открывшуюся в дальнем конце комнаты дверь, через которую зашел мужчина средних лет. Он был одет странно: белые штаны и рубаха, высокие кожаные сапоги по колено и светлая укороченная куртка с нашивками. Но страннее всего было то, что его тело было все в ремнях. Я успела подумать о странных фетишах, но вдруг в моей голове что-то щелкнуло, и почему-то я перестала воспринимать эту форму как странность, будто я ее уже где-то видела. Я прищурилась и наклонила голову, всматриваясь в крылья на нашивке, и не обратила внимания, что человек, кажется, ждет моей реакции. - Как вы себя чувствуете? - он снова повторил попытку разговорить меня. - Нормально, - сухо ответила я и подтянула одеяло ближе. Никогда не отличалась доверчивостью к другим людям, особенно если обстоятельства для знакомства неблагоприятные. - Меня зовут доктор Вагнер. Я выхаживал вас после того, как мы вас нашли. - Нашли меня? Я скептически выгнула бровь. «Найти меня вы могли только в моей кровати на пятом этаже жилого дома» - хотела сказать я, но промолчала. - Да, мы нашли вас без сознания у кромки леса. Повезло, что с вами ничего не случилось. Вы не помните? Я нахмурилась и отвела взгляд. У кромки леса. - Нет, не помню, - я хотела быть беспристрастной, но все равно не смогла скрыть разочарования в голосе. Доктор Вагнер взял один из стульев и поставил его у изножья моей кровати. Я инстинктивно подтянула к себе ноги. - Вы оказали далеко от дома. Где он? Мужчина все больше начинал напоминать мне психиатра, который ведет себя с пациентом нарочито вежливо и правильно, чтобы добраться до его сердца и заглянуть в мозг. Не, со мной так не надо! Я же не сумасшедшая какая-то. - А ваш где? - моя фраза прозвучала так, как будто я бросаю вызов. Еще и подбородок гордо вздернула. Мужчина только тихо рассмеялся. - - Мой в Каранесе. Я тяжело выдохнула и закрыла глаза. Где, черт побери, вообще находится Каранес? И в какой стране? - Были там когда-нибудь? - Нет, - я подтянула ноги к груди, сложила на них руки и устало положила сверху голову, спрятав нос. - В Сочи была. В том году осенью. Правда, мне не очень понравилось. Мужчина вскинул брови. О Сочи он ничего не слышал, и мои слова прозвучали для него как выдумки ребенка, но он все равно продолжил доверительный диалог, а я серьезным но уставшим тоном продолжила ему подыгрывать. - Почему не понравилось? - Я ценитель изящной архитектуры. - Тогда вам стоит посетить Митрас когда-нибудь. Никто из нас не верил в слова собеседника, а я, устав от диалога, отвернулась, чтобы мужчина понял, что разговаривать я больше не хочу, и выпытывать из него информацию тоже. Впрочем, диалог с ним меня немного успокоил. Представившийся доктором мужчина не был похож на наркомана или бандита, которых я ожидала здесь увидеть. - Ладно, - он хлопнул руками по коленям и поднялся со стула. - Если вы хорошо себя чувствуете, то одевайтесь. Я должен представить вас командованию. Вот черт, я только хотела углубиться в свои мысли и попытаться отсортировать воспоминания по полочкам, как доктор Вагнер решил вырвать меня из размышлений и указать на оставленные на тумбочке вещи, которые я первым делом не заметила. Это была та же форма, что носил Вагнер, но почему-то она была немного влажная, как будто не высохла после стирки. Я с трудом натянула сырые штаны и с таким же трудом застегнула их. Они были на размер меньше, чем моя выращенная на булках задница, а вот рубашка и сапоги сели хорошо. Все равно лучше, чем непонятно откуда взявшаяся ночная сорочка. Когда я встала, меня потряхивало, и я тут же опустилась обратно на кровать, потому что ноги не держали. Доктор сказал, что это от голода, и обещал, что меня накормят позже. Но я-то понимала, что с голодом это никак не связано, а все из-за того, что у меня сердце не на месте, и так и трепещет мелко-мелко, как будто готовиться вообще остановиться. Я подняла закрытые глаза к потолку и глубоко вдохнула, вместе с воздухом восполняя силы, а затем встала. Вдруг комната показалась мне последним якорем, за который нужно уцепиться, чтобы что-то понять. Навязчивая мысль билась мне в голову и не хотела уходить: если я выйду за дверь, то все уже никогда не будет, как прежде. Но даже мне самой эта идея показалась такой бессмысленной, что несмотря на предостережения разума я все равно вышла за дверь и практически через секунду ругнулась, правда про себя, чтобы доктор не услышал. Коридор был длинным, с окнами, открывавшими вид со второго этажа здания на улицу. Как только я выглянула наружу, то встала как вкопанная. Действительно деревуха! С десятком домов и забором по периметру, который я видела даже отсюда. Мы были в самом большом здании на много комнат и два этажа - похоже на старые школы - все же остальные дома были обычными жилыми, как в небогатом частном секторе на дачах. Но бог с ними с домами: внизу между деревянными зданиями разбили лагерь люди. Все в уж знакомой форме, все в странных ремнях и с массивными железными механическими конструкциями на боках, в зеленых плащах с крыльями на спине. Вдобавок ко всему помимо людей внизу было столько же лошадей. Целый табун! Я столько лошадей вместе за всю жизнь не видела. «Какого…», - не успела я додумать, как мозг снова прошила молния, и я резко схватилась за голову, из которой вновь как ветром унесло все мысли до одной. Это было чувство, которое я никогда не испытывала в своей жизни . Когда я открыла глаза, то наткнулась на обеспокоенный взгляд врача. Он, кажется, что-то спрашивал, но я не услышала. - Голову дернуло, - соврала я, потирая виски. Дальше он повел меня коридорами, а я все не могла оторвать взгляд от окна. Я как будто на реставрации исторического события находилась. Только вот… На реставрациях редко бывает столько замотанных в окровавленные бинты людей. Их я заметила не сразу, потому что лишь малая часть сидела в тени веранд, других же выносили из соседнего здания и складывали на телеги. Некоторые из них были накрыты простынями с головой, и у меня по коже резко побежали мурашки. - У вас раненые? - спросила я идущего впереди доктора. - Как и всегда, - он ответил сухо, даже не повернув головы, а потом остановился у двери. - Мы пришли. Он постучался и открыл дверь, и я запоздало подумала, что надо было вообще спросить, куда он меня ведет, а главное зачем. Пришлось слепо пойти следом, коря себя за недальновидность и успокаивая тем, что в моей ситуации сохранять разум трезвым любому было бы сложно. - Командор, я привел девушку. Она готова с вами поговорить. Доктор отошел в сторону, открывая вид на небольшую комнатку, и я тут же удивленно охаю. Не может быть! - Эрвин!- имя вырывается из горла удивленным вскриком, и я тут же закрываю рот рукой, не ожидавшая от себя такой реакции. Сидевший на диване мужчина поднял голову от раскрытого блокнота и немного приподнял брови. - Знаешь меня? Голову снова прошивает импульс, и я чертыхаюсь, но прихожу в себя быстрее, чем в прошлые разы. Я стала снова крутить головой, как будто только сейчас открыла глаза не дома. «Конечно, это же форма разведкорупса, как я вообще могла забыть?» - думаю я, вперившись взглядом в нашивку на груди стоявшего чуть позади доктора. – «Я ведь совсем недавно смотрела… Смотрела…». Я нахмурилась и затрясла головой, а потом уставилась на командора разведкорпуса. Эрвин Смит, своими глазами вижу, ни дать ни взять. Высокий рост, светлые уложенные волосы, густые брови, яркие голубые глаза. В последние всматриваюсь пристально, как будто пытаюсь найти фальшь, он изучающе смотрит в ответ. - Все в порядке? - спрашивает наконец он. Я, забывшись, заикаюсь и отвожу взгляд. - Д-да, все хорошо. Никогда не смотрела другому человеку в глаза так долго, если не считать игры в гляделки. - Бирк, ты можешь идти, - говорит Эрвин доктору, и тот, кивнув, скрывается за дверью. - А ты - присядь. Выбора для того, чтобы присесть, было немного. Это был даже не кабинет - давно оставленная хозяевами жилая комната, в которой из целого остался только диван да пара стульев. Я села полубоком на диван, подогнув под себя ногу. Вдруг поймала себя на мысли, что сердце перестало стучаться, как будто я оказалась рядом с человеком, которого не надо бояться, который может помочь. Но что-то было не так, и я упорно не могла понять - что. Чувствовала себя так, как будто передо мной за прозрачным стеклом стоит ваза, а я смотрю на нее в упор и все равно не могу разглядеть. - Меня, как я понимаю, ты знаешь. А кто ты? - Эрвин встает с места, сразу возвышаясь надо мной и разве что тень не отбрасывая, и сердце укалывает иголочка тревоги. - Я… меня зовут Катя. - Катя, - Эрвин произносит имя тягуче медленно, прохаживаясь от одной стороны дивана к другой, а потом замирает напротив и строго смотрит на меня вниз. - Значит, Катя. Нарушение границ стен гражданскими это серьезное преступление, а тебя мы нашли довольно далеко от них. Так скажи мне, кто ты такая и как ты оказалась на территории титанов. И главное - как тебе удалось выжить. Сердце рано решило успокоиться и начало трепетать в грудной клетке снова. Я трагично выдохнула и спрятала глаза в ладонях. Я оказалась ГДЕ? В голове успело пронестись только одна мысль: «Что за ху…».
Примечания:
Благодарю за прочтение!
Буду рада услышать ваши комментарии, если таковые имеются!
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты